Метки текста:

Музеефикация Экспозиция

Губин Д.В. (г.Рязань)
Вопрос о будущем российских музеев-заповедников (на примере Рязанского кремля) VkontakteFacebook

Яркий индикатор не вполне здоровых по своей природе сигналов в современном гражданском обществе России – история с Костромским музеем–заповедником. Кроме того, в 200–2005 годах в Рязани возникла заметная поляризация отношений историко–архитектурного музея–заповедника с руководством епархии [1] . Российским музейщикам и цивилизованному сообществу в целом необходимо отдавать себе отчет в этом более осознанно. Возможная тенденция в исторических центрах России с ее ярко индивидуальными, неповторимыми обликами легко может затронуть самые глубинные основы культурно–исторического развития нашей страны.

Каждому человеку не помешает четко представлять, что самосознание нации базируется в немалой степени на таких составляющих, как возможность свободного визуального знакомства с наследием прошлого, а также документально–теоретическое распознание его смыслов. Возникшие в эпоху СССР музеи–заповедники представляются в этом свете принципиально значимыми объектами, структурно сочетающими в своей основе обе составляющие. В мировой практике схожие музейные комплексы под открытым небом – не редкость. Актуальная традиция имеет дело с уникальным историко–культурным «багажом», охватывающим разные эпохи.

К примеру, Рязань эпохи Средневековья, ее испытавшая разнообразные влияния на широком пространстве юго–восточного пограничья Руси культурная традиция, по сравнению с подавляющим большинством других исконных русских областей, предстает перед современным взором наименее отчетливо. Хотя многие признаки свидетельствуют, что край в прошлом прошел сложный и оригинальный путь развития, в полной мере заслуживающий серьезного осмысления. Именно в последние годы на локальном уровне предпринимаются те или иные попытки хоть как-то изменить такую невыгодную с точки зрения общероссийской науки ситуацию [2] . При этом понятно, что подобных усилий недостаточно даже в потенциале.

Целостность наиболее важных местных комплексов исторических источников нарушалась в XVI веке и, очевидно, позднее, в эпоху Нового времени. С другой стороны, в том же XVI столетии, кстати, исключительно бурном, переломном периоде средневековой рязанской истории, на данном этапе выявлены, к примеру, местные связи с известными монастырскими книжными центрами на русском Севере (преимущественно с Новгородом и Соловецким монастырем, а также, кроме не такого отдаленного Иосифо–Волоколамского центра, с Антониево–Сийским и Кирилло–Белозерским монастырями) [3] . И это достаточно неожиданно, во всяком случае, в отечественной исторической науке подобные наблюдения в концептуальном плане до недавнего времени никак не оценивались. Они, не исключено, могут быть особенно интересны в связи с ранее обозначенным в научной литературе вопросом о далеко не типичной для соседних центральных областей деревянной скульптуре Рязани конца XV–XVII веков [4] . По крайней мере, легко предполагать возможность соотнесения названных фактов, причем уже одно это убеждает в значительной вероятности дальнейшего выявления наверняка не односторонних историко–культурных взаимосвязей отдаленных русских территорий.

Объективно, по целому ряду причин, как явных, так и зачастую пока не вполне очевидных, ученым–историкам, например, до сих пор не удается увидеть с достаточной четкостью особенности и реальные механизмы русского, рязанского «заслона» перед пассионарными «возмущениями» со стороны так называемого Дикого поля. Поэтому очевидна необходимость тщательно оберегать и изучать исторические свидетельства прошедших веков. Сохранившиеся в Рязани комплексы и коллекции в настоящее время находятся фактически в полном объеме на территории и в фондах музея–заповедника [5] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Если разобраться, рангу фондовой деятельности и экспозиционной работы, а также реставрационной методики наилучшим образом соответствуют приложимые к историческим дисциплинам в целом категории такой отрасли, как фундаментальная наука. Насчет названного третьего аспекта любопытно то, что в России к подобному пониманию заметно приблизились уже во второй четверти XIX века, в царствование Николая I: «В 1830–1840-е гг. определился метод стилистической реставрации и как следствие этого сложилось представление о самостоятельной культурно–исторической и художественной ценности творческой деятельности, направленной на возвращение древним памятникам их древнего облика…» [6] . Е.И.Кириченко сформулирован еще один важнейший тезис: «Стремление обновить и вдохнуть новую жизнь в древние ансамбли путем сохранения за кремлями прежних и придания им новых функций сохраняется и позднее» [7] . В отношении XIX века другое концептуальное наблюдение встречаем у О.П.Щенковой: «Постепенно представление о ценности крепостных сооружений от синкретических меняется на более дифференцированные, а внимание общества от исключительной сосредоточенности на переживании исторической ценности памятников оборонительного зодчества переключается на осознание их эстетических качеств» [8] . Рязани в этом смысле тогда не очень то повезло, поскольку интенсивно разрушавшиеся с конца XVIII века вплоть до начала I мировой войны кремлевские постройки, в первую очередь, уникальный Дворец Олега и грандиозный Успенский собор, несмотря на многочисленные обращения епархиальных властей в Правительствующий Синод по поводу выделения средств на ремонт, пребывали в крайне ветхом, а порой даже катастрофическом состоянии [9] .

Изначальные архитектурные формы в исторической точке отсчета современного областного центра Рязанской области были воссозданы только в 1950-е–2000-е годы [10] . В конце 2005 года высочайший уровень реставрации памятников каменной архитектуры Рязанского кремля был по достоинству оценен на общероссийском уровне. Эти памятники наравне с собранными историческими источниками, в отличие от других подобных же, имеющих рязанское происхождение, не рассеяны в пространстве, их можно и нужно наблюдать комплексно. Не будем забывать, что уже в XIX столетии, хотя и очень медленно, «… представление о ценности наследия… эволюционировало от интереса к детали, к отдельным «археологическим подробностям» в сторону восприятия крупного комплекса как единого памятника прошлого» [11] . И только в XX веке пришло осознание, что наилучшим образом для комплексного восприятия подходит такая форма сохранения исторических объектов, как музеефикация. На данном этапе при всех оговорках эту форму можно признать окончательно выработанной. Нужно отметить, что в Рязанском музее–заповеднике накоплен передовой опыт разработки системного подхода к изучению и сохранению исторических территорий [12] . К названной стройной основе ведет вся логика исторического пути развития в локальных вариантах магистральной линии.

Наконец, опрометчиво было бы не считаться с таким вещами как уникальность и неповторимость, если так можно сказать относительно пространства исторического времени той или иной эпохи. В частности, оценить оригинальность эпохи XIX – начала XXI века по достоинству можно в том случае, если видеть в истории неотъемлемый аспект стадиального существования человека и цивилизации в целом. Посему есть все основания полагать, что теперь окончательно вызрели и сложились предпосылки подлинного осмысления культурно–исторического наследия поколений наших предков. Поэтому непонятно обостряющееся иногда в сознании общества отрицание советского прошлого нашей страны, зачастую не вполне уважительное отношение к достижениям отечественной культуры и науки. Подобные «движения» толкают в сторону от объективных процессов развития мировой цивилизации, сколь бы неожиданным это ни казалось на первый взгляд.

Хотелось бы надеяться, что суть высказанных мыслей не чужда любому здравомыслящему патриоту России – могучей державы с историческими ликами Евразии. По-видимому, российским музеям–заповедникам в будущем не обойтись без совместных продуманных действий, направленных на сохранение своего уникального места в деле выяснения исторической роли России в более широком контексте.

// Актуальные проблемы развития музеев-заповедников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2006. 221 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф