Кижане в Петербурге VkontakteFacebook

Фотография из фондов музея «Кижи»:  Коренные кижане в Санкт-Петербурге —  Д.Л. Сергин, 1910 г.Фотография из фондов музея «Кижи»:  Коренные кижане в Санкт-Петербурге — Супруги Дегтяревы, 1912 г.Фотография из фондов музея «Кижи»:  Коренные кижане в Санкт-Петербурге — Супруги Мишины, 1915 г.Фотография из фондов музея «Кижи»:  Коренные кижане в Санкт-Петербурге —  Василий Мухин, 1914 г.Введенская церковьДворец Петра I в Летнем саду

В Заонежье издавна бытовала пословица – «От каждого порога – к Питеру дорога». Действительно, как только была основана новая столица, многие жители нашего Олонецкого края, и в том числе кижских деревень, в поисках заработка стали перебираться в столицу – одни пополнили купеческое сословие, другие работали как ремесленники, треть трудились на заводах, в торговых лавках, в качестве прислуги. Еще в документах на строительство дворца Петра I в Летнем саду упомянуты олонецкие плотники.

В ревизских сказках XVIII века постоянно встречаются сведения об уходе кижских крестьян из своих деревень в Санкт-Петербург.

Самыми удачливыми из кижан были жители деревни Харчевская (Ольхино, а потом Ямка) Ольхины. Еще в самом начале XVIII века Елизар Федосеев Ольхин перебрался в столицу. Его сыновья продолжили купеческую династию. Василий Елизарьев подобно отцу принадлежал купеческому сословию столицы, а Лазарь Елизарьев состоял в олонецком купечестве.

Василий Елизарьев Ольхин (ок. 1712 г.р.) именовался «бумажной и перловых круп, картонной фабрик и ластовых мореходных судов содержателем», правда, эти «фабрики» были мелкими предприятиями.

С 1759 года В.Е. Ольхин становится содержателем нескольких петербургских мостов. Один из них – от Адмиралтейской стороны на Васильевский остров, Ольхин получил готовым, а два других, соединявших Васильевский с С.-Петербургским островом и С.-Петербургский остров с Выборгской стороной, он должен был построить на свои деньги.

Помимо всего Василий Елизарович Ольхин, купец 1 гильдии, был поставщиком рыбы ко двору императрицы Елизаветы Петровны и устроителем первых рыбных садков в Санкт-Петербурге.

Василий Елизаров Ольхин умер в 1788 году. Сын Василия Ольхина продолжил удачную коммерцию отца. Александр Васильевич Ольхин (1771-1815) — российский фабрикант, владелец обширных земельных участков под Санкт-Петербургом, а также медеплавильного завода, для нужд которого было устроено Медное озеро, и бумажных фабрик в слободе Александровская (современный Белоостров).

Практически весь род купцов Ольхиных похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга.

В 1754 году житель деревни «На низу у часовни» (совр. Васильево) Ермол Козмин [Босарев] был записан в Санкт-Петербургское купечество.

В это время кижане попадали в столицу и иными путями. Так документы свидетельствуют о многочисленных переездах в столицу жен, поступивших в рекруты крестьян, сообщая, что крестьянка «жительствует при муже в Питербурхе». До 1795 года рекрутчина была еще пожизненной и молодые женщины зачастую следовали за своими мужьями.

Постоянный приток кижан в столицу продолжался в XIX веке. Многие выходцы из окрестных деревень являлись жертвователями родных кижских храмов.

В 1818 году Корныл Семенов Кругов, житель деревни Окуловская, стал Петербургским мещанином. Его судьба в столице пока не выяснена, но известно, что этот человек около 1832 года пожертвовал в Преображенскую церковь большой медный посеребренный подсвечник.

Для того чтобы перейти в купеческое сословие, необходимо было получить согласие крестьянского мира: «1827 года июля 3 дня Олонецкой губернии Петрозаводского уезда, Кижской вотчины и трети разных деревень нижеподписавшиеся государственные крестьяне дали сие увольнительное письмо… деревни Кузнецовой Леонтию Петрову с детьми… как он Петров напредь сего в хлебопашестве мало упражнялся, а назад тому лет двадцать пять проживал с паспортами в СПбурге и приобщен к гражданским промыслам и рукоделием в городах употребительных, землепашество до сего времени впусте не было и ныне не останется, а состоит во владении у братьев и племянников его, рекрутской очереди до него недоходит…, казенных податей и других никаких по селению доимок не состоит».

В 20-х годах XIX века столичным купцом Родионом Васильевым Никулиным из д. Потаневщина были пожертвованы в храм Преображения «… лампада малая серебряная и…одни лучшие ризы парчовые стоят 400 рублей».

Его отец Василий Никулин к этому времени уже состоял в купеческом сословии и жил «Московской части 2-го квартала в собственном доме под № 147».

Позднее в столицу перебрался племянник Василия Никулина – Трофим Иванов Никулин со своим семейством. Еще мальчиком он был отправлен в Петербург, где вместе с дядей «занимался торговлею и его промыслом, после же смерти его жил на своей родине в деревне Потаневской и в С. Петербурге бывал только для торговых дел временно. А как по духовному дяди… завещанию, досталось ему в собственность недвижимое его имение в С.-Петербурге состоящее и разные при оном торговыя заведения, для соблюдения выгод возымел желание записаться в С. Петербургское купечество».

Знаменательна судьба Трофима Иванова Никулина. Будучи столичным купцом, он, видимо, часто приезжал на свою родину, где и умер в 1835 году и был погребен у стен Кижских церквей.

В 30-х годах XIX века перебрались в столицу житель деревни Клиново Козьма Антонович Клинов и житель деревни Кургеницы Дмитрий Яковлевич Дегтярев со всем своим семейством.

В сентябре 1858 года было «…получено из С.-Петербурга от крестьян Кижского прихода дер. Телятниково Матвея Яковлева Вавилина и дер. Кижского острова Северного конца Ивана Васильева Морозова, присланные ими в Спасо-Преображенскую церковь иконостас с иконою Успения Божией Матери, поставленный за левым клиросом, стоящий ценою около 150-ти рублей серебром».

Семья крестьян Морозовых имела к концу XIX века старые связи со столицей. В 1826 году троюродный брат Ивана Морозова был переписан в Санкт-Петербургское гражданство, где его отец Никифор Морозов имел столярную мастерскую.

Остальные члены этой большой семьи продолжали жить в деревне, и в том числе отец Ивана Васильевича Морозова. В 1822 году Василий Морозов переселился с Волкострова на о. Кижи в деревню Карповская, которая впоследствии стала именоваться «Морозово». Дом, в котором жила семья Морозовых на о. Кижи, простоял до 50-х годов XX века и был одним из самых больших и богатых крестьянских домов округи.

Одними из самых богатых и успешных жителей Кижской волости, которым удалось проявить себя как предприниматели в столице, была крестьянская семья Симеоновых из деревни Шлямино на о. Волкостров. До сих пор стоит их огромный дом, недавно отремонтированный и восстановленный.

Мирон Егорович Симеонов еще мальчиком уехал в Петербург, где впоследствии стал купцом, имел недвижимость (ему принадлежали 5 домов в столице) и жил в своем собственном доме, расположенном на ул. Газовой Петербургской стороны, недалеко от Каменноостровского проспекта и наб. реки Карповки. По его заказу в 1874 году на заводе сыновей Порфирия Ивановича Оловянникова в г. Ярославле был отлит колокол «для церкви Преображения Спаса».

Один из сыновей Нестора Максимовича Ошевнева Петр в 1856 году был переведен в Царскосельское купечество, а спустя двадцать лет его брат – Степан стал купцом 2-й гильдии столицы. В Алфавитном указателе жителей С.-Петербурга за 1867-1868 гг.можно прочитать, что Ошевнев Петр Нестерович, 2-й гильдии купец, проживающий по адресу Звенигородская ул. д. 2-4, имеет торговлю шелковыми материями в лавке № 99 Гостиного двора, а его сын Илья Петрович, наборщик, проживает в доме 18 по Гагаринской улице.

В Метрических книгах Введенской церкви Санкт-Петербурга несколько раз упоминаются выходцы из кижских деревень. Этот храм, заложенный в 1837 и разрушенный в 1933 г., находился между домами 45 и 47 по Загородному проспекту, напротив Витебского вокзала и являлся полковой церковью лейб-гвардии Семеновского полка. В одной из таких записей упоминается житель деревни Потаневщина Никита Иванович Дьяков, который владел в Петербурге лавкой, торговавшей портновским прикладом.

Но кроме тех кижан, которые прочно обосновались в столице, существовало большое число крестьян-отходников, которые только на время уходили на заработки в Петербург. Долговременные и непрерывающиеся связи между большим столичным городом и кижскими деревнями проявились во многих особенностях крестьянской культуры – архитектуре, народной песне, танце, костюме.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф