Из кижских воспоминаний. 1945—1980-е годы Вера Брюсова (Светличная) (1917—2006 гг.) и Никита Федосов (1939—1992 гг.). VkontakteFacebook

Вера Григорьевна Брюсова (Светличная)Никита Петрович Федосов«Деревня Ямка. Кижи»«Кижи. В избе Аникиных»«Васильево»«За сеном. В кижах»

«Красота кругом неописуемая… благоговею перед святыней красоты»,— так писал об острове Кижи семнадцатилетний Никита Федосов, будущий известный художник, автор множества пейзажей, запечатлевших эту красоту, так потрясшую его с юных лет.

Впервые на остров Кижи тогда ещё совсем юным Никита Федосов попал вместе со своей матерью Верой Георгиевной Брюсовой (Светличной).

В. Г. Брюсова — доктор искусствоведения, профессор, академик Международной славянской академии, всемирно известный исследователь и реставратор древнерусской живописи.

В 1940 году окончила искусствоведческое отделение Московского института истории, философии и литературы и поступила в аспирантуру, после чего работала в Третьяковской галерее.

В 1945 г. была направлена в Кижи по распоряжению академика И. Э. Грабаря вместе с Н. Е. Мнёвой для разбора и аварийной реставрации икон, вывезенных финнами во время оккупации Заонежья и возвращённых по мирному договору в г. Петрозаводск после окончания Великой Отечественной войны.

Вера Григорьевна — автор проектов по восстановлению иконостасов церквей Преображения Господня и Покрова Богоматери.

Первая поездка в Кижи с сыном Никитой состоялась в 1950 году, когда ему исполнилось 11 лет. Кижское приволье, широта озёрной глади с бесчисленными островками, безбрежное небо, лесные просторы, великолепные закаты он вобрал в себя сразу.

«Останавливались мы обычно, как и все приезжие, в деревне Ямка, в гостеприимном доме Ирины Михайловны Аникиной. Бабушка Иринья, как её все звали,— личность поистине былинная… рассказчица»,— вспоминала Вера Григорьевна.

В те годы Карелия с памятниками деревянного зодчества была и подлинным заповедником для рыбной ловли и охоты — всего было вдоволь. От Кижей осталось ощущение «божественной и вечной гармонии подлунного мира».

Свежее молоко, картофель, рыба, хлеб — замечательная еда в Кижах. Стоило это — копейки.

Повзрослев, с 16 лет Никита стал ездить в Кижи самостоятельно. Писал этюды, рыбачил, охотился на уток… Кажется, он уже не мог обойтись без Кижей.

Однажды Вера Григорьевна в глубине острова набрела на заброшенный дом и загорелась желанием приобрести его. Дом стоял на самом берегу небольшого залива с бухточкой, совсем у воды. «Это был „бачуринский“ дом. Ладное, крепкое строение, просторная изба, сени, обширные дворовые и хозяйственные помещения с самостоятельной маленькой уютной светёлкой с окном на озеро, с русской печечкой, с деревянными лавками и столом. Хозяйка Ксения Антоновна Бачурина заломила сумму, которой у нас не было. Условились пожить лето. Светёлку мы приобрели. К сожалению, с бачуринским домом пришлось распроститься: он был продан и вывезен в Волкостров»,— вспоминала В. Г. Брюсова.

По утрам Вера Григорьевна шла на работу в заповедник за 2,5 километра.

Иконы иконостаса Преображенской церкви находились в тяжелейшем состоянии. В. Г. Брюсова с учеником Геннадием Жаренковым, окончившим художественное училище, укрепили их, а частью расчистили, уберегая иконы от дальнейших рецидивов.

В 1960-е годы В. Г. Брюсова заведовала Отделом реставрации монументальной живописи Центральной научно-реставрационной мастерской (ЦНРМ). Но по состоянию здоровья она была вынуждена оставить штатную работу. Активная жизненная позиция не оставляла её. Она была в эпицентре борьбы против бездумного поворота северных рек.

Интерес к Северу её сын Никита пронёс через всю жизнь, осваивая мастерство художника с малых лет.

В 1949 году, в 10 лет, поступил в Московскую среднюю художественную школу при Московском художественном институте имени В. И. Сурикова.

Перед поступлением в Институт многие этюды для Никиты стали поистине «кижской осенью»: именно в конце сентября в Кижах начинается самая красота.

От поездок в Кижи сохранилось довольно много этюдов, эскизы будущих композиций, зарисовки, бытовые сценки из жизни кижан: «За сеном», «В Кижах»…

В 1964 г. он закончил институт и на правах аспиранта был принят в Академию. Тогда же Никита Петрович стал членом Союза художников. В это время отношение к «деревенской тематике» изменилось: предпочтение отдавалось производственной теме. При довольно высоком уровне исполнения некоторые залы на выставках «походили на рекламы станкостроительных заводов или строительной техники».

Никита Федосов оставался верен себе: его притягивала природная среда.

В Кижах он побывал в последний раз в 1972 году. Появились кижские пейзажи: «Деревня Васильево», «На острове Кижи», «Летний вечер», «Ненастье»…

В его записях значатся задумки на исполнение этюдов: «Подъельники», «Ели онежские», «Васильево», «Кижи. Вид сверху на острова», «Купола Кижей»…

На глазах у Никиты создавался будущий музей. В 1960 г. в письме маме он писал: «На погосте много нового. С Преображенской сняли тёс и сделали чешую на главах. Очень здорово. Вокруг соорудили подобие крепостной стены. Сделали мощные ворота с замком и снесли Никитин дом (сторожа Никиты Григорьевича Маньшина). Там, где ты работала, теперь гостиница. Дом достроили и красиво украсили резьбой. Ошевневский дом давно достроен и теперь там музей. Привезли откуда — то чудесный амбар и поставили рядом (амбар из деревни Коккойла) и ещё маленькую часовню (церковь Воскрешения Лазаря). Вообще эту часть острова, видно, хотят превратить в музей. Там же строят ещё большую гостиницу с отдельными номерами. Пристань переносят с погоста к Васильеву. Ополовников сейчас здесь, заправляет всеми этими делами. Немного постарел, но изменился мало. Передаёт тебе сердечный привет. Очень хотел, чтобы ты приехала. Работы найдётся много. Говорит: „она теперь стала знаменитостью, а такая малоинтересная работа вряд ли её привлечёт, но было бы хорошо, если бы она приехала. Я был потрясён твоей популярностью. Все спрашивают, когда ты приедешь, и ждут, как прихода Мессии“.

В следующем году Никита сообщает: «… привезли ещё пару часовен, мельницу ветряную, амбары… Гостиницы там теперь тоже нет, а есть дебаркадер для приезжающих, но без столовой, поэтому у этих, таких самоуверенных в прошлом туристов теперь голодный и внушающий жалость вид. Дед Никита уже 2 года как помер. Я, как щенок, впитываю в себя Кижи. Иринья Михайловна и Наталья Ивановна живы и здоровы. На бабушку нельзя не удивляться — таким молодцом держится и какую живость и ясность ума сохраняет».

В 1991 году Союз художников России выдвинул Федосова кандидатом на соискание Государственной премии. Премия имени И. Е. Репина была ему присуждена за цикл «Времена года».

В 1991–1992 гг. состоялась его поездка в г. Сеул (Корея).

В мае 1992 г. на даче в расцвете жизненных и творческих сил он скоропостижно скончался, приведя всех в шоковое состояние такой нелепой неожиданностью.

В среде живописцев талант Никиты Федосова получил признание уже с первой дипломной работы «На Двине». 1962 г.

Но творчество художника оставалось мало известным зрителям. Из отзывов специалистов: «Федосов — один из лучших живописцев нашего времени»; «Сильный и оригинальный живописец»; «Живописец Божией милостью, поэт России»; «Никита Федосов — гениальный художник»; «Ему был дан огромный дар живописца — поэта»; «Тонкий колорист»; «Гордость русской культуры»; «Федосов — художник классической колористической традиции»; «Федосовская живописная техника неповторима»; «Ему присущ „природный“ голос»; «Он боготворил природу», когда говорил: «Природа не даёт лгать и учит добросовестности».

Кончина Никиты — непомерное горе для матери Веры Григорьевны Брюсовой, пережившей сына. Все свои средства она истратила на издание альбома с репродукциями его картин «Никита Федосов. Жизнь и творчество» с посвящением «Дорогому сыну». Альбом издан в 2001 году. Выпуск этого альбома — прекрасный пример великолепного издательского труда.

Ушла из жизни Вера Григорьевна Брюсова, полная энергии и планируемых публикаций в 89 лет, в 2006 году. Похоронена В. Г. Брюсова на Новодевичьем кладбище. Урна с её прахом покоится в семейном склепе поэта Валерия Брюсова.

Жизнь и творчество В. Г. Брюсовой и её сына Н. П. Федосова продолжается в книгах по искусству древнерусской живописи, иконах иконостасов кижских церквей; картинах, востребованных в настоящее время на разных выставках, и памяти людей, прикоснувшихся к их светлому образу.

Музей «Кижи» предпринимает попытку по закупке кижских этюдов Н. П. Федосова у родственников художника для пополнения своих фондов.

Материал подготовила Виола ГУЩИНА, ст. научный сотрудник отдела истории и этнографии музея-заповедника «Кижи»

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф