Метки текста:

Археология Музеефикация

Шахнович М.М. (г.Петрозаводск)
«Древнее святилище» на острове Радколье и вопросы его музеефикации VkontakteFacebook

Небольшой остров Радколье является частью живописного архипелага около западного побережья Большого Клименецкого острова на Онежском озере. Его современный внешний вид ничем не отличается от описания, сделанного краеведом В.Ржановским восемьдесят лет назад: «скалистый островок, приблизительно, полторы версты в окружности, имеющий направление с севера на юг, длиною до 250 сажен и представляющий собою щельгу, покрытую мхом, невысокой травой и кустарником» [1] . Восточный берег острова, обращенный к деревне Лонгасы–Сенная Губа, обрывистый и скалистый, западный – также каменистый, но полого спускающийся к воде. Поверхность острова в низких местах задернована, но в основном скала покрыта только тонким слоем мха.

В краеведческой литературе конца ХХ века остров часто упоминается как оригинальный объект, связанный с двумя пластами истории Заонежья, как возможный саамский культовый комплекс и как этнографический памятник, связанный с традициями местного русского населения [2] .

Основная достопримечательность острова – это находящийся в его восточной части «Рахкольский идол», естественное скальное образование, в контурах которого усматриваются антропоморфные черты, «своеобразная игра природы». В начале ХХ века, вместе с петроглифами на Бесовом Носе, он упоминается в перечне редких исторических памятников Олонецкого края [3] . Еще в начале прошлого века площадка с «идолом» и расположенным рядом другим скальным образованием – «хозяином острова» – была центром традиционного местного сельского праздника, «радкольского воскресенья, широко известного гульбища», проводимого в конце июня. На основной дискуссионный вопрос, поставленный в 20-х гг. ХХ века, «в самом деле этот истукан является остатком седой старины, или просто фантазией местных обывателей» [4] , современные исследователи дают утвердительный ответ: «до нашего времени на нем сохранились все атрибуты древнего, относящегося, возможно, к неолиту, святилища с классической трехчастной планировкой» [5] . В рамках проблематики о «культовых саамских комплексах» Карелии хочется высказать ряд наблюдений по данному объекту.

Обследование острова в 2003 г.

Из–за каменистости почвы остров не пригоден для земледелия, но в его западной, южной и северной частях хорошо наблюдаются следы расчистки от камней небольших участков. Они вычленяются в микроландшафте по ровной поверхности и травяному покрову. В южной части острова, плавно спускающейся к воде, площадью в 500 кв. м (30×15–20 м), располагаются семь каменных куч. Они сгруппированы в одну линию (длиной 31 м), идущую параллельно западному берегу, на равном расстоянии в 2–2,5 м друг от друга. Кучи очень сходны между собой по величине (диаметр до 2 м, высота 0,3–0,5 м), овальной в плане форме, характеру задернованности, размерам слагающих их камней. Данная группа валунных сложений, вероятно, не вошла в список зафиксированных на острове и подробно описанных в 1995 г. 14 каменных куч [6] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Подобного рода «расчистки», учитывая предельную каменистость почвы, вероятно, создавали подходящие условия для «островного» выпаса домашнего скота местными жителями. Идентичные следы крестьянского труда можно встретить на ближайших к Радколью, таких же каменистых островах. По–видимому, использование острова как места с сельскохозяйственным приложением происходило одновременно с его функционированием как объекта для празднеств «радкольских гуляний» или же утилитарное включение острова в сельские будни существовало до возникновения «радкольской воскресной традиции», которая соотносится с периодом достаточно обозримого прошлого.

«Подковообразные» кладки, как отмечал И.В.Мельников, имеют достаточно «свежий» вид и, скорее всего, «относятся к этнографическому времени» [7] . Возможный спектр их применения может быть более чем широким: рыбацкие заслоны от ветра, основа шалашей и «балаганов» в период «радкольских гуляний», стрелковые ячейки последней войны и т.п.

Каменные сложения, у которых «в плане улавливается мотив спирали» [8] найти не удалось. Упоминаемая «искусственная площадка» на краю обрыва [9] является естественной скальной нишей.

Наиболее интересными представляются три каменных кучи в северной части острова – кладки 9, 10, 11 по И.В.Мельникову [10] . Своеобразной чертой является их нахождение на незадернованной скальной поверхности, что также можно связать с праздниками столетней давности, например, со следами от расчистки поверхности скалы под площадку для танцев.

В августе 1933 г. А.Я.Брюсов разобрал одну из каменных куч «в заросшей лесом низкой части острова Радколье» (в тексте его Отчета перепутаны стороны света). Ее размеры: окружность 11,7 м, диаметр 3,6 м. При раскопках находки отсутствовали. «Под беспорядочно сложенными, почти исключительно крупными валунами был обнаружен не толстый золистый слой почвы. Пробы почвы около этой кучи обнаружили совершенно такой же перепаханный слой. В данном случае мы имеем дело с каменными кучами, образовавшимися при выборке валунов с пахоты» [11] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Проблема атрибутирования

Можно согласиться с тем, что в конце ХIX – начале ХХ в. остров Радколье и «Рат–кольский бог» действительно были включены в систему фольклорной традиции культового почитания и обрядов русского населения локального района Южного Заонежья. Объекты, которые соотносились бы «с памятниками дорусского прошлого» или с «доисторическими следами древнесаамской культуры», до настоящего времени на острове не выявлены. Какие–либо «прямые и четко просматривающиеся аналогии священным саамским местам» у памятников на о.Радколье [12] без сопутствующего археологического материала, на наш взгляд, преждевременны и гипотетичны. Археологические древности, которые можно связать с «саамским этносом», на территории Заонежья отсутствуют. Таким образом, нет никаких оснований «для определения острова Радколья, как древнего языческого святилища».

В краеведческой работе не следует за каждым проявлением местной культуры последнего столетия видеть традицию, «корнями уходящую в дохристианскую эпоху». Искусственность и некритичность подобных построений для специалистов очевидна.

Радколье и туризм

В Карелии ощущается дефицит выразительных исторических объектов для туристической демонстрации и, вследствие этого, происходит тотальное вовлечение памятников культуры в масштабный экскурсионно–туристический процесс. В таких условиях основной и, к сожалению, стандартной проблемой становится сохранение культурно–этнографического объекта – «острова Радколье». С одной стороны, различные сооружения на острове не требуют очистки от земли, реставрации и консервации, а, значит, легко вводятся в музейное пространство. С другой стороны, «хрупкость» наземных объектов очевидна. Остров Радколье по своей сути уникален, поэтому трудно предложить какой–то «типовой» проект его музеефикации – процесс превращения движимых и недвижимых памятников истории и природы в объект музейного показа [13] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Возможны два «положительных» варианта решения этой непростой задачи. Первый путь – «щадящая эксплуатация». В этом случае, необходимо провести оценку культурно–ресурсного потенциала острова и «степень риска» при увеличении на него антропогенного воздействия. Уже сейчас понятно, что отсутствие физической охраны памятника сводит к нулю противодействие проявлениям «случайного и преднамеренного вандализма». Поэтому можно говорить о посещении острова только организованными туристическими группами одной «эксклюзивной» организации, взявшей на себя «персональную» ответственность за сохранность памятника. С «эгоистичных» позиций российского археолога, наиболее предпочтительно оставление объекта за рамками информационно–популяризаторской деятельности, так сказать, ad usum internum. Простейшее указание местоположения объекта на туристических картосхемах привлечет неконтролируемый поток «водных» туристов с невосполнимыми последствиями для острова.

Музею–заповеднику «Кижи» необходимо сконцентрировать внимание на музеефикации археологических и исторических памятников, которые в последние годы активно выявляются на самом о. Кижи в границах контролируемой заповедной территории (ровницы, фундаменты, вымостки) [14] .

// Актуальные проблемы развития музеев-заповедников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2006. 221 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф