Надёжная опора VkontakteFacebook

Преображенская церковь, июнь 2012 года. А.А. Кочкин Архивные документы Архивные документы Архивные документыМеталлокаркас и система лифтингаМеталлокаркас и система лифтингаМеталлокаркас и система лифтингаМеталлокаркас и система лифтинга

Металлический каркас, введенный в Преображенскую церковь тридцать лет назад и все эти годы отлично выполняющий возложенные на него функции, продолжает волновать умы и вызывать споры, хотя, казалось бы, время давно все поставило на свои места. Ан нет! И сегодня еще находятся те, кому эта конструкция не дает покоя, — протесты, не подкрепленные никакими инженерными расчетами и выкладками, а базирующиеся лишь на досужих домыслах, время от времени появляются в прессе, звучат в выступлениях на различных конференциях и совещаниях. Чтобы внести ясность и положить конец разного рода инсинуациям, предлагаем познакомиться с историей создания данного металлокаркаса и его ролью в сохранении и реставрации Преображенской церкви — памятника деревянной архитектуры, находящегося в составе Кижского погоста под эгидой ЮНЕСКО.

В научном архиве музея-заповедника «Кижи» хранится множество документов: проекты, чертежи, сметы, хранящие информацию о том, что из себя представляют металлические разгрузочные конструкции каркаса, кем он создавался в теории и на практике.

Предыстория металлокаркаса начиналась в конце 60-х годов XX века, когда в 1968 году здание Преображенской церкви было признано аварийным, вследствие чего было необходимо принимать меры для его сохранения. В следующем, 1969, году к решению проблемы укрепления церкви были привлечены ведущие научно-исследовательские и проектные организации страны, среди которых были Ленинградский инженерно-строительный институт (ЛИСИ), Московский архитектурный институт, а также московские НИИ и организации: «Спецпроектреставрация», «Союзспецавтоматика», «Спецпроммонтаж».

Целое десятилетие понадобилось ученым и практикам, чтобы из множества предложенных проектов выбрать самый оптимальный. И время подтвердило правильность этого выбора.

Генеральным проектировщиком по разработке проекта инженерного укрепления сруба Преображенской церкви был утвержден московский институт «Спецпроектреставрация».

В феврале 1979 года вновь зафиксировано аварийное состояние отдельных конструкций. Согласно Распоряжению Совета Министров КАССР от 6 августа 1980 года в связи с аварийным состоянием конструкций Преображенская церковь была закрыта на период проведения первоначальных противоаварийных работ. С сентября 1980 года началась подготовка к организации противоаварийных работ согласно Проекту, разработанному специалистами Института «Спецпроектреставрация» Н.И. Смирновым, Б.П. Зайцевым и Г.Н. Мурашовой.

В 1981 году архитектор А.В. Ополовников с одобрением воспринял «Комплексный проект инженерного укрепления и архитектурной реставрации Преображенской церкви», разработанный специалистами треста «Спецпроектреставрация». Проект предусматривал полную переборку сруба с помощью внутренних стальных разгрузочных конструкций с сохранением силуэта памятника в процессе реставрации.

В своей «Рецензии на проект реставрации Преображенской церкви в Кижах» А.В. Ополовников пишет: «…остроумная идея подвески памятника на внутренней мачте и создание специальных лесов, жёстко фиксирующих любую его часть при возможности изъятия другой, — представляется на редкость удачной и правильной… если бы в действительности она была бы осуществлена именно так, как предлагают ее авторы, то можно быть уверенным, что Преображенская церковь получит «вторую жизнь», будет спасена. Преимущества этого метода неоспоримы». Архитектор отмечает, что самый действенный и эффективный метод полной разборки памятника исключительно трудоемок и содержит массу дополнительных сложностей, связанных с хранением разобранных частей, всегда «чреват непредвиденными случайностями».

В феврале 1981 года начались работы по противоаварийным мероприятиям: устройство контрфорсов, монтаж панелей жёсткости, разборка клиросов, полов и устройство фундаментов под металлоконструкции.

Установкой металлокаркаса занималось Петрозаводское СМУ треста «Союзпромбуммонтаж».

Чтобы рассказ был более полным, помимо документов обратимся к свидетельствам очевидца. О том, как проходила эта работа, рассказывает Алексей Алексеевич Кочкин, непосредственный участник событий, бывший в ту пору заместителем начальника производственного отдела: «Работы шли с 1981 года. Начальником нашего СМУ в те годы был Георгий Владимирович Карпов. Проектные чертежи КМ (конструкций металлических) делала «Спецпроектреставрация», а мы разработали КМД (конструкции металлических деталей). Я обратился в Москву, в головной институт «Гипрохиммонтаж», где порекомендовали работать с минчанами — они хорошо это делают; приехал оттуда молодой деятельный конструктор с интересной фамилией — Блюдой, мы с ним слетали на вертолете на Кижи, он посмотрел, взялся и сделал быстро чертежи, и проект производства работ они сделали. Я попросил заложить минимум механизмов, в первую очередь потому, что это остров и доставка оборудования — дело непростое. Обошлись ручными лебедками и всякими мелкими приспособлениями, которые делались прямо на месте.

Изготавливали конструкции в Петрозаводске, на промышленной базе треста «Союзпромбуммонтаж» на Шуйском шоссе, 9, Николай Филиппов, начальник нашей промбазы, лично контролировал процесс изготовления элементов каркаса.

Все конструкции трубчатые, трубы не простые, а артезианские — толщина стенки 15 мм. Для сравнения: у труб такого же диаметра, которые используются на ЦБК, толщина стенки от 4 до 6 мм. Трубы не катаные, а цельнотянутые. Металл — высококачественная сталь марки С20 — из такой стали делают болты, гайки и различные конструкционные детали, а в данном случае из нее сделан весь каркас: вся силовая решетка. Изготавливал такие трубы единственный на весь Советский Союз завод в городе Рустави, в Грузии.

Переходные детали мы заказывали в Череповце из листовой стали СП5.

Все подготовительные работы проходили в течение зимы, чтобы с открытием навигации завести детали каркаса на остров Кижи.

В итоге этих металлических деталей набралось 101 тонна основных и около тонны вспомогательных, предназначенных для выравнивания опорной плоскости фундамента каркаса, которая, как показала проведенная нами приемка, была необходима. Трудности заключались в том, что на остров просто так не попасть. Все конструкции перевезли на небольшом судне «МРБ». Я командовал погрузкой, разгрузкой, проектировал приспособления. Много приходилось делать разной работы. Например, смету на монтажные работы составлял я, удалось отстоять стоимость в 570 руб. за тонну, и это правильно, потому что если бы цена была ниже, мы работали бы в убыток. Сметной литературы было довольно много, утвержденной Госстроем. Всего смета 60 тыс. — это немного. Смету утверждали в Москве. С финансированием было проблематично, приходилось ездить в Москву выбивать.

Монтаж начался летом 1982 года, в общей сложности работали полтора года, завершили летом 1983 года. Монтаж сложности не представлял, но все работы выполнялись вручную бригадой из пяти человек. Работы вел Виктор Дравант, бригадир, его уже нет в живых, — самостоятельный, вдумчивый, инженера не надо за ним ставить, сам справлялся. Хорошо, что работали такие специалисты. Да, кстати, наши с ним каски, подписанные «Дравант» и «Кочкин» были переданы в музей «Кижи». Может, где-то и хранятся?

Часть П-образных конструкций собиралась внизу, а потом лебедками поднималась на свое место и крепилась там — это ускоряло процесс монтажа. Дело шло, для ручной работы, быстро, но при этом качественно.

Конструкции металлокаркаса повторяют конфигурацию внутреннего пространства церкви. В верхней части каркаса, которая за счет отклонения сруба от вертикальной оси не могла быть установлена, как было задумано первоначально, автором проекта Смирновым были сделаны перерасчеты, и мы с помощью распорок и крепежа сумели вписать каркас в сруб. Церковь стоит крепко, а ведь ее общий вес порядка 672 тонн, причем он постоянно колеблется в зависимости от влажности древесины.

Подобного металлокаркаса для фиксации такой огромной деревянной конструкции до нас не было — это был единственный проект. В мире нет второго такого проекта реставрации и до сих пор.

А как нас ругали в прессе! На весь Советский Союз нас ославили. Особенно старался московский журналист газеты «Известия» по фамилии Богат, написал множество разгромных статей о нас по наущению сторонников полной раскатки церкви.

Даже собственная теща говорила мне: «Леша, ты погубил Кижи!» Я потом многие годы даже нигде не упоминал, что был причастен к установке металлического каркаса в Преображенской церкви.

Но главный судья в таком деле — это время. И прошедшие с тех пор три десятка лет показали, что мы все сделали правильно: церковь устояла благодаря каркасу.

Очень качественный материал, все качественно смонтировано. То, что некоторые «специалисты» сегодня заявляют, что «этот каркас нельзя снять», — это смешно! После завершения реставрации сруба церкви каркас можно разбирать и снимать хоть снизу, хоть сверху — он весь на болтах. Я рад, что у нас все получилось».

После установки металлокаркаса были разработаны рекомендации по эксплуатации Преображенской церкви с учетом существующего каркаса с целью обеспечения максимально возможной сохранности подлинных архитектурно-конструктивных элементов памятника. Значительную часть вертикальных и горизонтальных нагрузок каркас принял на себя. В дополнение к нему была смонтирована система причерченных сжимов, соединенных гибкими и жесткими связями с металлокаркасом, позволяющих зафиксировать сруб и увеличить его собственную несущую способность и пространственную жесткость.

Металлокаркас монтировался как временное сооружение для обеспечения процесса реставрации храма, но его судьба сложилась несколько иначе: процесс реставрации был приостановлен на неопределенный срок, и каркасу выпала роль сохранять сруб храма в неприкосновенности на долгие годы. С этой задачей и сама конструкция, и ее создатели справились на отличную оценку.

Сегодня работа по реставрации Преображенской церкви идет полным ходом.

Свое мнение о том, какую роль в сохранении Преображенской церкви сыграл металлический каркас, высказал зам. директора музея-заповедника «Кижи» по реставрации памятников Кижского архитектурного ансамбля Николай Попов: «Я считаю, что трудно переоценить роль внедрения каркаса в конструкцию церкви. Это было впервые в стране, а может быть даже и в мире. Это была смелая идея, когда церковь уже фактически падала. Идея металлического каркаса была спасительной без преувеличения, причем каркас изначально был задуман не только для укрепления сруба, но и для последующей его реставрации. Для своего времени это был абсолютно передовой проект и очень жаль, что тогда его не дали завершить: процесс был остановлен на долгие годы, церковь законсервирована. Каркас в буквальном смысле слова не дал церкви упасть за все прошедшие с момента его установления 30 лет.

Конструкция железобетонная: железо наверху, бетон — в ее основании. Семь ярусов, семь настилов служат для того, чтобы можно было проводить реставрационные работы.

Сделано было очень качественно, но не без огрехов: частично пострадали отдельные детали, где-то была перепилена балка, но все это не столь значимо и вовсе не «невосполнимо», как считают некоторые критики и оппоненты. Это очень небольшой процент утрат, и он не стоит того шума, который поднимают противники проекта реставрации Преображенской церкви.

Авторов проекта Смирнова, главного инженера, и Зайцева, архитектора, откровенно заклевали рьяные деятели. А каркас стоит, он и сейчас выполняет свою функцию — без него реставрация на том уровне, как она делается сейчас, была бы невозможна.

Зайцев умер, к сожалению, год назад, а Смирнова я видел лет пять назад, он после нападок на него сразу уволился из «Спецпроектреставрации» и работал в коммунальном хозяйстве Балашихи главным инженером, но больше ничего о нем не знаю, сейчас ему должно быть уже лет 70. Это были очень талантливые люди. «Доброжелатели» с академическими званиями не дали осуществиться их проекту. Но сегодня мы работаем, и Преображенская церковь реставрируется поярусно, как это, в принципе, и было задумано нашими предшественниками».

«Металлокаркас, установленный в 80-е годы, укрепляет не только сруб храма, но держит на себе все необходимые системы обеспечения: электрооборудование, датчики пожарной сигнализации и т.д., он помог смонтировать современную систему лифтинга, — говорит Александр Куусела, ведущий инженер службы реставрации музея-заповедника «Кижи». — Таким образом, каркас в полной мере справляется со своими функциями: технологической и страховочной системы сруба от деформаций. На мой взгляд, после завершения реставрационных работ и демонтажа каркаса следовало бы найти в музее место, например, на одном из островов по ходу движения теплоходов, и вновь собрать его. Пусть стоит на всеобщее обозрение как памятник инженерной мысли и колоссальному труду множества людей».

***

Сегодня Преображенская церковь «парит в воздухе», держит ее над землёй надежная опора из металлических конструкций, которым, как показало время, цены нет. Подробнее о том, что сегодня происходит на реставрационной площадке, как движется реставрация нижнего пояса церкви, читайте в июльском номере нашей газеты.

Татьяна НИКОЛЮКИНА

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф