Промальпинисты музея опять на высоте VkontakteFacebook

Промальпинисты музея опять на высотеПромальпинисты музея опять на высотеПромальпинисты музея опять на высотеА. Косканен и А. Гофштейн

На острове Кижи в мае этого года в очередной раз состоялись учения промышленных альпинистов музея, сотрудников двух служб – Плотницкого центра и службы главного хранителя. Бессменный руководитель курсов – альпинист Александр Ильич Гофштейн (г. Ногинск, Московская область). Учения проходили в деревне Васильево на доме Сергеева. Долгое время Александр Ильич работал в Российском центре подготовки спасателей, сейчас у него иная сфера деятельности, но он не отказывает в помощи музею-заповеднику и уже не первый год приезжает на полюбившийся заповедный остров.

У истоков создания службы в музее стоял Александр ЛЮБИМЦЕВ, главный хранитель недвижимых памятников.

— Александр Юрьевич, зачем музею-заповеднику нужна бригада промальпинистов? Когда возникла идея создания такой службы?
— Деревянным памятникам всегда необходим уход, так как древесина достаточно хрупкий и недолго живущий материал, и чтобы продлить его жизнь, необходима постоянная профилактика. Идея создания подобного подразделения возникла в 1999 или 2000 г., но с чего и как начинать, никто не знал. Тогда Роман Мартьянов подсказал, какую почитать литературу, какие веревки использовать. А идея возникла от безысходности, так как кровли текли, нужен был бесконечный ремонт, но в музее деревянного зодчества, как я уже говорил, нужна, прежде всего, профилактика. Да и потом, чтобы выполнить какую-то работу на высоте, необходимы были строительные леса, а это отнимало очень много времени и при этом памятник на какое-то время переставал быть предметом экскурсионного показа.
Тогда нам еще очень помог Иосиф Раша, кстати под руководством которого в 1993 году в музей приезжала бригада спортсменов-альпинистов, которые выполняли герметизацию кровли на Преображенской церкви. Но все же, они были спортсмены и проблем музеефикации не понимали. Это можно назвать первым шагом или первой попыткой создания группы промышленных альпинистов в музее.
Позже к нам присоединилась Анна Косканен, и она уже организовала контакты с центром Александра Гофштейна.
Первые три года по три-четыре человека ездили в Ногинск и обучались там промышленному альпинизму, а затем Александр Ильич стал приезжать в музей, так как необходима была практика на объектах. Сейчас в музее работает десять обученных промышленных альпинистов: Александр Любимцев, Михаил Теребов, Анна Косканен, Александр Куусела, Юрий Юрков, Яков Гавриленко, Иван Зайцев, Александр Трегубов, Николай Штурмин, Алексей Романов. Первым объектом промальпинистов музея стал памятник, в котором хранятся музейные фонды, — тогда была сделана его молниезащита.

***

Наблюдая за тем, как непринужденно и легко руководитель курсов объясняет своим ученикам тот или иной прием в работе альпиниста, кажется, что эта наука настолько проста, что ты сам без труда сможешь выполнить то, что выполняют ребята, но это только кажется. На самом деле, работа промальпиниста требует максимального сосредоточения, ловкости и физической подготовки.

Свою оценку с позиции своего огромного опыта о необходимости службы промальпинистов в музее деревянного зодчества и уровня подготовки дал руководитель работ Александр Ильич ГОФШТЕЙН.

— Сколько лет Вы уже работаете с музеем-заповедником «Кижи»?
— С музеем работаю порядка шести лет. Первые три года ребята приезжали в Российский центр подготовки спасателей, а затем я стал уже приезжать на остров. Подготовку перенесли на объект, так как нужна была конкретная практика, необходимо было отрабатывать все приемы уже непосредственно на наглядных примерах. Когда мы начинали работу с музеем, для Центра это был первый опыт работы с музеем деревянного зодчества. Необходимо было понимать специфику работы с достаточно хрупким материалом.
— Как оцениваете уровень подготовки специалистов музея?
— Для специалистов МЧС промышленный альпинизм специальность обычная, но кижане с самого начала были не хуже профессионалов. Самое главное, что им помогало, — это то, что они были заряжены островным энтузиазмом. Каждый из ребят по-своему уникален: кто-то заядлый турист, кто-то плотник, а у кого-то сильно развит симптом самосохранения —и поэтому с ними работать всегда интересно. И к каждому из них нужен свой индивидуальный подход.
Перед каждыми курсами повышения квалификации сам проверяю объект учебы, так как находясь в безопорном пространстве, мы не имеем права рисковать ни людьми, ни объектами.
— Является ли профессия промальпиниста рабочей специальностью?
— В 2001 году промышленный альпинизм стал рабочей профессией и внесен в единую тарификационную квалификацию под кодом 14271.
— Насколько важно иметь в подобном музее такую структуру, как бригада промальпинистов?
— Памятник деревянного зодчества нуждается в постоянном обслуживании, на который нельзя «напасть» индустриальными методами. Хотя на остров можно привезти подъемный кран или соорудить строительные леса для того чтобы, например, провести герметизацию кровли, но это получается дорого, громоздко, мешает работе других специалистов музея и, прежде всего, мешает наслаждаться уникальной красотой деревянных построек туристам, которые едут сюда со всего мира.
— Приходилось ли Вам иметь подобную практику в других музеях?
— С музеями и памятниками за долгую практику, а в промальпинизме я с 1970 года, приходилось работать очень много, но обучать сотрудников музея деревянного зодчества — это первый и единственный опыт, здесь создана уникальная бригада, так как сам объект уникален.
Музей-заповедник «Кижи» — объект очень ценный и поэтому он сложный для промальпинизма. Очень много резных деталей, украшений на доме, поэтому работать надо аккуратно, чтобы попутно ничего не сломать.
Промышленные альпинисты музея постигали все хитрости работы в безопорном пространстве на лекциях, а затем непосредственно на практике и в последний день курсов успешно сдавали экзамены.

Материалы полосы подготовила Надежда ПЮЛЬЗЮ

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф