Советское прошлое российского крестьянства в музее VkontakteFacebook

Фото из фондов музея «Кижи»: Отдых на сенокосе (слева направо: Василий Васильевич Ржановский, Парасковья Васильевна Ржановская, Дарья Тимофеевна Трегубова, Виктор Васильевич Ржановский, Михаил Васильевич Феклистов), Сенная Губа, нач. 1930-х гг.

Размышление на тему будущей выставки из фондов музея-заповедника «Кижи».

В 1960-е гг.— годы становления музея-заповедника «Кижи» — о том, что в нашей стране когда-нибудь исчезнут колхозы и совхозы, и думать было нелепо. Если колхозно-совхозная система давала сбои, то родная партия принимала какие-то меры для укрепления и улучшения данной системы. Колхозно-совхозный народ поначалу искренне радовался мерам и реформам, но постепенно ощущение некоей безысходности и прогрессирующий пессимизм гнали рукастого крестьянина на работу в город, а менее рукастого в запой на месте.

Оптимизм официальной пропаганды по-прежнему превозносил колхозную и совхозную системы, провозглашая вечность в определённом развитии, чему мы, музейные работники, стоящие на переднем крае идеологического фронта, о чём нам чуть ли не ежедневно напоминали обком и министерство, были обязаны верить. Поэтому, называясь «историко-архитектурным и этнографическим музеем», мы не занимались этносоциологией, а согласно профилю собирали предметы, отражающие давний быт крестьянства.

Предметы современного быта интересовали нас в основном при следовании давним крестьянским традициям. Нами отмечался интересный факт, что эстетика старинной крестьянской вещи постепенно угасает, уступая место исключительно функции предмета. Современному предмету на тот момент мы всегда предпочитали старинный.

Сегодняшний день постоянно окружал нас, ничуть не пах музейной пылью и казался если не вечным, то достаточно безбрежным. Хотя я лично начал задумываться о том, что когда-то этот современный быт, возможно, придется «обмузеивать». Поводом для моей задумчивости послужила поездка в Киевский музей народной архитектуры и быта (Пирогово), где в экспозиции был «садок вишнёвый коло хати», а в хате — убранство дома украинского колхозника 1960-х годов. Конечно, в какой-то мере это припахивало эстетикой знаменитого фильма «Кубанские казаки», который, как ни странно, несмотря на всю фальшь и сусальность, оказался весьма долговечным. И тем не менее…

Хотя специально мы не занимались сбором предметов деревенского быта советского периода, в частности 1930–1950-х годов, сегодня в фондах музея скопилось около 3000 единиц хранения, датированных 1918–2000 гг.

Меня, как научного сотрудника, всегда привлекала история XX века. Я был осознанным, а в чём-то и деятельным свидетелем событий второй половины XX века. Но «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстояньи…» Только в XXI веке я опубликовал ряд статей об истории Заонежья советского периода, чему способствовало то, что на заре «перестройки» был открыт ряд ранее закрытых архивных документов, которыми я успел воспользоваться, пока некоторые из них вновь не попали под гриф секретности.

Анализируя собрание материальных предметов в фондах музея «Кижи», у меня возникло желание сделать выставку на тему жизни колхозного Заонежья. Жизнь эта была остро драматичной, временами переходящей в трагедию для многих колхозников. Вспомним хотя бы, что все без исключения члены Кижской партячейки были репрессированы в 1937 году. После реабилитации в 1950-х годах бывшего председателя Кижского сельсовета Григория Тимофеевича Разбивного его родственники получили денежную компенсацию, на которую купили велосипед и отрез материи на платье.

Можно вспомнить и такой символический факт. В 1930 году каждому вступившему в колхоз «Красный космозёр» вручался подарок: настенные часы-ходики. То есть на основании подобных фактов в голове уже начинают тесниться какие-то будущие экспозиционные комплексы. Но цельный образ выставки лично у меня пока не складывается. Хотя, как сказать…

На основании того, что есть в наших закромах, мы уже можем зримо говорить о следующем, но, к сожалению, на многие темы есть лишь единичные экспонаты.

* * *

Сегодня разделы будущей выставки мне видятся следующим образом:

Данная выставка, возможно, расширится за счет материалов, обнаруженных в Национальном музее РК, и за счет целенаправленной собирательской работы. Я очень надеюсь, что задуманную выставку сделать удастся.

Но независимо от этого музею «Кижи» пора начать целенаправленную работу по сбору материальной культуры ушедшей колхозной и совхозной деревни.

Борис ГУЩИН, ст. научный сотрудник отдела истории и этнографии музея-заповедника «Кижи»

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф