Чёлмужские «бояре». К 400-летию династии дома Романовых (1613—2013 гг.) VkontakteFacebook

Жалованная грамота царя Михаила Феодоровича чёлмужским обельным крестьянам Глездуновым. 1617 года 20 февраля. При грамоте — большая государственная печать красного воска на красном шелковом шнуре. (Из фондов Национального музея РК.)Церковь в ЧёлмужахЦерковь в ЧёлмужахИнокиня МарфаМихаил РомановВид на Чёлмужи сегодняГравюра из книги «Триста лет царствования Дома Романовых (1613—1913)», С-Пб, 1912 г. стр. 4.

2013 год — год 400-летнего юбилея воцарения на русский престол династии Романовых и возрождения Российской государственности. На долгие годы отзвуки «смутного времени» отразились на судьбах отдельных крестьянских семей Заонежья, стоявшего у истоков зарождения исторических событий. Вовлечение в политические дела, происходившие в Москве, местных жителей было связано с заточением матери будущего царя Михаила Романова (1613–1645 гг.) в древнем селении Толвуя.

Инокиня Марфа Ивановна, сосланная царём Борисом Годуновым в далёкий Заонежский край, провела здесь пять лет (1601–1605 гг.), что стало ранним примером своеобразной политической ссылки в Карелию. Помогая опальной боярыне в трудные времена всеобщей разрухи в России, толвуйские жители оказали своё бескорыстие, не страшась наказания. Впоследствии жизнь достойно наградила их за эти услуги.

События развивались стремительно. 27 марта 1613 года в Костроме в Троицком соборе Ипатьевского монастыря её сын — Михаил Романов — принял от Московского посольства скипетр русских царей.

После освобождения Москвы от поляков пострадал от «литовского разорения» и Север России. Здесь бесчинствовали черкасы (казаки): уничтожали деревни, грабили, убивали людей; оскверняли церкви… Об этом рассказали «матери царёвой» вызванные ею в Москву толвуйские и кижские крестьяне со священником Ермолаем Герасимовым.

В 1614 г. «по упрошению» матери своей, благодарной заонежанам за их великие услуги ей во время заточения и тронутой их бедственным положением», царь Михаил Феодорович наградил их именными жалованными грамотами на угодья и льготы.

В грамоте сообщалось: «Попу Ермолаю и сыну его Исаку имъ и дътямъ ихъ и внучатамъ, въ ихъ родъ во въки неподвижно» пожалована в вотчинное владение дворцовая волостка в Чёлмужском Петровском погосте, реки для рыбной ловли… и обширное пространство земли около Чёлмужи, равное 10 144 десятинам 452 саженям. Крестьяне тоже получили вотчины, но в 12 раз меньше, чем один о. Ермолай с сыном…Все вотчинники объявлялись свободными от въездов бояр, воевод и приказных людей, а также от пошлин, тягла и податей, «ограждаются отъ обидъ, подъ страхомъ великой Царя и Государя опалы на тъх, кто учнётъ дълать черезъ царскiя жалованные грамоты и крестьянъ изобидитъ».

Так по-царски награждены были заонежане. Бедняками явились они в Москву, а ушли обельными, свободными вотчинниками с убеждением, что «за Богом молитва, а за Царём служба не пропадёт».

Именные жалованные грамоты с государственными вислыми печатями красного воска были с подписью самого Царя: «Царь и Великий Князь Михайло Фёдорович всея России».

Вскоре, прошло всего 6 лет, последовала новая милость от Великой Государыни. Отец Ермолай Герасимов с сыном Исаком были вновь вызваны в Москву. Отец Ермолай — простой погостский «поп» — был назначен ключарём Кремлёвского Архангельского собора, а сын — ключарём — подьячим Казанского дворца. В почётной должности Архангельского ключаря отец Ермолай Герасимов состоял до смерти в 1627 году.

В 1631 г. царица Марфа Ивановна представилась и была погребена в усыпальнице рода Романовых в Новоспасском монастыре. Но со смертью её не прекратились знаки царской признательности к своим заонежским подданным. Пожалованные Царём Михаилом Феодоровичем грамоты подтверждались последующими Государями до Петра Великого.

Категория обельных крестьян была ликвидирована после революционных событий 1917 года. В древности белой землёй называлась земля безоброчная, за которую владелец не платил оброк в казну, которая была его собственностью.

Обельные крестьяне и вотчинники Олонецкой губернии служили живыми историческими памятниками признательности русских царей к своим подданным за их заслуги. К 1892 году у обельных вотчинников Ключарёвых числилось 19 мужчин и 29 женщин; всего — 48 душ. Проживали они в деревне Исаковская Повенецкого уезда в 11 домах. Владели усадебной, пахотной, сенокосной землёй, лесом, землёй под дорогами, под озёрами, реками, ручьями и заливами, под моховым болотом.

До 1861 года в крепостной зависимости было 80 душ обоего пола.

В 1892 г., по сведениям полиции, обельных крестьян и вотчинников числилось всего 1164 души обоего пола, проживающих в уездах: Петрозаводском — 407 мужчин, 431 женщина; Повенецком — 19, 29; Вытегорском — 138, 137. Итого: 564, 500.

Общественное управление обельных крестьян было вверено одним лишь сельским старостам. В Петрозаводском уезде обельные утверждались полицией. Здесь они освобождались от военной службы и от всех денежных и натуральных повинностей.

Обеленной земли первоначально при малом количестве населения было вполне достаточно, и экономическое положение обельных могло возбуждать зависть в соседях. Но в конце XVII столетия отмечалось, что заонежские обельные «… хотя и не платят никаких податей, но находятся в крайней бедности. Будучи долгое время освобождёнными от всяких повинностей, привыкли к лени, к водке и не умеют серьёзно работать».

Главными причинами обеднения обельных явилась постепенная утрата ими своих льгот, что привело со временем к подчинению податному обложению, сравнявшему их с остальной крестьянской массой. Недостаток пожалованной земли при размножении потомства, продажа или заложение без возврата земли предками заставляли их хлопотать об упрочении земельного положения. Права обельных регулярно подтверждались законами в Полном Собрании Законов Российской Империи до 1837 года.

Парадоксально то, что чёлмужские крестьяне называли себя «боярами», потомками настоящих бояр в связи с упоминанием в 1375 году о чёлмужском боярине Григории Семёновиче, новгородском посаднике.

Проживающие в Чёлмуже Петровского погоста потомки священника Ключарёва в отличие от других имели обширные владения. Жили они в одном селении с государственными крестьянами, которые им завидовали и старались навредить: травлей покосов, кражей сена, ломали изгороди… Обельные вотчинники боялись жаловаться из боязни мести. Прежде у вотчинников Ключарёвых доходной статьёй считался лес, но он был давно вырублен. Скота было мало: имели по одной — две коровы. Хлеб рос плохо без внесения удобрения, на приобретение которого не хватало средств. Большинство вотчинников обеднели. Замечается среди них пьянство, леность и небрежность. Устье реки отдавалось в аренду рыбопромышленникам, которые заколами и сетями заграждали доступ рыбы в реку, отчего вотчинники лишились прежнего хорошего дохода. Известно, что чёлмужские сиги отличались необыкновенным вкусом, их подавали к царскому столу, отправляли в Англию и во Францию.

В 1894 году подтвердилось бедственное состояние обельных: «… живут очень бедно, хозяйство у них запущено». В Чёлмуже дома убогие, и вся деревня производит впечатление убогости.

У Ключарёвых сохранились древние портреты инокини Марфы Ивановны и Царя Михаила Фёдоровича. Портреты были приобретены для Олонецкого естественно-промышленного и этнографического музея в Петрозаводске.

В церкви Чёлмужского погоста сохранилась «… узкая и длинная (½ х 1½ аршин) икона с двумя рядами священных изображений: вверху двунадесятых праздников, а внизу Спасителя — сидящего на престоле, Божией матери, Иоанна Предтечи, Святого апостола Петра и Павла и других святых. Икона пожертвована Царём Михаилом Феодоровичем, и об этом свидетельствует внизу её следующая надпись: „сiя Богоспасительная святая икона пожалована от Великого Князя Михаила Феодоровича, Всея Россiи, въ лето 7122 марта 8 дня, Обонежской пятины Толвуйскому священноiерею Гермолаю Герасимову дворцовому ключарю владети въ родъ ихъ“. Икона без ризы, письмо её древнее».

Имея со стороны царской власти такое расположение, семейство вотчинников Ключарёвых использовало силу своей жалованной грамоты на протяжении многих лет. И при особом случае, когда старцы Палеостровского монастыря завладели некоторыми угодьями Ключарёвых, внук Ганка Ключарёв бил челом Великому Государю Петру Первому. Указом Петра в 1696 году было и впредь «…повелено владеть Ганке Ключарёву со сродники угодьями, пожалованными им царём Михаилом Феодоровичем».

На жалованной грамоте Сидоровых сохранилась более поздняя царская надпись: «Подтверждаю сiе Пётръ. Сiе подтверждение учинено на Петровских заводахъ февраля въ 28 день 1719 году».

Таким образом, доблестные услуги предков заонежан, проявленные самоотверженно и бескорыстно, не за страх, а за совесть в трудные для России времена разрухи и лихолетья, были по достоинству оценены царской властью.

Но, к сожалению, даже в начале XX столетия признавалось, что эта мало исследованная страница истории о заточении родоначальницы династии Романовых в Заонежье была известна лишь немногим местным жителям и тем, кто специально занимался отечественной историей. Тем не менее, такое знаменательное событие должно стать общим достоянием.

Судьба заонежских обельных крестьян с начала XVII века является исторической памятью, связанной именно с этим периодом истории.

С этой целью, к предстоящему 300-летнему юбилею Царствующего Дома Романовых летом 1910 года Олонецкий Статистический Комитет в составе председателя — Олонецкого губернатора Н. В. Протасьева, любителя родной старины; секретаря Комитета И. И. Благовещенского, И. Г. Лазука и Н. С. Шайжина были командированы в Заонежье для выявления сведений о сохранившихся памятниках старины XVII в. и более раннего времени, а также объектов, связанных с именем инокини Марфы Ивановны.

В конце 1912 года состоялся доклад губернской управы о подготовке к знаменательному событию. Губернское собрание постановило:

Для поднесения адреса была избрана депутация в количестве 10 лиц. Изготовление обложки для адресата предлагалось сделать из карельской берёзы с инкрустацией в древнерусском стиле.

В «Журнале…» упоминалось о том, что ещё в 1909 году Олонецкое губернское земство сдало на устройство памятника в Костроме 1000 рублей.

На месте заточения инокини Марфы в селе Толвуе предлагалось устроить молитвенный дом, богадельню для призрения сирых и убогих или соорудить часовню. Местом для постройки богадельни могло бы стать и древнее село Чёлмужи, рядом с церковью Богоявления, построенной 305 лет тому назад и сохранившейся от времени пребывания инокини Марфы в Толвуйском погосте.

Для этой церкви Государь Император Николай Второй пожаловал икону Николая Чудотворца и святого Михаила Малеина работы в Москве с надписью: «икона сiя пожалована Его Величеством Николаем Александровичем в 1912 году».

Годом раньше, в 1911 г., Повенецкое земство в ознаменование 300-летия царствования Дома Романовых, перед реставрацией Чёлмужской церкви известило об этом Государя Императора. Царь ответил: «Благодарю Повенецкое земство за его молитвы и за предпринимаемое имъ доброе дело».

Беспокойство, вызванное уничтожением археологических древностей в процессе ремонтных и реставрационных работ, происходящих без наблюдения со стороны архитектора, на примере церкви в селе Чёлмужи исключалось. Перестройка храма и освящение его в день празднования 300-летия династии Романовых предполагалось произвести под наблюдением архитектора Милеева.

За доблестные заслуги и за верноподданническую любовь, проявленные бесстрашно в тяжёлые времена для России, заонежане на долгие годы обрели внимание и заботу со стороны царствующей династии Романовых. В данном случае жизнь словно подтвердила известные слова: «За Богом молитва, а за Царём служба не пропадёт».

Предки заонежан внесли свою лепту в исторические события, находясь у их истоков и обогатив память по истории легендарного Заонежья.

В настоящее время судьба Заонежья с его богатой историей, но со слабо развитой инфраструктурой — отсутствием дорог, электроснабжения, жилья, новых туристических объектов — вызывает тревогу. Перспектива развития Заонежья предусматривает выявление объектов культурно-исторического наследия и их включение в сферу культурно-познавательного туризма.

Данный материал дополняет объем информации об исторических событиях, связанных с возрождением Российской государственности после лихолетья Смутного времени.

При подготовке материала использована литература: Шайжин Н.С. Заонежская заточница Великая Государыня инокиня Марфа Ивановна, в мире боярыня Ксения Ивановна, мать царя Михаила Феодоровича. К 300-летнему юбилею Царственного Дома Романовых. // Петрозаводск. 1912. С. 20. Обельные крестьяне и обельные вотчинники в Олонецкой губернии. // Олонецкий сборник. Вып. 3. Петрозаводск.1894. С.8-9. Благовещенский И.И. Память о предках царствующего Дома Романовых в Заонежье. // Известия Общества Изучения Олонецкой губернии. Петрозаводск. 1913. С.59-60. Журналы Олонецкого губернского земского собрания… С.183. Известия Общества Изучения Олонецкой губернии… С. 61-62. Поэты и цари. // Литературная газета. 2012. 14-20 марта.

Виола ГУЩИНА, ст. н. сотрудник отдела истории и этнографии

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф