Марьин двор VkontakteFacebook

Мария Петровна Степанова

Марию Петровну Степанову, жительницу деревни Ямка, на острове Кижи и в округе знают все. О ней писала и наша газета, но как нельзя объять необъятное, так нельзя все рассказать о человеке с такой непростой и интересной судьбой.

Коренной заонежанке Марии было 14 лет, когда финны оккупировали ее родную Толвую. Их семья, в которой было шестеро детей, вместе с другими толвуйцами была выселена. За годы оккупации много пережили горя: и голод, и холод, и непосильный труд. Сегодня Мария Петровна имеет статус малолетнего узника и о пережитом вспоминает с болью: «После освобождения вернулись мы в Толвую, а дома-то нет! Наш дом и еще четыре соседних финны разобрали и вывезли – строили из них блиндажи на линии обороны. Жили мы у чужих людей. Я потом финнам это долго не могла простить».

И после войны жизнь не была легкой. Кое-какое добро, закопанное перед выселением, удалось найти. Его и выменивали на еду. «Конскую сбрую с медными украшениями мама выменяла на мешок мерзлой брюквы, — вспоминает Мария Петровна, — а сбруя была – чудо! Когда начистишь — золотом на солнце горела! Если бы можно было ее сейчас вернуть – я бы выкупила, да где уж теперь!»

А вот икону «Зосима и Савватий», пролежавшую всю оккупацию в земле, семья сохранила, она и сегодня украшает горницу в доме Марии Петровны: «Эту икону рисовал Григорий Осипович Ганьков, — говорит она, — это наши святые!»

Действительно, основатели Соловецкого монастыря имеют прямое отношение к Заонежью: Зосима Соловецкий был уроженцем Толвуи. Это старинное заонежское село знаменито еще и тем, что здесь в XVII веке отбывала ссылку инокиня Марфа – мать Михаила – первого русского царя из династии Романовых.

Уже много лет жизнь Марии Петровны связана с музеем «Кижи».

«На Кижах я живу 34 года. В августе будет 19 лет, как работаю в музее, убираю административное здание, топлю печь в гостинице в деревне Ямка. Не могу уйти с работы! А сколько до этого работала – и не сосчитать. Трудовая книжка у меня только с 1945 года, в ней не все записано. Борис Гущин говорит: «Мария Петровна, шли бы вы смотрителем работать: и платят больше, и работа легче». А мне смотрителем скучно – я жизнь люблю.

В музейной библиотеке работает моя дочь Анна, зять Федор Штурмин и внук Николай – в Плотницком центре. У меня есть еще один внук Николай, живет в Петрозаводске, ему 18 лет. Внук Виктор учился в Медгоре на водителя, успел поработать здесь на острове, в отделе у Александра Любимцева, а осенью его призвали в армию. Служит далеко: в Даурии – 450 километров от Читы. Пишет мне письма: «Бабушка, не беспокойся, здесь все хорошо, но очень скучно! Бабушка, ты меня многому научила, говорила: «Делай ладно!» Это мне очень пригодилось, и я за это тебе очень благодарен!» Я всех своих внуков очень люблю!

Зима в этом году долгая, да еще в конце марта снегу навалило — с дому выбрести нельзя. Весны не видно. Хорошо, что музей оплачивает дрова и свет. Живу я в доме-памятнике, ко мне часто заходят гости чаю попить. За чаем разговор хороший получается, я люблю слушать и сама рассказываю истории разные. Вот был у меня в гостях Лужков с женой и дочками, я сахар щипцами колола, а девочки и говорят: «У нас в Москве сахара нет!» А я и говорю: «Юрий Михайлович, что ж это у вас дети сахару-то не видали!» А он смеется!

Я много разных людей повидала, и считаю, что лучше людей, чем у нас в Заонежье, – нигде нет».

Гостеприимный дом Марии Петровны всегда открыт для людей, которые тянутся к этой хорошей мудрой женщине, ведь добро, которое она излучает, озаряет всех вокруг.

Татьяна НИКОЛЮКИНА

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф