Итальянские бурановские бабушки VkontakteFacebook

Итальянские бурановские бабушкиИтальянские бурановские бабушки

Мне захотелось рассказать об этой встрече, потому что она могла бы произойти в жизни любого путешественника. Вы только не пройдите мимо, откройте свое сердце — и станете богаче.

Я готовилась к экскурсии для гостьи, которая планировала приехать в первые июньские дни в Венецию всей семьей, заказала мне экскурсию, но и сама не плошала — больше месяца изучала в Интернете город своей мечты, успела даже возненавидеть его и снова полюбить, как написала мне она сама. Одним из главных ее желаний было посещение музея кружева на острове Бурано. Как оказалось, эта совсем молодая женшина увлекается вышивкой и кружевоплетением, ей очень хотелось попасть на мастер-класс. Я предложила ей приехать в музей и ознакомиться с экспонатами, а в качестве мастер-класса просто посмотреть, как работают в традиционных техниках местные женщины, которые сидят и вышивают там же , составляя «ожившую экспозицию», как мы в музее-заповеднике «Кижи» привыкли называть.

Приехав на остров Бурано, мы с удвоенными силами рванули к музею, что на главной плошади напротив церкви Св. Мартина. Купили билеты и неспешно начали осматривать долгожданные сокровища. Необыкновенно удобны оказались витрины: большие, как старинные письменные столы, и выезжающие по вашему желанию ящики... а кружево в них — начиная с XVI века. Только представить, что у нас в России это были времена или Московского князя Ивана III, или Ивана Грозного. У нас, конечно, тоже было что показать и чем гостей удивить: одни вышитые своим русским жемчугом сапоги или конские сбруи чего стоят. Но здесь тончайшее кружево, шитое вручную иглой. Вот уж воистину — щеголи же были эти венецианцы! С XV века венецианцы производят кружево к светскому платью аристократов, купцов, к одежде священников, а в XVII веке наступил просто кружевной бум и тогда коклюшки начали широко использовать для ускорения и облегчения процесса. Их технология быстро и легко осваивалась мастерицами не только Венеции, но и всей Европы. Игольное кружево начинаешь быстро отличать от плетенного на коклюшках — оно, прежде всего, особенно тонко и изящно, загляденье, да и только! Имеет разнообразную форму и плотное, как будто его сильно накрахмалили. Но как же это возможно в принципе? И вот тут-то вам и помогает «ожившая экспозиция» , которая скромно притаилась в последних залах музея. Чтобы уже никаких сомнений в том, что такое чудо можно создать иглой. На стульях, с подушками-валиками на коленях, с подставочками для ног — сидят бурановские женщины и творят чудеса. Кто на коклюшках плетет (ну этим нас, русских-то, не удивишь, особенно тех, кто видывал выставки вологодского да елецкого зделья), а вот игольная работа, все по таким же сколкам, да по подушечке, но только иголочкой... Теперь только и понятно стало, почему выставленная в витрине свадебная накидка Маргариты Савойской (той самой, в честь которой знаменитая пицца «маргаритой» называется) оценена аукционом в астрономическую сумму (оставим ее в секрете, чтобы не будить никаких лишних фантазий)...

Я присела рядом с пожилой вышивальщицей, рассматриваю, как она ловко своими старенькими пальчиками ведет почти прозрачные шажки иглой. Она говорит, возможно, то, что и всем, и всегда: «Видишь, ниточками выложен основной узор, и я его обшиваю... И так получается кружево. Тебе интересно, да?» Конечно, интересно, при этом я успеваю переводить всё, что говорит прелестная старушка. Остатки ее пышных некогда волос уложены в аккуратную приподнятую прическу. А уши забавно и как-то по-доброму торчат.

И тут начинается почти представление, живое и веселое, не задуманное заранее, хоть и состоит, возможно, из старых шуток. К нам подходит мужчина в строгом костюме — их начальник, заведующий, как мы бы сказали, «ожившей экспозицией». Я говорю ему, что ведь главное-то сокровище их музея не столько драгоценное кружево, сколько вот эти женщины: «О-о-о! Это вы всего пять минут с ними пообщались, а я-то их вынужден терпеть эти сокровища каждый день!» — пошутил он. Старушка живо подхватила этот шутливый тон и заявила, что никогда не была замужем, и просит начальника найти ей мужа: «Да он велит сначала уши приклеить скотчем к голове».

Я говорю, что очень сожалею, что не взяла на этот раз дочь свою, но непременно привезу ее, как только вернусь из поездки домой, в Россию. Обещаю привезти русских гостинцев. Старушка говорит, что ее зовут Эмма, и что она будет ждать обещанного угощения. Но начальник начеку: «Эй, Сладкоежка, ты помнишь, сколько тебе лет?» И уже ко мне: «Я за них отвечаю, все сладости должен попробовать сначала я. И знаете ли вы вообще, сколько ей лет?» — «Лет 80?» — неуверенно говорю я. — «Если бы! 97 в этом году исполнилось!» У нас с моей гостьей одновременно с переводом вытягиваются лица. Эмма при этом вышивает, довольная произведенным эффектом: «Не забудь, — говорит, — гостинцы-то!»

Ну и веселый же разговор у нас начался... с шуточками... воспоминаниями. Эмма рассказала, что она нянчила своего нынешнего начальника ... Что у самой детство и юность трудными были, она на лодке добиралась в монастырь, чтобы получить немного раздаваемой беднякам пищи. Остров Бурано был островом рыбаков, в рыбацких семьях еда была ... но ведь были и сироты, и вдовы... Вот и придумали когда-то женщины себе занятие и подняли его до высоты искусства. И сделали кружево таким прозрачным и легким, таким совершенным и невероятным по красоте, что родилась легенда, будто явилось оно из пены морской, подаренное моряку русалкой за верность своей невесте... И стали невесты и жены рыбацкие шить и плести кружева и продавать их венецианской знати, купцам, кардиналам да епископам, а те быстро превратили их в предмет экспорта. Так что мода на кружево пошла по Европе из Венеции, именно с острова Бурано. Это уж потом появится более дешевый соперник — французское кружево ришелье, шантильи и пр. Ясное дело, бурановские женщины не могли обеспечить кружевом всех желающих в Европе. А в XIX веке их промысел стал угасать, и точно так же, как в России, различные артели и общества взялись помогать и возрождать промысел. Так и здесь, на Бурано, старанием богатой радетельницы — графини Адрианы Марчелло была основана школа этого восхитительнейшего из женских искусств, в которую пригласили передавать мастерство буквально последнюю хранительницу кружевоплетения, старенькую Винченцу Мемо... Дело пошло, а графиня Марчелло искала именитых заказчиц, среди которых были дамы из таких семейств как Гамильтон, Меттерних, Бисмарк и, конечно, сама королева Маргарита, а также другие представительницы королевских кровей.

Вот наша Эмма и выросла при этой школе, а потом уже и сама учила других... А теперь благодаря ее присутствию «ожившая экспозиция» в музее на острове Бурано наполняется особым очарованием, настроением, улыбкой, шутками... она, можно сазать, тут главная застрельщица в этом, да и сама как «живой экспонат». Но главное, что кружево становится не чем-то прошлым, а продолжает быть настоящим...

Мне же наградой стало то, что гостья моя сказала: «Такая встреча — всех мастер-классов стоит!»

А недели через три я уже собралась снова на Бурано, надо было успеть до конца июня, ведь в июле-августе «ожившая экспозиция» отдыхает. Слишком жарко, и вышивальщиц берегут. По телефону я узнала, в какое время точно можно застать Эмму: «Значит, на этой неделе только в четверг, после трех будет точно!»

Упаковав гостинцы так, чтобы не растаяли на жаре, заполдень мы с дочерью отправились в не самый близкий путь: на машине, на электричке и на водном трамвайчике. Мы пришли в музей незадолго до закрытия. Нас пропустили сразу, показалось, что ждали, или по крайней мере были предупреждены.

Состав вышивальщиц был немного другим, но, главное, была Эмма, и еще одну из женщин той первой «ожившей экспозиции» я узнала сразу: «Как же я рада видеть вас снова!»

И зажурчал разговор... Мы с дочкой раздали привезенный шоколад, красивые открытки с чудесными видами острова Кижи, а Эмме я подарила маленький деревянный наперсточек в виде матрёшки. Женщины были тронуты вниманием, а мы — их ласковым гостеприимством. Под конец Эмма с другой синьорой, которая хоть и пожилая, но годится Эмме в дочки, предложили показать нам их собор Сан Мартино и часовню Св. Барбары. Особенно подробно рассказывали о чудесах и обретении мощей. А в конце на наше предложение проводить ее, она снова удивила нас: «Нет, останусь на службу до 8-ми вечера... только потом домой пойду».

Мы распрощались с нашими бурановскими бабушками и поспешили назад. Все в обратном порядке: вапоретто, пересадка, снова Большой Канал, электричка и, под конец, машина.

Дочь сказала, что и не заметила даже, устала ли. «Понравилось ли? Не пожалела, что поехала по жаре?» — «Ну что ты, мама! Так прикольно было!» — Но я знаю, что на их подростковом языке это значит, что «мне понравилось очень!»

Наталья ВЕРБОВСКАЯ, Италия, Венеция, о. Бурано

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф