Кижи: зима включена VkontakteFacebook

Пасмурно, но душеспасительно. Фото: Борис КасьяновПервоначально реставрацию Преображенки планировали закончить к 2014-му, к трехсотлетию церкви. Фото: Борис КасьяновСегодня в планах — закончить реставрацию к 100-летию республики. Фото: Борис КасьяновМороз и ветер? А что делать! Фото: Борис КасьяновСтрашный суд. 2-я половина XVIII века. Из коллекции музея-заповедника «Кижи»Мы подошли из-за угла. Фото: Борис КасьяновХотите научиться воду коромыслом носить? Легко не будет. Фото: Борис КасьяновХотите научиться воду коромыслом носить? Легко не будет. Фото: Борис КасьяновМастер-класс: плетём пояса. Фото: Борис КасьяновСами не знаем, что плетём. Фото: Борис КасьяновНичего не понятно! Фото: Борис КасьяновРеставрация Преображенской церкви на острове Кижи. Фото: Борис Касьянов

Кижи без туристов — красота и тишина. Зимой здесь живут лишь несколько музейных сотрудников да от силы десяток кижских стариков. Остров отдыхает от людей.

Колокола зимой на острове, конечно, не звонят — это мы устроили для красоты момента. Добраться до Кижей из Петрозаводска по льду можно меньше чем за час: судно на воздушной подушке («Хивус-10») может дунуть и со скоростью 110 км/час, но водитель аккуратно едет шестьдесят.

Путешествуем с комфортом — семь пассажиров по лавкам, тепло, есть куда сложить штатив и камеру. Отправиться зимой на Кижи может теперь любой состоятельный турист: однодневное путешествие — экскурсии включены — обойдется в 4200 рублей.

Это если утром уехали, вечером вернулись. Но теперь на острове можно и ночевать: музей-заповедник «Кижи» пускает в Дом специалиста не только специалистов-реставраторов. Если есть свободные места — записывайтесь. Культура, баня и рыбалка вам обеспечены. А утром — вот такой вид из окна.

Реставрация Преображенской церкви зимой не останавливается.

— Первые бревна — нижние венцы Преображенской церкви — мы начали снимать в 2010-м,— рассказывает Андрей Ковальчук, начальник Плотницкого центра.— Пока возводили подземную часть фундамента, в ангаре «на сухую», не реставрируя, собрали нижнюю часть сруба. Определились с геометрией — она за столетия изменилась, некоторые балки выпали,— пришли к историческому абрису фундамента. И только тогда началась реставрация нижнего пояса — приезжали комиссии разные, юнески, смотрели-одобряли-советовали.

Андрея Львовича не смущает, что исторического материала после реставрации остается немного: любая деревянная церковь каждые 30–50 лет требует ремонта. Дерево — недолговечный материал, за триста лет (и в девятнадцатом веке, и в двадцатом) замены уже были, и много замен.

— Вечно меня спрашивают про норму ЮНЕСКО: сколько процентов материала вы обязаны сохранить? А я не встречал нигде «нормы» ЮНЕСКО, честное слово! В принципе практически любое бревно можно отреставрировать, а можно зареставрировать: обляпать заплатками полностью, современные технологии позволяют. Но одна-две вставки на двенадцатиметровом бревне — одно дело, а на коротком? Есть ведь вполне рядовые бревна, к ним и подход попроще.

За столетия деревянный памятник претерпевает изменения — это называют строительными периодами. В камне можно «дырку» залатать — и будет почти незаметно, а в дереве всё остается, видна каждая вырубка и вставка. Такие исторические «следы» повторяют и на новых элементах — вроде бы нефункционально, но картина предыдущих этапов сохраняется.

В Плотницком центре работа есть всегда: одних лемешин на покрытие главок к сегодняшнему моменту выстругано 8 тысяч.

Лемех — кровельный материал в виде небольших деревянных пластин. В современном храмовом строительстве и в зодчестве Древней Руси использовался для покрытия куполов, бочек, кокошников, луковичных главок православных храмов.

Назван лемехом благодаря выпуклой форме, по аналогии с плугом.

Кстати, когда Дмитрий Медведев в последний раз был на острове, он много времени провел в церкви Покрова Богородицы — изучал выставку уникальных старинных икон. Дмитрий Анатольевич поставил у алтаря свечку, а церковный хор специально для премьера исполнил тропарь «Богородице Дево, радуйся».

— Спаси, Господи,— опустив голову сказал премьер, выслушав тропарь.

И долго потом разглядывал икону «Страшный суд». И даже сфотографировал ее на айфон.

Тут есть что поразглядывать — даже если вы никакого суда не боитесь. Обратите внимание: на столе у праведников, попавших в райские кущи,— морковка, редкий на севере фрукт. Мастеру, наверное, казалось, что такие они и есть, нектар с амброзией…

Летом через остров за день проходит больше тысячи человек (рекорд прошлого сезона — 2,5 тысячи, сто экскурсий). Зимой — тишина. Можно почувствовать себя Робинзоном.

Кстати, кижские жители — что местные, что музейные — не говорят Петрозаводск, только Город. И Кижи для них не музей, не дом, не место работы — Остров.

17 марта 2016 // Елена Фомина

Ссылки и документы:

Музеи России - Museums in RussiaГолосуйте ЗА сайт!Музей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф