Счастье в учебе

Неонила Артемовна Криничная (22 ноября 1938 г. — 5 мая 2019 г.) — крупнейший ученый-фольклорист, доктор филологических наук, заслуженный деятель науки Республики Карелия, заслуженный деятель науки Российской Федерации. Научные достижения ученого отмечены многочисленными званиями и наградами (почетная грамота Совета министров КАССР, почетная грамота Министерства культуры КАССР, почетная грамота Президиума Карельского НЦ РАН, почетный знак Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, медаль «Ветеран труда», почетная грамота Республики Карелия, медаль им. Т.Г.Рябинина).

Неонила Артемовна Криничная (22 ноября 1938 г. — 5 мая 2019 г.) Неонила Артемовна Криничная (22 ноября 1938 г. — 5 мая 2019 г.)

Неонила Артемовна родом из белорусского города Жлобин. Будучи совсем маленькой, вместе со своей мамой пережила тяжелые годы Великой Отечественной войны.

Вспоминает Максим Викторович Пулькин, сын:

«В первые дни Великой Отечественной войны дед ушел воевать, а бабушка с тремя дочками были эвакуированы в глубокий тыл, в г. Сталинград. В тот момент никто и не предполагал, что одна из самых значительных битв будет именно там. В Сталинграде им пришлось жить в землянке, прятаться от немецких бомбежек. Выжила только младшая из трех дочерей — моя мама».
иллюстрация

Ее послевоенное детство прошло в г. Малорита Брестской области. Здесь же она закончила школу в 1956 г. с золотой медалью и решила ехать поступать на факультет журналистики в Ленинградский государственный университет им. А. А. Жданова. Но ее планам не суждено было сбыться. К счастью для науки, ее определили на кафедру русской филологии, где она получила квалификацию филолога, учителя русского языка и литературы.

Ленинградский государственный университет имени А. А. Жданова. 1956 г. Ленинградский государственный университет имени А.А.Жданова. 1956 г.

С первого курса университета Неонила Артемовна изучала фольклор на семинаре Владимира Яковлевича Проппа.

Из воспоминаний Неонилы Артемовны Криничной:

«На семинаре занималось не более 15 человек. Приходили не только студенты, аспиранты, но и выпускники. Занятия стабильно шли по средам. Приходили и иностранные студенты, преподаватели других вузов на стажировку. Их всех объединяла любовь к фольклору, умение работать с ним».
Ученики В.Я.Проппа Ученики В.Я.Проппа

Из воспоминаний Анны Федоровны Некрыловой (кандидата искусствоведения, театроведа):

«Семинар, насколько я помню, всегда собирал выпускников разных лет, здесь были студенты, аспиранты и бывшие студенты, уже определившиеся в профессии, работающие в разных учреждениях, в разных городах, остепененные кандидаты и доктора. Кто мог, тот приходил…
В мои студенческие годы многие либо уже завершали аспирантуру, либо, защитив диссертации, работали по специальности, но каждый при любой возможности стремился посещать семинары учителя».
Фото: Участники семинара В.Я.Проппа спустя 50 лет: Неонила Артемовна Криничная, Клара Евгеньевна Корепова, Изалий Иосифович Земцовский, Анна Фёдоровна Некрылова Участники семинара В.Я.Проппа спустя 50 лет: Н.А.Криничная, К.Е.Корепова, И.И.Земцовский, А.Ф.Некрылова. Фото: В.П.Кузнецова. 2009 г.

Владимир Яковлевич Пропп (1895—1970 гг.) — доктор филологических наук, ученый с мировым признанием, фольклорист, теоретик литературы, преподаватель кафедры русской литературы в Ленинградском государственном университете им. А. А. Жданова. Его труды оказали влияние на мировую филологическую науку.

По воспоминаниям Неонилы Артемовны, Владимир Яковлевич экзамены принимал строго, но никогда не оставлял без внимания хороший ответ: «Вот все бы так отвечали!».

Владимир Яковлевич Пропп (1895—1970) Владимир Яковлевич Пропп (1895—1970)

Именно школа В. Я. Проппа сформировала научное мировоззрение и определила методологические принципы изучения фольклора, которыми Неонила Артемовна руководствовалась на протяжении всей своей творческой деятельности.

Владимир Яковлевич все знал о своей ученице, вел с ней переписку, был знаком с мужем — Виктором Ивановичем Пулькиным. Однажды даже приехал на остров Кижи, где вместе с Неонилой Артемовной выезжал на лодке в окрестные деревеньки — фотографировал часовни и церкви. Побывал он и в г. Кондопога, чтобы увидеть знаменитую шатровую Успенскую церковь.

Успенская церковь, Кондопога Успенская церковь, Кондопога

Из воспоминаний Анны Федоровны Некрыловой (кандидата искусствоведения, театроведа):

«Владимир Яковлевич знал про нас все. Кто откуда приехал, кем работают родители, каков достаток в семье, кто уже обзавелся семьей. В одном из писем он писал о том, что студенты у него разные, и в данный момент есть студентка, у которой маленький ребенок. Но ведь как хорошо, что она мама, что она так замечательно рассказывает про своего малыша!».

Восхищение, уважение и признание к своему преподавателю Неонила Артемовна хранила всю свою жизнь. На рабочем столе всегда стояла фотография учителя. Ему она посвятила свои монументальные работы по фольклору.

Владимир Яковлевич Пропп (1895—1970) Владимир Яковлевич Пропп (1895—1970)

 

По окончании университета Неонила Артемовна получила рекомендацию в аспирантуру, но мест в Ленинграде не было, как не было и работы. В сентябре 1961 г. она решает поехать по распределению на Сахалин, в город Красногорск, работать учителем русского языка и литературы в средней школе. Но стремление заниматься фольклором пересилило.

 

Фото: Петрозаводский университет, 1967 гг. Петрозаводский университет, 1967 гг.

В 1964 г. Неонила Артемовна приезжает в Карелию и по рекомендации В.Я.Проппа поступает в аспирантуру Петрозаводского университета им. О.В.Куусинена по специальности «русский фольклор» в класс профессора Ирины Петровны Лупановой.

Ирина Петровна Лупанова (24 июня 1921 г. – 4 февраля 2003г.), фольклорист, литературовед, доктор филологических наук, ученица выдающихся филологов XX века В. Я. Проппа и М. К. Азадовского» Ирина Петровна Лупанова (24 июня 1921 г. – 4 февраля 2003г.).

Счастье в семье

Во время обучения в аспирантуре Неонила Артемовна работает преподавателем на кафедре литературы на почасовой оплате. Она читает курс древней русской литературы, спецкурс по фольклору Карелии и проводит фольклорные практики у студентов университета. В одной из таких экспедиций в Пудожский район и познакомились молодая аспирантка и научный сотрудник музея-заповедника «Кижи» Виктор Иванович Пулькин.

Из воспоминаний Максима Викторовича Пулькина:

«Дело было в Пудожском районе в деревне Куганаволок. Местные ребята, зная, что к ним приехали молодые девушки, решили с ними познакомиться поближе. Но не тут-то было. Отец встал на защиту: „Я лягу костьми, но вас не пропущу!“ Мама оценила это рыцарское поведение. Вот таким образом состоялось знакомство».
Пудожский район Пудожский район

Из воспоминаний Елены Ивановны Марковой (доктора филологических наук, члена Союза писателей России):

«Была ли счастливой экспедиция (фольклорная практика студентов Петрозаводского университета) 1966 г., которой руководили молодой преподаватель Татьяна Георгиевна Мальчукова и аспирантка Нила Артемовна Криничная? Думается, она не была богатой по материалу. Заонежье — ведь остров словесных сокровищ! Где студентам угнаться за Рыбниковым и Гильфердингом! И все же она была счастливой для Нилы Артемовны. Рядом с миловидной аспиранткой почти все время был художник по имени Виктор. Роман двух почитателей народной истории, запечатленной в устной словесности, протекал на наших глазах. Вздыхать им было некогда (хотя, возможно, и вздыхали, да мы, студенты, этого не видели), они следовали из одной деревеньки в другую: не только навещали и проверяли работу студентов, но сами вели записи, собирали предметы материальной культуры. Сказали: где-то неподалеку старинная церковь. Нила Артемовна, несмотря на усталость, натягивает на босу ногу кеды и идет чуть ли не за десять километров лицезреть храм. Особого впечатления он на нее не произвел (типичная шатровая церковь), но вернулась не с пустыми руками. В рюкзаке лежала какая-то деревянная тяжеленная штуковина, и худенькая девушку эту махину тащила на себе (Виктора Ивановича в тот день рядом не было, они ходили вдвоем с Татьяной Георгиевной)».
Виктор Иванович Пулькин с сыном Максимом на острове Кижи. Фото Н.П.Филатовой, 1968 г. Виктор Иванович Пулькин с сыном Максимом на острове Кижи. Фото Н.П.Филатовой, 1968 г.

Из воспоминаний Натальи Петровны Филатовой, сестры В.И.Пулькина:

«Виктору было двадцать четыре года, когда в его жизни появилась хрупкая большеглазая аспирантка Нила Криничная, выпускница Ленинградского университета. Влюбленный брат был особенно вдохновенным, когда проводил экскурсии по острову… Виктор не уставал хвалить свою жену, а она окружила его лаской и заботой. Редко встретишь такое согласие на протяжении десятков лет.
Виктор Пулькин и Неонила Криничная в день свадьбы. Фото Н.П.Филатовой, 1967(?) г. Виктор Пулькин и Неонила Криничная в день свадьбы. Фото Н.П.Филатовой, 1967(?) г.
Свадьбу сыграли осенью в Кондопоге. Положение семьи было непростое — у каждого по чемодану. Жили в Петрозаводске. Поначалу своего жилья не было, приходилось снимать. Позже им дали комнатку с большой кухней в деревянном доме на ул. Лыжной. Витя расписал ее, как шкатулку. Ледяные длинные общие коридоры зимой Виктор мыл сам: жена была беременна. А через несколько лет семья, уже с двумя сыновьями — Максимом и Артемом, получила хорошую трехкомнатную квартиру».
Наталья Филатова, Виктор Пулькин и Неонила Криничная в день свадьбы. Фото Н.П.Филатовой, 1967(?) г. Н.Филатова, В.Пулькин и Н.Криничная в день свадьбы. Фото Н.П.Филатовой, 1967(?) г.
Семья на отдыхе в Гаграх. Неонила Артемовна Криничная, Виктор Иванович Пулькин, сыновья Максим и Артем. Фото Н.П.Филатовой, 1970-е гг.

Виктор Иванович Пулькин (27 мая 1941 г. — 10 июня 2008 г.) — карельский писатель, фольклорист, публицист, художник-иллюстратор, заслуженный работник культуры Республики Карелия, награжден медалью к 100-летию М. А. Шолохова «За гуманизм и служение России», лауреат года Республики Карелия 2002 г.

Родился в селе Спасская Губа Кондопожского района Карело-Финской ССР в семье Ивана Яковлевича Пулькина и Марии Николаевны Корнеевой. Отец — партийный работник, мама — агроном.

Фото: Виктор Пулькин в годы учебы в Ленинграде. 18 лет. Фото Н.П.Филатовой Виктор Пулькин в годы учебы в Ленинграде. 18 лет. Фото Н.П.Филатовой

Это была очень счастливая, красивая, удачливая семья, которую впереди ожидала не менее счастливая старость. Но война все изменила...

Через месяц после рождения сына Ивана Яковлевича сразу же призвали на фронт. А еще через месяц его не стало — был тяжело ранен в боях под Мянсельгой, недалеко от Кондопоги.

 

После окончания школы Виктор Иванович поехал в Ленинград учиться в художественно-графическом училище. Здесь же он познакомился со столичной жизнью.

Фото: Мария Николаевна Корнеева и Иван Яковлевич Пулькин. Фото Н.П.Филатовой Мария Николаевна Корнеева и Иван Яковлевич Пулькин. Фото Н.П.Филатовой. До 1941 г.

Из воспоминаний Максима Викторовича Пулькина:

«Папа всегда говорил, что закончил „Эрмитаж“. В то время студентам училища был бесплатный и свободный вход в музей „Эрмитаж“, поэтому бывал там почти каждый день. Изучая экспозицию, он старался разобраться в мировой художественной культуре и истории».

После окончания училища вернулся в родные места, работал учителем рисования в школе, радиоорганизатором в редакции газеты «Новая Кондопога», журналистом. Был знаком со многими писателями и художниками. В начале 1966 г. по рекомендации известного писателя Дмитрия Михайловича Балашова, с которым был хорошо знаком, он был принят на работу в только что образованный государственный музей-заповедник «Кижи».

Фото: Дмитрий Михайлович Балашов (7 ноября 1927 – 17 июля 2000) советский писатель, фольклорист, историк, заслуженный работник культуры РСФСР. Из архива Б.Семенова Дмитрий Михайлович Балашов (7 ноября 1927 – 17 июля 2000). Из архива Б.Семенова

У Виктора Ивановича был запоминающийся голос, который достался ему от отца. Он любил выступать и пользовался успехом у публики, читая свои сказы.

Из воспоминаний Натальи Петровны Филатовой, сестры В.И.Пулькина:

«Он купил книги по сценической речи и стал заниматься голосом. Особенно занятия усилились с тех пор, когда он встретился с приехавшим в город легендарным диктором Всесоюзного радио Юрием Левитаном. Весь мировой стихотворный фольклор был прочитан Виктором вслух и у себя дома, пока жена занималась приготовлением обеда или ужина. Вот в чем секрет его обладания таким красивым голосом и великолепной дикцией».

Во время работы в музее «Кижи» В.И.Пулькин собирал фольклорные, этнографические сведения в окрестностях острова Кижи, выезжал в деревни Медвежьегорского, Пудожского и Пряжинского районов Карелии. Совместно с коллегами привозил и предметы, которые теперь хранятся в коллекциях музея-заповедника «Кижи». В экспедициях Виктор Иванович делал зарисовки элементов архитектурных особенностей строения домов и церквей.

Виктор Иванович проработал в музее до 1969 г. и заведовал отделом народного искусства и этнографии музея.

Из интервью с Виктором Ивановичем в музейной газете «Кижи»:

«Работал я в музее-заповеднике „Кижи“ с момента его основания в течение трех лет. Это начало моей писательской деятельности, начало моих путешествий по Карелии и по миру — от Дуная до Меконга…»

Виктор Иванович — один из легендарных экскурсоводов рассказчиков. Он — адресат многих благодарностей и восторженных откликов в архивных книгах отзывов музея-заповедника периода 1960—1970-х гг.

Татьяна Ивановна Вахрамеева (архитектор-реставратор высшей категории, кандидат архитектуры, директор ЗАО «ЛАД»):

«Экскурсии сотрудника музея Виктора Пулькина представляли собой не рассказ, а былинное пение. Мы всегда старались вести свои группы так, чтобы случайно не пересечься с ним. Уже издалека слышался его звучный бархатистый бас, он говорил нараспев, вставлял в рассказ былинные припевы. Особенно завораживающе его голос действовал на женщин-туристок. И если наши группы оказывались рядом, мы теряли из своих слушательниц значительную часть, а он ее приобретал. При этом В. Пулькин так покровительственно замечал в наш адрес: „Ну, это молодые еще экскурсоводы, неопытные, ничего, со временем они научатся рассказывать“. Мы безропотно уступали ему дорогу и продолжали свой маршрут с теми, кто остался и нас не предал».
Виктор Иванович Пулькин. Фото из архива Б.Семенова. 1985 г. Виктор Иванович Пулькин. Фото из архива Б.Семенова. 1985 г.

Александр Иванович Фролов (зав. кафедрой туризма и культурного наследия Российского нового университета (г. Москва), в 1968—1970 гг. — внештатный экскурсовод музея «Кижи»):

«Этот колоритный человек средних лет, если не ошибаюсь, был в ту пору штатным экскурсоводом. Помню, как он, широко улыбаясь, представал перед экскурсантами, как чудом воскресший былинный герой. Его хорошо поставленный громкий раскатистый голос производил неотразимое впечатление на всех посетителей. Создавалось впечатление, что голос этот разносился не только во все уголки острова Кижи, но был отчетливо слышен в Жарникове и Середке, Воробьях и Корбе! В иных случаях наш исполнитель доводил до полного экстаза впечатлительных пожилых дам. Иные рыдали. Некоторые ехали в Кижи специально „на Пулькина“».

 

Семья Виктора Ивановича всегда была рядом. Неонила Артемовна очень часто приезжала на остров, а сын Максим, ныне кандидат исторических наук, стал «кижанином», когда ему исполнился один месяц:

«Мы его по острову в коляске катали, — вспоминал Виктор Иванович. — Вся наша семья духовно связана с Кижами навсегда!»
Н.Криничная и В.Пулькин на острове Кижи. Фото Н.П.Филатова. 1967(?) г. Н.Криничная и В.Пулькин на острове Кижи. Фото Н.П.Филатова. 1967(?) г.

В 1977 г. Виктора Ивановича Пулькина приняли в Союз писателей. Он работал директором Бюро пропаганды литературы, был зам. председателя правления Союза писателей. К тому времени он уже нашел свою тему, обрел стиль и был заметной фигурой на литературном небосклоне Карелии.

Из воспоминаний Максима Викторовича Пулькина:

«В нашей семье существует красивая легенда о том, с чего начался творческий путь писателя Виктора Пулькина. Папа рассказывал, что как-то на остров приехал фронтовик. Слепой летчик. Отец провел для него свою легендарную экскурсию. Завязалось знакомство. Потом, что удивительно, стал писать этому летчику письма, в которых рассказывал об окрестностях, о карельской природе и людях. Спустя время приходит ему назад толстая пачка этих писем. На самом деле это оказалось литературное целостное произведение. Так что вот этот летчик, можно сказать, и благословил отца на такое жизненное деяние».

Наталья Леонидовна Шилова, кандидат филологических наук:

«Его путь занял в литературе четыре десятилетия — с конца 1960-х до 2008 г., когда вышла, уже посмертно, последняя книга „Кленовое кантеле“.
Проза Пулькина — не просто признание в любви к Северу, не голая эмоция патриотизма и не гимн малой родине, это уникальная энциклопедия его чудес, написанная их коллекционером и знатоком.
Большая часть текстов Виктора Пулькина — это не авторская, а чужая речь, бережно обработанные истории и монологи карельских старожилов.
Для Виктора Пулькина это был совершенно „его“ материал. В поисках чудесного он исходил и объездил весь Север — от Заполярья до Заонежья и добрался до „родины чудес“, Востока, сказочной Индии. И, пожалуй, первым из карельских писателей он сказал о своей Карелии не как о резервации старины или „крае непуганых птиц“, а особом пространстве, умном и творческом».
В.Пулькин. Кленовое кантеле В.Пулькин. Кленовое кантеле

Счастье в науке

Научная жизнь Неонилы Артемовны неразрывно связана с работой в Институте языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН.

Она пришла на должность младшего научного сотрудника в 1969 г. В течение последующих лет она была старшим научным сотрудником, главным научным сотрудником и много лет заведовала сектором фольклора (с 1983 по с 1994 и 1998 по 2009 г.).

Академия наук, Республика Карелия Академия наук, Республика Карелия

Самостоятельный профессиональный творческий путь Н. А. Криничной начался с защиты кандидатской диссертации «Народные исторические песни Московской Руси начала XVII столетия» в 1970 г. В качестве официальных оппонентов выступили В. Я. Пропп и Б. Н. Путилов — крупнейшие фольклористы с мировыми именами.

Из опубликованных писем В.Я.Проппа Ирине Петровне Лупановой (1968–1970 гг.):

2 мая 1970 г.
«Был Путилов, рассказывал о защите. Очень рад и за Вас (И.П.Лупанова), и за Нилу. Говорит, что она держалась очень уверенно. Рассказал также, что был устроен банкет. Если б знали, как мне жаль, что я не мог быть на защите! Иногда (довольно редко) врачей приходится слушать».

В 1991 г. Неонила Артемовна защитила докторскую диссертацию по теме «Русская народная историческая проза: Вопросы генезиса и структуры», ранее опубликованную в виде монографии.

Большое место в научной работе Неонилы Артемовны занимала собирательская деятельность. Ее началом можно считать экспедиции по собиранию фольклора во время обучения в университете. В период работы в Академии наук записи фольклорных текстов, сделанные Н. А. Криничной, производились в районах Карелии, в Петрозаводске, в Архангельской и Вологодской областях с 1969 г. по 1989 г.

В научном архиве КарНЦ РАН хранятся материалы полевых записей ученого: это тексты преданий, легенд, быличек, поверий и др. Много экспедиций по собиранию фольклора Н. А. Криничная осуществила совместно со своим мужем Виктором Ивановичем. К сожалению, из этих экспедиций практически нет фотографий мест, где проводились записи, исполнителей, но есть много зарисовок Виктора Ивановича Пулькина, которые впоследствии были использованы при оформлении книги «Русская мифология. Мир образов фольклора» (Москва, 2004 г.) и других изданий.


Фото: экспедиционные рисунки Виктора Пулькина

Много интересных книг и статей были написаны совместно Неонилой Артемовной и Виктором Ивановичем. «Не могу не вспомнить добрым словом и моего верного спутника жизни В. И. Пулькина, с кем мы в давние 60—80-е годы записывали предания и былички в заонежских, прионежских, пудожских, поморских, каргопольских, вытегорских деревнях, с кем я делилась замыслом этой (и не только этой) книги», — написала Н. А. Криничная в предисловии к своей книге «Крестьянин и природная среда в свете мифологии».

Интерес к мифологическим истокам фольклора привел Неонилу Артемовну к созданию монументальных работ в области русской народной мифологической прозы. В ее публикациях получили многоаспектное освещение такие жанры, как быличка, бывальщина, поверье, легенда. Огромное количество материалов, записанных в фольклорных экспедициях, легли в основу теоретических трудов, вошли в специальные авторские сборники, статьи в журналах «Север», «Традиционная культура», «Народное творчество», «Журавка» и др.

Неониле Артемовне по роду своей деятельности приходилось не только писать научные работы, отзывы на труды других ученых, но и выступать на конференциях, быть оппонентом дипломных и диссертационных исследований.

 

В 1991 г. она была участницей первой конференции «Рябининские чтения» в музее-заповеднике «Кижи».

Фото: Участники конференции Участники конференции Рябининские чтения'91

 

На I Международной научной конференции «Рябининские чтения» в 1995 г., посвященной проблемам изучения, сохранения и актуализации народной традиционной культуры Русского Севера, Неонила Артемовна совместно с Борисом Николаевичем Путиловым вела секцию «Фольклор и народное искусство».

 

К открытию Н. А. Криничная подготовила научный труд, посвященный заонежскому сказителю Трофиму Григорьевичу Рябинину «Жил в Кижской волости крестьянин…» (Петрозаводск, 1995).

Участники конференции Рябининские чтения'95 Участники конференции Рябининские чтения'95

 

В 2005 г. в музее «Кижи» состоялись Малые рябининские чтения, в рамках которых Неонила Артемовна рассказала о жизни и творчестве знаменитого сказителя Трофима Григорьевича Рябинина.

 

Коллеги о Н.А.Криничной

Валентина Павловна Кузнецова (кандидат филологических наук, старший научный сотрудник сектора фольклористики и литературоведения (с фонограммархивом) Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН):

«Неонила Артемовна была великой труженицей. Когда еще не было компьютеров, и не каждый исследователь имел печатную машинку, она писала свои труды от руки. И не только свои труды, но и тщательно конспектировала нужные материалы. Когда она приносила рукописи для перепечатки, машинистки удивлялись тому, насколько чистые ее черновики. Я однажды спросила, неужели она пишет сразу начисто. Она ответила, что прописывает свои тексты многократно, пока не получается то, что надо».

Александр Михайлович Петров (кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН):

«С Неонилой Артемовной мы работали десять лет. Все это время можно назвать непрерывным мастер-классом по фольклористике. Каждый присутственный день она говорила только об одном — о фольклоре. Познания ее были безграничны.
Часто приходится вспоминать ее слова: „Главное — это плановая тема!“ Никаких скороспелых статей для „достижения плановых показателей публикационной активности“! Только серьезное исследование — с полным погружением в материал.
Ее путь в науке — это пример подлинного бескорыстия, благородства, глубокой человеческой порядочности, высокого академизма.
В моей домашней библиотеке имеется книга, подаренная Неонилой Артемовной. Это ее монография „Русская мифология: Мир образов фольклора“. На развороте обложки стоит дарственная надпись, в конце которой аккуратным почерком выведено: „Душевно — Криничная“. Когда я открываю эту книгу, столь часто необходимую для научной работы, я всегда заново перечитываю эту надпись. Вспоминаю десять лет, проведенные в секторе фольклора с Неонилой Артемовной (с 2004 г. по 2014 г.). Они, эти десять лет, и были именно такими — душевными».

Наталья Андреевна Прушинская (младший научный сотрудник сектора литературы ИЯЛИ КарНЦ РАН в 1987—1998 гг.):

«Имея близкую к переводческому делу квалификацию, я в 1968 г. взялась за перевод „Указателя типов и мотивов финских мифологических рассказов“ Лаури Симонсуури (Петрозаводск, 1991), и Н. А. Криничная предложила мне помощь редактора. Но до перестройки, почти 20 лет, работа оставалась без движения.
К переводу мы добавили, по предложению Неонилы Артемовны, три корпуса „Словаря основных мифологических персонажей“ (на финском, немецком и русском языках). Через 10 лет Н. А. Криничной были подготовлены три капитальные монографии о мифологической прозе. Они поражают объемностью материалов; разработанностью научного аппарата; массою научных дисциплин, на стыке которых автором исследовалась народная мифология — по сути, языческая религия многих народов, идущая из глубины веков. Эти труды имеют международное признание. Я была рада встретить в них ссылку на наш совместный труд.
Неониле Артемовне повезло на верного спутника жизни. Виктор Иванович Пулькин, сам автор 11 книг сказов и очерков, иллюстратор своих книг и нескольких книг жены, о работах Н. А. Криничной писал: „Каждая из полутора десятка книг Н. А. Криничной — это принесенная из глубин народного сознания цветущая ветвь… Ее концепции и положения, созданные на основе изучения русской исторической и мифологической прозы, применимы как при рассмотрении соседней карельской культуры, так и явлений мировой цивилизованной действительности“.
Я глубоко разделяю эти слова. В науке Н. А. Криничная всегда оставалась верна своему призванию филолога-фольклориста, а ее жизненной позицией было стремление преодолевать трудности и поддерживать тех, кто трудился рядом с ней».

Мария Владимировна Кундозерова (кандидат филологических наук, научный сотрудник сектора фольклористики и литературоведения (с фонограммархивом) Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН):

«Вспоминая Неонилу Артемовну, хочется говорить о ее душевном характере и теплоте, с которой она относилась к коллегам, молодым ученым. Под ее неусыпным контролем было подготовлено несколько кандидатских диссертаций. Неонила Артемовна всегда очень внимательно относилась к работам коллег, направляла, подсказывала, давала ценные советы. Она была бесконечно предана науке. Там, где заканчивалась ее научная „суровость“, начиналось простое, искреннее радушие и сопереживание. С ней было одинаково приятно обсуждать как написание научных статей, так и воспитание детей. Большой житейский опыт, двойная радость материнства помогали ей с пониманием относиться к различным событиям в жизни коллег. Тем не менее она никогда не опускала высокую научную планку, поднятую ею в секторе фольклора. К этой планке мы продолжаем тянуться и сегодня. Надеемся, что это станет лучшим признанием заслуг Неонилы Артемовны на ее плодотворном жизненном пути».

Елена Ивановна Маркова (доктор филологических наук, член Союза писателей России, ведущий научный сотрудник сектора литературоведения Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН):

«Нила Артемовна и в молодые годы поражала своим исключительно серьезным отношением к делу. Фольклор и фольклористика — это была ее страна, по которой она путешествовала всю свою жизнь и сделала не одно счастливое открытие.
Неонилу Артемовну я знала с 1966 г. Она руководила фольклорной практикой студентов, читала на нашем курсе методику преподавания литературы.
С 1984 г. мы стали коллегами: я пришла в ИЯЛИ, где она уже работала. В 2010 г. объединили 2 сектора — фольклора и литературы, руководила ими я. Не раз мы с Нилой Артемовной вместе уходили с работы, я ее провожала, правда, не до дома. Пройдя Губернаторский парк, мы прощались.
В конце 2014 г. она заболела. Ее сын, Максим Викторович Пулькин, передал, что перед своей госпитализацией она очень волновалась, что, к сожалению, не успела написать отзыв на рукопись моей книги (и здесь проявилось ее серьезное отношение к делу)».