Лекарь ликов божественных VkontakteFacebook

Работа художников-реставраторов музея «Кижи» скрыта от посторонних глаз. Они трудятся в тишине и не любят суеты. Реставраторы очень похожи на врачей — та же сосредоточенность, чёткие последовательные действия по спасению, почти хирургические инструменты, и тот же принцип — лучше предотвратить, чем потом лечить. Сегодня мы расскажем о лекаре, сохраняющем иконы — художнике-реставраторе Надежде Куусела.

На столах в мастерской Надежды две иконы: «Успение Богоматери» и «Архангел Михаил», обе из Преображенской церкви Кижского погоста. «Успение» находится в «палате выздоравливающих». Можно было бы сказать, что она «заметно посвежела», но это будет неправда — глазу непрофессионала эти мельчайшие изменения увидеть не дано. А между тем, после того, как икона вернулась с выставки, её немедленно отправили к реставратору — на «оздоровительные процедуры». К сожалению, даже в таком крупном федеральном музее, как «Кижи», выставочные залы не оснащены необходимым оборудованием, способным поддерживать постоянный круглосуточный температурно-влажностный режим. А это главное условие для долгой жизни икон, да и большей части всех музейных предметов.

Ошибочно считать, что с уже отреставрированным однажды произведением больше ничего произойти не может. Очень часто отреставрированные бесценные экспонаты выставляются или хранятся в помещениях, вообще не приспособленных для экспонирования и хранения. От этого их состояние заметно ухудшается. Такие иконы вновь попадают в руки реставраторов.

«При низкой влажности происходит усушка иконной доски, ее деформация, и, как следствие — отставание паволоки от основы, её разрывы, вздутия и трещины в левкасе с красочным слоем. Возникает шелушение красочного слоя. Икона буквально высыхает, а это уже повод для принятия серьёзных мер. Её нужно лечить, иначе мы можем утратить живопись», с горечью рассказывает Надежда. «Не меньший вред наносят произведениям и резкие перепады температуры и влажности. Когда влажность повышена, на иконах появляется плесневый грибок, постепенно разрушающий все её слои. Оптимальный температурно-влажностный режим для икон +17 +21°С при 60% относительной влажности, допустимые суточные колебания — не более 5%».

Икона — сложный многослойный организм. Основа её — деревянная доска или иконный щит, сбитый из нескольких досок, скрепленных шпонками. На основу клеится тканевый слой — паволока. Дальше левкас — смесь мела и коллагенового клея. За левкасом идут ещё три слоя — золочение, непосредственно красочный слой (темпера) и защитный слой (олифа). А теперь представьте, как сложно приходится реставратору возвращать иконе первоначальный вид, если, допустим, высохла и деформировалась деревянная основа, а верхние слои «вздыбились»? А если нужно провести манипуляции с тканевым слоем? Неудивительно, что некоторые инструменты реставратора так похожи на скальпели хирурга.

Икона «Архангел Михаил» лежит в «палате больных». Издалека, действительно, кажется, что она вся облеплена горчичниками. Икона прошла процессы консервации (укрепления) — важнейшее дело в реставрационной работе. Когда-то всему этому Надежда обучалась у своего наставника — реставратора Галины Ивановны Фроловой. «Я имела возможность много лет перенимать опыт, работая совместно с Галиной Ивановной. Этому человеку я обязана посвящением в профессию».

Каждый этап фиксируется — фото, запись, «история болезни» заполняется добросовестно и, в отличие от врача, разборчивым почерком. Один из главных принципов, который должен соблюдать реставратор — сохранить дошедшее до нас произведение, не привнося в него ничего чужеродного. В своей работе профессионал никогда не позволит себе изменить рисунок, цвет, добавить что-то от себя, даже если этого очень хочется, «никакой отсебятины». Вернуться к авторскому замыслу, сохранить шедевр в первозданном виде и максимально продлить ему жизнь — вот к чему стремятся все реставраторы.

Надежда показывает некоторые «истории» и у неё загораются глаза. Так называемое «раскрытие икон» — действительно увлекательный и часто непредсказуемый процесс. Вот икона второй половины XIX века «Распятие с Предстоящими» из деревни Панозеро Кемского района Карелии. В руки Надежды Куусела она попала в виде почти абсолютно чёрного, закопчённого прямоугольника. Где-то там посередине угадывался крест, и только. В результате «раскрытия» обнаружилось яркое и наполненное деталями изображение.

«Помню своё первое пробное раскрытие», вспоминает Надежда, «я тогда стажировалась у Александра Павловича Яблокова (художник-реставратор высшей квалификации Государственного Научно-Исследовательского Института Реставрации). Икона была полностью чёрная, и не верилось, что там, под этим слоем черноты может что-то быть. И вдруг появился маленький сияющий ангел! Это казалось настоящим чудом. Ощущение восторга и ни с чем несравнимого счастья! Жаль, что на такую серьезную работу времени практически не остается. То укрепление аварийных икон по результатам осмотров, то подготовка икон к тематическим выставкам».

В последние годы реставраторы музея «Кижи» имеют многое из необходимого для успешной работы оборудования. Из того, что сегодня печалит Надежду, пожалуй, главное — всё те же пресловутые влажность и температура. В её просторной мастерской, в прекрасном здании фондохранилища они, к сожалению, несмотря на все возможные принимаемые меры, далеки от идеальных показателей. «Вот посмотрите, 20!», Надежда показывает на датчике уровень влажности воздуха, «а должно быть 60!».

Сегодня Надежда Куусела — единственный в музее «Кижи» реставратор темперной станковой живописи. Огромный объём работы ложится на её хрупкие плечи. В фондах музея — сотни икон, и каждой нужен уход, внимание, профилактика, не говоря уже о лечении. А ведь впереди — работы по внутреннему убранству Преображенской церкви. Для таких масштабных работ, как подготовка икон к открытию главного храма острова Кижи, в музей приглашаются реставраторы из столичных организаций. Это огромный и непосильный для одного реставратора объем. Но поддерживать их состояние и осуществлять дальнейший уход за памятниками иконописи придется своими силами. Надежда надеется, что ей не придётся делать это в одиночку.

«Найти профессионального реставратора, аттестованного Министерством культуры РФ и готового работать в музеях на периферии, очень сложно», говорит хранитель музейных предметов Ольга Афанасьевна Набокова, «многие музеи идут по пути, когда берут на работу начинающего специалиста, и „выращивают“ его сами, обучая на месте. Мы будем рады, если к нам придёт реставратор, готовый учиться, совершенствоваться и работать в музее „Кижи“. А найти похожего на Надежду — это вообще было бы счастьем! Очень ответственный, творческий, любящий своё дело и болеющий за него человек.

21 апреля Надежда Куусела отмечает свой день рождения. Коллектив музея «Кижи» от всей души поздравляет Надежду с этой круглой датой, желает крепкого здоровья, сил, терпения и много новых открытий и «раскрытий»!

21 апреля 2017

Пресс-служба
e-mail:press@kizhi.karelia.ru
Тел/факс:(8142) 79-98-73, (8142) 79-98-00 (+1444)
Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф