Заонежская прядимая бесёда VkontakteFacebook

В конце XIX — начале XX веков в Заонежье бесёдой называлось молодёжное гуляние, которое проходило в закрытом помещении — избе (по-заонежски — «фатере»). Обычно молодёжь нанимала избу у одинокой старушки или у небогатых людей, как правило, это была курная изба, где печь топилась по-чёрному. Если начинались танцы, то стол отодвигали или выносили наружу.

Фатеры освещались свечами, лучинами, а в начале XX века керосиновыми лампами. Обычно бесёды начинались с праздника Покрова Богородицы (14 октября по новому стилю) и продолжались всю осень и зиму, завершаясь перед Великим постом. Бесёды делились на «игримыя» («игральныя») и «прядимыя» («прядильныя»).

Игримые бесёды — вечеринки только для развлечения — были многолюдные, отличавшиеся богатством нарядов, на них обязательно присутствовали парни, которые и нанимали избу. Такие бесёды проводились по воскресным дням и в престольные праздники. На прядимые бесёды девушки приходили с рукоделием, непременно с прялкой, которая сопровождала крестьянку всю жизнь. Обучение прядению начиналось с пяти–семи лет, в это время родители или брат дарили девочке маленькую прялицу. Умение прясть ценили очень высоко, по нему судили о достоинствах будущей невесты. На прядимые бесёды, в отличие от игримых, девушки и парни одевались буднично. Женский повседневный костюм представлял собой комплекс, состоящий из женской рубахи (станушки), сарафана (чаще всего ситцевого) и обязательно передника (или фартука). Волосы заплетали в одну косу одной или двумя лентами (фото №1). Замужние женщины покрывали голову «чепцами».

Мужской же костюм состоял из: портов, заправленных в сапоги, ситцевой рубахи-косоворотки и пояса (фото №2).

Обычно фатера для прядимых бесёд не нанималась, собирались у каждой из девушек повечёрно. Однако бывали случаи найма помещения для прядимых бесёд у какой-либо бедной семьи или одинокой старушки, найм оплачивали работой или хлебом. Освещалась изба лучинами, вставленными в светцы (фото № 3).

Под лучину обязательно ставили кадушку с водой, чтобы искры с лучины не падали на пол.

На прядимой бесёде девицы обычно рассаживались друг за другом по лавкам вдоль окон. На бесёде могут присутствовать хозяева дома и дети, при этом бесёдная хозяйка садилась у дверей или с краю лавки, дети на печке. Обыкновенно девушки пряли, вязали (фото №4).

Монотонная работа прядения сопровождалась пением досюльных протяжных песен. Могли исполняться также жестокие романсы — песенный жанр, появившийся в деревне на рубеже XIX—XX веков вследствие влияния городской музыкальной культуры. Иногда к девушкам полюбезничать и потанцевать приходили парни (фото № 5).

Традиционные нормы поведения предписывали парням роль участников бесёд «без дела», поэтому они шумели, озорничали, садились на колени к девушкам, поджигали кудель, прятали прялки. Чтобы выполнить наказанный матерью «урок», девицы исхитрялись сделать его заранее. С приходом парней работа откладывалась, прялки отставлялись в сторону, в угол или на печь. Начинались игры и танцы.

Играли, например, «в короли»: один из игроков изображает «короля», он садится, а ребята поочерёдно подходят и спрашивают: «Что, король, служба?». «Король» назначает каждому работу, например: «стукнись лбом», «поклонись мне в ноги», «попляши», «загадай загадку», «спой» и т.д. Игрок выполняет. Если «король» захочет кому-то передать своё место, то на вопрос: «Что, король, служба?», отвечает: «Дома нужда» и уступает своё место. Играли, пока не надоест.

В конце XIX века танцевали кадриль, ланцы, с приходом в деревню гармошки появились новые мелодии и танцы: краковяк, подэспань, вальс и другие.

Владлена КАНТОР

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф