Cвидетели былых времен VkontakteFacebook

Гущина В.А.Cвидетели былых временCвидетели былых временCвидетели былых временCвидетели былых временШилов Н.И.Предмет из фондовых коллекцийПредмет из фондовых коллекцийПредмет из фондовых коллекцийПредмет из фондовых коллекцийПредмет из фондовых коллекций

Комплектование фондовых коллекций музея-заповедника «Кижи». 1966—2010 годы

Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи» известен прежде всего выдающимися памятниками народного деревянного зодчества.

Среди них — Кижский архитектурный ансамбль, памятник всемирного и отечественного природного и культурного наследия. Кроме памятников архитектуры — «недвижимых» памятников, музей-заповедник хранит свыше 47 650 предметов так называемых «движимых» памятников, из них более 29 100 предметов составляют основной фонд.

* * *

Комплектование фондов — одно из основополагающих направлений деятельности музеев, суть которого заключается в выявлении и сборе предметов музейного значения с целью их превращения в музейные предметы и пополнения музейного собрания. Комплектование — это, прежде всего, научная деятельность, осуществляя которую, музей опирается на знания, добытые целым комплексом научных дисциплин, и самостоятельные исследования. От комплектования в известной мере зависит вся деятельность музея.

Комплектование фондов нашего музея как самостоятельного государственного музея-заповедника началось в 1966 году, когда в соответствии с распоряжением Совета Министров РСФСР Карельский государственный краеведческий музей передал ему, своему бывшему (с 1961 г.) отделу, 45 коллекций (свыше 1000 предметов).

Это предметы быта, сельскохозяйственные орудия, одежда крестьян Заонежья, Прионежья, Пудожья XIX — начала ХХ в. В числе этих коллекций — мемориальная коллекция Ивана Михеевича Абрамова: принадлежности этого самобытного заонежского художника-иконописца, иконы, рукописная и 8 старопечатных книг. Краеведческий музей передал также 10 книг из церкви Петра и Павла села Вирма Беломорского района, собранных в 1960-е годы экспедицией Государственного Русского музея, в том числе экземпляр самого раннего в нашей коллекции издания — Псалтири с восследованием 1632 года. Сегодня в фондах музея хранится свыше 100 книг кириллической печати, свыше 50 рукописей и рукописных книг.

Благодаря активной исследовательской и собирательской работе сотрудников, в первые десятилетия деятельности музея были решены принципиальные вопросы комплектования его фондов. Было положено начало формирования музейных коллекций по составляющим интерьеров крестьянских домов русских, карел, традиционных хозяйственных построек, народному костюму – повседневному и праздничному, по традиционным орудиям сельского хозяйства, ремёсел и промыслов, по атрибутам обрядов и верований, по духовной культуре коренного населения Карелии, по народному декоративно-прикладному искусству. Создание коллекций позволило наглядно и убедительно воссоздать в архитектурных памятниках острова Кижи типичную жизнь крестьян Карелии на рубеже XIX и ХХ веков. За это музей всегда должен быть благодарен первым поколениям кижских музейщиков: Алексею Тихоновичу Беляеву, Николаю Илларионовичу Долголенко, Виоле Анатольевне Гущиной, Борису Александровичу Гущину, Дмитрию Васильевичу Богданову, Виктору Ивановичу Пулькину, Ольге Афанасьевне Набоковой, Людмиле Викторовне Трифоновой, Светлане Васильевне Воробьевой, Регине Борисовне Калашниковой, Анатолию Павловичу Никонорову и многим, многим другим.

* * *

Одним из основных путей пополнения фондов были и остаются этнографические экспедиции. За 45 лет своей деятельности музей провел более 100 экспедиций во все районы Карелии. Значительная доля поступлений шла и идёт за счёт активных контактов музея с населением. С целью пополнения фондов поддерживается связь с музеями России, архивами, исследователями народной культуры и коллекционерами.

Наиболее значительно фонды пополнились в 1981 году (5787 предметов), главным образом за счёт поступления материалов Комплексной экспедиции Министерства культуры (КЭМК) Карельской АССР 1979-1980 годов по обследованию памятников деревянного зодчества Карелии, в которой принимали участие и сотрудники музея-заповедника. В 2002 году благодаря раскопкам сотрудников музея К. Германа и И. Мельникова, а также известного карельского археолога А. Спиридонова количественный состав фондов заметно увеличился приёмом предметов археологии – первоисточников знаний по древнейшей и средневековой истории Заонежья и, в частности, окрестностей острова Кижи.

* * *

На 1 января 2011 года в фондах музея хранится свыше 47 650 предметов, в том числе в основном фонде более 29 100 предметов. 27% всего фондового собрания — предметы этнографии Карелии, 21% — предметы археологии, 4% — редкие книги, документы, 2% — древнерусская живопись, современная живопись и графика, 46% — раритетные чертежи и фотографии памятников деревянного зодчества Карелии и прочие предметы. Подавляющее количество музейных предметов было передано жителями Карелии безвозмездно.

Около 75% предметов основного фонда являются первоисточниками знаний по традиционной материальной и духовной культуре народов Карелии за период с XVII в. до начала 1930-х годов, из них около 10% предметов датируются XVII-XVIII вв.

Бесценными приобретениями музея за 45 лет являются произведения древнерусской живописи (свыше 700 икон), в т. ч. уникальная по количеству (около 190 икон), хронологии (XVII—XIX вв.), иконографии, живописи коллекция потолочных росписей – «небес» церквей и часовен Карелии, в основном заонежских, написанных темперой — в традициях древнерусского письма.

Ценнейшим приобретением музея является уникальная коллекция из дома крестьян Корниловых в деревне Кургеницы, бoльшую часть которой составляет их архив и библиотека. Коллекция свидетельствует о высоком духовном, творческом потенциале заонежских крестьян, их стремлении грамотно, на научных основах вести хозяйство.

В собрании фондовых чертежей выделяется по своей значимости фиксация архитектурных памятников Заонежья времён Великой Отечественной войны, сделанная известным финским исследователем Ларсом Петтерссоном.

В фондах музея свыше 1700 чертежей памятников деревянного зодчества Карелии, выполненных в 1940/50-е гг. архитекторами А. В. Ополовниковым, А.Н. Буйновым, Л.М. Лисенко, В.А. Крохиным и другими.

Большинство предметов фондового собрания не относятся к уникальным артефактам, они обычны, типичны для своего времени и места бытования, но они содержат в себе следы конкретного исторического прошлого, являются подлинными первоисточниками наших знаний о прошлом. Они необходимы для объективного и многогранного документирования исторической действительности, равно как раритетные и уникальные памятники.

* * *

За прошедшие 45 лет несомненны успехи в комплектовании фондов и по количественным, и по качественным показателям. В целом вырос профессиональный уровень научных сотрудников, как за счёт обогащения их практикой комплектования, так за счёт освоения ими теоретических разработок. До 1980-х годов это была так называемая «собирательская работа», её критерии выбирались в смежных областях знаний, либо обосновывались индивидуальным опытом сотрудников (во многом поучительным). Случалось, она определялась сиюминутными задачами, в том числе вполне оправданными. Но были и обязательные задачи с формулировками типа «Решение съезда партии (партийной конференции, очередного исторического пленума) и задачи музея». Музейные работники обязаны были быть «бойцами идеологического фронта». Независимо от профиля музея они по существу были ориентированы на иллюстрацию официально признанных учёных трудов, вроде «Очерков истории Карелии», высказываний первого секретаря, генсека, должны были пропагандировать атеизм и вести антирелигиозную пропаганду, всячески пропагандировать успехи социализма и идей КПСС, «ведущие» социальные группы. Многие явления, события, судьбы простых людей при этом волей-неволей оставались за пределами внимания.

Направленность комплектования фондовых коллекций многих музеев «свидетельствовали» об одном: до революции крестьяне жили бедно, и чем дальше – тем хуже, а при советской власти всё лучше и лучше, всё было замечательно, социалистическое общество сплошь состояло из атеистов, героев, делегатов, депутатов, ангелов во плоти. Если добавить к этому запретные темы, то музеи однобоко представляли исторические реалии, а «по гамбургскому счёту» фальсифицировали историю. К чести сотрудников музея «Кижи», они в этом не были «первыми учениками».

Об этом стоит говорить, ибо по существу мало что изменилось. Под влиянием социально-политических реалий последних десятилетий, последовали попытки «пересмотреть» отечественную историю, устранить в ней «белые пятна», «разоблачить» советские мифы. Историки, музейные работники страны (не все, разумеется) плюс поменяли на минус и наоборот. На смену старым мифам родились новые: о всеобщем благоденствии крестьян до революции, о высокой грамотности населения, о набожности крестьянина, о разбогатевших своим трудом, о твёрдом купеческом слове, о купеческой благотворительности, о благородном изысканном дворянстве — цвете нации и т. д. и т.п.

Было время, считалось, что для того чтобы предмет мог быть включён в состав фондов, он должен был пройти «апробацию временем». Долгое время искусствоведами и музейными работниками не признавалась художественная и даже историческая ценность икон XVIII—XIX вв., тем более ХХ века. Очень долго не обращали должного внимания на городскую этнографию. Во многом для комплектования такого рода коллекций было безвозвратно упущено время. Целесообразность комплектования фондов предметами деревенского и городского быта из недавнего прошлого (тем паче второй половины ХХ века) до сих пор вызывает сомнение у некоторых сотрудников музея — то ли дело предметы «досюльные», с пресловутой датировкой: «Конец XIX — начало XX века». Однако уже сейчас многим молодым людям кажется диковинной, к примеру, даже ручка-«вставочка», совсем недавно так широко и повсеместно распространённая среди всех слоёв населения. Исходя из коллекций музея, трудно представить быт, жизнь простых людей, потомков заонежских, карельских, вепсских крестьян в советское время, потомков тех людей, трудом и мастерством которых мы так гордимся. Наши этнографические познания и состав фондов музея фактически остановились на доколхозном периоде, соответствующие экспозиционные возможности музея весьма невелики. Так или иначе, музей в последние годы всё чаще при комплектовании фондов преодолевает устоявшиеся хронологические рамки. Обычные «во второй половине ХХ века» чашки, блюдца, вазы, наволочки, перчатки, шляпа в недалёком будущем станут раритетными, их отсутствие составят лакуны в типологических рядах. Видимо, настало время пересмотреть прежние представления о «предметах быта и этнографии», достойных фондов нашего историко-архитектурного и этнографического музея-заповедника, назрела необходимость корректировки концепции комплектования фондов.

* * *

В начале 1990-х годов произошли этапные события в научно-фондовой работе музея. Был создан сектор учёта фондов, сосредоточивший главные усилия на качестве работы, начиная, прежде всего, с полноты и качества информации при комплектовании фондов — столь важной и во многом незаменимой для музея первичной информации о каждом предмете. Был разработан и внедрён музейный компьютерный информационный банк данных (ИБД) «Наследие» (движимые памятники истории и культуры Карелии в собрании музея-заповедника «Кижи»). ИБД «Наследие», первый проект такого рода в Карелии, был создан в короткий срок в результате совместной работы специалистов музея и Карельского научного центра РАН. Мы учились работать на компьютере, совершенствовали компьютерную программу, в свою очередь беспристрастная программа учила нас трезвому, рациональному, системному подходу к каждому музейному предмету, помогала избавляться от логических ошибок и лакун. Банк данных успешно работал и развивался до тех пор, пока не появились новые, на порядки высшие возможности столь стремительно развивающейся компьютерной техники. В 2000 году наш ИБД без осложнений и потерь был конвертирован в Комплексную автоматизированную музейную информационную систему (КАМИС), разработанную петербургской фирмой «АльтСофт». Что касается музейной стороны дела, обе системы в принципе работали по одним и тем же алгоритмам.

Достаточно заглянуть в документы учёта фондов, чтобы понять происшедшие в те годы положительные перемены. В настоящее время постановка первичного учёта и его высокий уровень в музее «Кижи» неоднократно отмечается музейными специалистами, столичными комиссиями.

В работе по комплектованию фондов не без проблем. Однако есть надежда, что новое поколение музейных работников, обладая знаниями, здравым смыслом и самостоятельностью мышления, сумеет сохранить и улучшить качество работ и внесёт достойный вклад в дальнейшее пополнение и развитие фондового собрания музея.

Николай ШИЛОВ

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф