Памяти мастера VkontakteFacebook

Сергей Николаевич Филин Сергей Николаевич на регатеСергей Николаевич в лодке

Кижская волость понесла еще одну невосполнимую потерю. Опустела зимой в первые морозы деревня Кургеницы. Умер последний потомственный плотник, лодочник и шкипер, охотник и рыбак, хранитель традиций кижской земли — Филин Сергей Николаев (сын). Семья его начинала осваивать эту землю и строить свою родную деревню на Клименецком острове многие столетия назад. В первых Писцовых книгах в ХV веке в деревне Кургеницы записаны его предки — новгородские вольные мужи вечевой республики. Всему самому главному в жизни он научился здесь, на кижской земле и воде, у своего отца, родных, близких и дальних соседей. Его отец Николай Михайлович был Человеком, уважаемым кижским миром, лучшим охотником, одним из лучших мастеров в любом деле — такое наследство оставил он четырём сыновьям. И младший, Сергей не зарывал свой талант, а приумножал Добро, оставленное предками.

Людей труда, хороших и разумных он привык уважать с детства, и они стали уважать его, когда он вошёл в силу. Шапку ни перед кем не ломал, ни удара, ни обиды никому не спускал. Ещё до армии он овладел всеми знаниями и всей суммой крестьянских технологий, освоил все ремесла и промыслы, которые занимали настоящего заонежского мужика. Со службы домой он вернулся с женой, и сразу продолжил труд на родной земле. Жена Светлана, родила двух наследников — богатырей и поддержала его в главном — взяла на себя все заботы о доме и детях, освободив его для Главного в жизни мужчины — воспитания сыновей и ведения своего хозяйства, работы и промыслов, бесед с друзьями и добрых дел.

О добре он молчал, не говорил — он его делал. Всегда и сколько мог. Ронял слова по-хозяйски скупо, но с друзьями о важном мог проговорить всю ночь до утра. … О сохранении Преображенской церкви и кижской природы, о мастерах и хороших людях, старых и молодых. Читал на память стихи любимого поэта-кижанина Алексея Авдышева. Вековечная тяга к Слову сохранилась в нём от предков. Как мог, осваивал новую жизнь. Свобода выбора действий давала возможности и радовала его. Купил непотопляемый бот для рейсов с картошкой в Петрозаводск и обратно со стройматериалами. Построил дом с хозяйственной частью, распахал новину под поля и огороды, завёл лошадей, коров и овец. Работал в Плотницком центре плотником, мастером и прорабом, и на пенсии не отдыхал, продолжал, как и старики трудится с молодыми, передавая накопленные знания и опыт. Уже растил внуков, а всё мечтал построить «кижанку», которые с отцом строил ещё до армии. И построил! Переживал на спуске — ведь строил «по-досюльнему — на глаз», а сам был уже в очках. Обрадовался, когда лодка встала на воде на ровный киль — видимо душой и сердцем строил. Потому видимо победила его лодка в конкурсе «Народная лодка» и в «Кижской регате — 2008».

Лет своих не замечал, а груз дел и дорог, лесных и водных копился в груди и сердце. Много ещё собирался начать — возраст-то, считай, не пенсионный для российских мужиков. Но в конце 2009 года его не стало. Ушел на Круглое Поле к дедам. Навсегда.

Не доделал. Не договорил. Не дожил. Вечная Память из Рода в Род.

Борис и Виола ГУЩИНЫ, Юрий НАУМОВ

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф