1917 год. Начальник губернии Иероним Кучевский. Явное и сокрытое VkontakteFacebook

Иероним Феликсович Кучевскийдом Кучевского (восточный фасад, главный вход)дом Кучевского (западный фасад)

Дом с мезонином

Украшением квартала исторической застройки Петрозаводска по праву можно считать дом лесничего Кучевского — образец городской усадьбы XIX века.

Этот дом-памятник имеет охранный статус: памятник регионального значения. В начале 80-х годов XX века он был перевезен с ул. Куйбышева на Неглинскую наб., сохранив по иронии судьбы свой номер — 23.

Историческое здание деревянное, одноэтажное с мезонином. В плане дом Кучевского имеет форму креста, основную часть которого образует крупный высокий объем в форме параллелепипеда, где расположен мезонин с балконами-лоджиями. С севера и юга к нему примыкают более узкие прямоугольные в плане одноэтажные объемы. На боковом восточном фасаде, в настоящее время главном, устроены два входа. Фасады асимметричны из-за смещения мезонина и главного входа в южную сторону.

Дом был построен в 1827 году. В состав усадьбы входили дровяной сарай, баня, колодец. Парадные комнаты и кабинет хозяина располагались со стороны главного фасада и в уширенной части дома, которая имела входы на обоих боковых фасадах.

В 1900-е годы был произведен капитальный ремонт с переделкой: пристроена по главному фасаду комната, главный вход перенесён с бокового фасада на главный. В 1954 году дом разделили на несколько отдельных квартир, был прорублен дополнительный вход, разобраны русские печи, установлены плиты, выложены две круглые печи. В 1962 году был сделан ремонт с частичной перестройкой дома: ликвидирован парадный вход со стороны улицы, часть дверей закрыта, сделаны новые дверные проёмы, переделано несколько печей, сдвинута дверь в продольной внутренней бревенчатой стене.

После перевозки дома в квартал исторической застройки не были восстановлены крыльцо на западном фасаде, отопительные печи, лепные карнизы потолков, изменена планировка помещений. Сегодня в этом доме-памятнике работают научные отделы нашего музея.

Хозяин большого дома

Работая много лет в доме с мезонином на Неглинской, 23 — в доме Кучевского, мы знали о нём одно: его хозяин был лесничим. И всё. А просто какой-то лесничий для нашего музея — фигура, как нам казалось, не достаточно интересная.

При ближайшем знакомстве с архивными документами личность Иеронима Феликсовича Кучевского высветилась некоторыми фрагментами необычной судьбы неожиданно и исторически на редкость интересно и ярко.

И. Ф. Кучевский родился в 1855 г., происходил из дворян-католиков Ковенской губернии. Предположительно, он родился на территории современной Латвии в Динабурге, впоследствии сменившем название на Двинск и Даугавпилс. Задиристые дворяне Кучевские — от боевика до ксёндза — принимали участие во всех польских восстаниях. Некоторые из Кучевских после восстания 1863 г. были сосланы в Олонецкую губернию. Мы ничего не знаем об участии прямых предков нашего героя в восстании 1863 г., так как свою биографию он сам обычно начинал с 1873 г., когда он в восемнадцатилетнем возрасте окончил престижное по тем временам Лиснинское лесное училище близ Царского Села. После этого он пять лет проработал где-то на лесоустроительных работах и только 17 января 1878 г. был официально назначен в Олонецкую губернию к заведующему дачами казённых заводов. «Дача» в данном случае — площадь земли, ограниченная одной межой генерального межевания и в большей своей части занятая лесом. Лесная дача являлась хозяйственной единицей, для которой составляется отдельный план хозяйства.

Шесть лет он заведовал горно-заводским лесничеством. Даже некоторое время успел позаведовать заонежским лесничеством в Лижме.

Кучевскому тридцать лет. Продвижение по службе идёт, вроде бы, успешно. Но по лестнице гражданских чинов продвижения никакого. Только в 1885 году его произвели в губернские секретари. Ниже был только коллежский регистратор, для примера, известные литературные герои: станционный смотритель Самсон Вырин, Мишенька Бальзаминов и бессмертный Иван Александрович Хлестаков носили такой чин. С 1897 года И. Ф. Кучевский был назначен окружным лесничим Олонецких заводов. А с 1893 г. он начал свою успешную общественную карьеру: его избрали кандидатом в гласные (депутаты) Городской думы. Казалось бы, удивительно, что человека столь низкого чина избирают в Думу. Но в этой ситуации Кучевскому помог имущественный ценз. Гласные избирались только при условии владения недвижимой собственностью, облагаемой оценочным сбором. Окружной лесничий подходил под эти параметры. Он получал высокое жалованье: 1950 руб. в год, что для конца 1880-х гг. было немало, и к тому же имел «благоприобретённый дом».

В конце XIX в. имущественный ценз исключал из числа избирателей жителей, не имевших собственных домов, т. е. основную часть рабочих, интеллигенции, служащих. В 1892 г. избирательным правом в городе обладало всего 104 человека. Когда 3 марта 1894 г. Иероним Кучевский вошёл в зал заседаний Думы, он увидел, что за столом сидят «купчины толстопузые» с «Аннами» и «Станиславами» на шее. Таких было тринадцать штук. Из знакомых был только земский врач Василий Петрович Аврамов. Разумеется, что за столом сидел и заступающий на место городского головы Н. П. Левин с секретарем Н. Богдановым и какой-то безмедальный мещанин.

Кучевский и не ожидал увидеть здесь особо интеллигентную публику, зная, что почти все вопросы решаются как желательно господам купцам, но решил честно работать на благо общества и города, а если надо, вступить в борьбу со столь своеобразным начальством. И такой случай очень скоро представился. Заметим, что целый год он был членом городской управы на общественных началах, т. е. был одним из трех главных лиц в городе. Мало того, что он занимался всем, что было связано с лесным хозяйством, на него лег контроль за финансами управы. Через год Иерониму Кучевскому Думой была выражена «глубочайшая благодарность за безвозмездное и ревностное служение им в должности члена управы».

В марте 1899 г. у И. Ф. Кучевского произошел крупный конфликт с вновь вступающим на должность городского головы Н. П. Левиным. В конфликте Кучевский проявил мужество, принципиальность и пример отличнейшего исполнения своих обязанностей. После этого конфликта Кучевского в городе особо зауважали.

Суть дела состояла вот в чем. Пряжинский крестьянин Павел Киккиев заключил с управой контракт на заготовку лесоматериалов и дров. 7 марта 1895 г. он сообщил, что вся работа выполнена. Н. П. Левин с секретарем А. В. Богдановым сели в легковые саночки и поехали на киккиевские «свалки» (делянки). Осмотрели только те, к которым можно было подъехать в кошовке. Киккиев с готовой бумагой тут же получил их подписи.

Узнав об этом, после долгих нравственных мучений, ибо писать донос дворянину омерзительно, Кучевский все-таки решился — долг и честь в форме, казалось бы, бесчестия написать рапорт губернатору… При подобном способе освидетельствования не получается точных данных о количестве заготовленного леса; составленный на основании почти одного заявления подрядчика акт едва ли может быть признанным, тем более при разнице цен из растущего и мертвого леса.

Кучевский самолично со складным аршином, иногда по пояс в снегу, перемерил весь лес. Разница с актом оказалась колоссальной. Н. П. Левин не подавал руки, отворачивался и писал доносы на Кучевского губернатору. Не помогло. Кучевский получил благодарность от губернатора.

В 1897 году И. Ф. Кучевский стал титулярным советником. Начиная с этого года он участвовал от Горного ведомства в Земских собраниях. Общественная деятельность И. Ф. Кучевского колоссальна. Комиссии и совет, в которые он входил, неисчислимы. На мой взгляд, он был, пожалуй, самым принципиальным и справедливым деятелем земства. Особо внимательно он контролировал сметы на строительство школ, мостов, пожарных депо и т. д. Голословные сметы никогда не подписывались И. Ф Кучевским. Вместе с тем он не пропускал ходатайства, согласно которым положение крестьянства может ухудшиться (Ходатайство о применении новых тарифов в отношении страхования хозяйственных построек). Он участвует в выработке постановлений об улучшении санитарных условий рабочих на сплаве. В земской среде он считается человеком, знакомым с жизнью рабочих. Поэтому именно он достает и привозит из Рыбинска в 1906 г. ржаную муку для рабочих Александровского завода. Именно его избирают в 1913 г. членом Олонецкого присутствия по делам страховых рабочих.

В 1912 г. в связи с ухудшением здоровья окружной лесничий, надворный советник, кавалер орденов Святой Анны и Святого Станислава II и III степеней И. Ф. Кучевский был уволен в отставку.

Земских же забот только прибавилось. Честность и добросовестность Кучевского высоко ценились коллегами. Невозможно перечислить все, чем ему приходилось заниматься после 1913 г. Вот только несколько из занятий: мировой судья, член губернского училищного совета, член комитета по ведению хозяйства Летнего театра и Общественного сада, член учётно-ссудного комитета Госбанка, член Общества изучения Олонецкой губернии, редактор журнала «Вестник Олонецкого губернского земства» и т. д. и т. д. В 1915 г. Кучевский снова избирается гласным сроком до 1919 г.

Губернский комиссар

В 1917 г. он неожиданно для всех и для себя становится во главе Олонецкой губернии. Как это получилось? Придя в феврале 1917 года к власти, Временное правительство с самого начала сделало ставку на земство как основной аппарат местной власти, рассматривая его в перспективе как единственную структуру, способную управлять на местах. Петрозаводчане были в панике: нет царя-батюшки, что же нам делать? Что делать, объяснили несколько революционных матросов, обвешанных пулеметными лентами, приехавших из Петрограда по только что открытой Николаевской железной дороге: жандармов арестовать, полицию разогнать, заключённых выпустить. Что и было с восторгом сделано. А дальше-то что? Растерявшиеся петрозаводчане посылают телеграмму министру внутренних дел с просьбой прислать представителя центральной власти. В ответ получают телеграмму о том, что такой представитель у вас есть, и это не кто иной, как исполняющий обязанности председателя Олонецкой губернской управы И. Ф. Кучевский. И 7 марта 1917 г. И. Ф. Кучевский вступил в свои права со званием «Губернский комиссар Временного правительства».

Почему Временное правительство сделало ставку на земство? Только потому что в отличие от многочисленных царских учреждений либеральное земство имело хороший рабочий аппарат и пользовалось, если и неполной, то все-таки какой-то поддержкой части населения.

9 марта 1917 г. апофеозом поддержки новой власти стал официальный «Праздник Свободы», на котором выступил глава губернии И. Ф. Кучевский. Он заверил собравшихся «в скорейшем успокоении страны и преобразовании государственного строя на совершенно новых началах».

Преобразование государственного строя в Петрозаводске решилось чисто косметически: в апреле 1917 г. был создан Олонецкий губернский продовольственный комитет, куда вошел и Кучевский. Из 21 члена в комитете оказалось 7 чиновников, 4 купца и полностью вся управа, хотя по Постановлению Временного правительства от управы в комитете должно было быть не более трёх человек. К тому же было объявлено, что помощник Комиссара Временного правительства должен был работать на общественных началах и пройти определенный имущественный ценз.

Будучи Комиссаром Временного правительства, И. Ф. Кучевский остается активным земским деятелем. Он видит необходимость организации Союза потребительских и крестьянских кооперативов, выступает на всех земских мероприятиях. Следует отметить, что весной 1917 г. в Петрозаводске было намного спокойнее, чем в Петрограде, и в этом есть немалая заслуга И. Ф. Кучевского.

На мой взгляд, И. Ф. Кучевский честно делал своё дело, подчиняясь Временному правительству, но всех земцев подвело двоевластие 1917 г.— Советы всё больше и больше начинают пользоваться авторитетом, особенно у трудящихся. 9 июня 1917 г. Петрозаводский Совет рабочих и солдатских депутатов выразил недоверие Кучевскому «как ставленнику царского правительства, механически ставшему после революции в качестве и. о. председателя Губернской земской управы Комиссаром». Вот так просто — «ставленник царского правительства» и никакой оценки деятельности. Все в одночасье забыли, сколько добра сделал Кучевский губернии, городу да и тем же рабочим Александровского завода. В августовском списке кандидатов в гласные новой Думы фамилии Кучевского нет.

Земский деятель И. Ф. Кучевский честно и буднично делал свое дело на высоких постах, часто не замечая из-за скромности своей исключительной роли, и оставил память о себе в истории Карелии.

Большевики не могли простить земствам, что при Временном правительстве те объявили себя единственным легитимным органом власти и добивались ликвидации Советов. К июлю 1918 г. с земством было покончено по всей России. Тогда же 63-летний гражданин И. Ф. Кучевский был зарегистрирован как «нетрудовой элемент». Позже он был вынужден работать конторщиком на железной дороге. А ведь он, ныне рядовой конторщик, в 1910 г. был одним из авторов «Записки об экономическом значении железной дороги» для нашего края.

Загадки судьбы

Немало удалось узнать об Иерониме Кучевском, но очень многое остается загадкой.

Мы так и не знаем точно, где родился И. Ф. Кучевский, и кто были его родители. Сам он не упоминал об этом нигде и никогда. Упоминал только, что он происходит из ковенско-вильненских дворян Кучевских.

Откуда И. Ф. Кучевский приехал в Лисинское лесное училище? Может быть, из Петрозаводска? Хотя среди Кучевских, сосланных в Олонецкую губернию в 1860–1870 гг., Феликса Кучевского, который предположительно мог бы быть его отцом, нет.

Где жил и работал Иероним Кучевский после окончания училища с 1873 по 1878 гг. ? В своей самой полной анкете он упорно обходит эти годы.

Впервые на заседание Олонецкого губернского земского собрания И. Ф. Кучевский пришел 15 января 1898 г. Одним из рассматриваемых в тот день вопросов был вопрос об отсрочке уплаты стипендии лекарской помощницы г-же Кучевской, ее просьбу уважили и отсрочили возврат стипендии на 5 лет. И. Ф. Кучевский по этому вопросу не выступал. Кто такая г-жа Кучевская? Может быть, первая жена И. Ф. Кучевского, родственница или просто однофамилица?

На Неглинском кладбище похоронена Александра Васильевна Кучевская (09.11.1838–22.01.1903). А. В. Кучевская старше Иеронима Феликсовича на 17 лет — могла ли она быть его женой? Или это его мать? Обратим внимание на дату её смерти: 22 января 1903 г. Некрологов по этому поводу и соболезнований Иерониму Феликсовичу в местных газетах нет. А ровно через 2 года — день в день — 22 января 1905 г. он сочетается браком со своей соседкой Анной Ефимовной Морозовой. Простое совпадение? Это был второй брак И. Ф. Кучевского, детей у него не было. Супруги И. Ф. и А. Е. Кучевские пережили годы гражданской войны, помогло крохотное хозяйство: сад, огород, семь кур. По переписи 1920 г. в обоих домах жило еще по 4 человека военных.

В сентябре 1918 г. после убийства Урицкого и покушения на Ленина в стране был объявлен «красный террор», вводилась система заложничества. Вполне вероятно, что и Кучевские были в списках заложников.

Из недатированной владельческой карточки, где А. Е. Кучевской 50 лет (1921 г. ?), а И. Ф. Кучевскому 64 года (1919 г. ?), в доме живут, кроме Кучевских, их родственница с ребенком и прислугой и 28 военных (!) На мой взгляд, это сверхуплотнение периода гражданской войны. К сожалению, трудно определить точную дату карточки. Как бы то ни было, годы жизни И. Ф. Кучевского 1855–1921.

Но нельзя не сказать, что странная и загадочная история документа о смерти И. Ф. Кучевского, которая согласно справке Управления ЗАГСа Республики Карелия датирована 24 февраля 1921 г. от паралича сердца. Справка заверена известным в Карелии врачом И. А. Шифом (1869–1948), родившимся, как, возможно, и Кучевский, в Динабурге. Причём, И. А. Шиф в 1921 г. не был практикующим врачом, а был директором Петрозаводской фельдшерско-акушерской школы. Интересно и то, что о смерти И. Ф. Кучевского заявила не жена, а некий Николай Николаевич Космозерский — еще одна загадка.

Негромкое и на какое-то время забытое имя Иеронима Феликсовича Кучевского навсегда осталось в истории Карелии. Он был из тех людей, кто и в стабильное время, и в годы исторических потрясений не боялись брать на себя ответственность, ставя общественные интересы выше личных амбиций. Именно по ним — земским интеллигентам — так сурово прокатилось Колесо истории, но, несмотря ни на что, память о них сохранилась благодаря их добрым делам.

Борис ГУЩИН, ст. н. сотрудник отдела истории и этнографии

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф