Звонкий символ России VkontakteFacebook

Звонкий символ РоссииЗвонкий символ РоссииЗвонкий символ РоссииЗвонкий символ РоссииЗвонкий символ РоссииСело ПурехЗвонкий символ РоссииЗвонкий символ РоссииЗвонкий символ РоссииЗвонкий символ России

11 ноября в Лекционно-выставочном комплексе музея-заповедника «Кижи» начнет свою работу новая выставка под названием «Музыка дорог», где будут представлены поддужные колокольчики из фондов музея-заповедника «Кижи» и частной коллекции О.Б. Лаврова.

Однозвучно гремит колокольчик...

О музейной коллекции колокольчиков в преддверии открытия выставки рассказывает ее автор, ст. н. сотрудник Виола Гущина.

Ямской колокольчик, этот уникальный атрибут русской действительности, в колокольном море – явление сравнительно позднее: его появление отмечено самым началом XIX века.

Главной утилитарной функцией колокольчика можно считать сигнальную, которая действует для обеспечения безопасности движения и как «оберег» - защита человека и лошади от хищных зверей, отпугиваемых звоном колокольчика.

Поддужные колокольчики, как правило, украшались различными надписями. Постепенно отрабатывались излюбленные декоративные мотивы и словесные выражения. Колокольчик стал явлением фольклора, отражая в своих надписях вековую народную мудрость, сохраняя живую устную форму речи без учета правил орфографии: «Нет барыша, зато слава хараша», - так образно отражена одна из черт русского характера. Множество загадок, пословиц, поговорок, небылиц и цитат из песен и романсов вызывают у исследователей особый интерес к надписям («Кричю безорьта гоню бесь кнута», «Коза с волкомъ тягалась адна асталас» и др.). Известная песня на стихи Федора Глинки «Вот мчится тройка удалая» вошла в оформление колокольчиков разными цитатами, постепенно укорачиваясь и превращаясь в самую распространенную запись: «Дар Валдая».

На тулове колокольчиков, поступивших в фонды музея «Кижи», имеются изображения Георгия Победоносца – покровителя воинов, скота и семейного благополучия. Среди декоративных мотивов встречаются солярные знаки («обереги»), мировое «Древо жизни», образ Птицы, «Поля благодати» (в виде точек на необработанной фактуре колокольного тулова).

В фондах музея «Кижи» собрано около 100 колокольчиков, среди них есть датированные (с 1802 по 1880 год), имена более десятка мастеров известны.

Поступление колокольчиков в фонды продолжается. Особенно значимым было поступление 27 колокольчиков и бубенцов из личной коллекции карельского писателя и поэта Ивана Костина, переданных им в дар музею в 2003 году. В настоящее время произведена полная цифровая фотофиксация всего колокольного фонда музея.

Внимание! акция!

Музей-заповедник «Кижи» в рамках работы выставки «Музыка дорог» проводит акцию: «Принимаем в дар КОЛОКОЛЬЧИКИ!» Телефон: 78-32-52. Отдел фондов.

Колокольчики, бубенчики звенят, звенят...

Об истории возникновения поддужных колокольчиков и о своей частной коллекции рассказывает Олег ЛАВРОВ, научный сотрудник Института геологии КарНЦ РАН.

Вместе с расцветом курьерской и почтовой езды на тройках возникла потребность в специальных сигнальных средствах. Они должны были издавать звуковые сигналы, слышимые на значительном удалении и выполняющие две задачи. Первая - потребовать от пешеходов и экипажей немедленно освободить дорогу для курьерской или почтовой повозки. Ведь тройка, особенно курьерская, мчалась с большой скоростью, а правил дорожного движения в те времена не существовало. Поэтому велика была опасность столкновения с людьми и повозками. Вторая задача — известить персонал очередной почтовой станции о необходимости своевременно подготовить смену уставшим лошадям. Продолжительные остановки для перепряжки лошадей были недопустимы.

В странах Западной Европы в качестве звукового сигнального средства широко использовался в то время почтовый рожок. Попытки привить российской почте рожок предпринимались со времен Петра I, но окончились неудачей. Ямщики (так в России до конца XIX века называли крестьян, исполнявших ямскую, затем государственную извозную повинность, они были кучерами на ямских лошадях) предпочитали обходиться удалым свистом и молодецкими криками, призывая встречных и попутных уступить дорогу. Ямщиков наказывали штрафами и побоями, но наказания не помогали. Почтовый рожок остался лишь эмблемой российской почты.

Наконец, в последней трети XVIII века кто-то придумал использовать для сигнальных нужд бронзовый колокольчик, миниатюрную копию церковного колокола. Удобное место для подвески колокольчика сразу нашлось – дуга над головой коренника (средней лошади) тройки. Колокольчик туго привязывался к средней части дуги сыромятным кожаным ремнем. Во время езды раскачивался язык, который бил по внутренней стороне стенки колокольчика и тем самым производил звон. Колокольчик, подвешенный под дугой тройки, стали называть поддужным, а также почтовым или ямским.

Поддужные колокольчики выполняли две функции. Главной была сигнальная функция. Колокольчик издавал громкий, требовательный звон, который был слышен за две версты. Другая функция – эстетическая. Курьерам, пассажирам и ямщикам приходилось преодолевать огромные расстояния по бескрайним российским просторам. Приятный звон колокольчика, радуя слух, скрашивал однообразие утомительной езды, которая нередко растягивалась на много дней. Поэтому звон колокольчика был одновременно и сильным, и нежным.

Езда на тройках с колокольчиками в XIX веке стала очень популярной. Вслед за почтовыми тройками появились тройки многочисленных частных владельцев. Потребности в изготовлении колокольчиков быстро росли. Литье колокольчиков в России с самого начала приняло кустарный характер. Кустарные предприятия были мелкими, но получили широкое распространение во многих городах и селениях страны. До последнего времени считалось, что родоначальником промысла по изготовлению почтовых колокольчиков являлся город Валдай Новгородской губернии, который выгодно располагался посредине тракта Санкт-Петербург – Москва, главной почтовой магистрали России. Но в спор о первенстве литья звонких атрибутов конской упряжи вмешался город Тюмень, и этот вопрос остается открытым до сих пор. Валдайские литейщики изготовили довольно большое количество поддужных колокольчиков в начале XIX века. Они сразу же завоевали популярность в народе, благодаря красивой форме, великолепным акустическим свойствам, незабываемым надписям. Их слава была столь велика, что на всероссийском рынке появляется масса псевдовалдайских колокольчиков, производство которых наладили в селе Пурех Нижегородской губернии и в некоторых других местах.

Многие мастера любили снабжать свои изделия литыми надписями и украшениями. Часто ставилось имя мастера, год и место изготовления. Интересны отлитые на колокольчиках всевозможные крылатые фразы: «Дар Валдая» (слова из песенной строки «И колокольчик - дар Валдая»), «Кого люблю, того дарю», «Купи, не скупись, езди, веселись», «Звенит - потешает, ездить поспешает» и другие. Широко применялся различного рода орнамент. Излюбленными изобразительными мотивами были одноглавый и двуглавый орлы, святой Георгий Победоносец. На некоторых колокольчиках изображались медали, которыми были награждены мастера на российских и международных сельскохозяйственных и промышленных выставках. Езда троек со звоном, принявшая массовый характер, нередко вносила сумятицу в работу почтовой службы. Ямщики на почтовых станциях, заслышав звон колокольчика, часто бывали не готовы, думая, что едет какое-то частное лицо, а не почта.

Многочисленные жалобы почтового ведомства на любителей ездить со звоном привели к тому, что правительство не раз в XIX веке издавало постановления, запрещавшие употребление колокольчиков частными лицами. Разрешение давалось только тем, кто служил на почте или в земской полиции, и лишь на время исполнения ими служебных обязанностей.

Однако подобные запреты научились обходить. С середины XIX века на шеи всех трех лошадей стали надевать кожаные ошейники с укрепленными на них гирляндами бронзовых бубенцов. Устройство бубенца в виде глухого полого шара с дробиной внутри не позволяло в отличие от раскрытого колокольчика с подвешенным языком извлекать сильный звук. Поэтому на бубенцы запреты не распространялись, и эти приятно звучащие предметы можно было применять в неограниченном количестве. Отсутствие ограничений на число употребляемых бубенцов привело к тому, что из множества бубенцов, подобранных по размеру, а следовательно, и по тону, стали создавать «гамму» – созвучную группу, производившую при езде «согласный» звон.

К концу XIX века запреты на применение колокольчиков утратили свою силу. На тройках стали одновременно употребляться как бубенцы, так и колокольчики. Два-три десятка бубенцов вместе с 1-3 колокольчиками специально подбирались в созвучие. Этот ансамбль по своему звучанию был совершенно неповторим и вошел в историю под названием «ямской гармони».

Несколько слов о моем собрании колокольчиков. Любая коллекция начинается с первого экземпляра. Для меня навсегда останется памятным летний день 1985 года, когда в таежной глуши, на берегу небольшой сибирской реки Суенги, среди галечника я обнаружил маленький старинный колокольчик, покрытый патиной. Я был настолько поражен и восхищен находкой, что называю ее «любовью с первого взгляда». С тех пор прошло более двадцати лет. Теперь в моей коллекции около ста колокольчиков, отлитых в нашем Отечестве, Финляндии и Швеции. Среди русских колокольчиков на выставке можно будет увидеть изделия крупнейших колокололитейных центров - г. Валдая Новгородской губернии, с. Пурех Балахнинского уезда Нижегородской губернии, г. Касимова Рязанской губернии и г. Слободского Вятской губернии, а также единичные колокольчики из Павлова-на-Оке, Елабуги (ныне Татарстан), Ярославля, Шадринска (ныне Курганская обл.), Тюмени и др. Из финских колокольчиков, отлитых в то время, когда Финляндия входила в состав Российской империи и в первые десятилетия после обретения независимости, интересны изделия мастерской Хейкки Юутилайнена, которая существует и поныне, а также копии валдайских колокольчиков, изготовленные в дер. Каакамо (северо-западная Финляндия) мастерами страны Суоми. В коллекции имеется один из самых первых валдайских колокольчиков, отлитый мастером Филиппом Терским, редкий заказной колокольчик касимовского мастера Ефима Мазурина, а также финские колокольчики: Карла Нюберга и заказной для А. Карвонена из Йоэнсуу.

На выставке представлены отдельные редкие отливки Ивана Митрофанова (г. Валдай), Ивана Кислова и Лабзенкова (г. Касимов), Ивана Марычева, Ивана Молева, Михаила Трошина, Федора Веденеева, Овечкина (с. Пурех), Алексея Ерохина (дер. Осташино около Пуреха), Алексея Чигунова (дер. Бурцево около Пуреха) и др.

Проходят века, выходят из употребления, утрачивают прежнее значение предметы быта, но во все времена поддужный колокольчик остается символом свободы и счастья. А веселый звон его как и прежде радует сердце, в самые печальные дни дарит душе надежду.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф