Галина Михайловская: "Жемчужный отсвет кижского неба..." VkontakteFacebook

С сотрудниками музея Кижи. 1984 г.Сын Стас МихайловскийДочь Анна МихайловскаяВыступление фольклорной группы на о.Кижи. 1990 г. Галина Михайловская

Более двадцати лет работает в музее Галина Александровна Михайловская, заведующая методическим отделом Блока организации экскурсионного обслуживания музея-заповедника «Кижи». Руководит подготовкой внештатных экскурсоводов, учебных программ, методических разработок экскурсий и справочно-методических пособий.

Галина Александровна, каков был Ваш путь к профессии? О чем Вы мечтали в детстве?
Я петрозаводчанка в первом поколении. Корни мои в Орловской и Черниговской губерниях. Родители познакомились в Саранске, куда мама, геодезист по профессии, попала по распределению после Московского землеустроительного института, а отец, выпускник ленинградского военного училища, гостил у своих родных. Потом его направили служить в Карелию. В Петрозаводске я и родилась.
Маме очень нравилась ее работа, полгорода построено с ее участием, позднее она преподавала в строительном техникуме. Она очень любила свою профессию, в ее устах слово «геодезия» звучало как музыка. Маме хотелось, чтобы я поступила на факультет промышленно-гражданского строительства, стала строителем, но эта профессия меня не увлекала.
Я всегда хотела преподавать, возможно, потому, что в нашей семье было четыре поколения педагогов. Мечтала стать преподавателем то музыки, то истории, а в девятом классе решила, что буду преподавать иностранный язык.
Окончив школу, поступила на французско-английское отделение факультета иностранных языков КГПИ. Мы были очень увлечены и французским языком, и Францией — ее историей, литературой, музыкой… При этом живых французов видели только один раз, на встрече с гостями из города-побратима Ля-Рошель. Да и французский язык в нашей стране в те годы востребован не был, даже наши преподаватели говорили: «Зачем он вам? Лучше учите английский!»
Где начиналась Ваша педагогическая деятельность?
В 1979 году судьба привела меня в старинное село на берегу Онежского озера: по распределению я приехала работать в Челмужи, преподавать английский язык. В школе было 115 учеников с 1 по 8 класс. Первое время, оказавшись в деревне, ощущаешь себя сосланной непонятно за что, но постепенно я привыкла, полюбила эти красивые места, подружилась с учителями, работниками Дома культуры. В деревне люди живут в особой замкнутой сфере, не каждого впуская в нее. И надо очень постараться, чтобы добиться доверия и расположения. Эта жизнь многому меня научила, а опыт, который я приобрела, очень помог потом в музейной работе. Четыре года я работала в этой школе и вспоминаю Челмужи только добрым словом, несмотря на то, что и в бытовом плане было тяжело, и школа была оборудована плохо. Многое делала своими руками, даже комплект учебников пришлось привезти из Сегежского района.
В Челмужах я встретила своего первого мужа, мы были классической для села парой: врач и учительница - все двери волей-неволей перед нами открывались. Сейчас жалею, что мало интересовалась историей села, ведь в то время там еще жили люди, много знающие и помнящие, носители известных заонежских фамилий, например Ключаревы, потомки челмужского священника. С теперешним умом и опытом сколько интереснейшего материала можно было бы там собрать! А что касается английского языка, то там он, конечно, мало кому был нужен. Спустя годы я встречала своих бывших учеников, большинство из них по-прежнему живут в своей деревне.
Для горожанки навсегда остаться сельской учительницей, наверное, трудно. Как дальше складывалась Ваша жизнь?
Вернулась я в Петрозаводск в 1983 году. Вакансий учителей иностранного языка ни в городе, ни в его окрестностях не было и не предвиделось. Пришлось устроиться регистратором в адресное бюро МВД, где очень пригодилось знание алфавита. Неизвестно, как сложилась бы моя дальнейшая судьба, если бы на помощь не пришли Кижи. С островом я была немного знакома — в детстве меня возили туда родители, а после девятого класса я работала летом групповодом в бюро молодежного туризма «Спутник». Работа заключалась в сопровождении групп по городу и на остров Кижи. Много раз бывала с туристами на острове, мне очень нравились эти поездки. Многократные посещения формируют впечатления и отношение к острову. До сих пор вспоминаю: группа уйдет с экскурсоводом, а я сижу под оградой: так хорошо, спокойно, красиво. В студенческие годы я с Кижами связана не была, хотя мои подруги работали экскурсоводами каждое лето.
Кижи — это серьезный поворот в судьбе. Наверняка, в ней появилось много нового?
На мою удачу, в музее открылась вакансия инженера по технике безопасности. Принимала меня на работу Людмила Васильевна Шилова. Месяца два я перепечатывала инструкции из разных сборников, а 18 апреля 1984 года уехала на остров Кижи и вскоре стала методистом отдела научной пропаганды.
Методист — это в первую очередь преподавательская работа, которой я всегда хотела заниматься.
Личная жизнь тоже сложилась по-новому. Здесь я встретила Максима Михайловского, который приехал сюда из Ленинграда. И хотя его специальностью была лазерная физика, он очень любил историю, был прекрасным экскурсоводом. В 1985 году у нас родился сын Стас, а в 1986 — дочь Аня. Для моих детей с самых ранних лет остров Кижи был местом, где они живут, а в городе только «зимуют». Стас «поселился» на Кижах в возрасте 1 месяц и пять дней.
Кижские дети 80-90 годов — это особая тема. Они росли целой ватагой, жили в Жарниково, ходили в детский сад в Ямке. У сотрудников музея, живущих в Жарниково, сложились почти родственные отношения, особенно по отношению к детям, которые с малых лет были вовлечены в разнообразную деятельность, много времени проводили в музейной экспозиции: они участвовали в выступлениях фольклорной группы, осваивали ремесла, работали мастерами-демонстраторами по проекту «Ожившая экспозиция», даже пробовали писать иконы под руководством Галины Фроловой. С самого детства они формировались в музейной среде, она воспитывала в них ответственность и трудолюбие. Сейчас Стас уже заканчивает исторический факультет университета, со школьных лет он работал с нашими музейными археологами Игорем Мельниковым и Константином Германом. Анна — студентка четвертого курса иняза, в прошлом году закончила курсы экскурсоводов и летом проводила экскурсии по музею.
В начале 90-х годов в нашей стране наметились перемены, увеличился поток иностранных туристов, и мой французский язык неожиданно оказался востребованным. За три месяца, в срочном порядке пришлось подготовить экскурсию и двух первых экскурсоводов. Однако преодолеть недоверие турфирм, которые настаивали на том, чтобы на маршруте работали их переводчики, было сложно. Тем не менее, довольно скоро хороший уровень подготовки экскурсоводов музея-заповедника «Кижи» сумел убедить скептиков, и своей работой нам удалось доказать, что кижские гиды лучше.
Сегодня многие турфирмы признают их лучшими на всем маршруте от Москвы до Санкт-Петербурга.
В чем заключается Ваша работа с экскурсоводами?
Преподавательская судьба сложилась удачно, много лет я учу экскурсоводов нашей работе. «Ребята, — говорю я им, — не довольствуйтесь достигнутым результатом, идите дальше. Экскурсовод — это и эрудиция, и творческий подход к работе». Радует, что наши экскурсоводы сами стремятся к совершенствованию: учатся на курсах повышения квалификации, осваивают новые иностранные языки. Например, испанский, итальянский языки в нашем городе можно изучать только самостоятельно. Уникальный случай — самостоятельное изучение турецкого языка. Туристы из экзотической для нас страны с гораздо большим доверием относятся к гиду, говорящему на их родном языке, их восприятие и поведение во время экскурсии заметно отличается от того, как это происходит во время работы через переводчика. Мы очень доверяем нашим экскурсоводам, ведь они — не только наши ученики, это наши коллеги, единомышленники, на которых всегда можно положиться.
Специфика нашего музея такова, что без экскурсионного обслуживания не обойтись: кроме информационной, экскурсия несет еще и организационную функцию. Познакомить с экспозицией несколько сот, а то и тысяч туристов одновременно — это непростая задача.
Кроме штатных сотрудников музея, летом 2006 года на острове Кижи работали 94 внештатных экскурсовода. Все они прошли подготовку на музейных курсах, сдали экзамены и по конкурсу были приняты на работу. Все честно, строго и объективно. Экскурсовод — лицо музея, нам дорог положительный имидж музея, который создавался годами и десятилетиями, трудом многих штатных и внештатных сотрудников. Сегодня при подготовке экскурсоводов расширяется заонежская тематика, внедряются новые программы. Для того чтобы повысить качество обучения, мы подготовили к печати справочно-методическое пособие «Традиционная культура русских Заонежья» — это большой коллективный труд сотрудников нашего музея. Сегодня на издательской базе музея выпущено 10 экземпляров этого по-своему уникального издания, в котором теория сочетается с практическими рекомендациями, оно прошло обсуждение на методических советах, внешнее рецензирование и готово к тиражированию.
В отличие от научных сборников, его можно совершенствовать, дополнять вновь открывшимися фактами и новыми сведениями. Это издание обязательно будет пользоваться спросом как у экскурсоводов, так и у всех, кто интересуется краеведением.
Помимо своих основных обязанностей, что еще для Вас было интересно в музее?
Несколько лет, можно сказать, с самого его основания, я участвовала в фольклорном коллективе нашего музея. Его вдохновитель Регина Борисовна Калашникова говорила, что в деревне пели все, никто никого специально не отбирал, и мы будем петь, как можем. Мы были очень увлечены этим делом и убедились, что пока сам не попоешь и не попляшешь, — не поймешь всей глубины народной песни, очарования танца. Да и психологическое воздействие народного искусства на человека очень велико: поешь на репетиции, как будто сам проживаешь то, о чем песня, и как будто легче жить становится. Запомнилась наша поездка на фестиваль в Литву: более теплый прием трудно себе представить! Наши северные протяжные песни покорили слушателей и стали для них настоящим открытием. Сегодня Фольклорно-этнографический театр музея-заповедника «Кижи» вышел на новый, значительно более высокий уровень, он очень украшает наш музей, редко где есть подобные коллективы. Ну а мы, первые, пели как могли и с большой теплотой вспоминаем об этом.
Что Вы считаете для себя наиболее важным на сегодняшний день?
Знаковые для себя вещи я берегу. Например, когда я начала работать в музее «Кижи», мне «выдали» стол, стул и зеленую лампу. С тех пор многое поменялось в жизни, а зеленая лампа неизменно стоит на моем рабочем столе. Говорят, что остров сам выбирает людей. Не знаю, так ли это и нужна ли ему я, но для меня остров Кижи значит очень много. Так уж сложилось: все, что отбирала судьба, — Остров возвращал или просто дарил то, о чем можно было только мечтать. И в работе, и в личной жизни. Здесь я встретила Юрия Геннадьевича Протасова, мы вместе уже более десяти лет, и я этим очень дорожу.
Годы на острове идут незаметно, один сезон за другим. Вот и мой юбилей подошел. Хочу, чтобы подольше пожил мой отец, чтобы дети нашли свой путь в жизни и не пожалели о своем выборе, а еще — поработать в музее, когда отреставрируют Преображенскую церковь, увидеть ее такой, какой помню с детства: без вспомогательных конструкций, с золоченым иконостасом в кафоликоне.
И конечно, чтобы интерес к Кижам у людей с разных концов Земли не ослабевал, чтобы они стремились сюда снова и снова, ведь жемчужный отсвет кижского неба — это неповторимо и незабываемо.

Татьяна НИКОЛЮКИНА

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф