В гостях у поморов VkontakteFacebook

Поморская лодкаТ.А. ШвабскаяЖитель села КалгалакшаМ.Н. Мехнина показывает, как закрывали лицо ряженыеПраздник в рыболовецком колхозе. Фото из семейного архива М.Н. Мехниной.Село Калгалакша

Люди из далекой Калгалакши

Вот и подошла к концу еще одна экспедиция. Простились мы с далеким Поморским краем, с рыбацким селом Калгалакша. Есть время в тишине кабинета сесть и еще раз перелистать страницы полевого дневника, еще раз вспомнить лица людей, с которыми довелось повстречаться, напевный поморский выговор, суровую красоту северной природы.

День первый

Началось… Музейный УАЗик, «бывавший на всех фронтах», несет нас к берегам Белого моря. Проносятся за окнами селения, поля, все чаще встречаются проплешины болот, лесная чаща постепенно редеет, суровые ветра и снегопады не дают подняться в полную мощь строевому лесу. Летит, улетает с придорожной пылью первый экспедиционный день. Солнце красным любопытным глазом заглядывает украдкой в окна машин. Замерло оно на горизонте и садиться не желает. Вот на дорогу перед нами медленно и величественно вышел лось. Царственно окинул взором дорогу.. и замер, прядет ушами, смотрит по сторонам. Движение на трассе на минуты замирает. Все с благоговением, страхом, любопытством уступают дорогу владыке лесного царства. Силуэт скрывается в сосновом бору, и мы опять летим к намеченной цели.

День второй

Прощай, трасса. От железнодорожной станции Энгозеро поворачиваем к морю. Дорога, дорога, дорога. Все мысли о ней. Грунтовка. Скачок на каждой кочке сотрясает телеса, вытрясает душеньку. Сорок километров - пять часов езды… На последнем изгибе дороги лесной занавес раздвигается, и мы неожиданно въезжаем в старинное поморское село Калгалакша. Селение растянуто вдоль побережья. Все дома приземистые, одноэтажные, обращены к морю, откуда в прежние годы возвращались с уловом семьи промысловиков-калган. За домами ютятся баньки и разбросаны в неудобьях клочки грядок. По морскому берегу выстроился строй амбарчиков для рыболовных снастей. И множество лодок: часть на рейде, часть сохнут на берегу.

Разместившись в «странноприимном доме» и наскоро перекусив, отправляемся с визитом к Тамаре Александровне Швабской (в девичестве Ефремовой), директору рыболовецкого колхоза «12-я Годовщина Октября».

Тамара Александровна — милая, гостеприимная женщина, выспросила нас о цели приезда. Посетовала, что стариков, помнивших старину вековечную, уж и не осталось в Калге.

Сосет под ложечкой тоска и профессиональная зависть, когда вспоминаю богатейшие фольклорные материалы из этого села, записанные фольклористами А. В. Марковым, И. Этиной, А.П. Разумовой в первой половине XX века. Это и русский эпос - былины и духовные стихи, и великолепный сказочный и песенный материал. В прежние времена местные жители, подвижники старой веры, сохраняли здесь устои древнего благочестия. Рукописное Евангелие-апракос кон. XV в., найденное в Калгалакше, занимает достойное место в ряду ценных образцов Севернорусской книжности

Древлехарнилища Пушкинского дома… Какие находки выпадут на нашу долю?

Льется беседа с Тамарой Александровной. Рано осталась она без мужа. В деревне после войны жили одни вдовы, так и называли- «вдовье село». А вот замуж потом мало кто пошел, говорит с гордостью: «Женщины верны были мужьям»!». Морской науке была выучена родителями с детства. С четырех лет отец с матерью брали ее в море, неделями жили на тонях в промысловых избушках, где ютилось на нарах каждое семейство в своем углу. Тяжелое было время. В колхозе с такими же подростками, как сама, ягель для оленей заготавливала, сено косила, ловила рыбу, ходила невода ставить. Силенок не хватало. Приходилось иной раз и к дереву себя привязывать, чтоб за сетью не утащило. Заготовляла с подругами ламинарию, анфельцию, фукус. Не простое это было дело. Косой на длинной ручке у дна срезали водоросли, сушили на берегу и прессовали. До семи потов боролись за норму. В молодые годы бойкая была, за любую работу бралась, за то и уважали на селе. Доросла до бригадира, а потом и до председателя рыболовецкого колхоза. Мужики с ухмылкой говорили: «Зря ты, баба, бьешься!». А она упрямо поднимала хозяйство. Силы и зрение потеряла на непосильной работе, но до сих пор осталась улыбчивой, чистосердечной и легкой в общении. Льется рассказ пожилой поморки. Говорим мы и о традиции голошения — обрядового плача на свадьбах, проводах и похоронах, как за душу брали голоса умелых исполнительниц. «Никого в спокое не оставит, такой голос был!».

Расспрашиваем о праздничной стряпне, и кажется: на столах разворачивается богатая скатерть-самобранка. Главное блюдо застолья — рыба: в пирогах, похлебках, к любому случаю. «Мы — рыбные души», говорит Тамара Александровна. С любовью говорит она о родных местах. В рассказе всплывают сплошь русские названия островов Калгалакшской губы: Стайков, Уткин, Березовец, Курёхин остров, Горелый Наволок и т.д. По рассказам стариков, первыми насельниками этих мест были архангелогородцы- староверы, бежавшие «от властей». Именно им обязаны местные жители особым складом характера - чувством собственного достоинства, приветливостью, но, в то же время, осторожностью в общении. «Мы — чистые поморы» — довелось нам часто слышать. «Мы — особая нация, вот только в паспортах не пишут!».

В трудах праведных проходят экспедиционные дни. Обследованы и сфотографированы деревенские окраины, кладбища, прибрежная зона. Нашим полевым «уловом» стали яркие воспоминания о жизни довоенной и послевоенной поморской деревни, сведения о народном календаре, обрядах жизненного цикла, описания традиционной промысловой и будничной одежды, лечения младенцев, детских игр, данные о межэтнических взаимоотношениях и старообрядцах. Были записаны несколько частушек, суеверных рассказов, заговоров на различные случаи жизни. В памяти пытаюсь удержать имена всех, с кем довелось познакомиться: Мария Григорьевна Коновалова (Редькина), замечательная рассказчица с певучим поморским говором, Рудольф Александрович Ефремов, знатный лодочный мастер, Лидия Денисовна Фролова, директор школ Калгалакши и Гридино, удивительно памятливая женщина, увлеченная историей своего села. Низкий поклон этим милым людям… Ирина НАБОКОВА

Быт и вера в Беломорье

Калгалакша встретила нас сильным и холодным ветром «морянкой», заставившим поскорее надеть теплые куртки. Мы остановились на высоком хребте длинного узкого мыса, омываемого с двух сторон водой. Географическое положение Калгалакши необычное: с одной стороны находится озеро Домашнее, в которое впадает река Калга, с другой стороны Белое море, на его берегу и стоит длинный ряд домов. Озерная пресная вода вытекает в море через узкую протоку-порог, мост через него ведет в другую часть села — Кaностров. В каждой из этих частей села всего одна улица, вдоль которой проложены неширокие деревянные мостки.

Как и в прошлом году в Гридино, наша экспедиция свалилась как снег на голову, поэтому первый вопрос, который нам задали в Калгалакше, был «почему мы не позвонили?». Вопрос несколько удивил, так как связи с Калгалакшей нет. К счастью, колхозная гостиница была не занята, и нам удалось в ней разместиться.

Колхоз «12-я годовщина Октября», название которого запечатлело дату его создания, занимался рыбным промыслом в течение многих лет, был богатым, как и колхоз в с. Гридино. Эти колхозы даже смогли профинансировать в свое время строительство грунтовой дороги, которая сейчас совсем не поддерживается.

Колхоз в Калгалакше находится на грани умирания, промыслом уже никто не занимается, он стал делом убыточным. Рыбаков необходимо снабдить всем необходимым, а моторы, бензин, спецодежду и т.д. покупать не на что. Резко снизились уловы: например, на озере Лисьем ловили женские бригады, сдавали до 20 тонн сига. Уже лет 10 назад рыбные тони захватили браконьеры; в море тоже свои проблемы: увеличилось число тюленя, который поедает рыбу, попавшую в сети. Рыбу раньше принимала база Гослова, а теперь сдавать некуда, сбыта нет. Есть в колхозе стадо овец, содержать которое тоже невыгодно. О проблемах современной жизни села рассказала нам председатель колхоза Швабская Тамара Александровна. «У меня мечта была — провести высоковольтную линию до Калгалакши и построить дорогу, чтобы детям нашим хотелось остаться в родном селе. Построил колхоз кирпичные домики, только живите и работайте здесь». Все это ей удалось осуществить, но с современными экономическими проблемами, выпавшими на долю российской деревни, эта сильная женщина, взвалившая на себя огромную работу, справиться не может.

***

Кладбище – это место, которое может рассказать многое об истории села и его жителях, иногда даже и то, что уже стерлось в людской памяти. В Калгалакше два кладбища: одно на окраине Канострова, другое на Могильном острове напротив села. Оба эти места удивительно красивы, видно, что мир ушедших из жизни людей дoрог для местных жителей. Среди обычных православных крестов встречаются старообрядческие резные столбики, есть здесь таинственное захоронение, на котором были памятники и надгробная плита с резным рисунком и надписями, прочитать которые сейчас очень сложно. Проглядывает дата: 1908 год. В селе говорят, что здесь были похоронены ссыльные.

Кладбище на Могильном острове совершенно необычное. Островные захоронения встречаются довольно часто, но здесь есть свои особенности. Здесь попадаешь в сказочное лесное царство. На некотором расстоянии друг от друга находятся просеки, идущие от берега вверх на высокий кряж. На нем располагаются микрокомплексы захоронений. Благодаря просекам их видно из села, таким образом, родные всегда могут помянуть своих близких или мысленно обратиться к ним. Здесь верят, что умершие могут воздействовать на жизнь живущих, поэтому, проезжая мимо родных могил, обращаются за помощью: например, уходя на промысел в море, просят дать хороший улов. Валентина КУЗНЕЦОВА

Праздники села Калгалакша

Одной из задач экспедиции была запись материала по календарно-праздничной традиции. Нужно было установить, из каких праздников состоял местный календарь, какие из них были наиболее значимы.

Достопримечательностью Калгалакши можно назвать перестроенную церковь. Раньше она служила клубом, а сейчас в ней находится колхозное правление. Здание расположено на небольшой возвышенности, можно предположить, что церковь была видна издалека, при входе из открытого моря в залив и служила ориентиром для возвращающихся с промысла судов.

Своя церковь была также и у ближайших соседей, в селе Гридино. Издавна эти села сближало их географическое положение. Оно создало объединяющую жителей Калгалакши и жителей Гридино местную традицию престольных праздников. В Калгалакше это было Крещение (19 января), в Гридино — Никола Милостливый, зимний (19 декабря). В гости друг к другу «калгане» и «гридoне» (так здесь называют жителей Калгалакши и Гридино) ездили на оленях.

Яркими событиями праздничного календаря в Калгалакше были Пасха, Троица и Рождество. Среди них местные жители в первую очередь вспоминают Пасху, которая здесь, как и в общем русском календаре, была наиболее значительным праздником. Вспоминают предшествовавшее Пасхе «большемытие», когда в доме делали основательную уборку — мыли всё: от потолков и стен до посуды, затапливали печку с вечера, — считалось, что кто первым затопит ее, будет счастливее всех, - пекли пироги и куличи, готовили творожный «сыр». Наутро ходили к родственникам «христосаться» — поздравлять с праздником. Дети носили крестным в подарок пасхальные яйца, получая от них небольшие подарки. Как и во многих деревнях, в Калгалакше строили к Пасхе качели. Качались на них по нескольку человек: двое-трое садились посередине, двое других их раскачивали, стоя на концах доски. После Пасхи качели разбирали до следующего года.

Известно, что по православной традиции, в родительскую субботу перед Троицей поминают умерших. В Калгалакше этот обычай выглядит несколько иначе. Могилы здесь посещают дважды. Сначала в четверг перед Троицей ходят убирать могилы. Работы здесь много, надо все привести в порядок. В день Троицы снова идут на кладбище, «как в гости», принося с собой цветы, венки и разную снедь — домашнюю стряпню, а также ту пищу, которую при жизни предпочитали покойные. Нельзя не отметить то значение, какое придают здесь обустройству могил. Все они имеют ухоженный вид; почти на каждой много цветов и обязательно — стакан или чашка с чаем, конфеты, даже дольки лимона или апельсина. Придя на кладбище, покойных приветствовали, затем поминали, переходя от могилы к могиле. Самым веселым периодом в году в Калгалакше были зимние святки. В это время по селу ходили компании «гyляшников», девушки собирались по избам для гаданий. Жгли у печки бумагу, смотрели в кольцо, опущенное в стакан с водой. Стоя на росстани, взывали к суженому: «Приди руки просить!». В Крещение купались в «ярдaни» — «прoлубы» рядом с церковью.

Особенностью календаря поморов были праздники, связанные с морскими промыслами. В ответ на вопрос, какие были в селе праздники, бывшие работники колхоза прежде всего называли День рыбака. Этот праздник в рыболовецком колхозе «12-я годовщина Октября» отмечали во второе воскресенье июля, начиная с конца 1950-х гг. до самых последних лет. У жителей он вызывает самые теплые воспоминания — так же, как и празднование юбилеев колхоза. В прежние времена колхоз выделял средства на поощрение отличившихся работников, на праздничные столы и концерты, для которых из городов республики приглашались самодеятельные коллективы. Кроме празднования в колхозном правлении у жителей Калгалакши была традиция собираться в этот день отдельной компанией с угощением на окраине села — «за горушкой» или на «щелейке», красивом месте недалеко от села. Участницами таких сходок, как и самого празднования Дня рыбака, были большей частью женщины, поскольку мужчины находились в это время на полугодичном мурманском промысле. Дарья АБРОСИМОВА

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф