Змей-дракон в русском фольклоре VkontakteFacebook

Змей-дракон в русском фольклореЗмей-дракон в русском фольклореЗмей-дракон в русском фольклореЗмей-дракон в русском фольклоре

По восточному календарю, 2012 год — год Дракона. Этот образ известен не только восточной, но и общей мировой традиции. Согласно мифологическим представлениям, дракон выглядит как чудовище с головой (или головами) и туловищем пресмыкающегося и крыльями птицы. Пресмыкающиеся и птицы в мифологии — представители нижнего и верхнего миров, поэтому дракон, змея-птица — хозяин подземного и небесно-воздушного пространств. Ему также подвластны стихии огня, который он извергает из пасти, и воды – это место его обитания.

Подобное существо, под именем змeя, или змеu, часто встречается и в жанрах русского фольклора. Это персонаж эпоса и сказок. В каждом из этих жанров образ змея имеет свои особенности.

Наиболее ярко он выступает в эпосе. Змей появляется в сюжетах нескольких былин. Это прежде всего былина «Добрыня и Змей». Ее сюжет является древним и одним из самых любимых: он известен в более чем ста записях. Он был особенно распространен на Севере.
Сюжет этой былины — битва богатыря Добрыни Никитича со змеем. Она происходит дважды, в двух разных эпизодах. В начале былины Добрыня нарушает наказ матери не купаться в «свирепой Пучай-реке», и во время купания на него налетает змей. Победить змея Добрыне удается ударом колпака или шапки «земли греческой», весом «в три пуда», отчего змей падает в траву. Это первый бой, он короткий и не окончательный. Поверженный змей предлагает Добрыне «положить заповедь великую», по которой он обязуется не летать больше на святую Русь, а Добрыня не въезжать в его владения. Поверив змеиному обещанию, Добрыня отпускает его, и змей тут же нарушает соглашение: летит в Киев и похищает племянницу князя Владимира Забаву Путятичну. Добрыня в ответ вторгается в змеиные владения, и здесь у него со змеем начинается «кровопролитная бой-драка». Победив змея, богатырь освобождает не только Забаву, но и множество другого народа, похищенного змеем.

Змей в этой былине имеет все признаки дракона. Он огнедышащий и живет в реке с огненными струями. Он летает «под облаками». В сюжете былины это враг Киева, русских людей и христианской веры: он падает от удара шапкой «земли греческой» - символа, монашеского головного убора в форме капюшона, происходящего из Византии, откуда было принесено на Русь христианство.

Более редкий, но близкий былине «Добрыня и Змей» сюжет, где этот образ приобретает другие очертания — былина «Алеша Попович и Тугарин Змеевич». В одной из двух известных ее версий Алеша едет по чистому полю и видит Тугарина, который летит под облаками. Алеша молится о том, чтобы пошел дождь и размочил бумажные крылья, чтобы ему с Тугарином «посъехаться». Начинается гроза с дождем, и Тугарин спускается на землю. Алеша выезжает ему навстречу и благодаря своей хитрости и ловкости убивает его.

В другой версии действие происходит на пиру князя Владимира, где находится и Тугарин, который ведет себя как хозяин. Алеша оскорбляет Тугарина, после чего между ними происходит бой, во время которого Алеша убивает его. Тугарин — двойственный персонаж. В связи с его именем упоминают исторический персонаж – половецкого хана Тугоркана. Но черты человека в Тугарине соединяются со змеиными. Он носит «змеиное» имя (хотя иногда называется и просто Тугарином). Перед боем он угрожает Алеше «спалить его огнем» или предстает как всадник на коне, извергающем огонь. Он летает; интересно, что в этой былине Алеша дает Тугарину «птичий» эпитет — «гагара безногая». Но в отличие от змея из предыдущей былины, способность Тугарина летать оказывается уязвимой: под дождем его «бумажные крылья» бездейственны. Стихия воды оказывается чуждой ему.

Это две былины, где змей или персонаж со змеиными чертами – один из центральных. В русском эпосе есть и другие былинные сюжеты, где черты змея приданы персонажам эпизодическим.

Такова былина «Добрыня и Маринка». В ней Добрыня освобождает Киев от колдуньи, которая очаровывает богатырей, а затем превращает их в животных. В этой былине появляется «мил дружок» Маринки, которого Добрыня случайно убивает. Об этом персонаже в былине говорится вскользь, а о его змеиной принадлежности можно догадываться только по его именам в разных вариантах — Туга Змеевич, Горынище.

В одном из эпизодов другой былины, «Михайло Потык», ее герой борется со змеем в подземелье – могиле умершей жены. Он бьет змея железными прутьями, а змей просит о пощаде и приносит герою живой воды, чтобы воскресить умершую.

В былине «Волх Всеславьевич» змей представлен в качестве отца главного героя, и о нем говорится только вначале. Эта былина — один из самых древних сюжетов, известная в малом количестве записей. Способности, приписываемые змею, — способность к оборотничеству, мудрость — раскрываются здесь в Волхе, великом охотнике, единственном в русском эпосе богатыре-оборотне и волшебнике. В былине о Волхе отразились мифологические представления, согласно которым рожденные от змея дети обладали волшебными свойствами.

Змей в былинах — один из главных персонажей, враг главного героя. Его образ в них – это образ мифологического змея или получудовища-получеловека. Он может быть и второстепенным персонажем, в котором некоторые признаки змея только проглядывают.

Как один из главных персонажей змей появляется в жанре духовных стихов о Егории – святом Георгии. Духовные стихи о Егории существуют в двух сюжетах — это «Мучения Егория» и «Егорий и Змей» («Егорий и Олисафия»). Их источники — фольклор и апокрифы. Во втором из этих сюжетов змей напоминает змея в былине.

Царство Рахлинское (город Рохлим) постигла беда — змей, поедающий людей и скот. Чтобы остановить эту беду, для определения жертвы змею брошен жребий, который пал на царя. В качестве подмены на съедение «лютой змее» решено отправить царскую дочь Олисафию. Подчеркивается, что Олисафия придерживается иной веры, чем жители царства, она христианка. Ее отвозят к озеру (морю), где живет змей, и оставляют на берегу. Здесь появляется святой Егорий, «добрый молодец на добром белом коне». Когда из озера поднимается змей, Егорий подчиняет его себе, уперев копье в его пасти: «Будь смирна, змея, яко скотинина у крестьянина». Привязав змея на шелковый пояс, Егорий отдает его Олисафии с повелением отвести в город. Жителям города ставится условие: они должны принять христианскую веру, или змей будет вновь освобожден. Жители принимают это условие, и в финале стиха Егорий уничтожает змея, ударив его шелковым поясом, отчего змей распадается на «мелкие части», на змеенышей.

Змей в этом духовном стихе сохраняет типичные черты. Но есть особенность, связанная с его образом в этом эпическом жанре. Его побеждает христианский святой, и змей в финале не просто побежден — он служит средством для того, чтобы жители царства-города приняли христианство. В свете этого само его появление в начале стиха как страшной напасти можно увидеть как часть некоего замысла, который осуществился с участием святого. Интересно, что у одной из исполнительниц змей назван «милостью Божьей».

Отголосок образа змея с отдельными чертами дракона есть и в духовном стихе о муках Егория. Этот сюжет был более широко распространен и популярен, чем первый. В полной редакции этого стиха Егорий сначала подвергается мучениям за веру и успешно противостоит им, а во второй части путешествует по святой Руси в качестве распространителя христианства и/или как мстителя за свои мучения. Змея появляется в этом втором эпизоде как одна из «застав» — препятствий, которые святой преодолевает во время выполнения своей миссии. Она обвилась кольцом вокруг царства, в котором живет мучитель Егория «царище Кудриянище». Из змеиной пасти пышет пламя «от земли до неба» и «от востока до запада». Здесь, как и в сюжете о Егории и Олисафии, эта змея покоряется Егорию — его приказу превратиться в отдельных змей и «порастронуться, пораздвинуться по сырой земле».

Наконец, как фольклорный персонаж змей есть и в волшебных сказках. Сказочных сюжетов со змеем много. Например, в известном трехтомном сборнике сказок А.Н. Афанасьева их около трех десятков. Поэтому образ змея в сказках, в зависимости от того, в каком сюжете он появляется, имеет больше разновидностей.

Самая типичная из них – та, что и в эпосе, где змей выступает в роли похитителя женщины – матери или невесты героя, которую тот освобождает. Эта группа сказок самая многочисленная. Некоторые из них напоминают духовный стих «Егорий и Олисафия», повторяя в точности детали его сюжета. Как признаки жанра, важные эпизоды сказки (борьба со змеем) удваиваются или утраиваются: вместо одного змея в сказке их два или три, и с каждым из них герой бьется по очереди («Иван-царевич и Марфа-царевна»).

Змей в сказках реализует и свою функцию охранника подземного царства. Шестиглавые змеи стерегут вход в медное, серебряное, золотое и бриллиантовое царства, которые проходит герой на своем пути за невестой. Но змеи в роли охраняющих подземелья – эпизодические персонажи; герой легко усмиряет их, и больше о них в сказке не вспоминается («Три царства — медное, серебряное и золотое»).

Еще одна форма, которую змей приобретает, по-видимому, только в повествовательном жанре — по-прежнему оставаясь противником героя, он заведомо проигрывает ему по уму, изобретательности, хитрости. Глупый и трусливый, он постоянно попадается в ловушки, расставляемые для него героем, отчего возникает комический эффект (как в сказке «Змей и цыган»).

И еще одна, также не возможная в эпосе, роль змея – когда он становится волшебным помощником сказочного героя. Так, в сюжете «Чудесная рубашка» змей появляется в тот момент, когда с героем случилось несчастье, и помогает ему, а затем остается его благодетелем на протяжении всей сказки. В другом сюжете змей выбирает среди героев-претендентов на невесту наиболее достойного, заставляя их откатить камень, закрывающий вход в подземелье, а потом тому, кто сумел это, помогает спуститься туда и снабжает советами на дорогу.

В сказочном жанре змей чаще сохраняет свой традиционный грозный облик, хотя он и более схематичен, чем в эпосе. Как и в некоторых былинах, образ змея может смещаться на периферию повествования. Оставаясь главным персонажем, сказочный змей может приобретать совсем не свойственные ему в эпосе черты — в таких сказках он сохраняет только внешние атрибуты прежнего змея, содержание же образа настолько меняется, что, по сути, это уже другой персонаж, с другими функциями и противоположным знаком (змей как волшебный помощник героя сказки). И хотя такие сюжеты встречаются реже и такая роль змея не является типичной, в любом случае сказочный змей — это уже не только всегда опасный и враждебный герою персонаж. В сказке этот образ как бы осваивается и снижается, приближаясь к миру людей.

Былины, духовные стихи и сказки – основные, но не все жанры русского фольклора, где есть змей-дракон. В каждом из них этот образ сохраняет свою мифологическую основу, изменяясь в соответствии с особенностями жанра.

Змей в русском фольклоре проявляется по преимуществу через мотив змееборства. Это отрицательный персонаж, враг, судьба которого быть побежденным героем.

Герои-змееборцы в былинах — это лучшие, первые и любимые его богатыри, Добрыня Никитич и Алеша Попович, образы, отличающиеся яркой индивидуальностью; в духовных стихах это христианский святой. В сказках это наиболее смелый и находчивый, выдающийся по своим качествам герой.

Последствия змееборства в эпосе значительны и масштабны. Подвиг героя — убийство змея и освобождение женщины – дает свободу также и всему царству, городу, святой Руси, Киеву, а в духовных стихах приводит и к принятию новой веры.

Если сравнивать образы змея в былинах, духовных стихах и сказках, большее сходство, безусловно, существует между змеем в былинах и змеем в духовных стихах. С наибольшим постоянством этот образ сохраняет свои типичные черты в духовных стихах. В былинах некоторые из этих черт могут исчезать или трансформироваться. И наибольшие изменения змей-дракон претерпевает в сказочном жанре, где его облик может принимать самые разные формы, вплоть до доброго помощника.

Дарья АБРОСИМОВА, ст. н. сотрудник отдела фольклора

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф