Преображенская церковь в бликах времен VkontakteFacebook

Кижи. Деревянные церкви острова Кижи. Кижский архитектурный ансамбль после реставрации. Фото М. Федорова. 1977 г.Церковь Преображения Господня. Преображенская церковь. 1926 г.Чертеж-схема Преображенской церкви Кижского ансамбля. Проект реставрации Преображенской церкви, выполненный техником Петровым. 1866 г.Преображенская церковь о. Кижи, 1912 г.Преображенская церковь о. Кижи, 1904 г.Преображенская церковь о. Кижи в строительных лесахПреображенская церковь о. КижиКижский ансамбль, 1914 г.

Преображенская церковь приближается к своему 300-летию. В таком возрасте 100, 150 и даже 250 лет могут показаться мигом – жизнь так быстротечна. И к тому же время требует перемен. Не избежала их и Преображенская церковь Кижского погоста. Но на пользу ли церкви были эти перемены, не раз кардинально изменявшие ее первообраз?

Затрачены усилия опытных мастеров, материальные средства, встревожено многовековое сознание людей, ставших вдруг атеистами и вновь возвращающихся в церковное лоно.

Попробуем во всем этом разобраться. И, уверена, каждый ответит на эти вопросы по-разному – у каждого своя правда.

На пользу ли пошли церкви, уже накопившей много «болезней», первые крупные преобразования к ее 100-летию? К 150-летию Преображенская церковь пришла в ветхое состояние, и произведенные в тот период ремонтные работы были явно необходимы и своевременны. Накануне своего 225-летия, в бурное время социалистического строительства, став признанным шедевром, венцом народного зодчества, церковь лишилась своего духовного смысла и была объявлена историческим памятником. В годы «великой реставрации» 1949-1959 годов памятнику был возвращен его первоначальный образ: снята тесовая обшивка, железо на куполах заменено на лемех. Блики времени, обозначив лишь самые значимые вехи, позволили уловить черты исторических перемен, круто развернувших жизнь церкви в соответствии с политическими воззрениями новой власти. К грядущему 300-летию должен завершиться круг преобразований, и вновь зазвучит молитва и песнопение в древних стенах Преображенской церкви. Все в жизни возвращается на круги своя…

1714 – 1814 годы. Первые ремонтные работы

В 100-летнем возрасте Преображенская церковь Кижского погоста изменила свой первоначальный образ кардинальным образом: бревенчатые срубы были обшиты тесом, а многочисленные главы обиты листовым железом. Наружная обшивка была отдана по Договору в 1818 году подрядчику Егору Потапову «с товарищи», а обивка глав железом – подрядчику Егору Михееву. Листовое железо и гвозди закупали в Петрозаводске у купца Андрона Гаврилова, а также в Санкт-Петербурге.

Деньги на закупку собирали заранее с местных прихожан. Так, «18 июня 1814 года священник Петр Нефедьев собрал 1100 рублей 5 копеек, а также 100 пудов листового железа и гвоздей на 50 рублей».

Из архивных документов известно, что в ремонтных работах принимали участие крестьяне деревень Кижского прихода: Ольхино, Телятниково, Ерснево, Пустой берег, Липовицы, Волкостров, а также Великогубского и Типиницкого приходов, Кузарандской волости.

1714 – 1870 годы. «Исправлена извне и снаружи»

К 150-летию церкви в 1864 году состояние ее потребовало «... неотложных поправок по причине ветхости... бочки под 22 главами все обогнили и требуют переделки и перекрытия новым тесом, а в самой церкви покривившиеся полы перестлать, и, если можно будет, поднять осевшие стены на фундамент».

В феврале 1866 года секретарь Строительного отделения Губернского правления Г. Петров составил план и смету на исправление «всех ветхостей в ней оказавшихся».

Для проведения столь крупного ремонта нужны средства. С этой целью в 1866 году была исходатайствована Сборная книга для записи пожертвований разными лицами на поправку церкви, а также по ходатайству местного причта в 1867 году был учрежден Комитет по исправлению Преображенской церкви.

Намеченное поновление церкви было воспринято не всеми единодушно: так в октябре 1867 года крестьянин Акакий Воронцов предложил построить церковь в другом месте, но не получил на это согласия.

Подготовка к поновлению церкви продолжалась.

18 февраля 1869 года был составлен Договор: «..мы, нижеподписавшиеся Повенецкого уезда Пудожского прихода государственные крестьяне Родион Поташев и Гавриил Насонов, составили Договор с Комитетом по поновлению церкви Преображения в Кижах о том, что мы обязались выполнить плотницкие и другие работы. Всю работу обязуемся выполнить за 850 рублей, свое продовольствие и жилище, и обязуемся начать работу 1 апреля и закончить ее обязательно 1 октября 1869 года».

Сметой расходов предполагалось: уложение под стены фундамента; подведение под все церковные стены двух новых венцов; снятие старой наружной обшивки и покрытие стен новыми досками; разборка перекосившегося внутреннего свода («небес»); поновление балок пола, полов и потолков; покрытие стен изнутри досками; разборка пристройки (трапезной) и ее укрепление; покрытие стен изнутри досками; полное покрытие наружной кровли.

Ремонтные работы выполнялись под наблюдением подрядчика Евдокима Фалалеева.

В результате ремонта в 1870 году церковь была «исправлена извне и снаружи»: паперть покрыта «в два новых теса»; внутренние стены обшиты досками; настланы новые полы.

По смете также предусматривалась обшивка внутренних стен в притворе и устройство потолка. Но, согласно Указу Олонецкой Духовной Консистории обшивка внутренних стен в притворе была отменена, а устройство потолка временно отложено.

Обновление интерьера церкви предусматривало золочение иконостаса. Для сбора средств по его золочению церковный причт и прихожане обратились с просьбой к Епархиальному начальству о выдаче Пригласительного листа на имя крестьянина деревни Волкостров Ивана Никонова. Пригласительный лист Олонецкой Духовной Консистории был выдан с разрешения Епископа Палладия.

На ремонт церкви и позолоту иконостаса было пожертвовано разными лицами печеным хлебом, рожью, овсом, шерстью, полотенцами, холстом, во время хождения по приходу с иконой Божией Матери и Всемилостивого Спаса; а также разными процентными бумагами. Крестьянской вдовой Кижского прихода Стефанидой Андреевной Моржовой было пожертвовано процентными бумагами 1000 рублей серебром. Пожертвования поступали из Петербурга и Ревеля от местных купцов.

В старину скрупулезно учитывали церковную казну, уверенно и надежно действовали подрядчики, «добросовестно и добротно», в сжатые сроки выполняя порученное им привычное дело не во вред, а на пользу церкви.

1714 – 1937 годы. Православный храм стал памятником

Будничное восприятие красоты кижских церквей местными жителями Заонежья подтверждается ответом на запрос, присланный из центра о наличии памятников искусства на территории Олонецкой губернии в 1919 году: «Волостной Исполком доводит до сведения, что в пределах Кижской волости памятников старины не имеется».

Иначе восприняли кижские церкви представители российской интеллигенции, отметив «...невиданный размах строительной фантазии в Кижах (И.И. Билибин). «... Шедевром, который смело можно назвать венцом народного творчества», — считал Преображенский храм выдающийся архитектор М.В. Красовский в 1916 году.

Специалисты призывали беречь от «варварских ремонтов и вандальского уничтожения» древние деревянные церкви, убеждая сохранять их «как этнографические реликвии от прошлого времени».

Постепенно приобретался опыт и навык работы по спасению старинных деревянных церквей в России. К началу XX века источниковая база по изучению была уже довольно значительной: проводилась огромная работа по сбору, сохранению, обследованию местных памятников древности, их фотофиксации, а также принимались меры против их уничтожения. С 1912 года Императорская археологическая комиссия установила контроль за ремонтом старинных церквей.

В начале XX века на Север началось паломничество художников и архитекторов: их привлекало то, что еще сохранилось здесь в своей первозданности.

В 1920 году, во время гражданской войны, в результате попадания снаряда была разбита первая глава снизу, расположенная над притвором, в нескольких местах повреждена кровля и выбиты стекла.

В свое 200-летие Преображенская церковь обрела новое значение: православный храм стал ПАМЯТНИКОМ. С приходом советской власти отношение к объектам церковного назначения изменилось в значительной степени. В 1920 году наиболее выдающиеся памятники искусства и старины ставятся под государственную охрану. Кижские строения получили Охранное свидетельство 11 августа 1920 года «... как выдающиеся памятники, находящиеся под охраной Правительства, состоят в ведении Отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины Комиссариата народного просвещения, не могут видоизменяться и перестраиваться, а также быть занятыми какими-либо учреждениями или лицами без разрешения Отдела, а находящиеся в этих церквях иконы и церковное убранство не могут быть без ведома разрешения Отдела перемещены и не подлежат реквизации».

По договору здания были переданы верующим Кижского прихода в бесплатное пользование для проведения богослужений. В Преображенской церкви службы проводились со дня Пасхи до праздника Покрова (14 октября). Одновременно предусматривалось проведение экскурсий «с разъяснениями об использовании церковных атрибутов».

В 1936 году Кижскому сельсовету было рекомендовано «немедленно взять под свое наблюдение и охрану церковь-музей...». Ключи были изъяты «насильственно, без всякого переучета церковного имущества председателем местного сельсовета». Представители церковного совета и верующие (около 1000 человек против 80) выразили протест против изъятия храма и обращения его в светский музей. Устройство музея в церкви верующие сочли нецелесообразным в связи с тем, что «...наша местность – захолустье... нет дорог... не сможет обеспечить посещаемость... нанесет духовное оскорбление чувствам верующих». Жалобные петиции прихожан в московский Кремль успеха не имели.

В 1937 году Преображенский храм был закрыт. Народному Комиссариату просвещения КАССР было предложено принять церковь от Кижского религиозного объединения в ведение Комиссии по охране памятников старины, оставив для отправления религиозных обрядов верующих вторую, Покровскую церковь.

Таким образом, Преображенский храм, после 223-летнего, регулярного использования прихожанами, лишился своего первоначального предназначения и духовного смысла.

1714 – 1959 годы. Великая реставрация и мировая известность

В 1939 году кижские строения были включены в перечень памятников революции, культуры и архитектуры по КАССР, рекомендованных в состав Списка памятников общесоюзного значения. Но в связи с началом войны 1941 – 1945 годов это произошло только в 1948 году.

Война оставила неизгладимый след в истории Кижского ансамбля. Заонежье и остров Кижи были оккупированы финскими войсками. В кижских церквях возобновилась служба для финских солдат. Местное оккупированное население стало приобщаться финскими проповедниками к восстановлению часовен и церквей, возобновлению в них службы. Службу вели православные священники на русском языке.

На территорию Заонежья в октябре 1942 года по приказу Ставки главнокомандующего финской армией Маннергейма прибыли ученые: архитекторы, искусствоведы, фольклористы, антропологи и художники, а также специалисты по древнерусской живописи. Среди них был Ларс Петтерссон, магистр истории искусств, младший лейтенант, уделивший в своих исследованиях особое место церкви Преображения Господня. Им была составлена «Историческая реконструкция Преображенской церкви», зафиксированы схемы иконостасов двух кижских церквей.

Ларс Петтерссон, доктор Бертил Хинцен и магистр Пенти Хяркенен сделали подробное описание многочисленных икон, определили стоимость каждой. Кроме обследования икон в задачу Ларса Петтерссона входила также их эвакуация в Финляндию с целью сохранения. После окончания военных действий все иконы предполагалось возвратить на прежнее место.

В январе 1944 года в Художественной галерее в Хельсинки вывезенные из Заонежья наиболее ценные иконы, большая часть из которых принадлежала кижским церквам, были представлены на выставке. Иконы, представляющие особый интерес, отреставрировал финский художник Ханнес Малисто. Каталог «Охрана памятников культуры в годы войны. Иконы Восточной Карелии» к выставке издал Ларс Петтерссон». В связи с капитуляцией Финляндии и выходом ее из военных действий правительство Советского Союза потребовало возврата вывезенных из Карелии икон. Осенью 1944 года финны возвратили иконы в Петрозаводск. К сожалению, иконы «неба», снятые финнами одновременно с иконами иконостаса Преображенской церкви, но не вывезенные из Петрозаводска в Финляндию, были уничтожены: «завхоз Дома культуры зимой 1944/1945 года истопил на дрова росписи купола Кижей».

После войны Ларс Петтерссон защитил диссертацию «Культовая архитектура Заонежья», основанную на материалах, собранных им в период оккупации Заонежья в 1943 – 1944 годы. На основе диссертации в 1950 году в Хельсинки была издана монография, в которой впервые все культовые церкви и часовни Заонежья были описаны, классифицированы, определены этапы их строительства. Ларс Петтерссон разработал подробную типологическую схему конструкций, архитектурных деталей, плотницких инструментов и материалов. Все это имеет непосредственное отношение к Преображенской церкви. Монография сохраняет свою ценность и в настоящее время.

В 1989 году по приглашению Карельского отделения Советского фонда культуры и музея «Кижи» Ларс Петтерссон принял участие в научной конференции в честь 275-летия Преображенской церкви. Тогда же он подарил музею копии материалов, собранных им в Карелии в годы войны.

В послевоенные годы судьба кижских построек обрела новый статус: 2 октября 1945 года территория ансамбля стала государственным заповедником.

В жизни 230-летней церкви начались крупные ремонтно-реставрационные работы 1949 – 1959 годов под руководством московского архитектора А.В. Ополовникова, в результате которых ансамбль получил мировую известность.

Виола ГУЩИНА, ст. научный сотрудник отдела истории и этнографии

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф