Валентина Кузнецова: «Мне ничего не давалось легко» VkontakteFacebook

В.П. КузнецоваФЭТ в Космозере, 2006 г.Школьница, 1958 г.ПионервожатаяСекретарь, 1969 г.С мужем и дочерью. В экспедицииВ экспедиции в д. Авдеево. 1979 г.Крайний справа — Б.Н. Путилов, 1994 гВ экспедиции в д. Ловозеро. 1982 г.Монография

Никакие преграды и трудности не могут остановить человека, стремящегося к своей цели. Для Валентины Кузнецовой, начальника отдела фольклора музея-заповедника «Кижи», эти слова имеют особое значение.
Юбилей, отмечаемый ею в феврале, — своеобразный рубеж, заставляющий оглянуться и оценить то, что уже сделано, и наметить планы на будущее.

— Валентина Павловна, с чего начинался Ваш жизненный путь в мир фольклора?
— Мое детство прошло в рабочих поселках: в Мурсуле Питкярантского района, где отец работал на каменных разработках, — там он встретил мою маму, и в Кварцитном, на Шокшинском кварцитном руднике, где добывали знаменитый малиновый кварцит. Мой отец, Павел Георгиевич Печорин, — коренной петрозаводчанин, был главным инженером рудника, а мама, Полина Григорьевна, — из средней России, была учительницей начальных классов.
В Кварцитном я закончила начальную школу, а потом пошла в среднюю, которая находилась в Шокше, в шести километрах от нашего поселка. Добирались мы туда по-разному: нас возили на грузовике с брезентовым верхом, частенько — пешком, зимой иногда — на лыжах.
В 1965 году наша семья переехала в Петрозаводск, здесь я, закончив среднюю школу, в 1967 году поступила в Петрозаводский государственный университет на вечернее отделение филологического факультета. Днем работать, а вечером ходить на лекции и семинары было трудно, но успевала еще и петь в знаменитом университетском хоре.
За годы учебы пришлось поработать в разных местах: и секретарем в отделе архитектуры в горсовете, потом поближе к будущей специальности учительницы — пионервожатой в двух городских школах, а с 1971 года я начала работать лаборантом в Карельском филиале Академии наук СССР.
В науку я не сразу пришла, но всегда очень хотела ею заниматься. После окончания университета с 1974 года была старшим лаборантом сектора фольклора Института языка, литературы и истории, но уже тогда стала всерьез заниматься сбором фольклора Русского Севера, ездить в экспедиции, расшифровывала записи — работа, дающая очень много для изучения материала. Моя первая экспедиция в Пудожский край, на Водлозеро, состоялась летом 1974 года.
Руководила экспедицией старший лаборант сектора фольклора Елена Ивановна Русакова, я у нее многому научилась.
— Чем для Вас был интересен экспедиционный опыт?
— Первая экспедиция была очень полезной: впервые довелось услышать, как собиратель разговаривает с исполнителем, о чем спрашивает, как надо добиваться расположения, чтобы он стал петь или рассказывать. Научилась работать с магнитофоном, вести полевой дневник, готовить отчет об экспедиции.
Меня впечатлила природа Водлозерья и удивительные люди, жившие там. Нам очень повезло, мы застали очень много носителей традиционного фольклора Русского Севера. Там я впервые услышала настоящий северно-русский говор, увидела еще сохранившийся традиционный деревенский уклад. Мне было очень интересно, ведь я выросла в рабочем поселке, где население сборное, а здесь я познакомилась с коренными жителями Русского Севера. Принимали нас очень хорошо, кроме впервые услышанных мною сказок, быличек, песен и рассказов об обрядах мы записали множество биографических историй из жизни деревенских женщин, переживших все тяготы бурного XX века. Даже до этой лесной и озерной глуши докатились отголоски войн и революций, а потом была организация колхозов, лесозаготовки, оборонные работы, тяжелый каждодневный труд в домашнем хозяйстве. Меня поразили терпение и мудрость, с которыми эти простые русские женщины переносили все жизненные невзгоды и превратности судьбы.
Мы побывали в нескольких деревнях, увидели Ильинский погост, который тогда был еще с иконостасом. Родилась я на берегу Ладоги, детство провела у Онежского озера, но по-настоящему почувствовать рыбацкий азарт смогла именно на Водлозере. Таких крупных окуней, как там, больше ловить не приходилось. Я тогда на донку и судаков поймала. Чувство от удара крупной рыбы в леску может понять только тот, кто сам ловил «лаптей».
По Пудожскому району мы ездили в экспедиции многократно, до начала 1980-х годов, собрали очень богатый материал. Всегда фотографировала, вела переписку. Для деревни фотограф — большая редкость, помню, в Канзанаволоке фотографироваться пришли все.
С 1980-х годов я стала ездить в Заонежье. Начала с Великой Губы, где познакомилась с семьей Чиркиных, дружба с которой продолжается долгие годы. Вообще, в работе фольклориста очень важны личные контакты, дружеские отношения. Чтобы человек раскрылся, рассказал о самом сокровенном, он должен тебе доверять.
В Ламбасручье в те годы жили великолепные исполнительницы песен: Мария Яковлевна Кирьянова, Татьяна Федоровна Алешина, Анна Николаевна Теребова. Анна Ивановна Палтусова хорошо знала весь цикл свадебных причитаний, большое количество сказок. Нашла прекрасных причитальщиц в Палтеге, Шуньге, пришлось работать даже с последними исполнителями такого редкого жанра как духовные стихи. В последние годы было несколько экспедиций в Поморье.
Собранный в экспедициях материал впоследствии был частично опубликован в книгах: «Сказки Пудожья», «Сказки Заонежья», «Памятники русского фольклора Водлозерья: Предания и былички», «Исполнители фольклорных произведений. Заонежье. Карелия» и других.
— Кто помог Вам подготовить диссертацию?
— Я продолжала работать лаборантом: занималась расшифровкой экспедиционных материалов, вела архив, разработала каталог фонограммархива. Было много текущей работы, но очень хотелось заниматься исследованиями: к тому времени был собран большой материал по свадебной обрядности и обрядовому фольклору.
Молодой специалист Наталья Черняева написала обо мне своему руководителю, известному фольклористу, доктору филологических наук Борису Николаевичу Путилову, работавшему в НИИ «Музей антропологии и этнографии»(Кунсткамера) РАН. Он откликнулся и предложил встретиться в Ленинграде. Я, собрав свои тогда еще немногочисленные работы, в числе которых были каталог по русским эпическим песням и лекция о жизни и творчестве И.А. Федосовой, поехала к нему.
Б.Н. Путилов стал моим научным руководителем, это был Учитель с большой буквы, руководил моей работой без оплаты, поскольку тогда в Кунсткамере уже прекратили прием аспирантов и соискателей по специальности «фольклористика». Все ученики за глаза звали его по инициалам — «БН». И все, абсолютно все, очень его любили. Он определил тему моего диссертационного исследования: «Причитания в северно-русском свадебном обряде». Я за четыре года, полагающиеся аспирантам-заочникам, написала все главы и повезла руководителю. Борис Николаевич одобрил работу, и я начала готовиться к защите. Незадолго до нее меня перевели из лаборантов в младшие научные сотрудники. Защита была в Минске в 1988 году. Все прошло успешно, а в 1993 вышла монография «Причитания в северно-русском свадебном обряде», редактором был, конечно же, Б.Н. Путилов.
Сразу после защиты диссертации я перешла в сектор этнографии и этносоциологии, а с 1989 года стала заведовать этим сектором. Руководила им до перехода на работу в музей-заповедник «Кижи» в 2006 году в качестве начальника отдела фольклора, сменив на этом посту рано ушедшую от нас Р.Б. Калашникову.
— Сотрудничали ли Вы с музеем-заповедником «Кижи» до того, как начали здесь работать?
— Сотрудничество с музеем «Кижи» началось давно. Сначала Регина привлекла меня как специалиста для работы с создававшейся тогда фольклорной группой. Много пришлось работать над репертуаром, прослушивать «километры» пленки из фондов ИЯЛИ, чтобы подобрать лучших исполнителей, в основном это были мои собственные записи, сделанные в Заонежье. Фольклорно-этнографическому театру музея я передала тогда большое количество материалов, ставших основой песенного репертуара ФЭТ. Это было замечательное, я бы даже сказала, романтическое время. Все были увлечены фольклором. И меня стихия народной песни очень увлекла. Большую поддержку в организации коллектива оказал Михаил Васильевич Лопаткин, в то время директор музея-заповедника «Кижи». Он и пел, и плясал вместе с нами. Идея назвать коллектив «фольклорно-этнографическим театром» принадлежит Михаилу Васильевичу.
Регина выезжала вместе с нашими полевыми отрядами в экспедиции, ей хотелось самой научиться собирать фольклор. Я познакомила ее с моими ламбасручейскими подругами М.Я. Кирьяновой, Т.Ф. Алешиной и А.Н. Теребовой, были мы во многих прекрасных местах Заонежья. В 1991 г. участники музейной фольклорной группы вместе со мной ездили в Шуньгу, были всего два дня, но успели ощутить тяготы экспедиционной работы.
— За годы работы в КарНЦ и в музее «Кижи» Вы стали автором большого количества научных работ. Какие из них Вы считаете наиболее важными?
— Всего в печати у меня вышло более шестидесяти работ. Самая главная, конечно, — это монография. Среди отдельных изданий — сборник текстов «Памятники русского фольклора Водлозерья: Предания, былички» под редакцией Б.Н. Путилова, «Русская свадьба в Заонежье» в соавторстве с К.К. Логиновым, есть публикации и в «Кижском вестнике».
Считаю очень важной собирательскую и архивную работу. Множество материалов хранится в научном архиве КарНЦ РАН, в архиве цифровых фонограмм, они будут изданы в будущем, скорее всего, следующими поколениями ученых. За время работы в институте я была руководителем множества проектов, поддержанных Фондом Сороса, Баренц-секретариатом, Российским гуманитарным научным фондом. Фонограммархив ИЯЛИ оснащен самой современной техникой. С моим участием в Интернете созданы два сайта по фольклору, причем сайт по Фонограммархиву занимает четвертое место в рейтинге российских сайтов «Наука и техника». Были издательские, экспедиционные проекты, по созданию информационных систем, а также по материально-техническому обеспечению научных исследований.
— Какие российские научные конференции в своей области Вы считаете наиболее значимыми?
— В первую очередь хочу отметить организованные музеем-заповедником «Кижи» «Рябининские чтения», где я участвую с самой первой, проходившей на острове Кижи. Была в оргкомитете всех последующих конференций. Успех этого большого научного форума определило участие в качестве председателя оргкомитета в 1995 г. Б.Н. Путилова. Р.Б. Калашникова, которой принадлежит блестящая идея организации этой конференции, обратилась ко мне за советом, кого пригласить возглавить оргкомитет и как называть конференцию? Я сразу сказала: только Б.Н. Путилова, его имя и авторитет привлекут внимание лучших ученых нашей страны. В научном мире все знают друг другу цену. Написала Борису Николаевичу письмо, он сразу согласился. Потом ему отправили официальное приглашение. Он и посоветовал утвердить название «Рябининские чтения». Сейчас наша конференция считается самой значимой и авторитетной конференцией по сохранению культурного наследия Русского Севера. Приходилось даже слышать в Санкт-Петербурге от крупнейших ученых, что «Рябининские чтения» считаются эталоном научной конференции по уровню и организации.
Также нельзя не сказать о Всероссийском конгрессе фольклористов, который прошел во второй раз в начале февраля 2010 года в Москве. Мы вместе с Дарьей Абросимовой принимали в нем участие, выступили с докладами. Конгресс собрал более 500 участников из всех регионов России.
— Разделяет ли Ваш интерес к фольклору Ваша семья?
— В моей семье я единственный фольклорист. Моя дочь Ксения очень недолго наряжалась в сарафан, но со временем этот интерес в ней угас. Она работает в ПетрГУ в отделе международных связей, прошла стажировку в Финляндии. Но, будучи еще студенткой факультета иностранных языков КГПИ, она с 3 курса и еще несколько лет после окончания вуза работала на острове Кижи экскурсоводом, вела экскурсии на английском и французском языках.
А для меня интерес к фольклору немыслим без интереса к народному костюму. Свой заонежский сарафан, станушку, чепец и «казачок» я сшила сама под руководством сотрудников музея Елены Наумовой и Светланы Воробьевой.
— Ваши планы на будущее?
— В летнем сезоне 2010 года на острове Кижи в доме карельского крестьянина Яковлева предстоит открыть новую выставку «Два эпоса — две культуры», посвященную русским былинам и карельским рунам. Совсем скоро — в 2011 году в музее «Кижи» пройдут очередные «Рябининские чтения». Уже пора начинать подготовку. Работая в музее, я не оставляю работы по архивам в КарНЦ РАН, не могу бросить начатое дело, архивы требуют постоянного внимания.
В жизни всего я добивалась сама, и хотя мне ничего не давалось легко, я и впредь буду заниматься своим любимым делом — собиранием, сохранением и изучением устного народного творчества, лучше которого нет ничего на свете!

Беседовала Татьяна НИКОЛЮКИНА

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф