Корбовские рассказы VkontakteFacebook

Часовня Знамения Богоматери в деревне Корба, построенная во второй половине XVIII векаЧасовня Знамения Богоматери в деревне Корба, 1943 г.Корбовские рассказыКорбовские рассказы

Жемчужина из ожерелья

Мне хочется рассказать о часовне в родной деревне Корба, которая расположена в пяти километрах от знаменитого Кижского музея под открытым небом. Она находится на Большом Клименецком острове и является одной из жемчужин знаменитого Кижского ожерелья. Часовня Знамения Богоматери построена во второй половине XVIII века. Родители рассказывали, что, по легенде, построить ее хотели на соседнем полуострове: метрах в пятистах – на Кузнецком наволоке. Лес оставили на том наволоке, а утром обнаружили его на нашем корбовском. Так повторялось несколько раз. И тогда решили построить часовню в Корбе. Удивительно удачно было для нее выбрано место. Стройный сруб, обрамленный резными полицами, своим очертанием сливается с силуэтами разлапистых елей. А если на озере появляются волны, то белые буруны разбиваются о камни на берегу, до стен часовни долетают только редкие брызги. А в полный штиль в пяти метрах от стен часовни появляется большое «зеркало», в котором отражается все великолепие постройки. Еще чуть дальше от берега в середине лета возникает ковер из белых цветущих водорослей, при любом дуновении ветра или волн от проезжающих судов движущийся как живой.

Чуть ближе к деревне стоял маленький крест под резным навесом. Рядом с ним, со стороны часовни находилась ограда из резных зубцов, основание которой было выложено из камня. Ворота были массивные, тоже резные. В 30-е годы XX века крест, ворота и деревянную часть ограды покрасили масляными красками.

Многие художники приезжали рисовать этот памятник деревянного зодчества. А мы, детвора, прибегали посмотреть, как они работают. Наверное, мы мешали им, но художники не прогоняли нас, а иногда даже давали листы бумаги, чтобы мы тоже рисовали.

Сейчас креста, ограды и ворот нет, но часовня отреставрирована и смотрится так же великолепно, как и столетия назад. Сливается с очертаниями елей – ее не сразу обнаруживает глаз, но когда ее увидишь – сердце радуется.

Ключ

Внутри корбовской часовни, между молельной и трапезной, была окованная железом дверь, которая открывалась большим тяжелым ключом. История у этого ключа особая.

Пока в часовне проходили службы, все было хорошо. Потом в 1941 году началась война, финны оккупировали Заонежье, и все население из окрестных кижских деревень вывезли в концлагеря в Петрозаводск. После войны мало кто вернулся обратно.

Ключ во время войны остался у Петра Макаровича Июдина. Деда Пётрай – так назвали его в деревне, родился во второй половине XIX века, был дядей моего папы. Во время войны он оставался на оккупированной территории и помогал партизанам. Партизаны бывали в деревне, но в дома не заходили, потому что зимой по следам легко было узнать, к кому они приходили. А часовня стоит в стороне от дороги, следы не так заметны. А если прийти со стороны мыса, с севера, где часто появлялись наледи, к ней можно было подойти незаметно. Этим партизаны и пользовались. Они в часовне отсыпались после трудных переходов, набирались сил, чтобы продолжить борьбу. Ключ служил доброму делу.

После войны еще долгие годы ключ был у деда Петра.

Потом в 50-60-е годы мой папа Михаил Иванович Июдин был назначен А.В. Ополовниковым смотрителем часовни, и ключ перешел к нему. Внутри все сохранялось в порядке: иконы, росписи неба, утварь и библия. Иногда папа водил детей и взрослых в часовню, показывал нам все внутри и рассказывал об иконах, службах. Рассказывал о людях родной деревни, различных интересных случаях из их жизни, чем люди занимались, как проходили праздники, какие были обычаи.

Позже иконы и утварь из часовни были вывезены. Тяжелую кованую дверь сняли, а ключ так и остался в нашей семье как реликвия, передаваемая из поколения в поколение и хранящая историю нашей малой родины.

Вот моя деревня

О часовне в деревне Корба я уже рассказала, а теперь хочу вспомнить деревню, где находится эта часовня, посвященная Знамению Богоматери. Надо сказать, что иногда употребляется ошибочное название: корбинская часовня, тогда как правильно – корбовская. У нас ее всегда называли именно так: корбовская часовня, корбовские поля, а жителей нашей деревни звали корбляна.

Это теперь совсем маленькая деревня, всего семь домов. До Великой Отечественной войны деревня Корба была значительно больше: двадцать пять домов, три из которых были двухэтажными. Многие дома были построены на две половины. В них жили большими семьями по нескольку поколений.

Наш дом был не большой, не маленький, но даже в нем длина досок на полу в комнате достигала 12 метров.

Разделенная перегородками изба состояла из трех частей: прихожей, столовой и кухни с русской печью. Еще была большая комната – горница с лежанкой.

В центре деревни дома располагались в два порядка с широкой улицей посередине.

Вся деревня располагалась на самом берегу озера. Когда вода в озере поднималась, в бани ездили на лодках.

По рассказам старых жителей, деревня не всегда стояла на этом месте. Сначала она была построена на высоком холме в двух километрах от теперешнего места. Возможно, тогда озеро уходило дальше в глубь острова, а потом отошло от холма. Вокруг холма топкие болота, на которых раньше росла клюква, а сам холм до сих пор так и называется – Корба. Там были поля и что-то похожее на фундаменты, но все давно заросло.

Население занималось огородничеством, животноводством, рыболовством и различными ремеслами. В деревне многие семьи носили одинаковые фамилии, чаще всего – Прохоровы, Июдины, Гагарины, Ивановы.

Много, по рассказам, было интересных людей. Один мужчина был очень сильный. О нем так рассказывал мой папа: «Поехал я с ним за сеном, а снегу в лесу было очень много. Нагрузили большой воз, поехали, а лошадь не может тянуть, и воз съехал с дороги. Тогда мужик распряг лошадь, погладил ее, ласково приговаривая, отвел в сторонку. Сам впрягся, вытащил воз на хорошую дорогу и только тогда запряг лошадь, чтобы ехать дальше. Однажды с ним поспорили молодые мужики, что он не сможет поднять угол бани, а он подошел и поднял перед бани – два угла, при этом смеясь и приговаривая, куда же ее теперь развернуть?»

В деревне одну половину жителей называли «баянниками», а вторую «водохлебами». В доме, что первый стоял от часовни, жила семья Баянниковых. Не понравилась такая кличка семье, и хозяин взял другую фамилию – Силин. Так и стоит до сих пор в Корбе силинский дом.

Жили люди дружно, весело и много работали. На все крупные праздники отправлялись в церковь на острове Кижи, потому что это святое место было центром всех деревень, объединяло весь край и живущих там очень гостеприимных, работящих, любящих природу людей.

От редакции

Как пояснила Галина Фролова, старший научный сотрудник отдела фондов музея-заповедника «Кижи», иконы второй половины XVIII века из корбовской часовни Знамения Богоматери хранятся в фондах музея «Кижи». Решение о демонтаже внутреннего убранства часовни и переносе его в музейное хранилище было принято в целях обеспечения сохранности. Сегодня иконы находятся в хорошем состоянии, но требуют реставрации, так как яркость их красок скрыта под слоем потемневшей олифы.

Алевтина ЕРМОЛИНА (ИЮДИНА), уроженка д. Корба

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф