Александр Любимцев: о любимом деле VkontakteFacebook

2004 годСтудент с теодолитомГрупповое фотоАлександр Любимцев: о любимом делеСтроительство бани

18 апреля – Международный день памятников и исторических мест. Этот день установлен в 1983 году Ассамблеей Международного совета по вопросам охраны памятников и достопримечательностей, созданной при ЮНЕСКО, широко отмечается с 1984 года в 65 странах мира, в том числе и в России. 18 апреля общественность всего мира, обеспокоенная вопросами сохранения культурного и исторического наследия, обращает внимание мирового сообщества на проблемы сохранения памятников мировой цивилизации. На территории музея-заповедника «Кижи» 87 памятников, имеющих различный охранный статус – это Кижский архитектурный ансамбль, памятник мирового значения, находящийся под эгидой ЮНЕСКО, а также часовни, крестьянские дома и хозяйственные постройки федерального и республиканского значения. На страже памятников деревянного зодчества стоят профессионалы высокого уровня.

С 1998 года главным хранителем недвижимых памятников музея-заповедника «Кижи» является Александр Юрьевич Любимцев, с котором мы сегодня беседуем.

Александр Юрьевич, что для Вас значит само понятие «главный хранитель недвижимых памятников»?
Для меня это, прежде всего – большая ответственность. От того, как мы сегодня сохраним памятники деревянного зодчества, будет зависеть, что увидят наши потомки, и как они оценят нашу работу завтра.
Что стало определяющим в выборе Вашей профессии?
Кто родился и вырос в Карелии, не представляют свою жизнь без леса, без дерева. И меня дерево с детства интересовало: занимался резьбой в школьном кружке, делал модели кораблей и самолетов, а в старших классах на УПК получил профессию столяра-плотника, но тогда я еще не думал, что с деревянным зодчеством будет связана вся моя жизнь.
Плотник – очень «земная» профессия, а в юности мечталось о другом – я хотел стать летчиком. Поступал в летное училище гражданской авиации, но подвела дикция – не приняли. Конечно, огорчился, но в руках уже была профессия – это меня выручило. Год я работал в родной Видлице, в плотницкой бригаде, а потом был призван в армию. Служил в Дрездене в понтонно-мостовом полку, был водителем и понтонером. После армии вновь вернулся к плотницкому ремеслу, но надо было думать о дальнейшей учебе. О том, что в Петрозаводском госуниверситете готовят реставраторов, я узнал случайно, и окончательно определился в своем выборе.
Специализация «реставрация памятников деревянного зодчества» на факультете промышленно-гражданского строительства существовала 5 лет. Наш выпуск был последним, всего человек двадцать. Нам преподавали высоко профессиональные люди, имеющие имя и вес в среде реставраторов – это, во-первых, академик Вячеслав Петрович Орфинский, а также Татьяна Ивановна и Евгений Всеволодович Вахрамеевы.
В студенческие годы я дважды проходил практику на острове Кижи. На первой практике, которая в большей степени была ознакомительной, мы построили причал у дома Ошевнева. На второй практике нам, пятерым студентам, доверили серьезное дело: мы вручную срубили баню у дома Пертякова, причем, работали только топором, рубили и тесали, как это делали когда-то все заонежские плотники. Руководил нашей работой главный хранитель недвижимых памятников музея Александр Тойвович Яскеляйнен. Он не стоял над душой, давал нам практически полную свободу. Вот когда мне очень пригодились плотницкие навыки. Сегодня смотрю на эту баню: ошибки, конечно, есть, но будучи студентами, мы получили большой опыт в самостоятельной работе.
Окончил ПетрГУ в 1996 году. Из моих бывших одногрупников сегодня в музее «Кижи» работают Анна Косканен, начальник отдела учета и хранения недвижимых памятников, и Андрей Ковальчук, начальник Плотницкого центра. Тесно сотрудничают с музеем Виталий Скопин и Алексей Чусов, создавшие свою реставрационную фирму АРЦ «Заонежье», уже несколько лет являющуюся одним из подрядчиков на реставрационных работах на острове Кижи. Раньше нас окончили учебу по этой специальности Т,В. Незвицкая, А.С. Куусела, Е.В. Чухлеб.
Как Вы оцениваете существующую в музее «Кижи» систему сохранения объектов культурного наследия?
Нерешенных вопросов много, но мы стараемся идти в ногу со временем. По сравнению с другими российскими музеями деревянного зодчества, у нас дела обстоят хорошо. Штат реставраторов увеличивается, техническое обеспечение улучшается.
Надо отметить, что система сохранения недвижимых памятников включает в себя их охрану службой безопасности и пожарными, реставрацию и собственно хранение объектов культурного наследия. В 2005 году в музее «Кижи» для этой цели специально создан отдел учета и хранения недвижимых памятников, занимающийся обеспечением максимально долгой жизни памятников. Сегодня в отделе работают двенадцать сотрудников. Учет предполагает сбор всей информации и памятнике, как технической, так и исторической. Хранение объектов культурного наследия – это, прежде всего, предотвращение возможных разрушений и контроль за состоянием памятников. Для этого в нашем музее ведется три вида мониторинга: мониторинг биоразрушений древесины памятников, мониторинг деформации памятников Кижского архитектурного ансамбля и мониторинг технического состояния недвижимых памятников.
Работа по этим направлениям нами ведется круглый год. На основе результатов и рекомендаций мониторинга мы развиваем и внедряем систему комплексного профилактического обслуживания памятников. Идеальной системы не будет, наверное, нигде и никогда, но в нашем музее она развивается активно, особенно в последние годы.
Достаточны ли, по Вашему мнению, темпы проведения реставрационных работ для поддержания конструктивных, эстетических и экспозиционных качеств памятников деревянного зодчества на острове Кижи?
Темпы достаточные благодаря тому, что в музее работает свой Плотницкий центр и привлеченные подрядные организации. Построен и вводится в эксплуатацию Реставрационный комплекс в деревне Васильево, что позволит выполнять большой объем работ не только в летний сезон, но и круглый год.
Удовлетворяет ли Вас, как главного хранителя, качество проведения реставрационных работ подрядными организациями и Плотницким центром музея «Кижи»?
К сожалению, не все подрядные организации имеют в своем штате достаточно квалифицированных реставраторов. Проблема кадров в области реставрации стоит остро. Плотники, освоив профессию, часто уходят в новодел по банальной причине – там больше платят. В реставрации остаются только фанаты. Работаем с теми, кто хорошо себя зарекомендовал. На сегодняшний день у музея три основные реставрационные фирмы-подрядчика. Из них я бы выделил АРЦ «Заонежье»: по квалификации реставраторов, по сложности выполняемых работ, по знанию объектов и отношению к ним.
Привлечением новых подрядчиков и работой с существующими активно занимается Татьяна Викторовна Незвицкая, заместитель директора по сохранению недвижимых памятников, культурного и природного наследия.
Качество работ Плотницкого центра сегодня вне конкуренции, ему можно дать самую хорошую оценку, хотя и здесь недочеты бывают. Но не ошибается тот, кто не ничего не делает. Сотрудники музея «Кижи», занятые реставрацией и хранением памятников применяют как традиционные методы, например, виртуозная работа плотницким топором при вытесывании лемеха, так и новые достижения науки и техники.
Какие новые технологии в сохранении памятников деревянного зодчества применяются в музее? В чем их уникальность?
Музей «Кижи» первым среди музеев деревянного зодчества применил на кижских памятниках систему мониторинга биоразрушений древесины, систему комплексного профилактического обслуживания.
Активно применяем технологию промышленного альпинизма. Сначала мы приглашали профессиональных альпинистов из Петербурга, но потом пришли к выводу, что проще обучить реставратора альпинизму, чем из альпиниста сделать реставратора. Началась наша подготовка с теории, год по книгам изучали альпинизм, консультировались со специалистами. Иосиф Кириллович Раша, конструктор, кандидат технических наук, показывал нам основные альпинистские приемы. В 2004 году после окончания специальных курсов в Ногинске Анна Косканен, Илья Зайцев, Алексей Романов и я получили удостоверение промышленного альпиниста. Сегодня уже семь сотрудников музея владеют этой специальностью.
Что позаимствовано из опыта российской и зарубежной реставрационной практики?
В нашей практике далеко не все эксперименты оказываются удачными, но из каждого из них необходимо извлечь соответствующий опыт для дальнейшей работы.
Например, проводившийся в 2005 году эксперимент по консервации окон дома Яковлева при помощи специально изготовленных щитов не дал ожидаемых результатов, и зимой 2006 года мы применили специальные завесы из нового материала «Изоспан А» для предотвращения попадания снега через ворота хозяйственных частей домов-памятников. В минувшем году музеем приобретен мотоснегоочиститель «Huskvarna», с его помощью зимой очищаются подходы к памятникам основной экспозиции.
Тщательно изучается информация о современных антисептиках. Прежде чем применить какой-либо из них на практике, исследуется опыт применения данного препарата в нашей стране и за рубежом, анализируется его влияние на древесину, химический состав, устойчивость к воздействию внешних факторов, безопасность, долговечность и другие параметры. Осенью 2006 года была выполнена антисептическая обработка чердачных помещений трех домов в деревне Ямка, имеющих печное отопление. В нынешнем году обработка будет продолжена.
Мы пытались применять прогрев памятников горячим воздухом в целях борьбы с жуком-точильщиком, но это оказалось энергозатратно. Для сравнения: прогрев горячим воздухом до достижения нужного эффекта занимает двое суток, а глубокий СВЧ-прогрев древесины токами высокой частоты – два часа. В 2005 году этот метод был опробован в (Эрмитаже, а потом) на Покровской церкви, деталях Преображенской церкви, доме Сергеева, на деревянных предметах из фондов. В 2006 году началось практическое применение микроволновой тепловой установки, позволяющей уничтожать личинки точильщика в толще бревна, не причиняя при этом вреда памятнику, испытания проведены и в этом году СВЧ-установка, созданная Московским государственным университетом леса по заданным нами параметрам, будет использоваться в полном объеме.
В октябре 2006 в отдел недвижимых памятников из США поступил акустический прибор для обнаружения жуков-точильщиков в элементах конструкций. Аудио-датчики и программное обеспечение разработаны компанией Stethographics STG, оказавшей большую помощь в поставке прибора. Национальный Фонд Мира (США) приобрел это оборудование на пожертвование Вики и Тома Чамберсов.
Маргарита Кистерная, старший научный сотрудник отдела учета и хранения недвижимых памятников, кандидат технических наук уже опробовала этот прибор на практике. В 2007 году мы сможем перейти к целенаправленному практическому применению новых технологий, обеспечивающих сохранность недвижимых памятников.
Как Вы считаете, необходимо ли пополнение экспозиции под открытым небом новыми интересными памятниками?
В основной экспозиции вряд ли нужно добавлять что-то новое, но на острове Кижи есть еще много мест, где могли бы разместиться памятники народной архитектуры.
Например, в северном конце острова или в деревне Ямка. Их можно было бы органично вписать в ландшафт и приспособить под жилье сотрудников или для других нужд музея. В этом смысле пополнение экспозиции желательно.
Какую роль для Вас играет остров Кижи?
Я рад, что в моей жизни есть остров Кижи. Он дал мне счастливую возможность быть ближе к природе и заниматься любимым делом. Работать в музее «Кижи» интересно, в первую очередь, потому, что здесь собрались интересные люди, сложилась хорошая атмосфера, много внимания уделяется повышению квалификации сотрудников.
С 2001 года по направлению музея я учился в московском Институте искусства реставрации по специальности «реставрация архитектурного наследия» и получил квалификацию «инженер-реставратор». В 2003 году получил диплом. Разработанная в моем дипломном проекте технология реставрации памятников деревянного зодчества без разборки была применена на бане у дома Яковлева. У этой технологии плюс в том, что она позволяет избежать сверления бревен при переборке сруба, используя для подъема деревянные клинья, а минус – в ее трудоемкости. Осенью 2003 года я проходил стажировку в штате Северная Каролина в США по вопросу обеспечения деятельности учреждений культуры, в том числе и музеев, в современных условиях.
Каковы Ваши планы на будущее?
Одним из новых направлений деятельности нашей службы является развитие сотрудничества с факультетом промышленно-гражданского строительства ПетрГУ и привлечением студентов для работы на острове Кижи.
Сотрудничество планируется в проектном ключе, и рассчитано на годы. Работа уже начата. Например, студенты ПГС выполняют компьютерные чертежи отдельных резных деталей памятников по нашим обмерам.
Для студентов – это учебное задание имеющее реальное практическое применение. Эти чертежи поступят к нам в музей и будут использоваться для работы. Совместный проект под названием «Цифровые технологии на службе реставраторов» разработан и представелен на конкурс Летнего университета – 2007. Целью его является объединение усилий студентов и специалистов музея в формировании виртуального «Атласа памятников деревянного зодчества музея-заповедника «Кижи», в который войдут данные о всех 87 памятниках музея. Для этого требуется планомерный анализ существующих данных о памятниках, сбор недостающих обмеров и создание двух- и трехмерных чертежей объектов.
Если студенты по итогам своей работе в Летнем университете напишут курсовые и дипломные работы, имеющие прямое практическое применение – это будет взаимовыгодно для ПетрГУ и музея «Кижи».
Имея несколько специальностей, собираетесь ли Вы поучиться еще чему-то новому?
В мае нынешнего года буду осваивать еще одну новую для себя специальность, получать допуск к работе с электричеством - это необходимо для работы с новыми электроприборами.
Я стараюсь быть в курсе всех существующих на сегодняшний день технических разработок, собираю информацию в специализированных журналах, в Интернете. Мне интересно следить за развитием плотницких технологий во времени - это неизученная тема.
Сегодня нет собранной воедино информации об истории плотницкого искусства. Может быть, когда-нибудь удастся поучаствовать в ее написании, при современном развитии информационных технологий это может стать реальным.
Сегодня есть возможность развиваться, профессионально расти, ведь профессии реставратора можно учиться всю жизнь.

Беседовала Татьяна Николюкина

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф