Метки текста:

Музеефикация

Замятина Н.Ю. (г.Москва)
Музеи-заповедники как фактор формирования местной (региональной) идентичности VkontakteFacebook

Чувство привязанности к месту, различные аспекты которого выражаются через топофилию, региональную идентичность и т.д. – важный фактор нормального, гармоничного существования человека. Музей–заповедник, в общем случае выступающий как яркий, самобытный ландшафт, источник неординарных впечатлений, может, тем не менее быть увязан с жизнью и образом определенной территории и стать ее символом, знаковым местом.

Соотношение человеком себя и некоторой территории, по-видимому, происходит в нескольких формах.

Первая – «умозрительное» постижение территории. Оно заключается в формировании образов удаленных территорий, известных данному человеку из косвенных источников без непосредственного контакта – через средства массовой информации, литературу, рассказы знакомых и др. Несмотря на отсутствие непосредственного контакта, такие дистантные образы могут быть достаточно сильными: например, образ Москвы у жителя российской провинции, в столице не бывавшего, однако, имеющего в своем сознании вполне определенные связанные с Москвой символы и ассоциации. Важным элементом дистантных образов служат отдельные символы, служащие в сознании как бы «метками» определенного массива знаний и ассоциаций. Символ – компактная «упаковка», позволяющая сознанию удобно оперировать большими объемами информации, а при необходимости «распаковывать» и углубляться в нее.

Музеи–заповедники могут служить символическими источниками дистантных образов большого масштаба. Так, например, Кижи могут служить символом Русского севера, а то и России в целом. В случае формирования обширных дистантных образов образ самого музея–заповедника неизбежно редуцируется (точнее, фокусируется) до одного–двух символов (знаковый вид, строение), чтобы потом сфокусировать в сознании образ региона или страны в целом. Необходим целенаправленный выбор символических точек и изображений – впрочем, у многих музеев такие «официальные» виды уже определились исторически.

Вторая форма постижения территории – непосредственное постижение. Характерно, что здесь на первый план выступают чувственные и кинетические ощущения, впрочем, также «генерализуемые» сознанием в отдельные метки–символы. Это легко проследить на примере образа места, познанного в путешествии, во многом ассоциирующегося с отдельными яркими моментами, событиями пребывания: погодой, едой, усталостью, яркими впечатлениями; покупка сувениров и фотографирование стоят в этом ряду как механизм искусственного создания символов–памяток места. Во многом аналогично, как ни странно, формируется образ родного места. Обыденные маршруты по городу организуются в памяти через череду «ориентиров, узловых точек и относительно однообразных линий передвижения», что лежит в основе создания и изучения ментальных карт; эмоциональные события жизни, детства также, как правило, увязываются с определенными наиболее важными символами: «с той самой скамьей у ворот, с той самой березкой, что во поле…» и т.д.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Музеи–заповедники служат «материалом» для формирования непосредственных образов у двух больших категорий населения: у туристов и жителей прилегающих населенных пунктов. В первом случае надо обратить внимание на многоплановость восприятия образа музея: при всей возвышенности или романтичности «содержания» музея неизбежно запоминаются наличие и качество питания, сувениров, скамеек, виды с территории музея, разбитость дороги и т.д. Очень важно разнообразие личного опыта «постижения» музея: собственноручное изготовление предметов народных промыслов под руководством сотрудника музея или хотя бы присутствие при изготовлении, участие в полевых работах, в театральных постановках, стилизованные чаепития и фирменные угощения, переодевание в подобающие костюмы, посещение концертов, литературных чтений и театральных постановок – все это, при гармоничной увязке с основным содержанием музейных экспозиций, с самим духом конкретного музея, служит безусловному обогащению его образа.

Аналогично, музей может стать важным элементом картины «родины» для жителей близлежайших пунктов: начиная от работы в музее (имеются в виду не только научные сотрудники, но и рабочие, дворники, постоянные или временные – к заказанной экскурсии – повара и пекари, изготовители сувениров и костюмов и т.д.) и кончая проведением на территории музея праздников и «народных гуляний» именно для местных жителей с целью формирования образа музея как «своего». По-видимому, актуально введение постоянного или временного бесплатного посещения для местных жителей.

Третья форма постижения территории – формирование синтетического сложного образа, лежащего в основе территориальной идентичности. Она служит естественным продолжением непосредственного постижения, однако, отличается более сложным образом территории, в который «вписан» образ человека и, как правило, его социальной группы в целом. Здесь очень важна определенная иерархия ценностей, разделяемая социальной группой. В случае если музей включен в систему территориальной идентичности, он должен играть роль символа определенных ценностей, разделяемых соответствующей территориальной группой. В этом случае необходимо расширение трактовки музея–заповедника как символа определенного образа жизни, образа мышления, традиций, культуры. Сама специфика музея ограничивает возможности «вплетения» музея в повседневную жизнь населения, однако, она может быть органично вписана в цикличную (т.е. включая праздники и местные сезонные традиции) жизнь местной культуры.

// Актуальные проблемы развития музеев-заповедников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2006. 221 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф