История одной песни. «Последний нонешний денёчек, гуляю с вами я, друзья…» VkontakteFacebook

Обряд проводов молодых парней в рекруты или в солдатыОбряд проводов молодых парней в рекруты или в солдаты

Песни сопутствуют всей жизни народа, и не зря их называют поэтической историей. Зачастую за строками народной песенной поэзии стоит время, пережитое страной, угадываются события, изменившие историю и перевернувшие судьбы людей.

Нелегкая солдатская судьба стала темой многих народных рассказов, анекдотов, пословиц и поговорок, а в песенном творчестве она породила новые жанры — рекрутские и солдатские песни. Специфика рекрутских песен заключается в изображении событий, порожденных явлением рекрутчины.

Рекрутчина представала в народном воображении определенным этапом человеческой жизни, состоящей для молодых людей из трех основных вех: уход в армию, служба и солдатская жизнь, возвращение домой или гибель. Эти различные по продолжительности периоды жизни солдата и составляют основные тематические циклы рекрутских песен. А вот непосредственно солдатский репертуар складывался из специальных строевых, маршевых, походных песен военного содержания и лирических песен о тяжелой солдатской доле. Рекрутские песни достаточно широкие по диапазону (в объеме октавы) и имеют устойчивую мелодическую форму. Изначально они были исключительно в мужском исполнении, а уже со временем их стали относить и к женскому репертуару. В наши дни рекрутские песни ушли из живого обихода и сохранились только в памяти людей старшего поколения, но и сейчас, хоть и редко, их можно услышать и записать в фольклорных экспедициях от женщин, хорошо знающих и поющих традиционные рекрутские песни.

Вот, к примеру, песня конца XIX — начала XX века «Последний нонешний денечек», записанная в с. Шуньга Медвежьегорского района от известной песельницы Прасковьи Ивановны Гириной. Пели эту песню во время проводов на военную службу не только в Карелии, но и практически в каждом уголке России вплоть до середины прошлого века:

Последний нонешний денёчек, Гуляю с вами я, друзья, А завтра рана чуть светочик, Заплачет вся моя семья. Ох, заплачут братья мои сёстры, Заплачат мать и мой отец, Ещё заплачет дорогая, С которой три годы гулял, Коляски к дому подкатились, Колёса об землю стучат. С коляски старшой раз кричали: — Готовьте сына на войну. Крестьянский сын давно готовый, Семья вся замертво лежит. Отцовско каменное сердце, А мать в постелюшке лежит. — Не плачь-ко, маменька родная, Не плачь, не взять тебя с собой, В казармах места очень мало, И нет перины пуховой. Шанель и пол пока постеля, Фуражки в голове кладем. Берите вы образа со стенки, Положте хлеб и соль на стол. А взяли образа со стенки И клали хлеб и соль на стол. А мать сынка благословила, Сама вдоль лавочки легла. А ручки к сердцу приложила И Богу душу отдала. Тут вышел некрут на крылечко И стал помахивать рукой. Вот скоро, скоро поезд грянет, Свисток уныло засвистит. Вот скоро здесь меня не будет И скоро поязд утащит.

Нужно отметить, что чаще всего пели её во время застолья перед отправлением в армию. Эта песня была очень популярной и известна во множестве своих вариантов: «Последни нынешни денечки…», «Скорей, скорей бы было темно…», «Последний день уж миновался…», «Прощай, любезная станица…», «Прощай, Кубань моя родная…», «В одном селе жили три брата…», «В одной семье жили три брата…», «Прощай, страна моя родная…» и др.

В 1909 году песня «Последний нонешний денёчек» впервые появляется в дешёвых сборниках для народа, издаваемых А.В. Прохоровичем под псевдонимом Андрей Тяжелоиспытанный с пометкой: «Записано со слов народа». Виктор Калугин, автор и составитель сборника «Антология военной песни», пишет, что впервые песня была издана в 1911 году, а популярность приобрела в годы Первой мировой войны. Скорее всего, свою известность песня получила благодаря игровому художественному фильму «Последний нынешний денечек», который вышел на экран в 1911 г. Также есть и другие сведения об этой песне. Ее мелодия исполнялась шарманщиками в эпоху Первой мировой и Гражданской войн, а может, что вполне вероятно, и раньше. Кроме того, песню «Последний нонешний денёчек» использовал известный цирковой артист Виталий Лазаренко в своих выступлениях. Вот что пишет в своей книге «Клоунада мирового цирка: История и репертуар» Сергей Макаров, историк и теоретик циркового искусства: «Нередко, кроме своего основного выступления, Виталий Лазаренко выходил к зрителям еще раз, исполняя, как он сам называл, «злободневный номер». В 1919 году в программе цирка Никитиных он вторично появился во втором отделении программы с большой сценкой «Шарманка», мелодией музыкального сопровождения которой была и песня «Последний нонешний денёчек»:

В трамвай я втиснулся насильно. Там сжали так со всех сторон, Что пот с меня потёк обильно, Я был в лепёшку превращён. А уж потом я убедился, В том, что свалял я дурака. Я золотых часов лишился, Не досчитался кошелька».

Песню «Последний нынешний денёчек» пели и на Карельском фронте в годы Великой Отечественной войны, но только с другим окончанием:

«Погиб солдат в земле австрийской, Вдали от родины своей. За народ солдат сражался, За народ солдат погиб».

Во время Великой Отечественной войны пели и другую песню «Как быстро лето пролетело», которая сложена на основе песни «Последний нонешний денёчек»:

Как быстро лето пролетело, Пришла осенняя пора. Настало время призыванья, Пришла и очередь моя. Повестку дали мне явиться В военкомате, в большой зал, Меня начальство осмотрело, И доктор «годен» мне сказал. Пришел домой, родные дома. Отец стал спрашивать меня: «Скажи, скажи, сыночек милый, Куда зачислили тебя?» Ответ мой ясен был и краткий: «К военной службе годен я». И мать здесь в обморок упала, Сестренка плакать начала. «Не плачь, не плачь, моя родная Сестра, тоски не наводи, А лучше завтра утром рано В поход далекий проводи». И мы собрались утром рано, Девчата песенки поют, А позади идут родные И горько, горько слезы льют. А в стороне идет уныло — Ведь это милая моя! Я отозвал ее проститься, И она тихонько подошла. Своими белыми руками Меня за шею обняла; Глаза наполнились слезами, И говорить мне начала: «Как тяжело тебе расстаться С своей родною сестрой, Еще труднее расставаться С тобой, мой милый дорогой». Пришли мы к станции вокзала, Девчата песенки поют, А дорогая запевает «Последний нынешний денёк». В вагон товарный нас посадят, Шинели серые дадут; Винтовку пулями зарядят И в бой кровавый поведут. Какой-то буду я вояка, Ведь мне всего семнадцать лет, В руках винтовки не бывало, И я не видал пистолет. Товарищ мой, нас только двое, И служим мы в одном полку, Меня убьют, тебя поранят, — Пиши на родину мою. Счастливый тот, кто там остался, Пойдет с девчатами гулять, А я, молоденький мальчишка, В земле сырой буду лежать.

В сильно измененном, однако вполне узнаваемом виде та же песня сохранилась и в наши дни — это юмористическая песня «Новобранцы» или «С деревьев листья опадают». Мелодия такая же, как и в нашей песне, разве что, манера исполнения песни более «хулиганская». Вот один из вариантов текста:

С деревьев листья облетают (прямо наземь), Пришла осенняя пора, (ёксель-моксель). Ребят всех в армию забрали (хулиганов), Настала очередь моя (главаря). И вот приносят мне повестку (на бумаге, на газетной) Явиться в райвоенкомат (в восемь тридцать, можно позже, с сухарями, кружка сбоку). Маманя в обморок упала (с печки на пол, вверх ногами), Сестра сметану пролила (тоже на пол. Вот растяпа!) Друзья, маманю подсадите (взад на печку, как и было), Сестра, сметану подлижи (языком и снова в крынку). А я, молоденький парнишка (лет семнадцать, двадцать, тридцать, может, больше, я не помню), На фронт германский подался (прямо с места и в кальсонах). За мною вслед бежит Аксинья (жопа толста, морда синя) В больших кирзовых сапогах (на босу ногу, чтоб не жали). За нею следом Афанасий (семь на восемь, восемь на семь) С большим спидометром в руках (скорость мерять). Сижу в окопе неглубоком (метров восемь, с половиной, пули свищут), Подходит ротный командир (морда клином, звали Климом). — Здорово, братцы-новобранцы (матерь вашу, вашу также)! Сейчас в атаку побежим (ровно прямо, и налево, и обратно)! Летят по небу самолеты (бомбовозы), Хотят засыпать нас землей (черноземом, и навозом, с головою), А я, молоденький мальчишка (лет семнадцать, двадцать, тридцать, может, сорок), Лежу с оторванной ногой (для маскировки, челюсть рядом, жрать охота). Ко мне подходит санитарка (звать Тамарка, может, Дунька, может, Клавка, я не помню): Давай я рану первяжу (сикось-накось, кось-на-сикось) И в санитарную машину «Студебеккер» (стекла биты, шины рваны, шесть цилиндров, было восемь — два украли) С собою рядом положу (для интересу, я не против, только сзади, чтоб не дуло). С тех пор прошло годов немало (лет семнадцать, двадцать, тридцать, может, сорок), В колхозе сторожем служу (не тужу). Ращу картошку-скороспелку (поросятам, людям тоже), Жену Тамарку сторожу (от соседа и туристов, чтоб не съели, а ведь могут, в наше время). На юг вороны полетели (ёксель-моксель!), Пришла осенняя пора…

Обряд проводов молодых парней в рекруты или в солдаты — явление историческое.

Современные условия городской жизни приводят ко все большей отдаленности от традиционной народной культуры.

Многие события и обряды уходят от нас, забываются, стираются в памяти, но традиционные народные песни продолжают жить, хотя уже и своей, новой жизнью.

Надежда РИГОЕВА, специалист по фольклору сектора изучения и музейной презентации фольклорного наследия

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф