У самого Белого моря VkontakteFacebook

Поклонный крест в с. ГридиноПраздник села ГридиноУчастницы ансамбля  из г. Кеми подносят рюмку на кочерге. Жительницы села Гридино  М.А. Власова, Л.Ф. Коновалова  и И.А. Филипенко на праздникеНа гридинском кладбище. С. Гридино. Расписная печь в доме И.А. ФилипенкоСамовары ждут гостейС. Шуерецкое. Мост через р. ШуюС. Шуерецкое. Репетиция в сельской библиотеке

Во второй половине сентября состоялась экспедиция отдела фольклора в села Гридино и Шуерецкое. Ее задачей было изучение фольклорно-этнографических традиций этих сел, аудиозапись произведений устного народного творчества, видео- и фотофиксация всего, что касается культуры этих старинных поморских поселений.

Признаемся, что Поморье в нашей республике находится практически в забвении, редко мы видим на TV репортажи о жизни этого края, разве только, если туда направляется высокопоставленное руководство. Возможно, отчасти это обусловлено тем, что поморский край, особенно его западная часть, расположен очень далеко.

Тем не менее, он интенсивно изучался фольклористами. Исследователи Д.М. Балашов, Т. Орнатская, А.М. Астахова, А.П. Разумова, Т.А. Коски и другие ученые в 1950-60-е годы добирались туда с тяжелыми магнитофонами, чтобы записать былины, песни, причитания… Благодаря им в Фонограммархиве Института ЯЛИ КарНЦ РАН имеются ценнейшие фонды звукозаписей, которые используются в сфере науки и культуры, изданы в сборниках. К сожалению, в то время почти не записывали этнографические материалы. Этот пробел и должны восполнить современные исследователи. Кроме того, в Гридино должен был состояться праздник, посвященный 375-летию села, нашей целью была еще и фиксация праздника.

В экспедиции кроме автора строк участвовала Полина Легкая, которая является этномузыковедом, имеет поморские корни, и к ней информанты относились с особенной теплотой, а также видеооператор В.Б. Бовин из Института ЯЛИ, поэтому нашу экспедицию можно считать совместной с Карельским научным центром.

Гридино

О поморском селе Гридино я слышала немало рассказов. Давно хотелось побывать в этих местах, удерживало одно: это село в моем представлении уже изучено вдоль и поперек разными экспедициями и «истоптано» фольклористами. Как показала поездка, это впечатление было ошибочным.

Мы приехали в Гридино к вечеру, измотавшись совершенно на трясучей «буханке» по дороге, местами напоминающей просто расчищенное от деревьев место, где в прихотливом порядке торчат дикие камни и «бараньи лбы». Порой кажется, что это вовсе и не дорога, а некое пространство, засыпанное камнями разного калибра. И так километров 50, это в конце пути, предыдущие 700 км дороги от Петрозаводска были сносные. И вот, проехав целый день, мы оказались на месте.

Первое впечатление от увиденного – потрясение. Такого необычного рельефа не приходилось видеть никогда. Мы оказались на хребте огромного каменного кряжа, который тянется примерно до середины деревни, а потом резко обрывается. На самой макушке этой скалы возвышается большой поклонный крест, поставленный, как говорят местные жители, современными старообрядцами из Новгорода. К кресту гридоне (так они себя называют) относятся без должного почтения, поскольку новгородцы их не спросили, когда снесли стоявшего на этом месте ангела, вырезанного из дерева каким-то приезжим скульптором. Для его установки местные мужики наносили много тяжелых камней, которые впоследствии, видимо, послужили основанием для непрошеного креста. Вокруг на скалах прилепились дома, амбары, бани. Они отвоевывают себе местечко среди диких камней, не приспособленных ни для строительства, ни для ходьбы. А где же знаменитые гридинские мостки, о которых приходилось слышать не раз? Оглядываемся… да вот же, двор ближайшего дома выстлан досками, а под ними – валуны, здесь без мостков никак нельзя. Мостки проложены и вдоль улиц, большая их часть уже давно пришла в ветхое состояние, как и многие дома с заколоченными окнами.

Прямо перед взором, ближе к берегу – старая церквушка, со съехавшим до середины шеста, на котором укреплен крест, куполом. С кряжа открывается великолепный вид на морской залив, выходящий в открытое море. Вдали виднеются острова с колхозными амбарами, сейчас опустевшими.

На улице никого… Наконец, показалась женщина с пустыми ведрами, прошла через скалу и исчезла в лесу, обратно не вернулась… Спросить, кто нас возьмет пожить, некого. Как потом оказалось, устроиться несложно, в селе давно привыкли к приезжим людям, сюда в летнее время устремляются москвичи половить рыбку (перегораживают реку Гридинку семге, идущей на нерест), приезжают художники на пленер, геологи, нашедшие здесь редкостную древнейшую породу, а также гости местных жителей. Наконец, мы устроились в доме Ирины Филипенко. В ее лице мы нашли родственную душу: Ирина занимается сбором сведений по истории и быту села, ведет записи, составляет словарь местного говора. Кроме того, она художник-прикладник, любит расписывать все, что ее окружает: печь, двери, доски, прищепки, туфли, ноутбук, бердышко, игрушки, кошельки, сумки… Сама сшила поморский сарафан, приобрела старинные чепцы – что для коллекции, что для своего наряда.

В самый первый вечер мы окунулись в стихию фольклора — записывали группу женщин. В уютной избе звучали старинные песни, частушки на особый гридинский напев, молитвенные распевы, нам рассказывали о праздниках, молодежных беседах, которые проходили в старину в банях, и много чего другого. Рассказали о красивом праздничном обычае: в ночь перед Пасхой не спали, молились в церкви, под утро шли на гору к поклонному кресту встречать восход солнца. Как только показывались первые солнечные лучи, начинали петь птицы, вся природа оживала, и люди пели «Христос воскресе из мертвых…» и поздравляли друг друга с Христовым Воскресением.

Меня особенно интересовали обычаи, семейные и общинные нормы поведения, сквозь которые просматривается строгий старообрядческий уклад. Например, родительское слово было законом. Родители не хотели отпускать детей в города на учебу, опасаясь дурного влияния, некоторые из-за этого возвращались в родное село, недоучившись, или другой пример: молодая семья выстроила новый дом, но мать была против переселения, только после ее смерти молодые переехали в свое жилье. Наверно, в таких суровых условиях подчинение родительской воле было необходимо, чтобы не сломалась жизнь, которая текла по своему старинному укладу. Люди в Гридино особенные, настоящая поморская кость — крепкая, основательная. Никакой суеты, пустословия, хвастовства, об этих качествах и говорить нечего. И еще очень заметна любовь к чистоте. Редкий дом не сияет свежевыкрашенными сенями, крыльцом, в комнатах порядок.

Праздник села, который нам удалось увидеть, проходил опять же на скале, напротив той, с крестом. Здесь находится школа, ее часть отведена под клуб. На праздник пришли все желающие, несколько женщин в старинных сарафанах и повойниках. Так одевались их матери издавна, и традиционная одежда выглядит на гридонках естественно и гармонично. В программе праздника – сход — встреча с районным начальством и выступление самодеятельных коллективов из г. Кеми. Начальству от жителей села досталось: требуется ремонт дороги, нет мобильной связи, стационарных телефонов тоже нет (почему нашу экспедицию и никто не ждал, позвонить туда невозможно), кому-то нужны дрова… проблем очень много. Перед начальством никто не юлит, режут правду в глаза! Таков поморский характер. Да и натерпелись уже достаточно.

Еще хотелось увидеть в Гридино знаменитое кладбище и хотя бы один-два поморских креста. Думалось, что они, скорее всего, не сохранились. Когда пришли – обомлели… Огромное количество поморских крестов стоят на могилах — старые, новые, упавшие, отдельно стоящие и группами на семейных захоронениях, большие и маленькие, крашеные и некрашеные.

Удивительно разнообразные, с резными причелинками и охлупнями в виде птицы; еще сохранились два намогильных срубца – домика, уже совсем ветхие. Во второй раз мы посетили кладбище с группой местных жителей, в день, когда одна из наших исполнительниц поминала свою подругу. Они пришли с поминальной едой и кадильцем. Нам удалось отснять поминальный обряд.

Уже в обратной дороге было такое чувство, что Гридино не отпускает. Вспоминались люди, уповающие на приезжего человека: помоги, напиши (куда и кому?), чтобы жизнь в селе наладилась. Горькое чувство сожаления возникает, когда думаю о поморах: если промысел на море не возродится, исчезнет крепкая северная основа в людях, они будут вынуждены заниматься обслуживанием туристов.

Гридоне тянутся к своей родине. Молодой мужчина, работающий машинистом тепловоза, считает годы до пенсии, всего-то и остался десяток. На мой вопрос, почему он считает эти годы, не хочет ли сюда вернуться?» — коротко взглянул мне в глаза и ответил: «Так ведь у меня здесь ВСЕ!».

Шуерецкое

Село Шуерецкое расположено совсем близко от Беломорска, но к нему нет автомобильной дороги, попасть туда можно только на поезде. Здесь тоже необычный рельеф: село расположено на широко раскинувшихся берегах реки Шуи, через которую построен мост, сейчас уже страшно обветшавший, зияющий местами дырами, в которые видна река. Жители возмущаются, пора построить новый, но денег на это в районной администрации нет. Море недалеко, крепкие морские ветра достигают села, доходят сюда приливы и отливы. Воду для питья жители берут из реки на отливе, так как на «прибылой» воде она соленая.

Нашу первую исполнительницу Татьяну Максимовну, внучку судовладельца Кошкина, мы нашли на берегу Шуи. Она смотрела в бинокль в сторону моста. Когда мы к ней подошли, смущенно спрятала бинокль. На мой вопрос, что она высматривает, ответила, что ждет свою любимицу корову, которая вот-вот должна вернуться с пастбища. Татьяна Максимовна рассказала историю своей семьи, спела много романсов. У нее очень красивый чистый голос.

В селе есть библиотека-музей, располагающаяся в бывшем купеческом доме. Купеческих двухэтажных домов было в селе несколько десятков, сейчас остались единицы. Фонды музея начал собирать местный житель Я.Н. Савин, его именем и назван музей. В экспозиции много интереснейших предметов материальной культуры поморов и материалов по истории села Шуерецкое. Сейчас работой музея руководит преподаватель шуерецкой школы С.В. Богданова. Благодаря ей мы смогли ознакомиться с экспозицией музея. На следующий день в библиотеке собрались женщины, чтобы исполнить для нас песни и хороводы. Они еще пока не считают себя участницами фольклорной группы, но изредка собираются, чтобы подготовить программу для местного праздника. Они очень заинтересованы в том, чтобы научиться петь «по-старинному», но уже не знают традиционных песен своего села. Мы оставили в библиотеке-музее ранние записи из с. Шуерецкое, сделанные фольклористами ИЯЛИ в 1960-е годы. Будем надеяться, что к нашей следующей встрече в селе эти песни зазвучат. Кстати, в Гридино женщины тоже слушают старые записи, оставленные собирателями прошлых лет. Теперь мы возвращаем фольклорное наследие, уже ушедшее из памяти современных жителей, собирательская работа служит не только науке, она необходима и для развития современной культурной жизни в селах.

Только по 3 дня мы были в Гридино и Шуерецком. За это время невозможно собрать более или менее полный материал, но результаты очень интересные, например, уже можно работать над программой ФЭТ «Поморский романс».

Всем жителям сел Гридино и Шуерецкое мы глубоко благодарны за помощь в нашей собирательской работе, всем большое, сердечное спасибо!

Валентина КУЗНЕЦОВА, начальник отдела фольклора

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф