Деревянные колокольни Русского Севера

Деревянные колокольни Русского Севера. К 20-летию возобновления колокольного звона на острове Кижи. 1989—2009 гг.

// Сост. В.А.Гущина
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2010. 24 с. VkontakteFacebook

купить в интернет-магазине

От составителя

Научным и иллюстративным материалом для основной части брошюры послужила книга Михаила Витольдовича Красовского «Курс истории русской архитектуры. Часть 1. Деревянное зодчество» (Петроград, 1916). Этот фундаментальный труд давно стал библиографической редкостью. Второе его рождение состоялось в 2002 г. в Санкт-Петербурге (издательство «Сатисъ») под названием «Энциклопедия русской архитектуры. Деревянное зодчество». Книга дает максимально полное представление о развитии, удивительной красоте и мудрых законах русского деревянного зодчества. В нашем случае речь пойдет об особенностях становления севернорусских сооружений для размещения инструментов, призывающих к богослужению, – от примитивных бил до колоколов, а в приложении, на основе различных материалов, – об истории бил.

Величавый колокольный звон, известный в России с давних пор, был заимствован с Запада.

В Византии колокола появились в первые века христианства, тем не менее здесь охотнее пользовались билами: «...а колокола не держат во Святой Софии, но бильце мало в руке держа, клеплют на заутрени... а в колоколы ”латины“ звонят» [1] .

На Западе колокола были распространены уже в VII–IX вв.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Некоторые русские монастыри и церкви довольно рано обзавелись колоколами, но такая роскошь была доступна лишь богатым монастырям и большим соборам, а бедные церкви довольствовались одними билами и клепалами.

Била [2]

Эти инструменты были трех видов.

Било великое представляло собой деревянную доску, которая подвешивалась иногда к специальной башенке – «бильнице» (рис. 1).

Било малое делалось из длинного деревянного бруска с закругленными концами, с выемкой по центру для удобного захвата рукой (рис. 2).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Третий тип имел форму железной или узкой медной полосы, выгнутой по дуге.

В била ударяли (клепали) особыми деревянными колотушками. Эти призывные инструменты пришли на Русь, вероятно, одновременно с христианством из Византии и продержались очень долго.

Била иногда называли клепалами, но, по-видимому, клепало, близкое по форме к колоколу, состоявшее из железного, полого полушария и железного языка, представляло лишь имитацию колокола, обусловленную бедностью или незнанием литейного искусства.

Тесные торговые контакты Новгорода и Пскова с Западной Европой, родиной колоколов, способствовали росту числа заказов на создание колоколов, тем более что эти города не скупились на церковное убранство.

На Севере России колокола были обычным явлением уже в XI в., а в начале XVI в. в Новгороде умели лить довольно большие колокола в 250 пудов, как, например, колокол, сооруженный при архиепископе Макарии в 1530 г. и считавшийся чудом своего времени.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Первоначально небольшие и немногочисленные колокола не требовали для подвески сложных приспособлений. Обычно для этой цели служили козлы.

Козлы

Самым простым приспособлением являлось соединение двух брусьев или бревен в виде буквы глаголь, причем один конец закапывали в землю, а другой укладывали на подоконник или закладывали в специально выбранное в стене гнездо (рис. 3).

Другая форма деревянных козел состояла из двух вертикальных брусьев, укрепленных в подставках раскосами и соединенных вверху горизонтальным брусом для подвески колоколов. Возможно, это были переносные козлы. Обычно же нижние концы вертикальных брусьев просто закапывали в землю (рис. 4).

Третий вид деревянных козел-звонниц состоял из двух легких крестовин, соединенных вверху рамой, и устанавливался на стенах церковной ограды или на крыше церкви (рис. 5). Из соединения этого типа с предыдущим образовалась настенная звонница.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Звонницы

Деревянная звонница представляла собой два вертикальных столба, установленных на краю кровли и соединенных горизонтальным брусом, поверх которого устанавливалась двухскатная крыша (рис. 6). Две объединенные звонницы образовывали двухпролетную звонницу (рис. 7).

К другим примитивным сооружениям для подвешивания колоколов, которые строились в течение очень долгого времени, можно отнести звонницу, представляющую собой четыре врытых в землю столба, посередине высоты которых находился помост для звонаря с приставной лестницей. Колокола подвешивались к верхней раме, над которой возвышалась четырехскатная крыша, увенчанная крестом (рис. 8).

Следующей ступенью развития сооружений для колоколов можно считать звонницу «о пяти столбах», часто упоминаемую в старинных церковных описях. Основу такой звонницы составляли четыре столба, образующих усеченную, с квадратным основанием пирамиду. Центральная ось в виде высокого столба, врытого в землю, служила опорой для креста и восьми-гранного шатра (рис. 9).

Подобные звонницы делались также «о девяти столбах», из которых восемь располагались в вершинах углов, а 9-й утверждался в центре. Такое количество столбов обуславливало большую устойчивость постройки, потому что при загнивании одного из них сооружению еще не грозило обрушение, в то время как для звонницы «о пяти столбах» оно стало бы неизбежным (рис. 10).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Одновременно с козлами и звонницами в XV–XVII вв. строились и колокольни.

Колокольни

Наиболее широкое распространение на Руси колокола получили в XV в., к этому же времени можно отнести и появление деревянных, квадратных в плане колоколен, а упоминания о восьмигранных колокольнях встречаются в летописях уже в начале XVII в.; так, например, в летописи вологодского собора за 1621 г. сказано: «…рубить колокольню о восьми стенах»3.

Исходной точкой для этого типа сооружений могли послужить крепостные башни и восьмигранные церкви. Следует заметить, что колокольни появились сначала в виде отдельно стоящих строений, и только во 2-й половине XVII в. делаются первые попытки связать колокольню в одно целое с храмом.

Наиболее удачной конструкцией с точки зрения устойчивости сооружения является колокольня, у которой наружные восемь столбов каркаса расположены по контуру восьмигранника, а 9-й столб, как и прежде, занимает центральное положение. Такие восьмигранные колокольни в отличие от квадратных в плане как менее устойчивых и надежных представляли большинство среди северных колоколен (рис. 11).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Каркас колокольни мог иметь не только 9, но и 17 столбов, примером чего служит колокольня Нижне-Уфтюгского погоста (рис. 12), построенная в XVII в.

Но врытые в землю низы столбов каркаса всех рассмотренных звонниц и колоколен довольно быстро загнивали, что повлекло за собой применение другой конструкции: в нижнюю часть постройки стали врубать балки («переводы»), на которых утверждался каркас колокольни. С течением времени основание колокольни до той высоты, где в него врубались концы этих балок, стали делать квадратным в плане, а выше – восьмигранным.

Таким образом, сложился самый распространенный на севере тип колоколен, состоявших из нижнего квадратного сруба, над которым возвышался восьмигранный. Лестница к звону устраивалась обычно внутри, но иногда ее нижнюю часть делали снаружи с одним или двумя рундуками (верхней и нижней площадками крыльца), располагая ее перпендикулярно к стене или параллельно (рис. 13).

Шатер колоколен крылся тесом, а шейка и луковичная главка – лемехом.

Рассматриваемый тип колоколен, оставаясь с конструктивной стороны неизменным, варьировался лишь в отношении пропорций, причем в основном нижней части – менялась высота квадратных срубов, которые со временем становились все выше до тех пор, пока не стали равняться половине всей высоты от основания колокольни до звона. И если вначале квадратный в плане сруб только превышал рост человека (рис. 14), то у колокольни Кожского погоста Архангельской губернии, построенной в 1695 г., он уже равен половине высоты сруба (рис. 15), а у колокольни Кижского погоста Олонецкой губернии высота нижнего сруба (четверика) значительно больше высоты верхнего сруба (восьмерика), вследствие чего колокольня получила своеобразный силуэт, сильно отличающий ее от всех других колоколен (рис. 16).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На примере этой колокольни убеждаешься в том, что не только два основных объекта знаменитого Кижского архитектурного ансамбля – Преображенская и Покровская церкви, – но и колокольня представляют собой своеобразное завершение в многовековом эволюционном становлении разных типов культовых сооружений.

Колокольня с присущим ей уникальным пропорциональным соотношением разных по высоте двух основных срубов (четверика и восьмерика) также является завершающим этапом в развитии и становлении колоколен классического северного типа.

Приложение

Об истории бил [3]

Хорошо известно, сколь значим для русского православия, истории и культуры колокольный звон. Однако в первые века христианства, как сказано ранее, в Римской империи было принято созывать народ к молитве будильными колотушками, представлявшими собой деревянные или металлические доски, по которым ударяли молотками. Изначально и на Руси литургическую функцию несли не колокола, имевшие западное происхождение, а сигнальное средство «било». Само слово «колокол» пришло к нам из греческого языка («калкун»), где означало «клепало», «било».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Деревянное, византийского типа било изготовляли из клена, ясеня, бука, явора, дающих особую красоту звучания. Внешне било представляло собой деревянную (древо), а с VI в. металлическую доску (малое било) самой разнообразной формы. Малое било (в славянской интерпретации «клепало») иногда делали в виде коромысла, дуги, которые символизировали небесный свод и имели голос звучащего неба – грома небесного.

С первыми ударами в било люди собирались в центре населенного пункта, для того чтобы сообща решать проблемы войны и мира, труда и распрей. Это был основной сигнал о начале богослужения. «Ударение» как в древо, так и в малое било совершалось посредством четких ритмичных ударов колотушки (молотка) о край доски.

Именно восточный способ «ударения» был воспринят первыми русскими монастырями в конце XI в. и продержался вплоть до начала XV в. Дело в том, что к колоколам на Руси как к пришельцам с католического Запада относились настороженно. Не случайно архимандрит новгородский Антоний указывал, что «било же держат по Ангелову внушению, а в колокола латыне звонят». Известно, что сам преподобный Сергий Радонежский (1314–1392 гг.) был противником колоколов: первые колокола в основанном им Свято-Троицком монастыре были установлены только через 30 лет после его кончины.

Наиболее ранними древнерусскими источниками, упоминавшими о билах, являются летописные известия XI–XV вв., посвященные истории основания Киево-Печерской лавры. С конца XI в. в этой обители существовало лишь одно деревянное било-древо, в которое «ударяли» для вызова как на богослужение, так и на вынужденное собрание братии. Кроме древа, возможно, использовали одно или два била, расположенных на единой конструкции – бильнице.

Постепенно била уходят из обихода монастырей и становятся атрибутом прошлого.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Но не умирает, не забывается с веками образ монастырского «ударения-клепания» даже тогда, когда с XV в. начинается активный процесс внедрения колоколов из Западной Европы в национальную среду.

Итак, звон в била – древняя традиция на Руси.

В фондах Государственного краеведческого музея (ГКМ) сохранилось четыре чугунных била: одно из них датируется 1706 г. и три – 1709 г. Они изготовлены на местном Петровском заводе. Последнее било поступило в ГКМ из часовни во имя Успения Пресвятой Богородицы на острове Кижи (см. рис. на с. 23).

Било представляет «чугунную доску, имеющую форму колокола, с рельефным изображением: в верхней части, под княжескою короною, герба; а в нижней „1709 года“; для привешивания била на колокольне, в верхней части находится сквозное круглое отверстие» [4] .

В последнее время храмы стали использовать металлические била в виде плоских пластин.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Одним из достоинств таких бил является качество их звучания. Била делаются из катанного металла, который более однороден и плотен по сравнению с литым материалом колокола. Он не имеет раковин, микротрещин, более постоянен по толщине, поэтому звук бил обычно чистый и длится 1–2 минуты (у хороших колоколов – 10–30 и более секунд в зависимости от веса и качества). Не все звонари могут привыкнуть к такому длительному звучанию («певучести») бил.

Другой особенностью бил является их более низкий звук по сравнению с колоколами. На практике было замечено, что низкие тона колоколов влияют на человека более успокаивающе, чем высокие. Поэтому на Руси любили отливать массивные колокола весом сотни, а иногда и тысячи пудов (здесь присутствовал и элемент престижности).

Примечательностью бил также является то, что, хотя основной тон бил рассчитывается при ударе в центр, звонарь может сам выбрать наиболее благозвучное для него место удара, тем самым выдвигая на первое место не основной тон, а тот или другой обертон.

Несмотря на существующие каноны и правила православного звона, в арсенале звонаря есть много средств для превращения звона била в настоящее искусство. Выбирая не только звонницу с соответствующим рядом бил, но и варьируя ритм, темп и силу удара, меняя молотки с различным весом в зависимости от характера звона (праздничный, погребальный и т. д.), можно добиться различного музыкального выражения в православном звоне.

Несомненно, что с распространением бил в России будут совершенствоваться не только технология их производства, но и школа звона на них. Уже сейчас имеются звонари, которые по своему мастерству звона на билах не уступают звонарям при их игре на колоколах.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Все объективные предпосылки говорят о том, что традиция использования бил (деревянных и металлических) в православном звоне будет существовать еще долго. Тем более что в Уставе церковного звона Русской Православной Церкви от 26 августа 2002 г., одобренном Синодальной Богослужебной комиссией и утвержденном Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, отмечается право использования в православном звоне как колоколов, так и бил и говорится о недопустимости их противопоставления друг другу.

Таким образом, древние традиции возвращаются и совершенствуются, выходя на новый уровень мастерства и искусства.

Вот и древние била снова востребованы и вступают в творческие соревнования с уже давно утвердившимися колоколами.

На Руси колокольный звон, раздававшийся по всей округе, воспринимался подобно молитве, уходящей за пределы храма. Звон колоколов, на долгие годы заменивший «ударение» (клепание) в била, сейчас вступает в новую для себя пору. Современные звонари оснащают звонницы наряду с колоколами и несколькими билами. Кижские звонари также заинтересованы в использовании бил наравне с колоколами. Для многовековой истории колокольного звона это поистине новое, уникальное явление.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф