Преображенская церковь реставрируется правильно VkontakteFacebook

Преображенская церковь реставрируется правильноПреображенская церковь реставрируется правильноПреображенская церковь реставрируется правильноПреображенская церковь реставрируется правильно

К итогам работы экспертов ЮНЕСКО/ИКОМОС

2011 год в долгой жизни Преображенской церкви навсегда будет вписан в ее историю. Именно в этом году была начата работа по реставрации бревен нижнего пояса сруба. Длительная и серьезная подготовка к процессу реставрации завершилась. Настало время собственно реставрации всемирно известного памятника. Именно статусность объекта ЮНЕСКО и, что немаловажно, стабильное федеральное финансирование долго вызывали нездоровый ажиотаж у противников утвержденного проекта. Но большинство из них уже переболели желанием остановить работу на памятнике. Начатые музеем работы подтвердили правильность выбранного метода реставрации. Серьезную поддержку музей почувствовал со стороны международной организации ИКОМОС, которая регулярно проводит реагирующий мониторинг работ по реставрации Преображенской церкви.

Что увидели

4 декабря 2011 года закончилась очередная, уже вторая в этом году, рабочая поездка экспертов ИКОМОС на остров Кижи в составе специалистов в области сохранения памятников деревянного зодчества Эндрю Поутера (Канада) и Арнта Хоугена Хельседа (Норвегия).

Как сказала директор музея Э. Аверьянова, реставрация Преображенской церкви — очень ответственный процесс, поэтому музей был инициатором приезда миссии: мнение экспертов очень важно, так как специалисты музея заинтересованы во внешней оценке своей работы.

Цель миссии — мониторинг работ музея: на Погосте — по фундаменту Преображенской церкви, в реставрационном комплексе — по реставрации бревен, контрольной сборке и контрольному обжатию нижнего реставрационного пояса сруба церкви.

Работа музея по реставрации памятника и информация о ней никогда не скрывались. Поэтому для музея было важно, чтобы и российские специалисты, и в том числе те, кто не согласен с принятой концепцией реставрации, увидели все своими глазами.

На остров приехали по приглашению музея члены Наблюдательного совета, организованного при МК РФ — реставраторы деревянного зодчества М. Коляда (Санкт-Петербург), В. Попов (Великий Новгород), Т. Вахрамеева (Петрозаводск), В. Дренин (Архангельск), А. Попов (Вологда) и академик архитектуры В. Орфинский.

Непосредственно на Погосте эксперты получили развернутую информацию об устройстве подземной части фундамента, которого у Преображенской церкви исторически не было. Чтобы избежать последующего крена церкви от вертикали (на сегодняшний день он составляет 1 метр), необходимо было построить фундамент, на который впоследствии будут уложены отреставрированные бревна сруба.

Руководитель реставрационных работ на памятнике Николай Попов проинформировал экспертов о завершении в этом году работы по устройству подземной части фундамента, верхняя часть которого выполнена в виде крепкого железобетонного пояса. Зарубежным и российским специалистам был также продемонстрирован экспериментальный участок, где временно насухо восстановлена надземная часть исторической каменной кладки. Здесь видно, как будет выглядеть фундамент Преображенской церкви после ее реставрации.

Директор подрядной организации ООО СКФ «Алекон» (Санкт-Петербург) Александр Савельев рассказал, что на памятнике закончен монтаж металлических конструкций лифтинга, что позволяет легко производить работы по разборке сруба церкви.

Внутри церкви шло живое обсуждение увиденного и услышанного. Специалисты разбились по «рабочим группам»: Н. Попов — И. Раша, Э. Поутер — А. Савельев, В. Орфинский — В. Скопин, Т. Вахрамеева — М. Коляда… Рабочее обсуждение ситуации шло через вопросы-ответы, причем, было очевидно, что практически все понимали и слышали друг друга.

После реставрационной площадки на погосте основная работа экспертов проходила, безусловно, в Производственном комплексе музея, где под крышей сегодня находятся собранные шесть отреставрированных венцов нижнего реставрационного пояса церкви. Как сразу отметил реставратор высшей категории Марк Коляда, увиденное впечатляет.

Экспертам была продемонстрирована работа специалистов Плотницкого центра музея и Архитектурно-реставрационного центра «Заонежье». Как рассказал ведущий инженер Александр Куусела, в начале работы были заранее оговорены объемы и функции двух разных звеньев по сути одной реставрационной бригады. На долю кижских плотников выпала наиболее кропотливая работа по установке вставок и протезов в разрушенные временем бревна. После этого они передавались звену плотников из «Заонежья», которые сводили все элементы в сруб. С точки зрения организации работ была найдена оптимальная модель «качество-количество-время», которая позволила провести большой объем работ с хорошим качеством.

Отреставрированная часть сруба была собрана в правильной проекции в соответствии с историческим абрисом на плане, так как в дальнейшем именно этот первый отреставрированный пояс задаст вертикаль памятника.

Кроме того, директор АРЦ «Заонежье» Виталий Скопин познакомил специалистов-реставраторов с проведенной операцией по имитации нагрузки от вышележащего сруба, которая получила название «контрольное обжатие собранного сруба». Этим был достигнут эффект реального будущего положения бревен в геометрии сруба и заодно проверено качество реставрационных работ в местах установок протезов и коронок.

Увиденное было названо экспериментом на натуре, которого еще никто не делал в мире. Конкретно свое мнение каждый из экспертов высказал на подведении итогов работы.

Как оценили

Перед началом работы Эндрю Поутер пригласил всех к свободному обмену мнениями и сообщил присутствующим на совещании российским экспертам, сотрудникам музея, его проектировщикам и подрядчикам, что эксперты ИКОМОС поддерживают метод реставрации памятника как единого целого. То, что они, по словам Э. Поутера, увидели в реставрационном комплексе, в большой степени соответствует их представлениям о реставрации этого памятника.

Николай Попов сообщил, что специалистов, занятых на реставрации Преображенской церкви, устраивает результат работы и отметил, что для музея было полезным сотрудничество со специалистами ИКОМОС, полезными оказались их рекомендации. Сегодня уже реализуется предложение г-на Хельседа о дренажно-вентиляционных отверстиях в бревнах. И музею по завершении этой инспекционной поездки важно услышать от экспертов оценку выполненных работ и рекомендации на будущее. «Реставрацию нужно было начинать 30 лет назад, тогда не было бы столь значительных утрат», — отметил в конце Н. Попов.

В своем выступлении академик Вячеслав Орфинский попытался увести разговор на несколько десятилетий назад, когда ситуация была совершенно иной и судьба церкви зависела от того, будет ли принято решение о ее реставрации. На попытку начать дискуссию о внесении церкви в Список памятников, находящихся в опасности, Эндрю Поутер заявил, что, по мнению ИКОМОС, Преображенская церковь не попадала в категорию «в опасности», несмотря на существовавшие проблемы.

Татьяна Вахрамеева напомнила, что концепция реставрации одобрена научно-методическим советом Министерства культуры РФ, Комитетом Всемирного наследия и ИКОМОС. Она отметила, что сотрудниками музея реставрационные решения принимаются последовательно, так как сразу все проблемы решить невозможно, ведь проектная документация разрабатывается под каждый этап при наличии общей концепции. И это методологически правильно. Назвала работу реставраторов музея «Кижи» успешной. Задача же комиссии — дать рабочие рекомендации.

Виктор Дренин познакомил собравшихся со своим опытом работы на памятнике, схожем с Преображенской церковью по масштабу и планировке — на Троицкой церкви в с. Нёнокса Архангельской области, где был применен метод раскатки. И отметил, что у метода лифтинга, который используется в музее «Кижи», есть существенные преимущества в случае, если подъемные конструкции не мешают сборке памятника и исправлению деформаций. Как положительный факт он отметил, что в случае Преображенской церкви мешающие конструкции возможно передвигать. Кроме того, В. Дренин высоко оценил организацию работ по реставрации и хорошие условия для работы, созданные в цехах, где при сборке точно восстановлена первоначальная форма в плане и исторические балки встали на свои места. Заметил, что очень важно, когда переборка яруса ведется под крышей — это дает больше качества в работе и оценил работу со срубом на «отлично».

Реставратор высшей категории Марк Коляда выразил уверенность, что метод реставрации выбран оптимально. Переборка снизу вверх для данного памятника в данных условиях оправдывает себя. Предварительную сборку сруба под крышей назвал новым словом в реставрации памятников. Очень важно, отметил М. Коляда, что балки встали на свои места. Совместно с надежным фундаментом это придает значительную конструктивную устойчивость срубу. По мнению авторитетного российского реставратора, авторский коллектив справляется со своей задачей.

Виктор Попов проинформировал, что был одним из экспертов научно-методического совета МК РФ в 2002 г., на котором утверждалась концепция реставрации Преображенской церкви, и поддержал проект. На протяжении многих лет видел, как концепция наполнялась конкретными решениями. Сейчас видит, что работы ведутся с большой ответственностью и профессионализмом. Одной из важных задач считает устранение деформаций, которые при сборке старых срубов стремятся вернуться. Указал на частные недостатки — при стыковке новых и старых бревен в одном месте есть разница в диаметрах бревен. Следы скобеля на обработанной поверхности иногда слишком мелкие. Но в целом, Виктор Попов отметил, что увидел своими глазами, как впервые проводится применяемый в музее метод реставрации и проводится успешно.

Как видно, в целом, российские наблюдатели высоко оценили работу музея по инновационному способу реставрации церкви с использованием лифтинга, опираясь на традиционный метод переборки.

И только один член Наблюдательной комиссии не нашел ничего положительного в работе своих коллег, чем, надо честно признаться, удивления ни у кого не вызвал.

Когда один идет «в ногу», или суета вокруг топора

Каких только эпитетов и похвальных слов не сказано в адрес Александра Попова! И лучший он реставратор России, и борец с коррупцией и откатами в реставрации, бескомпромиссный борец против новоделов и современного инструмента и т.д. и т.п…. Бог бы с ними, с эпитетами, если бы после лучшего реставратора оставались отреставрированные им памятники, не вызывающие сомнений у специалистов. Но на деле не без стараний некоторых СМИ только и слышно, что А.В. Попов — лауреат Государственной премии с «мутного» 1991 года, которая, по-видимому, должна стать для него индульгенцией на всю оставшуюся жизнь.

Как же оценил он, лучший из лучших, он же последовательный критик метода реставрации Преображенской церкви, работу своих коллег? Промолчав весь первый день (?!), он заявил, что без знакомства с проектной документацией он ничего говорить не будет. На следующий день, после того как ему были предоставлены документы, которые, кстати, никогда ни от кого не скрывались, как во всех интервью рассказывает Александр Владимирович, он-таки высказал свои замечания.

Что же увидел г-н Попов? А заявил он, что реставрацию необходимо вести только историческим инструментом, с соблюдением соответствующих традиционных технологий, с восстановлением исторических конструкций, при этом осуществлять обучение реставраторов. Главные замечания были следующие: исторические бревна окладного венца обработаны не скобелем, а топором; в нижнем историческом бревне северной стены алтаря есть след от направляющей под обшивку. В замененном бревне этот след не повторен; протеска заменяемых бревен стен алтаря не имеет четко выраженной трехрядной протески историческим топором. Каково? Никто не заметил, а он заметил! И каким поучительным тоном это было сказано!

И он был бы не он, не заяви: «Это говорит о том, что реставраторы «делают, как умеют». В результате пояс необходимо разобрать и начать сборку заново». Не больше, не меньше. Не важно, что работали специалисты — его «Величеству» не нравится.

На его аргументы тут же были высказаны и контраргументы. Виктор Дренин, кстати ученик А. Попова, ему напомнил, что обработка бревен при строительстве храма выполнялась по сырой древесине. Реставрация же ведется с использованием высушенного материала, поэтому абсолютно точное копирование следов невозможно в принципе – это особенность процесса реставрации. Виталий Скопин на выступление А. Попова ответил, что некорректно делать выводы о реставрации всего сруба на анализе одного нижнего бревна северной стены алтаря. О правильности реставрационного решения нужно судить, анализируя оригинальные бревна, находящиеся на складе и на памятнике.

В заключение Э. Поутер заметил, что вопрос точного копирования следов необходимо решать концептуально, рассматривая памятник в целом. Нет требований копировать следы, важно сохранить памятник в состоянии на начало 2011 г. со всеми имеющимися наслоениями. Кроме того, точная имитация оригинальной обработки может ввести в заблуждение реставраторов последующих поколений.

Но самое интересное, что Александр Попов все свои замечания свел к применению исторического инструмента, ничего при этом не сказав против метода реставрации, не было возмущения по поводу переборки, он не требовал раскатки памятника, за что он совсем недавно ратовал!

Хотя старался он найти негатив во всем, недаром же во время работы миссии на памятнике и в Производственном комплексе все писал на диктофон, чем вызвал, мягко говоря, недоумение международных экспертов. Не в их правилах так работать.

* * *

Главный вывод, который сделали международные эксперты: музей-заповедник «Кижи» реставрацию ведет правильно, и ее нельзя останавливать. Главное — сохранить выдающуюся всемирную ценность объекта Всемирного наследия. И хотя в работе есть некоторые проблемы, но они все решаемы и не вызывают опасения за судьбу памятника.

Елена ДОБРЫНИНА

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф