Метки текста:

Археология Заонежье

Часть 1. Исследование поселений Южного Заонежья VkontakteFacebook

1. Палеогеография и освоение человеком Южного Заонежья

Известно, что развитие материальной культуры древних обществ было непосредственно связано с изменениями природной среды. Глобальная трансформация климата, ландшафта, растительного и животного мира влекли за собой необходимость человека адаптироваться к новым условиям. В результате менялись система жизнеобеспечения человека, его хозяйственные занятия, начинали использоваться новые виды сырья, появлялись новые технологии, менялись система расселения древних людей, их жилые и хозяйственные постройки, а также иные компоненты материальной культуры. Все это особенно актуально для периода поздне- и послеледниковья, когда обширные пространства Фенноскандии, освободившись от ледникового покрова, постепенно становились пригодными для проживания древних людей. Деградация ледника, последующее гляциоизостатическое компенсационное поднятие территории повлекло за собой изменение уровня древнего Онежского озера. На протяжении голоцена главной тенденцией было снижение уровня водоема, которое прерывалось периодически возникавшими трансгрессиями. Данные регрессивно–трансгрессивные колебания нашли отражение в формировании прибрежных озерных террас и стратиграфии донных отложений. Освобождавшиеся при понижении уровня воды прибрежные участки осваивались людьми, последующие трансгрессии вынуждали людей изменять места своего проживания, а культурный слой перекрывался намывными песчаными отложениями.

В ходе многолетних археологических исследований в районе Обонежья выявлены особенности расселения людей в эпоху камня – раннего металла. Как правило, древние поселения приурочены к побережьям заливов, устьям рек, островам и располагаются на прибрежных террасах, сложенных песчаными или песчано–гравийными отложениями. В таких местах подчас фиксируются десятки памятников разных археологических эпох. К числу таких скоплений относится археологический комплекс в районе залива Вожмариха Онежского озера, насчитывающий в настоящее время 40 поселений мезолита, неолита и энеолита в южной части Заонежского полуострова (в том числе 30 памятников непосредственно в заливе Вожмариха) и 21 памятник на островах Кижских шхер. Причем памятники разных археологических периодов часто занимают участки древнего берега, различающиеся по высоте их расположения над современным уровнем воды в Онежском озере, а также по удаленности их от современного берега, что явилось следствием изменения экологической обстановки в районе на протяжении голоценовой эпохи.

Вопросы палеогеографии и палеоэкологии региона Обонежья нашли отражение в работах ряда исследователей. Прежде всего, это работы Э. И. Девятовой, посвященные изменениям природной среды в голоцене и их взаимосвязи с культурой древнего населения (Девятова, 1986, 1988). В контексте рассматриваемого вопроса несомненный интерес представляют исследования Г. А. Елиной и Л. В. Филимоновой по развитию растительности Заонежского полуострова (Елина, Филимонова, 1999). Особо следует обратить внимание на работы И. Н. Демидова, который в 2001, 2004 гг., в рамках научно–исследовательского проекта, реализовывавшегося в музее–заповеднике «Кижи», проводил палеоэкологические исследования в районе расположения древних поселений в заливе Вожмариха и озера Копанец. В данных исследованиях принимали участие авторы настоящей работы. Результаты нашли отражение в отчетах, хранящихся в научном архиве музея–заповедника «Кижи» (Демидов и др., А2001; Демидов, Лаврова, А2004), а также в научных статьях, опубликованных в сборнике «Кижский вестник» и «Тверском археологическом сборнике» (Демидов и др., 2001, 2006).

Залив Вожмариха находится в южной части Заонежского полуострова – области развития классического денудационно–тектонического сельгового рельефа, представляющего собой чередование узких и длинных скальных гряд – сельг, разделенных глубокими, обычно занятыми озерами и болотами, межсельговыми понижениями. В геологическом строении кристаллического фундамента преобладают вулканические породы – базальты и габбродолериты, слагающие скальные гряды – сельги, вытянутые в субмеридиональном направлении. В строении межсельговых понижений часто принимают участие осадочные и вулканогенно–осадочные порода, представленные шунгитовыми и шунгитосодержащими сланцами и туфами. Чередование сельговых гряд и межсельговых понижений обусловило сильную изрезанность береговых линий, наличие многочисленных узких бухт, защищенных от открытой акватории Онежского озера островами, мысами и косами. Абсолютные отметки земной поверхности изучаемого района колеблются от 33 (современный уровень Онежского озера) до 137 м, при средних значениях 35–55 м (Демидов и др., 2001. С. 222–223).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как сообщает И. Н. Демидов, в четвертичное время район неоднократно перекрывался материковыми льдами и в ходе их таяния водами приледниковых бассейнов. Отложения последнего скандинавского поздневалдайского ледникового покрова представлены на рассматриваемой территории главным образом завалуненной супесчаной мореной, прерывистым чехлом перекрывающей скальные породы докембрия. Мощность морены, в зависимости от подстилающего рельефа, колеблется от десятков сантиметров до 3–4 м. Озерно–ледниковые осадки сложены ленточными глинами и песчано–гравийными береговыми образованиями. Первые распространены на дне болот и заливов Онежского озера, вторые протягиваются вдоль абсолютных отметок 80–90 м, фиксируя максимальный уровень Онежского приледникового озера. Флювиогляциальные песчано–гравийные отложения слагают озовую гряду, пересекающую район Кижских шхер с севера на юг. Остров Кижи и Керкостров являются частями этой гряды. Голоценовые песчано–гравийные озерные осадки распространены вдоль побережья Онежского озера, где наблюдаются 3–4 голоценовые аккумулятивные террасы. Биогенные, болотные осадки представлены торфами мощностью до 4 м и обычно занимают межсельговые понижения (Демидов и др, 2001. С. 223).

В ходе деградации последнего оледенения и сопряженных с ним приледниковых водоемов, в результате неравномерного гляциоизостатического компенсационного подъема земной коры произошел перекос котловины Онежского озера. В итоге разница в абсолютных отметках одновозрастных террас на севере и юге водоема достигает 15–20 м. Неотектонические движения сопровождались сильными землетрясениями, следы которых в виде палеосейсмодислокаций в коренных и четвертичных породах широко распространены на Заонежском п-ове (Демидов и др., 2001. С. 223). Исследованием палеосейсмодислокаций Заонежья занимался А. Д. Лукашов (1993).

Большая часть памятников археологии в районе залива Вожмариха (поселения Вожмариха 1–30) располагается компактной группой на протяжении около 2 км, и приурочена к западному побережью данного залива, фиксируя его древнюю береговую линию (рис. 2). Причем 17 поселений располагаются на берегу внутренней, ныне заболоченной части залива к северу от горловины, связывавшей его с открытым озером. Десять поселений находятся в южной части комплекса, они были приурочены к внешней, юго–западной части залива. Еще три стоянки расположены западнее основного комплекса, вблизи берега реки Вожмариха.

В настоящее время участок, где находится большая часть памятников вожмарихинского комплекса, заболочен и образует болото Вожмариха (Петриковское). И. Н. Демидов дает ему следующую характеристику. Болото располагается в межсельговом понижении севернее губы Вожмариха. Длина болота с севера на юг около 1800 м, максимальная ширина 400 м, современная абсолютная отметка поверхности болота 34,5 м выше уровня моря (или 1,5 м выше уровня Онежского озера). С запада и востока болото ограничено сельговыми грядами с абсолютными отметками вершин соответственно 66 и 55,5 м. Гряды сложены заонежскими габбро–долеритами, перекрытыми ледниковыми моренными отложениями. На восточном склоне западной сельги, обращенном к болоту, наблюдаются три аккумулятивные озерные террасы, сложенные грубопесчаными и гравелистыми отложениями, поросшими сосновым лесом. По результатам теодолитной съемки абсолютная высота первой, нижней террасы составляет 36,1–38,1 м, второй – 39,1– 41,7, третьей – 42,5–44,4 (рис. 3). В соответствии с данными Э. И. Девятовой по возрасту голоценовых террас Онежского озера террасы Вожмарихи имеют суббореальный (2500–4900 л. н.), атлантический (4900–7800 л. н.) и, возможно, бореальный (7800–9200 л. н.) возраст. Ширина нижней суббореальной террасы составляет около 10 м, атлантической – 30–60 м. Мощность песчано–гравийных озерных отложений террас изменяется от 100 см на бореальной террасе (в месте расположения поселения Вожмариха 17, абс. высота – 44,5 м) до 140 см на атлантической (поселение Вожмариха 11, 42,6 м) и более 2 м на нижней, суббореальной террасе (поселение Вожмариха 10,40,1 м). На глубине 100 и 170 см в шурфе на поселении Вожмариха 10 наблюдаются следы перемыва отложений, резкая смена более тонких песчаных осадков грубозернистыми песчано–гравийными (Демидов,2001. С. 223–224).

Западнее залива Вожмариха памятники археологии известны в районе лесного оз. Копанец (поселения Вертилово 1–7), которое располагается на южном побережье Заонежского п-ова, на абсолютной отметке 35,3 над уровнем моря. Озеро с запада отделено от Онежского озера узким перешейком шириной около 120–140 м. Сток из озера происходит в Онежское озеро (33 м) по узкому ручью, дно которого уже в наше время было углублено и поток воды использовался для работы водяной мельницы. С юга от Онежского озера оз. Копанец также отделяется низким, заболоченным водоразделом с абсолютными отметками около 36 м. Длина современного оз. Копанец 1750 м, максимальная ширина 620 м. Западный берег озера довольно крутой и представляет собой террасированный склон гряды – сельги с максимальной абсолютной высотой 47,3 м (или 12 м выше уровня оз. Копанец). Сельга вытянута с севера на юг и имеет ширину около 300 м. Восточнее нее, в межсельговом понижении, находится небольшое верховое болото, поросшее сосновым лесом. Длина болота 1 км, ширина 200 м, абсолютная отметка поверхности 39,5–40 м. Непосредственно у кромки болота наблюдается древняя береговая линия на абсолютных высотах 40–42 м (Демидов, Лаврова, А2004).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Результаты упомянутых геолого–геоморфологических и палинологических исследований позволяют предполагать следующий сценарий формирования палеосреды в южной части Заонежского полуострова, в районе залива Вожмариха и оз. Копанец.

Природно–географические предпосылки освоения древним человеком территории южного Заонежья начали складываться в пребореальный период (10200–9300 л. н.), когда происходило интенсивное таяние материкового льда. Однако следует отметить, что на террасах пребореального времени поселений древнего человека найдено не было. По данным Г. А. Елиной, пребореал начался с потепления, которое продолжалось около 300 лет (максимум приходится на 10 тыс. л. н.). Вслед за этим произошло похолодание климата, пик которого приходится на время 9500 л. н. При потеплении температура июля была ниже современной на 2°, января – на 6°, осадков меньше на 150 мм/год. При похолодании эта разница составляла 4°, 8° и 130–170 мм/год соответственно (Елина, 1999. С. 22). Как отмечает Э. И. Девятова «зимы были суровые, малоснежные, лето короткое, прохладное» (Девятова, 1988. С. 11). Уровень воды в озере снижался, но при этом регрессия периодически прерывалась рядом трансгрессивных стадий. По мнению И. Н. Демидова, колебания уровня воды в южной части Заонежского полуострова составляли 57–49 м (Демидов и др., 2001. С. 228) (рис. 3).

В растительности преобладали тундровые ландшафты, которые в период потеплений теснились редкостойными сосново–березовыми и сосновыми лесами. Для территорий, подстилаемых шунгитами и доломитами, которые встречаются в южном Заонежье, были характерны березовые злаково–папоротниковые леса с черной ольхой (Елина, 1999. С. 23).

Э. И. Девятова отмечает, что в пребореале возможности освоения территории Карелии становятся все более реальными. Онежское озеро связывалось древними протоками с Белым морем, Сегозером, Ондозером, Сямозером и Водлозером (Девятова, 1988. С. 11). Таким образом, район южного Заонежья находился в районе прохождения миграционных путей, по которым на территорию Карелии продвигалось древнее население.

Бореальный период (9300–7800 л. н.) характеризовался «сложными и переменчивыми» природными условиями и климатом (Елина, 1999. С. 23). Максимумы потеплений приходятся на 9000 и 8500 л. н., похолоданий – 8700 и 8200 л. н. Во время потеплений температура была близка к современной, сумма осадков составляла от 20 до 50 мм в год. При похолоданиях температура июля была на 2° ниже современной, января – на 4°, осадков меньше на 100 мм/год (Елина, 1999. С. 23–24). Среди растительности доминировали сосновые и березово–сосновые зеленомошные и злаково–разнотравные леса, в которых распространяется разнообразная фауна (северный олень, лось, бурый медведь, лиса, заяц, рысь, кабан и др.). Расцвету водной флоры сопутствовали обилие и разнообразие рыбы и водоплавающих (Девятова, 1988. С. 12).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

И. Н. Демидов считает, что уровень водоема в районе залива Вожмариха колебался в пределах 45–43 м, достигнув минимальной отметки на рубеже бореала и атлантического периода. Уже в начале бореального периода, при уровне водоема около 50 м, начинается формирование залива Вожмариха. В это время он был прикрыт от открытой акватории Онежского озера только небольшим островом (рис. 3), однако во время регрессий, когда уровень воды опускался до 43–44 м, северная часть залива была надежно защищена от волн и ветров Онежского озера. Освободившиеся во время регрессии водоема песчаные отмели и окружающие его берега со светлохвойными сосновыми лесами вполне могли осваиваться древним человеком (Демидов и др, 2001. С. 232).

По нашему мнению, уровень регрессии рубежа бореального и атлантического периодов в районе залива Вожмариха мог быть несколько ниже. Об этом свидетельствует наличие среди памятников вожмарихинского археологического комплекса поселений Вожмариха 5 и 11, которые залегают на относительно низких высотах (9,4–9,6 м), но по характеру инвентаря не могут датироваться позже середины 6 тыс. до н. э., когда согласно указанным выше представлениям уровень Онежского водоема должен был составлять 10–12 м. При этом они не имеют следов замыва культурного слоя, очевидно, занимаемые ими участки древнего берега, после прекращения существования поселений, не затапливались водой.

Палеоэкологические исследования в районе залива Вожмариха позволяют сформулировать ряд выводов о характере развития природной среды в период бореала. И. Н. Демидов сообщает (2001. С. 232), что наиболее высокая (третья) терраса района Вожмарихи имеет абсолютные отметки поверхности 42,5–44,1 м. По его мнению, невозможно с достаточной уверенностью отнести ее к бореальному или атлантическому времени. В целом склон террасы выражен в современном рельефе весьма слабо, что может быть показателем относительно не долгого стояния береговой линии на данном уровне. Об этом же свидетельствует и незначительная мощность песчано–гравийных отложений – 90–100 см. Возможно, что терраса сформировалась во время регрессии, имевшей место на границе бореального и атлантического периодов (7800–7700 л. н.), когда уровень водоема упал, по мнению Г. А. Елиной, до 43 м (Елина, 1999. С. 24). При таком уровне водоема межсельговое понижение, занятое современным болотом Замошье (к северу от болота Вожмариха), отчленялось с востока от акватории озера серией длинных и узких островов и луд и представляло собой вытянутый с севера на юг на 4–5 км залив максимальной шириной до 600–700 м. Г. А. Елина отмечает наличие пыльцы и спор водных и прибрежноводных растений в бореальных осадках болота Замошье, что свидетельствует о появлении многочисленных мелководных заливов (Елина, 1999. С. 24).

Таким образом, в условиях теплого климата и значительного увеличения площади островов и побережий в течение 200–300 лет существовали комфортные условия для заселения района Кижских шхер человеком. Вероятно, с начала или с середины бореального периода начинается заселение залива Вожмариха.

Что касается района оз. Копанец, то, по сведениям И. Н. Демидова, во время максимума бореальных регрессий (8600–8300 и 8000–7900 л. н.) наиболее возвышенные участки сельг вокруг оз. Копанец были островами, отделявшими современную губу Вожмариха на востоке от залива Большое Онего на западе (см. рис. 3). Размеры и относительная высота над уровнем древнего водоема этих островов не были значительны (не более 500–600 м в длину), и они были мало пригодными для постоянных поселений древнего человека. Однако цепочки этих островов, разделенные узкими и мелкими проливами, находились на водном пути между крупными заливами Онежского озера – Большим Онего на западе и Повенецким заливом на востоке и могли служить местом для временных стоянок (Демидов, Лаврова, А2004. Л. 13).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В настоящий момент на территории вожмарихинского комплекса открыты три стоянки, которые залегают на высоте 44 м – Вожмариха 13, 44,5 м – Вожмариха 17 и около 45–46 м – Вожмариха 14. В районе оз. Копанец на высоте 44,3 м залегает поселение Вертилово 4, которое в период бытования находилось на северо–восточном берегу небольшого острова, отделенного от материковой части проливом шириной более 1 км. Поскольку в стратиграфии стоянки не отмечается замывов в ходе последующих трансгрессий водоема, более вероятно, что эта стоянка появилась во время регрессии озера на границе бореального и атлантического периодов около 7,8– 7,9 тыс. л. н. Следует отметить, что собранный в ходе шурфовки этих памятников маловыразительный каменный материал, который состоит из отщепов и осколков сланца, кварца, лидита и кремня, не дает возможности с уверенностью констатировать их бореальный возраст.

Атлантический период (7800–4900 л. н.) был климатическим оптимумом голоцена. Температуры июля превышали современные на 2, а января на 4°. Осадков выпадало на 75–100 мм больше, а в сухие периоды на 100 мм меньше (Елина, 1999. С. 24). В климатический оптимум на Заонежском полуострове произрастали южнотаежные еловые и сосновые леса с широким участием дуба, вяза, лещины. После регрессии водоема в конце бореала в условиях влажного и теплого климата уровень озера достигал современных отметок 45 м (см. рис. 3). Регрессия имела место около 6500–6300 или 6800 – 6700 л. н. Поданным Г. Елиной и Л. Филимоновой (1999. С. 24), базальные слои торфа в болоте Замошье (севернее болота Вожмариха), залегающие на абсолютной отметке 36,5 м на слое озерного сапропеля мощностью менее 0,5 м, имеют возраст 6580 ± 80 (ЛУ-3422). Таким образом, межсельговая котловина Замошья отсоединилась от Онежского озера в результате регрессии водоема около 6700–6800 л. н., и некоторое время развивалась как самостоятельный водоем, в котором накапливались сапропеля. Уровень регрессии составлял около 36–35 м. В районе залива Вожмариха на протяжении всего атлантического периода и колебаний уровня озера существовал защищенный от ветров и волн залив. На его западном побережье формируется широкая песчаная терраса с абсолютными отметками около 41 м (Демидов и др., 2001. С. 233). Вероятно, этот уровень существовал в атлантическом периоде довольно значительное время, так как терраса хорошо выражена в рельефе и на ней залегает большое количество памятников археологии, датируемых в широком хронологическом диапазоне мезолита – неолита.

По данным исследований И. Н. Демидова, в отложениях шурфов на поселениях Вожмариха 17 (44,5 м) и Вожмариха 11 (42,6 м) наиболее представлена пыльца сосны, в меньших количествах присутствует пыльца ели и практически отсутствует березы и ольхи. Чрезвычайно беден спектр травянистых растений и спор. Обращает на себя внимание относительно заметная роль в спектрах отложений шурфа на поселении Вожмариха 17 пыльцы герани, а также присутствие в верхних слоях отложений всех шурфов пыльцы Иван–чая и спор печеночных мхов. Почти все виды гераней присущи луговым сообществам – злаково–разнотравным, разнотравным, иногда образуют гераниевые луга. Примечательно, что крупная пыльца семейства Geraniaceae не переносится на большие расстояния и захороняется вблизи производителей. Присутствие спор плаунов свидетельствует о том, что леса (сосновые ценозы) были довольно разреженные, осветленные. Таким образом, растительность изучаемого участка была представлена разреженным светлохвойным лесом в сочетании с луговыми сообществами, что представляется весьма благоприятным местообитанием для поселения древнего человека (Демидов и др., 2001. С. 233–234).

Пыльца Иван–чая также захороняется вблизи от материнских растений, произрастает на сухих лугах и зачастую предпочитает вторичные местообитания с нарушенным первоначальным растительным покровом. Постоянное присутствие спор печеночных мхов, которые способны произрастать на голом субстрате, скалах, оголенной почве, может свидетельствовать о регрессии озера и осушении прибрежных отмелей. Одновременное присутствие в спектрах пыльцы и спор этих растений может указывать также и на нарушения первичного растительного покрова, то есть возникновение вторичных местообитаний в результате вмешательства древнего человека (Демидов и др., 2001. С. 234).

С атлантическим периодом связано бытование на берегу залива Вожмариха большинства открытых памятников, относящихся к археологическим эпохам мезолита и неолита. На указанной атлантической террасе высотой около 41 м залегает 11 памятников археологии. Интересно, что ряд поселений, содержащих бескерамические комплексы и, видимо, относящиеся к эпохе мезолита (Вожмариха 8, 10, 12, 16, 24), имеют довольно низкую высоту расположения – 38,5–40,1 м. Такое залегание, очевидно, свидетельствует о том, что они существовали при максимальной регрессии атлантического периода, что, как было указано выше, имело место около 6500–6300 или 6800–6700 л. н. Данное обстоятельство подтверждается стратиграфически – культурный слой этих памятников (особенно Вожмариха 10, 12, 24) перекрыт слоем намывного песка, что говорит о подтоплении данных участков в результате последующей трансгрессии водоема.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Необходимо также отметить следующий факт. Поселения эпохи мезолита располагаются как в северной, так и в южной частях вожмарихинского комплекса и удалены от современного берега Онежского озера на расстояние от 250 до 1600 м. Памятники неолита известны в центральной и, южной частях комплекса и удалены от берега озера на расстояние от 100 до 1000 м. Памятники энеолита с асбестовой керамикой известны только в южной части комплекса, приурочены к внешней обращенной в открытое озеро части залива и удалены от берега на расстояние 30–140 м. Можно предположить, что такое расположение поселений разных археологических периодов связано с последовательностью обмеления и заболачивания залива Вожмариха. Прежде всего, непригодной для проживания стала северная часть побережья залива, где известны памятники мезолита, но нет неолитических и энеолитических поселений. Видимо, во вторую половину атлантического периода и последующий суббореальный период проживать там было уже неудобно.

В районе оз. Копанец в результате регрессии увеличивается площадь островов древнего архипелага между Большим Онего и Кижскими шхерами (рис. 3). В это время исчезают извилистые и узкие проливы, соединявшие заливы Модгуба и губа Вожмариха с оз. Копанец, представлявшим в то время залив Онежского озера, защищенный от волн Большого Онего многочисленными островами. К востоку от современного восточного берега оз. Копанец в межсельговом понижении формируется узкий пролив, а затем и залив с береговыми образованиями на высотах 40–42 м (Демидов, Лаврова, А2004. Л. 13–14). Вполне возможно, что и стоянку Вертилово 5 на юго–западном побережье оз. Копанец (41–42 м), содержащую бескерамический комплекс, следует отнести к первой половине атлантического времени (7900–6800 л. н.). В период бытования она находилась на северо–восточном берегу острова (около 1,5 км в длину и 0,7 км в ширину), отделенного от материка проливом около 0,5–0,7 км.

Ко второй половине атлантического периода относятся находящиеся на юго–восточном берегу оз. Копанец поселения раннего неолита с керамикой сперрингс Вертилово 3 и 7 (высота 38–39 м), которые в период бытования находились в районе крайней южной оконечности Заонежского полуострова. По мнению И. Н. Демидова, данные стоянки могли сформироваться во время среднеатлантической регрессии (Демидов, Лаврова, А2004. Л. 14). В тот период оз. Копанец было хорошо защищено от волн заливом Онежского озера, с которым оно соединялось узкими проливами у западного и южного побережий.

Отметим, что в атлантическом периоде активно происходило формирование архипелага Кижские шхеры. Складываются очертания Большого Клименецкого острова, в северной части которого существовал обширный шхерный район. На северо–западном берегу Большого Клименецкого острова, вероятно, во время среднеатлантической регрессии возникает поселение Воробьи 2 с керамикой сперрингс. В регрессивные стадии позднеатлантического времени появляются поселения с ямочно–гребенчатой керамикой Воробьи 3 и 4. Формируются очертания о. Радколье, который в это время имел протяженность около 300 м и ширину немногим более 100 м. В середине и второй половины атлантического периода здесь возникает неолитический комплекс поселений Радколье 2 и 3 с керамикой сперрингс и ямочно–гребенчатой. Остров Букольников представлял собой скопление из четырех маленьких островов, на одном из которых в позднеатлантический период существует неолитическое поселение с ямочно–гребенчатой керамикой. Наконец, северная часть Большого Леликовского острова представляла собой небольшой скалистый остров протяженностью около 200–300 м и шириной около 50 м, который был отделен от материка проливом шириной менее одного километра. В средне- и позднеатлантическое время здесь существовало неолитическое поселение с керамикой сперрингс и ямочно–гребенчатой.

Суббореальный период (4900–2500 л. н.) начался с резкого похолодания, пик которого пришелся на 4500 л. н. Г. А. Елина следующим образом описывает климатические изменения суббореала. При похолодании температура была ниже современной зимой и летом на 0,5–Г. Количество осадков также было меньше, чем в настоящее время. При наступившем потеплении (максимум 4000 л. н.) температура была выше современной (хоть и ниже, чем в атлантический период). Количество осадков колебалось в пределах +25 50 мм/год по сравнению[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

с современными показателями (Елина, 1999. С. 25). Уровень Онежского озера в суббореале неоднократно менялся. Подробный обзор этих изменений приводится в работе Э. И. Девятовой. Максимально сухой климат, как она полагает, существовал во время около 4000 и 2800 л. н. (Девятова, 1986).

Растительность в атлантическом периоде имела южнотаежный облик и была представлена еловыми и сосново–еловыми зеленомошными лесами с присутствием в древостое широколиственных пород. Также существовали березово–черноольховые и елово–черноольховые леса с рябиной, черемухой, шиповником, хмелем в подлеске. Исследования И. Н. Демидова показывают, что на берегу залива Вожмариха по–прежнему доминирует сосна. В шурфе, заложенном на поселении Вожмариха 10, пыльцы ели значительно меньше, чем в споровопыльцевых спектрах отложений шурфов на поселениях Вожмариха 17 и 11. Вероятно, господство сосны связано с особенностями локальных местообитаний – сухих, сложенных песками террас. В депрессиях рельефа, судя по спорово–пыльцевым спектрам, существовали крупнотравные ольховые ценозы с участием ели и липы. Присутствие пыльцы Иван–чая и спор печеночных мхов, так как и в предыдущих спорово–пыльцевых спектрах, свидетельствует или о недавно освободившихся из–под уреза воды участках, или о существовании вторичных местообитаний, возникших в результате деятельности древних людей (Демидов и др., 2001. С. 238–239).

И. Н. Демидов отмечает, что уровень водоема на юге Заонежья колебался от 39–38 до 32–31 м. При максимальных уровнях воды Онежского озера уже не проникали в депрессию Замошья, где сформировалось болото (см. рис. 3). В районе залива Вожмариха формируется нижняя, хорошо выраженная в рельефе терраса с абсолютными отметками поверхности 38,1–36,1 м. В шурфе на поселении Вожмариха 10 (40,1 м) на глубине 1 и 1,8 м отчетливо наблюдаются следы размыва, отражающие колебания уровня водоема (Демидов и др., 2001. С. 238).

К суббореальному периоду на территории вожмарихинского комплекса относятся четыре памятника: располагающиеся в южной части поздненеолитические поселения с гребенчато–ямочной керамикой Вожмариха 21, 27 и позднеэнеолитические поселения с асбестовой керамикой Вожмариха 18, 19.

Необходимо отметить следующий факт. На террасе, которая, по мнению И. Н. Демидова, сформировалась в суббореальный период, в центральной части вожмарихинского комплекса располагается поселение Вожмариха 4. На нем было заложено два раскопа, которые залегали на одной и той же высоте (38–38,5 м). Раскопы находились на удалении 50 м друг от друга. В раскопе 1 в северной части поселения был получен комплекс, включающий в основном фрагменты ямочно–гребенчатой керамики ранненеолитического облика. В раскопе 2, находящемся в южной части поселения, найден более поздний в хронологическом отношении комплекс с поздненеолитической гребенчато–ямочной керамикой. Время бытования ранненеолитической ямочно–гребенчатой керамики целиком приходится на атлантический период голоцена. В раскопе 1 на поселении Вожмариха 4 удалось проследить четкие следы замыва культурного слоя, что, очевидно, стало возможным при затоплении данного участка вследствие трансгрессии водоема. Таким образом, можно полагать, что культурный слой с ямочно–гребенчатой керамикой мог сформироваться на столь низкой высоте в период максимума атлантической регрессии. Имеющееся радиоуглеродное определение из поселения Вожмариха 4 – 5560 + 45 (ЛЕ-6604) – соответствует данному выводу. Время бытования найденной в раскопе 2 поздненеолитической гребенчато–ямочной керамики соответствует концу атлантического и, возможно, началу суббореального периода. При этом в раскопе 2 следы замыва не были прослежены. Можно полагать, что после окончания бытования поселения с гребенчато–ямочной керамикой подтопление данного участка не происходило, что свидетельствует об отсутствии существенной трансгрессии водоема. Возможно, это связано с тем, что к тому времени внутренняя часть залива Вожмариха отделилась от Онежского озера и началось его заболачивание, вследствие чего берега стали непригодными для проживания.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Это обстоятельство могло привести к изменению топографии памятников в районе залива Вожмариха. Они перемещаются из центральной в южную часть комплекса, ближе к современной береговой линии и приурочиваются к берегу не внутренней, а внешней, обращенной в озеро части залива. В частности, в южной части вожмарихинского комплекса на суббореальной террасе располагаются поздненеолитические поселения с гребенчато–ямочной керамикой Вожмариха 27, с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой Вожмариха 21, а также позднеэнеолитические поселения Вожмариха 18 и 19. Интересно, что нижний горизонт культурного слоя поселения Вожмариха 18 в настоящее время подтапливается грунтовыми водами. Очевидно, что данное поселение могло существовать на этом участке берега только тогда, когда уровень Онежского озера был ниже современного. Это имело место в период суббореальных регрессий, когда уровень Онежского озера опускался до 31–32 м. Также отметим, что поселений с асбестовой керамикой нет на побережье внутренней части залива. Можно полагать, что в середине – второй половине суббореала внутренняя часть залива Вожмариха была уже мало удобна для постоянного проживания.

Памятники археологии периода суббореала известны на островах Кижских шхер, которые в периоды регрессий приобретали очертания, близкие к современным. В частности, позднеэнеолитические поселения с асбестовой керамикой обнаружены на о. Радколье (поселения Радколье 1, 5, 7), где они залегают на абсолютных отметках 35,5–37,5 м, а также на о. Керкострове (поселение Керкостров 3) на высоте 35,4 м.

По мнению И. И. Демидова, во время суббореальных регрессий около 4000 и 2800–2700 л. н. залив Вожмариха полностью осушался. К тому времени древнее население покинуло его берега. В субатлантическом периоде уровень водоема составлял около 34 м и на месте залива Вожмариха формировалось болото (Демидов и др., 2001. С. 239).

Таким образом, при общей тенденции снижения уровня древнего Онежского озера с первой половины аллереда (~11 500 л. н.) и до современного времени неоднократно имели место трансгрессии и регрессии водоема, следы которых отразились в абсолютных высотах и строении террас – наличии погребенных гумусовых слоев, поверхностей размыва, культурных слоев, а также в стратиграфии болот – чередовании слоев древесного и осоково–сфагнового торфов.

Во время регрессий в бореальном и атлантическом периодах, амплитуда которых достигала 5–7 м, а продолжительность – более ста лет, древние поселенцы осваивали осушенные песчаные пляжи. Во время очередного трансгрессивного цикла поднимался уровень водоема, и поселения древнего человека поднимались вверх по склонам песчаных террас.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Подводя итоги, можно отметить, что заселение района залива Вожмариха и в целом южного Заонежья началось, вероятно, в бореальном периоде. Возможно, именно к этому времени здесь относятся древнейшие бескерамические поселения. По мнению И. Н. Демидова, оптимальные климатические и палеогидрографические условия существовали со второй половины бореала (~ 8600 л. н.) до второй половины суббореального периода (2900 л. н.). В ходе второй суббореальной регрессии, около 2 800 л. н. залив Вожмариха осушился и проживание на его берегах стало невозможным. Наиболее поздний из зафиксированных на сегодняшний день хронологических пластов археологических древностей в районе залива Вожмариха связан с культурой асбестовой керамики, которая прекращает изготовляться в Обонежье в пределах первой половины II тыс. до н. э.

Таблица 1. Корреляция палеоэкологических условий района Вожмарихи с археологическими данными (по И. И. Демидову)

Табл.1Табл.1

2. Поселения эпохи мезолита

На территории южного Заонежья открыто 27 бескерамических поселений, которые на основе состава инвентаря и высотного расположения могут быть отнесены к эпохе мезолита, а также одно поселение (Вожмариха 1), где наряду с комплексом гребенчатоямочной керамики удалось выделить комплекс позднего мезолита. Из них на 11 поселениях проводились раскопки, на 8 были заложены шурфы площадью 10–20 м². На остальных памятниках были заложены разведочные шурфы малой площади, проведены зачистки или сборы. Перечень памятников с указанием степени изученности, годом проведения полевых работ и авторов отчета приводится в табл. 2.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Большая часть поселений (18 ед.) располагается в районе залива Вожмариха и входит в состав вожмарихинского археологического комплекса. Еще три поселения (Жарниково 1–3) располагаются к северу от д. Телятниково, три поселения – в районе лесного оз. Копанец, одна распаханная стоянка находится на окраине с. Сенная Губа. Еще два памятника на Южном Оленьем острове: поселения Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) и Южный Олений остров 2 (рис. 1).

В целом поселения эпохи мезолита в районе залива Вожмариха, оз. Копанец и д. Телятниково представляют собой достаточно компактное скопление памятников. Это дает основание говорить о существовании здесь еще одной локальной группы поселений наряду с известными скоплениями разновременных мезолитических памятников в окрестностях Медвежьегорска, Повенца, Пиндуш, в Челмужском заливе, на Оровнаволоке и других местах Обонежья. Такое расположение мезолитических поселений типично для бассейна Онежского озера. В. Ф. Филатова выделяет четырнадцать подобных группировок памятников (Филатова, 2004. С. 19, 137–140).

Памятники археологии эпохи мезолита в районе залива Вожмариха залегают на песчаных береговых террасах и приурочены к древнему берегу залива. Территории поселений примыкают к бровкам террас или (реже) находятся на некотором отдалении между береговыми валами. Они образуют три разновеликие группы (рис. 2). Большая часть поселений (14 ед.) располагается в северной части комплекса и приурочена к внутренней, ныне заболоченной части залива Вожмариха. Они удалены от современного берега Онежского озера на расстояние от 1100 м (поселение Вожмариха 2) до 1600 м (Вожмариха 3) и залегают на участках древних береговых террас высотой от 5,7 (Вожмариха 24) до 12,9 м (Вожмариха 14) над современным уровнем Онежского озера.

Таблица 2. Поселения эпохи мезолита Южного Заонежья

Название поселенияВскрытая площадь (м²)Автор отчета и год проведения работ
1Вожмариха 1256Мельников, 1995, 2003, 2004
2Вожмариха 2100Мельников, 1995,1999
3Вожмариха 396Мельников, 1995, 2000
4Вожмариха 596Мельников, 1996; Гепман. 2002
5Вожмариха 64Мельников, 1996
6Вожмариха 868Мельников, 1996; Гепман. 2005
7Вожмариха 912Мельников, 1996
8Вожмариха 10116Мельников, 1997, 2001
9Вожмариха 1156Мельников, 1997; Гепман. 2000
10Вожмариха 1220Мельников, 1997
11Вожмариха 133Мельников, 1997
12Вожмариха 1412Мельников, 1997
13Вожмариха 1616Мельников, 1998
14Вожмариха 174Мельников, 1998
15Вожмариха 22156Герман, 2000, 2004
16Вожмариха 2336Герман, 2000, 2008
17Вожмариха 2448Мельников, 2001, 2009
18Вожмариха 2910Мельников, 2010
19Вожмариха 308Мельников, 2010
20Вергилово 4Зачистка (1 м)Мельников, 1997
21Вергилово 5Зачистка (1,7 м)Мельников, 1997
22Вергилово 6Зачистка (2,9 м)Мельников, 1997
23Сенная Губа 1Сборы на пашнеГерман, 2005
24Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка)347Гурина, 1953; Панкрушев, 1956,1957; Филатова, 1972;Герман, 2000, 2007
25Южный Олений остров 234Герман, 2005, 2006
26Жарниково 120Герман, 2010
27Жарниково 220Герман, 2010
28Жарниково 320Герман, 2010

Вторая группа памятников располагается в южной части комплекса и включает два поселения (Вожмариха 8, 16). Они находились в районе горловины, соединявшей внутреннюю часть залива Вожмариха с открытым озером. Удалены от современного берега озера на расстояние 250–300 м и залегают на высоте 5,5 (Вожмариха 16) и 6,7 м (Вожмариха 8).

Третья группа поселений мезолита находится в западной части вожмарихинского комплекса и залегает на береговой террасе, простирающейся вдоль заболоченной поймы реки Вожмариха. В период бытования стоянок данная территория представляла собой участок береговой линии древнего залива, причем поселение Вожмариха 30 находилось вблизи устья небольшого ручья при его впадении в залив, а Вожмариха 29 – примерно в 130 м к юго–западу от устья ручья. Современная высота поселений над уровнем Онежского озера составляет 5 (Вожмариха 29) и 6,7 м (Вожмариха 30). Удаленность от нынешнего берега Онежского озера – 650 и 780 м соответственно.

Три поселения в районе д. Телятниково располагаются компактной группой и приурочены к устью пересыхающего летом ручья, при его впадении в древний залив Онежского озера. В период бытования поселений данный ручей, видимо, представлял собой довольно полноводную реку. Культурный слой памятников локализуется вдоль края береговых террас, приуроченных к пойменной части данного ручья. Поселения Жарниково 1 и 3 находятся на восточном берегу ручья, Жарниково 2 – на западном. Их удаленность от современного берега Онежского озера составляет примерно 700– 800 м, высота над современным уровнем воды в озере – 6–7 м.

Ряд памятников мезолита, известных в южном Заонежье, располагается (или располагался в период бытования) на островах (см. рис. 1). К ним относятся поселения Южный Олений остров 1 и 2, которые находятся на одноименном острове по соседству со знаменитым Оленеостровским могильником. Высота залегания памятников над современным уровнем водоема составляет 8,5–9 м. В период бытования находились на северо–западном берегу небольшого острова.

Поселения Вертилово 4 и 5, которые ныне располагаются на юго–западном берегу лесного оз. Копанец (рис. 4), в период бытования находились на северо–восточном берегу острова размером около 1,5 км в длину и 0,7 км в ширину. Остров входил в череду островов, отделявших от открытого Онежского озера небольшой внутренний залив, в дальнейшем превратившийся в оз. Копанец.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Предположительно к эпохе мезолита также относится находившееся на небольшом острове поселение Вертилово 6 (см. рис. 4). Сейчас памятник располагается в южной части Заонежского полуострова, вблизи западного берега Соломенной губы Онежского озера.

Следует отметить, что мезолитические поселения южного Заонежья существенно различаются по высоте их расположения над современным уровнем Онежского озера (рис. 10, 11). Минимальную высоту имеют поселения Вожмариха 16,24,29 – 5–5,7 м. Максимальную – поселение Вожмариха 14 –12,9 м.

Большая часть мезолитических поселений (12 ед.) в районе залива Вожмариха залегает на высотах около 6–10 м. Такая же высота характерна для поселений Жарниково 1–3 (6–7 м), Вертилово 5 (8–9 м), на Южном Оленьем острове (8,5–9 м).

Существенное варьирование высоты мезолитических памятников южного Заонежья связано с особенностями формирования береговой линии Онежского озера в бореальный и атлантический периоды, о чем говорилось в разделе, посвященном вопросам палеогеографии. Общая регрессивная тенденция развития береговой линии прерывалась рядом трансгрессивных стадий, в ходе которых ранее освоенные людьми участки берега могли затапливаться водой. Очевидно, что формирование культурного слоя низко расположенных поселений стало возможно в период регрессий конца бореального и атлантического периодов. Впоследствии, в результате подъема уровня водоема, относительно низко расположенные памятники подвергались замьгву, следы которого прослеживаются на поселениях Вожмариха 10 (высота 7,1 м), 12 (6,5 м), 22 (7 м), 24 (5,7 м), 29 (5 м), 30 (6,7 м) в виде прослойки белесого песка, перекрывающего культурный слой.

Так же как и высота, существенно различается площадь мезолитических поселений. Минимальная площадь отмечена на поселениях Жарниково 1 и Вожмариха 23, соответственно 600 и 700 м². Еще меньшая площадь зафиксирована только на поселении Жарниково 3 – 150 м², но данная стоянка вплотную примыкает к поселению Жарниково 1 и, видимо, составляла с ним единое целое. Большая часть памятников (15 ед.) имеет площадь около 1000–2000 м². У трех памятников (Вожмариха 9,13,16) она колеблется в пределах 2000–3000 м². Еще большая площадь отмечена на поселениях Вожмариха 5 (3500 м²), Вожмариха 2 (4000 м²), Сенная Туба 1 (4800 м²), Южный Олений остров 1 (5000 м²) и Вожмариха 8 (5700 м²).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Следует заметить, что определение площадей памятников на вожмарихинском комплексе затруднено тем обстоятельством, что культурный слой с редкими перерывами прослеживается по всей поверхности террас вдоль древнего берега залива. В некоторых случаях мезолитические памятники соседствуют с более поздними поселениями, причем их культурные слои могут перекрываться. Например, такая ситуация характерна для поселения Вожмариха 8, культурный слой которого в южной части, видимо, перекрыт слоями поселений Вожмариха 25 и 26 с керамикой сперрингс.

Многие памятники вожмарихинского комплекса располагаются близко друг от друга, но вычленяются на основе высотного расположения. Например, вплотную примыкают друг к другу мезолитические поселения Вожмариха 3 и 6 (рис. 35), но они залегают на террасах разной высоты – соответственно 8,5 и 10,5 м. Аналогичная ситуация имеет место в отношении мезолитических поселений Вожмариха 10 и 11 (рис. 39), залегающих на разных террасах высотой 7,1 и 9,6 м, а также Вожмариха 24 и 9 (рис. 46) (соответственно 5,7 и 9,2 м). То же можно сказать и про неолитическое поселение Вожмариха 4 (5–5,5 м) и поселение мезолита Вожмариха 5 (9,4 м).

Несколько меньшая площадь поселений на островах. Так, в частности, располагавшиеся на небольших островах поселения Вертилово 4–6 имеют площадь до 1000 м². Правда, также находившееся на небольшом острове поселение Южный Олений остров 1 имеет площадь порядка 5000 м². Следует, однако, заметить, что данная стоянка находится рядом с Оленеостровским могильником и ее большие размеры могут являться следствием особого функционального назначения.

Мезолитические поселения южного Заонежья имеют достаточно простую стратиграфию (см., например, рис. 22). Под слоем дерна и подзола, которые в совокупности обычно составляют около 15 см, залегает культурный слой – среднезернистый песок, как правило, с красновато–коричневым или (реже) оранжевым оттенком. Мощность культурного слоя на поселениях вожмарихинского комплекса варьирует в пределах 10–35 см, увеличиваясь в западаниях до 40–65 см. На ряде памятников культурный слой полностью или частично перекрыт слоем намывного светло–серого или белесого песка, который образовался из–за подтопления берега в результате трансгрессии водоема (Вожмариха 3, 10, 12, 22–24, 29, 30). Мощность намыва составляет от 5 до 20 см и различается в разных частях раскопа: во впадинах, а также ниже по склону террасы толщина слоя увеличивается, вверх по террасе – уменьшается. Материком, как правило, является светло–желтый крупнозернистый песок, иногда с примесью гальки. На некоторых поселениях культурный слой отчленяется от материкового только по признаку отсутствия находок. Стратиграфия поселений, располагающихся на островах, в целом соответствует вышеописанной, с той лишь разницей, что на островных стоянках не прослеживаются следы замыва культурного слоя.

Вопрос о функциональных типах мезолитических поселений в Обонежье разработан В. Ф. Филатовой, которая выделяет четыре типа поселений: 1. Большой площади (до 1,5 тыс. м²), длительного использования, без заглубленных жилищ. 2. Аналогичные по размерам, но с заглубленными жилищами. 3. Крупные сезонные (летние) без жилищ. 4. Сезонные промысловые стоянки (Филатова, 2004. С. 20).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Анализ материалов, полученных в ходе раскопок мезолитических поселений южного Заонежья, свидетельствует о том, что они в основном принадлежат к 1 и 2 функциональным типам.

Ко второму типу (долговременные поселения с фундаментальными жилищами) относятся три памятника – Вожмариха 1–3. На этих памятниках зафиксированы впадины, предположительно определенные как остатки жилищ–полуземлянок. На каждом памятнике в ходе раскопок было вскрыто по одной впадине, причем раскопки подтвердили их интерпретацию. Площади поселений составляют 2800 м² (Вожмариха 1), 4000 м² (Вожмариха 2) и 2000 м² (Вожмариха 3). Культурный слой поселений весьма насыщен находками, среди которых представлены самые разные категории изделий: орудия деревообработки, шлифовальные плиты и абразивы, ножевидные пластины, скребки, резцы, проколки, заготовки орудий, а также большое количество отходов производства каменных орудий. Это свидетельствует о разнообразии видов хозяйственной деятельности, которая осуществлялась на поселениях.

Следует заметить, что на территории вожмарихинского археологического комплекса есть еще 6 мезолитических поселений (Вожмариха 5, 6, 8, 9, 13, 17), на которых прослежены впадины, возможно, являющиеся остатками полуземляночных сооружений. Их раскопки до настоящего времени не проводились, за исключением поселения Вожмариха 5, где одна из четырех имеющихся впадин была включена в пределы раскопа. Исследование показало, что она не является жилищной, а скорее представляет естественное природное образование. Этот опыт показывает, что к интерпретации данных объектов следует относиться с осторожностью, избегать скоропалительных не подкрепленных результатами раскопок выводов.

К первому функциональному типу (долговременные поселения без заглубленных жилищ) относятся памятники Вожмариха 11,22, 24. Эти поселения имеют достаточно мощный (около 20–30 см), насыщенный находками культурный слой, разнообразный состав инвентаря, площадь распространения культурного слоя порядка 1000–2000 м². На поселениях были зафиксированы следы очагов, каменной кладки (Вожмариха 22), а также, видимо, наземной конструкции (Вожмариха 11).

Еще два памятника (Вожмариха 5 и 8) на данном этапе исследований тоже могут быть отнесены к первому функциональному типу поселений. Они имеют большую площадь (соответственно 3500 и 5700 м²), насыщенный разнообразными находками культурный слой мощностью до 35–40 см. Все это свидетельствует о долговременном функционировании памятников. В то же время на поселениях имеются впадины, но они или не копались (Вожмариха 8) или, как отмечалось, принадлежность их к числу жилищных не была подтверждена раскопками (Вожмариха 5). Дальнейшие исследования могут прояснить ситуацию с интерпретацией данных поселений.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К третьему функциональному типу (крупные сезонные – летние – поселения без жилищ) можно отнести одно поселение – Вожмариха 10 – площадью более 1000 м². Культурный слой имеет мощность около 10–20 см, относительно слабо насыщен находками, среди которых представлены шлифовальные плиты и абразивы, заготовки орудий из сланца, немногочисленные отходы каменной индустрии. Зафиксированы остатки сложенного из камней очага.

Следует заметить, что на 17 поселениях южного Заонежья, которые мы относим к эпохе мезолита, проведены только разведочные исследования, поэтому постановка вопроса об их принадлежности к тому или иному функциональному типу в настоящий момент преждевременна. Возможно, среди них, а особенно среди поселений, находившихся на островах, будут выделены поселения четвертого функционального типа – сезонные промысловые стоянки.

В связи с этим отметим интересный факт. На неолитических поселениях Радколье 2 и 3, которые содержат смешанный комплекс инвентаря (в том числе ранненеолитическую керамику сперрингс), обнаружены находки ножевидных пластин, что позволяет предполагать возможность посещения этого места древним населением уже в мезолитическое время. Данные памятники представляют собой характерный пример сезонных стоянок. Их высотное расположение (7,5 и 8–9 м соответственно) не противоречит возможности начала формирования культурного слоя уже в мезолитическое время, однако из–за особенностей залегания находок вычленить мезолитический комплекс в инвентаре данных поселений не представляется возможным.

Особо следует остановиться на функциональной интерпретации стоянок на Южном Оленьем острове – Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) и Южный Олений остров 2. Раскопками 2006 г. на стоянке Южный Олений остров 2 было исследовано 34 м² и получено около 2500 артефактов и на стоянке Южный Олений остров 1 – 19 м² и около 10 тыс. артефактов соответственно. Это позволило А. Ю. Тарасову (2007, 2011) выполнить качественный технико–типологический анализ полученных материалов и прийти к следующим выводам:

Выводы А. Ю. Тарасова подтверждаются в работе В. Ф. Филатовой, хотя исследовательница считает, что стоянка Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) функционировала в зимний период, если учесть возможное существование жилых или защитных сооружений (Филатова, 2004. С. 67).

Вопрос хронологии стоянок Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) и Южный Олений остров 2 не ясен по причине отсутствия радиоуглеродных определений. По аналогии с хорошо датированными комплексами В. Ф. Филатова относит стоянку Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) к финальной стадии обонежской мезолитической культуры и датирует концом VI – началом V тыс. до н. э. (Филатова, 2004. С. 112). Сходное мнение высказывает А. Ю. Тарасов, который считает стоянку Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) более поздней по возрасту, чем стоянку Южный Олений остров 2, выделяя в составе материалов первого памятника изделия с бифасиальной обработкой, присущие неолитическому периоду (Тарасов, 2011. С. 271–272).

Рассматривая комплексы стоянок на Южном Оленьем острове, нельзя обойти вниманием важный вопрос об их отношении к Оленеостровскому могильнику. Отдельные орудия из раскопок стоянок Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) и Южный Олений остров 2 имеют аналогии с материалами из погребений могильника (Филатова, 2002. С. 190; Тарасов, 2011. С. 271). Однако В. Ф. Филатова определяет время функционирования могильника второй четвертью VII – началом VI тыс. до н. э. (Филатова, 2002. С. 205), что различается с ее же датировкой существования стоянки Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) (см. выше). А. Ю. Тарасов также относит стоянки Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) и Южный Олений остров 2 к более позднему времени, чем могильник (Тарасов, 2011. С. 272). По мнению авторов, так как материалы стоянок Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) и Южный Олений остров 2 имеют аналогии с материалами из погребений Оленеостровского могильника и, таким образом, отражают одну культурную традицию обонежской мезолитической культуры, можно говорить об их сосуществовании с погребальным памятником в определенные периоды. Мы полагаем, что культурный слой стоянок сформировался в процессе посещения острова людьми, участвовавшими с совершении захоронений. Как долго продолжались эти периоды и как они соотносились с погребениями в разных частях могильника, можно будет решать только после дополнительных раскопок стоянок Южный Олений остров 1 (Оленеостровская стоянка) и Южный Олений остров 2 и получения радиоуглеродных определений.

На мезолитических поселениях южного Заонежья были исследованы остатки жилищ, очагов, кострищ и некоторых иных объектов и сооружений.

Жилища–полуземлянки были исследованы на поселениях Вожмариха 1, 2 и 3. Они существенно различаются между собой.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На поселении Вожмариха 1 жилище имело подовальную форму и размер 20 х 4,5 м, углублено незначительно – около 25 см (рис. 55). Было вытянуто вдоль берега озера. Входов имелось два: один с восточного фасада (со стороны берега), другой – с южного (с торца здания). В жилище было два очага: один находился в южной части (вблизи выхода из постройки) (рис. 13), другой – в центральной. Контуры постройки четко прослеживались по распространению находок, которые локализовались по его периметру с внутренней стороны. Большая часть найденных на поселении находок находилась внутри жилища. Это свидетельствует о том, что оно функционировало преимущественно в холодное время года.

Жилище на поселении Вожмариха 2 имело подовальную форму, несколько вытянутую в направлении северо–северо–восток – юго–юго–запад, размер 4,4 х 3,5 м (рис. 56). Коридорообразный выход находился в северной части жилища. Жилище было заглублено в почву примерно на 0,5 м. По периметру в котлован была введена не заглубленная в пол деревянная конструкция. В центральной части жилища находился очаг. Находки, собранные внутри жилища, были не многочисленны, что говорит о недолгом времени использования данного сооружения. Среди них представлены шлифовальная плита, обломки заготовок орудий, скребки, обломок пластины, отщепы и осколки, в том числе со следами обработки. Снаружи к жилищу, видимо, был пристроен навес, опирающийся на пять опорных столбов. Вблизи жилища, несколько южнее его, находилось кострище с заслоном из 4 крупных камней, уложенных в один ряд (рис. 14).

Жилище на поселении Вожмариха 3 имело подовальную форму, размер 6,8 х 3,8 м и было заглублено на 0,3–0,4 м (рис. 57). Постройка была ориентирована вдоль берега озера. Коридорообразный выход был направлен в сторону берега. Сооружение, видимо, имело каркасно–столбовую конструкцию, в его центральной части удалось проследить два опорных столба, которые поддерживали кровлю. Снаружи, для большей устойчивости, жилище по периметру было засыпано песком. Внутри постройки удалось зафиксировать хорошо сохранившийся очаг из 12 камней–валунов, который находился справа от входа в северном углу жилища и был сложен в небольшой яме округлой формы (рис. 15, 16). Следует отметить, что в отличие от жилища на поселении Вожмариха 2 в жилище на поселении Вожмариха 3 была найдена большая часть находок, обнаруженных на поселении. Причем их локализация в слое подчеркивала контуры постройки. Среди находок представлены деревообрабатывающий инструментарий, шлифовальные плиты и абразивы, ножевидные пластины, скребки и некоторые другие изделия. Обнаружено большое количество отходов каменной (в основном сланцевой) индустрии. Состав находок свидетельствует о том, что в данном строении изготовливались орудия.

Сравнение выше описанных сооружений говорит об их существенных различиях. Они касаются практически всех компонентов: размеров, формы, особенностей конструкции, размеров и расположения отопительных устройств, количества находок. В составе находок есть как сходства – везде, например, представлены шлифовальные плиты, скребки, ножевидные пластины, так и различия – в жилищах на поселениях Вожмариха 1 и 3, например, обнаружены инструменты деревообработки, чего нет в жилище на Вожмарихе 2. Конструктивные различия жилищ, на наш взгляд, свидетельствуют о существенном хронологическом разрыве, который отделяет время бытования данных стоянок. Очевидно, что традиции домостроительства у населения, оставившего эти памятники, существенно различались.

Заметим, что всего на памятниках эпохи мезолита вожмарихинского археологического комплекса зафиксировано 29 впадин, которые были предварительно определены как жилищные. Из них раскапывались только три. Кроме поселений Вожмариха 2 и 3 исследовалась впадина на поселении Вожмариха 5, но она оказалась не жилищем, а природным образованием (в частности, не удалось проследить контуры постройки, отсутствовали следы отопительного устройства). Тем не менее среди оставшихся 26 впадин наверняка имеются неисследованные жилища.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Среди мезолитических поселений южного Заонежья следы наземных жилищ удалось проследить только на стоянке Вожмариха 11, во–первых, планиграфически, по цвету культурного слоя и, во–вторых, по распространению находок (рис. 59). Внутри постройки, видимо, имелся небольшой очаг, остатки которого были зафиксированы в восточной части у границы пятна жилища. Находки включали скребки, долотовидные орудия, некоторые другие изделия, а также остатки каменной (в основном кварцевой) индустрии.

Каменные кладки были обнаружены на поселениях Вожмариха 8, 22. На поселении Вожмариха 8 под двумя небольшими кладками были выявлены ямы котловидного профиля, в одной из которых был найден обломок топора, вторая находок не содержала. На поселении Вожмариха 22 (раскоп 1) была зафиксирована каменная кладка из 33 камней, у которой концентрировалась большая часть полученных находок (рис. 21).

Кострища в виде зольно–углистых линз разного размера были зафиксированы на поселениях Вожмариха 9, 16, а также на поселении Южный Олений остров 2, где были найдены мелкие фрагменты кальцинированных костей.

Остатки очагов, кроме упомянутых на поселениях Вожмариха 1, 2, 3 и 11, также были выявлены на стоянках Вожмариха 10, 16 и 24.

Каменный материал мезолитических поселений южного Заонежья включает предметы из сланца, кварца, кремня, лидита, кварцита и песчаника. Его состав приводится в табл. 3.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таблица 3. Инвентарь поселений мезолита

¹ Учитывается только мезолитический комплекс (находки, собранные в жилищной впадине. ² Взяты лишь результаты раскопок 2007 г.¹ Учитывается только мезолитический комплекс (находки, собранные в жилищной впадине. ² Взяты лишь результаты раскопок 2007 г.

Функциональная классификация орудий из поселений эпохи мезолита Обонежья предложена в монографии В. Ф. Филатовой (2004. С. 79–82). Анализ каменного инвентаря из памятников южного Заонежья свидетельствует о том, что он может быть рассмотрен в рамках предложенной классификации. Следует отметить, что специальный трасологический анализ каменного инвентаря выполнялся только по коллекциям из поселений Южный Олений остров 1 и 2 (Тарасов, 2007,2011). В остальных случаях определение функционального назначения орудий выполнено авторами.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Существенную часть находок составляет сланцевый деревообрабатывающий инструментарий. Всего на рассматриваемых нами поселениях было найдено 7 топоров (см. например, рис. 99: 1; 117:1; 151: 1), 35 тесла (рис. 100: 5; 116: 7; 117: 7; 119:2; 127: 3; 137:10; 138: 6; 143: 1; 144: 7; 146: 1; 150: 5, 6 и др.), 10 долот (рис. 115:1; 116:6; 137:3; 138: 3; 144:2,3; 145:1,2), 14 стамесок (рис. 95: 9, 10, 11–13; 100: 2; 116: 5 и др.), 4 клина (136: 3; 138: 5 и др.), а также 25 обломков деревообрабатывающих орудий. Наиболее многочисленные коллекции данных орудий (включая обломки) происходят из поселений Вожмариха 24 (21 ед.), Вожмариха 2(15 ед), Вожмариха 22 (9 ед), Вожмариха 1 (10 ед.), Вожмариха 3 (8 ед.), Вожмариха 8 (7 ед.).

Орудия по обработке дерева, найденные на памятниках вожмарихинского археологического комплекса восновном относятся к I (вариант 3, реже – 2 или 4) и III типам по классификации сланцевых макроформ В. Ф. Филатовой (2004. С. 83–86).

Весьма многочислен абразивный инструмент, то есть инструмент, предназначенный для механической обработки поверхности различных материалов. К этой категории каменного инвентаря примыкают пилы, среди них есть орудия, которые одновременно сочетали в себе функции пиления и шлифования. Всего найдено 50 целых или фрагментированных шлифовальных плит, в том числе 31 сланцевая, 17 кварцитовых и 2 песчаниковые. Прочие абразивы и пилы представлены 63 экземплярами (34 из сланца, 14 из кварцита, 15 из песчаника) (рис. 95:1, 5; 98: 10; 101: 4; 143:2; 148:1,4; 150: 1–4; 152:1–3; 153: 1; 154: 1–4; 155: 3, 5–9 и др.). Наибольшее число данных орудий получено при раскопках поселения Вожмариха 24–13 шлифовальных плит (в основном в виде обломков) и 21 экземпляр пил и абразивов, а также поселения Вожмариха 1–4 плиты и 17 абразивов.

Скребущие орудия представлены главным образом скребками, 202 экземпляра: 94 кремневых (рис. 205:24; 206:1,2,4–6,8,9,11,12,16,21–23,58 и др.), 85 кварцевых (рис. 97:2–8,11,12,14,16,17; 120: 3,4,6–11,14,16–21,23,24; 137:7,8; 7/74:2,4,8–10,14, 15, 17 идр.), 19 лидитовых (рис. 141: 6–9, 14, 16; 205: 22; 206: 15 и др.) и 4 сланцевых (см., например, рис. 115: 16). Прочие скребущие орудия немногочисленны. Скобелей найдено 25 экземпляров, скребел – 6. Так называемые долотовидные орудия из кварца, которые, видимо, также использовались как скребущие, представлены 17 экземплярами (см., например, рис. 120: 12, 15; 139: 6, 16; 171: 13, 14, 18). Наиболее многочисленные коллекции скребущих орудий из кварца найдены на поселениях Вожмариха 11 (18 экз.), 24 (12 экз.). Кремневые скребки наиболее многочисленны на поселении Южный Олений остров 1 (43 экз.) и 2 (35 экз.). Почти все скобели найдены на поселениях Южного Оленьего острова.

Абсолютное большинство ножевидных пластин обнаружено на поселениях Южный Олений остров 1 и 2: 313 кремневых (рис. 205: 5,12,15,16; 206:14,26– 29, 31, 32,34–36,38,40,41,45–52; 211:11; 212: 5–13, 15–19, 21, 22, 25–27, 29 и др.), 8 кварцевых и 14 лидитовых. На остальных памятниках в совокупности найдено еще 27 пластин, в том числе из кремня – 20, кварца – 4(рис. 97:1,18,23; 98:12идр.), лидита– 1.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Прочие категории предметов немногочисленны: 3 сланцевых кирковидных орудия (см., например, рис. 100:3), 3 сланцевыхножа (рис. 95:2,3; 141: 7), 25 резцов (в том числе 14 кварцевых (рис. 97: 9, 15; 120: 25; 139: 5 и др.), 8 кремневых, 3 сланцевых, 1 лидитовый), 17 проколок (3 сланцевые, 3 кварцевые, 10 кремневых, 2 лидитовые), 17 кремневых наконечников стрел (из них 16 из поселений Южный Олений остров 1 и 2 (рис. 206: 7, 54–56; 212: 34–36), 1 сланцевый наконечник копья (Вожмариха 24) (рис. 144: 1), 6 рыболовных грузов, 2 отбойника из сланца и кварцита, 3 сверла (2 – лидит, 1 – кварц), 4 сланцевые подвески (рис. 115:4; 166: 6).

Также в виде фрагментов найдены орудия, представляющие собой сланцевые шлифованные стержни с заточкой на одном из концов в виде острия или клина. Четыре орудия из поселения Вожмариха 24 удалось восстановить (рис. 147:1–4). Назначение не ясно, возможно, они использовались для обработки внутренней поверхности каких–то полых предметов (вроде крупных трубчатых костей).

Интересны подвески в виде сланцевых стержней с пропилами для подвешивания, найденные на поселении Вожмариха 1 (рис. 87: 6, 7).

Обнаружены также 220 целых или фрагментированных заготовок сланцевых орудий (в том числе 162 на поселениях Южный Олений остров 1 и 2), 14 галек со следами обработки (11 – сланец, 2 – кварц, 1 – кварцит), 15 осколков со следами пиления.

Распределение инвентаря по видам сырья вполне традиционно для мезолитических поселений Обонежья. Из сланца изготавливался деревообрабатывающий инструментарий и кирковидные орудия. Известны сланцевые ножи, подвески и наконечник копья. Из сланца, а также кварцита и песчаника делались шлифовальные плиты, абразивы и пилы. Скребущие орудия преимущественно из кварца и кремня. Ножевидные пластинки и наконечники стрел были в основном кремневыми. Прочие категории орудий могли изготовляться из различных видов каменного сырья (например, проколки, сверла, рыболовные грузы и некоторые другие).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Процентное соотношение находок изделий, изготовленных из разных видов каменного сырья следующее. На памятниках вожмарихинского археологического комплекса наибольшее число индивидуальных находок (включая обломки орудий, заготовок, осколки камня со следами работы) сделано из сланца (49% от числа всех найденных предметов). На втором месте кварцевые изделия (27%), на третьем – кремень (10%). Далее следуют лидит и кварцит (по 6%), а также песчаник (2%).

Необходимо отметить, что данная статистика существенно отличается от таковой на памятниках Южного Оленьего острова. Как отмечалось выше, до 60% индивидуальных находок, полученных в ходе раскопок поселений Южный Олений остров 1 и 2, сделано из кремня. В основном это ножевидные пластины, скребки и отщепы со следами обработки. Примерно 25% находок – предметы из сланца. И только около 15% составляют изделия из других пород камня. Обращает на себя внимание относительно небольшое количество кварцевых орудий – 5% на поселении Южный Олений остров 1 и 2% на поселении Южный Олений остров 2.

Статистика отходов производства каменных орудий несколько отличается. Больше всего осколков и отщепов сланца (58% от всех найденных), на втором месте – кварц (29%), далее идут лидит (7%) и кварцит (4%). Отщепов кремня найдено меньше всех (2%). Данное обстоятельство подчеркивает высокую степень утилизации кремня на памятниках вожмарихинского комплекса.

На поселениях Южный Олений остров 1 и 2 статистика отходов производства иная. Больше всего отходов сланца (около 55%), далее идет кремень (23%), кварц (14%), лидит (около 4%), прочие породы (4%).

Наиболее сложными вопросами изучения мезолитических поселений южного Заонежья являются их периодизация и хронология. В отсутствие достоверных радиоуглеродных определений при его решении приходится опираться на результаты анализа высотного топографического расположения памятников, в частности удаленности от современного берега Онежского озера, а также на имеющиеся представления о динамике изменения материальной культуры древнего населения Обонежья на протяжении эпохи мезолита.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1–й части нашей работы мы обращали внимание на то, что уровень воды в Онежском озере на протяжении бореального и атлантического периодов менялся неоднократно. В целом регрессивная тенденция развития уровня водоема периодически прерывалась рядом трансгрессивных стадий. При этом амплитуда колебания уровня воды в районе залива Вожмариха, судя по данным И. Н. Демидова, была существенно меньше, чем, например, в Уницкой губе (район Пегремы) или в северной части Онежского озера (район Медвежьегорска). По мнению И. Н. Демидова, в течение бореального периода уровень колебаний здесь составлял в абсолютных значениях 45–43 м (12–10 м относительно современного уровня Онежского озера), достигнув минимальной отметки на рубеже бореала и атлантического периода (7800 л. н.) (Демидов и др. С. 232). Нам представляется, что уровень Онежского озера на рубеже бореального и атлантического периодов в районе залива Вожмариха мог опускаться существенно ниже – до 8–9 м, что объясняет наличие здесь довольно низко расположенных поселений с весьма архаичным инвентарем (не позднее 6 тыс. до н. э.) и при этом не имеющих следов замыва культурного слоя.

С началом атлантического периода уровень воды повысился, после чего вновь последовала существенная регрессия, когда уровень водоема составлял около 36–35 м (соответственно 3–2 м от современного уровня Онежского озера).

Эти процессы прослеживаются на памятниках вожмарихинского археологического комплекса. Можно полагать, что поселения, залегающие на больших высотах (около 9–12 м) и максимально удаленные от современного берега озера (около 1–1,6 км), являются наиболее древними. К их числу относятся Вожмариха 5, 6, 11, 13, 14 и 17. На них отсутствуют следы замыва культурного слоя в результате трансгрессии водоема. Это позволяет исключить вероятность бытования данных памятников в период максимумов позднебореальной или атлантической регрессии. Возможно, поселения Вожмариха 6, 13, 14 и 17, залегающие на высоте 10,5–12,9 м, существовали во вторую половину бореального периода в пределах второй половины VII – начала VI тыс. до н. э. Не исключено, что культурный слой данных поселений сформировался в период максимума раннеатлантической трансгрессии, когда уровень водоема вновь повысился и, по данным И. Н. Демидова, составил около 12 м. Тогда возраст данных памятников может быть определен около 5700–5500–х гт. до н. э. Археологическими материалами данные предположения подтвердить нельзя, так как раскопки этих стоянок пока не проводились.

Поселения Вожмариха 5 и 11, располагающиеся на меньших отметках (около 9,5 м), могут совпадать по времени с раннеатлантической трансгрессией и последующим периодом и датироваться серединой – второй половиной VI тыс. до н. э. Материалы, полученные в ходе их раскопок, в целом соответствуют данному предположению. Поселение Вожмариха 5 на основании анализа каменного инвентаря датировано концом VII – серединой VI тыс. до н. э. Каменный инвентарь, найденный на стоянке Вожмариха 11, позволяет определить ее хронологию не позднее середины VI тыс. до н. э. Таким образом, наиболее вероятное время бытования обоих памятников, с учетом всех данных, приходится на период около середины VI тыс. до н. э.

К этому же (или несколько более позднему) времени относится поселение Вожмариха 2. Оно залегает на высоте 9,2 м над современным уровнем воды в Онежском озере и не несет следов замыва культурного слоя. По археологическим данным относится к третьей стадии второго этапа развития мезолитической культуры Обонежья (по схеме В. Ф. Филатовой) и не может быть моложе 5200 г. до н. э. Видимо, период бытования данного памятника лежит где–то в пределах 5500–5200 гт. до н. э. Возможно, тогда же бытовало и поселение Вожмариха 9, которое располагается поблизости от стоянки Вожмариха 2, примерно на той же высоте. Раскопки его пока не проводились.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На восьми мезолитических поселениях вожмарихинского комплекса имеются следы замыва культурного слоя, образовавшиеся из–за подтопления участков берега в результате подъема уровня воды. Можно полагать, что время бытования данных поселений приходится на период регрессии Онежского озера, когда уровень воды понижался и древнее население осваивало низкие террасы. Последовавшая за этим трансгрессия водоема привела к затоплению данных участков водой и замыву культурного слоя.

Высота этих стоянок над современным уровнем Онежского озера существенно различается: 5 м (поселения Вожмариха 29), 5,7 м (Вожмариха 24), 6,5 (Вожмариха 12), 6,7 м (Вожмариха 30), около 7 м (Вожмариха 10,22), около 8,5–8,7 м (Вожмариха 3 и 23). Из указанных поселений раскопки проводились на пяти памятниках: Вожмариха 3,10,22,23,24.

Как видно из высотных характеристик, большинство этих памятников не могло возникнуть в период регрессии рубежа бореальною и атлантического периодов, когда уровень Онежского озера был выше. Исключение составляют два наиболее высоких, схожих между собой и, вероятно, наиболее древних поселения Вожмариха 3 и 23. Если предположить, что уровень данной регрессии составил около 8 м, то культурный слой памятников вполне мог сформироваться в это время и в дальнейшем, в ходе раннеатлантической трансгрессии, подвергнуться замыву. Таким образом, по данным палеогеографии, их возраст может быть определен временем около 5800 г. до н. э. Археологические данные в целом соответствуют такому определению. Поселения, подобные Вожмарихе 3, бытовали в Обонежье на втором этапе развития мезолитической культуры (6500–5200 гг. до н. э.) и, возможно, связаны с его второй стадией. По характеру инвентаря поселение Вожмариха 23 можно отнести к первой половине 6 тыс. до н. э. Следовательно, связь этих поселений с периодом позднебореальной регрессии представляется вполне обоснованной.

Прочие из упомянутых поселений должны быть связаны с периодом среднеатлантической регрессии, когда уровень воды превышал современный уровень Онежскою водоема всего на 2–3 м. И. Н. Демидов полагает, что время данной регрессии приходится на 6500–6300 или 6800 –6700 л. н. С точки зрения археологической периодизации это поздний мезолит – ранний неолит. Таким образом, основываясь на данных палеогеографии, можно предположить, что период бытования упомянутых поселений находится в пределах отрезка времени со второй половины 6 тыс. до н. э. до середины 5 тыс. до н. э. (то есть до конца мезолитической эпохи). И чем ниже высота залегания культурного слоя, тем стоянка может быть моложе относительно прочих более высоко расположенных поселений.

Полученный в ходе раскопок материал в целом соответствует данным палеогеографии. Материал поселения Вожмариха 22, который характеризуется некоторым упадком техники обработки камня, присущей позднему мезолиту Обонежья, позволяет отнести его к финальному этапу обонежской мезолитической культуры и по схеме В. Ф. Филатовой датировать концом 6 – первой третью 5 тыс. до н. э. (Филатова, 2004. С. 119).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К первой трети 5 тыс. до н. э. также относится стоянка Вожмариха 10, которая по характеру инвентаря является типичным позднемезолитическим поселением Обонежского региона.

Сложнее решается вопрос с поселением Вожмариха 24. Материал данного поселения не находит аналогов среди позднемезолитических поселений региона (как, впрочем, и ранненеолитических). Скорее, он близок памятникам, которые по схеме В. Ф. Филатовой относятся ко второй или третьей стадии второго этапа развития мезолитической культуры Обонежья и датируются в пределах

тыс. до н. э. Вместе с тем высота расположения поселения противоречит такому хронологическому определению. Памятник залегает на высоте 5,5 м над современным уровнем Онежского озера, а данный участок берега освободился от воды только в период среднеатлантической регрессии и лишь тогда мог быть заселен. Кроме того, радиоуглеродное определение поселения 6160 ± 60 л. н. (ЛЕ 9394). Данная дата является скорее ранненеолитической, хотя керамики на поселении обнаружено не было. Есть основания отнести данное поселение к финальному мезолиту. Имеющиеся противоречия в хронологической атрибуции материалов поселения Вожмариха 24 делают целесообразным его дальнейшее изучение.

Также можно определить и хронологию поселения Вожмариха 1. По двум радиоуглеродным определениям это 6370 ± 140 л. н. (ЛЕ-6799) и 6410 ± 50 л. н. (ЛЕ-7231), причем последняя дата получена из очага в жилище. Эти даты на первый взгляд могли быть связаны с ранненеолитической керамикой сперрингс, но ее в раскопе 256 м² найдено не было. Вероятно, комплекс в северной части жилищной впадины на поселении Вожмариха 1 является позднемезолитическим. Процесс смены позднемезолитической культуры ранненеолитической в южном Заонежье нуждается в дальнейшем изучении.

Некоторая неясность имеется с датированием еще одного мезолитического памятника вожмарихинского археологического комплекса, на котором производились раскопки, – поселения Вожмариха 8 (высота 6,7 м). Это наиболее близко расположенное к современному берегу Онежского озера мезолитическое поселение – около 300 м. По характеру инвентаря и высоте расположения памятник близок поселению Вожмариха 24 и, возможно, относится к тому же периоду (около середины V тыс. до н. э.). Вместе с тем участок берега, на котором располагается поселение, в ходе атлантической трансгрессии должен был заливаться водой, но культурный слой памятника не имеет следов замыва. Возможно, подтопление данной территории не было значительным, вследствие чего не прослежено стратиграфически в ходе раскопок стоянки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, вырисовывается следующая схема хронологической динамики поселений эпохи мезолита вожмарихинского археологического комплекса.

Наиболее древними могут быть поселения Вожмариха 6, 13, 14, 17, период бытования которых, возможно, находится в пределах второй половины – начала VI тыс. до н. э. (хотя не исключено их более позднее возникновение в период максимума раннеатлантической трансгрессии – около 5700– 5500 гг. до н. э.).

К рубежу бореальною и атлантического периодов относятся два памятника – поселения Вожмариха 3 и 23. Их возраст совпадает с максимумом регрессии конца бореала – примерно 5800 г. до н. э.

Около середины VI тыс. до н. э. бытовали поселения Вожмариха 5 и 11. Возможно, несколько позже – около 5500–5200 гг. до н. э. – поселения Вожмариха 2 и 9.

Конец мезолитической эпохи в районе залива Вожмариха связан с поселениями Вожмариха 22 (конец VI — первая треть V тыс. до н. э.), Вожмариха 10 (первая треть V тыс. до н. э.), Вожмариха 1, 8 и 24 (середина, возможно, вторая половина V тыс. до н. э.). Предположительно, основываясь только на высотных характеристиках, к последнему этапу мезолитической культуры могут быть также отнесены пока лишь разведанные стоянки Вожмариха 12, 16,29,30.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

3. Поселения неолита с керамикой сперрингс

Керамика сперрингс в южном Заонежье обнаружена на 11 поселениях, причем на трех памятниках (Вожмариха 25, 26, 28) она представлена чистыми комплексами. Раскопки производились на пяти памятниках: Вожмариха 26 (108 м²), Вожмариха 15 (100 м²), Вертилово 3 (88 м²), Вертилово 7 (52 м²), Леликово 1 (36 м²). На остальных закладывались разведочные шурфы площадью от 8 до 16 м².

Наибольший интерес для изучения культуры сперрингс, кроме упомянутых выше поселений с чистым комплексом Вожмариха 25,26,28, представляют памятники Вертилово 3 и 7, которые содержат относительно чистые комплексы с минимальной примесью ямочно–гребенчатой, а на поселении Вертилово 3 также асбестовой керамики. На остальных памятниках керамика сперрингс представлена в виде примеси в составе более многочисленных комплексов, в основном с ямочно–гребенчатой (Леликово 1, Воробьи 2,4), а также гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой (Радколье 2, 3). Заметим, что среди островных поселений нет ни одного, где бы в керамическом комплексе преобладала керамика сперрингс.

Перечень памятников с указанием состава керамического комплекса, вскрытой площади и автора полевого отчета приводится в табл. 4.

Памятники с керамикой сперрингс известны в южной части Заонежского полуострова и на островах Кижских шхер (см. рис. 1). Материковые поселения залегают на песчаных береговых террасах, фиксирующих древнюю береговую линию Онежского озера. Расположение поселений на территории вожмарихинского археологического комплекса отличается от расположения более ранних памятников мезолита. Все они находятся в южной части комплекса и приурочены к внешней, обращенной в открытое озеро части залива, тогда как мезолитические поселения в основном располагаются в северной и центральной частях комплекса (рис. 2). Удаленность поселений с керамикой сперрингс от берега озера составляет 150–300 м, высота над современным уровнем воды – 4,3–5,8 м.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Такое расположение памятников с керамикой сперрингс может быть объяснено тем, что время их бытования совпало с периодом существенного понижения уровня Онежского водоема, когда внутренняя часть залива Вожмариха обмелела и оказалась неудобна для проживания. Заметим, что период бытования этой керамики характеризуется существенным колебанием уровня озера. Общая регрессивная тенденция прерывалась двумя существенными трансгрессиями, максимумы которых наступили с интервалом 600–700 лет и пришлись на последнюю четверть 5 тыс. до н. э. и середину 4 тыс. до н. э. Керамика сперрингс появилась в середине 5 тыс. до н. э. и существовала до середины 4 тыс. до н. э. Как видно, больший период ее бытования пришелся на время понижения уровня Онежского озера, достигшего минимальной отметки около конца первой четверти 4 тыс. до н. э. В дальнейшем повышение уровня водоема привело к затоплению мест бывшего проживания носителей керамики сперрингс. Этот процесс фиксируется на наиболее низко расположенном поселении – Вожмариха 15 м (4,3 м), где имеются следы замыва культурного слоя, а керамика несет следы воздействия воды.

Еще два материковых поселения – Вертилово 3 и 7 – располагаются на юго–восточном берегу оз. Копанец, которое в период бытования памятников являлось хорошо защищенным от волн заливом Онежского озера (рис. 4). Условия их залегания аналогичны памятникам вожмарихинского комплекса. Высота над современным уровнем воды в Онежского озере составляет соответственно 5,5 и 7 м.

Пять поселений находятся на островах Кижских шхер. Все они располагаются в пределах 70 м от современного берега Онежского озера и залегают на высоте 5–8 м от его уровня. Их топография отличается от материковых поселений, они находятся на ровных песчано–гравийных участках, ограниченных скальными выходами.

Площадь поселений с керамикой сперрингс колеблется от 450 до 2000 м². При этом площадь стоянок на материке обычно составляет порядка 1000–2000 м² и в среднем в полтора раза превышает размер островных стоянок.

Стратиграфия поселений с керамикой сперрингс включает четыре слоя: под слоем дерна (до 10 см) и подзола (до 15 см) залегает культурный слой, как правило, песок разных оттенков красного цвета (красновато–коричневого, оранжевого или малинового) мощностью 20–30, в западаниях до 40–50 см, в отдельных случаях до 70 см. Следует отметить, что на островных поселениях мощность культурного слоя меньше – порядка 10–20 см. Материком обычно является светло–желтый песок, на некоторых островных поселениях (Леликово 1, Радколье 3) – поверхность скалы. На поселениях культуры сперрингс, кроме Вожмариха 15, перекрывания культурных слоев более поздними озерными отложениями не наблюдается.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Среди исследованных памятников с керамикой сперрингс на территории южного Заонежья выделяются два функциональных типа поселений (Герман, 2001. С. 5; 2012. С. 574). Первый тип – это круглогодичные поселения или места многократного использования, имеющие жилую площадь свыше 1000 м² с окрашенным в ярко–красный цвет культурным слоем, остатками хозяйственных сооружений типа каменных кладок, очагов, кострищ и ям. Второй тип – кратковременные поселения площадью 100–150 м², представляющие собой сезонные рыболовные или охотничьи становища. Среди памятников южного Заонежья к первому типу относятся поселения Вожмариха 26, 28, Вертилово 3, 7. Ко второму типу – видимо, большинство поселений на островах. Поскольку в большинстве своем они только разведаны и раскопкам не подвергались, говорить о том, на какой площади локализуется распространение керамики сперрингс, не представляется возможным. Однако в целом меньшие по сравнению с материковыми поселениями площадь памятников и мощность их культурного слоя свидетельствуют об их менее продолжительном времени функционирования.

На поселениях с керамикой сперрингс южного Заонежья не удалось выявить остатков каких–либо жилых или хозяйственных построек. В раскопе на стоянке Вожмариха 26 был прослежен участок площадью около 16м², где производилась первичная обработка сланцевых галек. Около нее были найдены кварцитовая шлифовальная плита, крупная сланцевая заготовка, а также многочисленные отходы каменной индустрии. Также на поселении была обнаружена каменная кладка овальной формы (рис. 24), вокруг которой наблюдалась повышенная концентрация фрагментов керамики сперрингс и отщепов сланца и кварца. Назначение кладки не ясно.

Таблица 4. Поселения Южного Заонежья с керамикой сперрингс

Название памятникаТип керимики (количество сосудовВскрытая площадь (кв. м)Автор отчета и год проведения работ
1Поселение Вожмариха 15Сперрингс (3), ямочногребенчатая (9), асбестовая (2)100Мельников, 1997; Герман, 2001
2Поселение Вожмариха 25Сперрингс (2)8Герман,2002
3Поселение Вожмариха 26Сперрингс (16)108Герман, 2002, 2003
4Поселение Вожмариха 28Сперрингс (7)16Герман,2010
5Поселение Вертилово 3Сперрингс (34), ямочно–гребенчатая (4), асбестовая (1)88Мельников, 1997; Герман, 2001, 2002
6Поселение Вертилово 7Сперрингс (24), ямочногребенчатая (1)52Герман, 2003, 2004
7Поселение Леликово 1Сперрингс (2), ямочногребенчатая (9), гребенчато–ямочная (2), асбестовая (1)36Мельников, 1997, 2005
8Поселение Радколье 2Сперрингс (2), ямочно–гребенчатая (2), гребенчато–ямочная (18), ромбо–ямочная (2)8Мельников, 2008
9Поселение Радколье 3Сперрингс (4), ямочно–гребенчатая (4), гребенчато–ямочная (6), ромбоямочная (6), асбестовая (1), пористая (1)16Мельников, 2009
10Поселение Воробьи 2Сперрингс (1 фр.), ямочно–гребенчатая (Зфр)12Мельников, 2008
11Поселение Воробьи 4Сперрингс (1 фр), ямочно–гребенчатая (75)12Мельников, 2010

Следует также отметить, что на поселениях Вертилово 3 и 7 удалось обнаружить следы ям, вероятно, хозяйственного назначения, в которых были найдены фрагменты керамики сперрингс, отщепы сланца и кварца, а также несколько орудий и заготовок.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Для характеристики памятников с керамикой сперрингс южного Заонежья выбраны четыре поселения, имеющие чистые или относительно чистые комплексы: Вожмариха 26, 28, Вертилово 3,7, данные каменного инвентаря и керамики которых приведены в табл. 5.

Таблица 5. Инвентарь поселений с керамикой сперрингс

Виды орудийВожмариха 26Вожмариха 28Вертилово 3Вертилово 7Всего
Топоры (сланец)22
Тесла(сланец)1247
Долота (сланец)  325
Стамески (сланец)227415
Острия (сланец)213
Кирки, киркообразные орудия (сланец)3227
Наконечник дротика (кварцит)112
Наконечник стрелы (кремень)11
Нож (кремень)1  1
Резцы (кварц)1 12
Скребки     
   Кварц216211
   Кремень1146
   Лилит1113
Скребла (лилит)11
Долотовидные орудия     
   Кварц115613
   Кремень33
   Лилит112
Комбинированные орудия (кремень)22
Сверла     
   Кварц2 2
   Кремень1 1
Шлифовальные плиты     
   Сланец241310
   Кварцит223512
Шлифовальные бруски (сланец)11
Галька со следами обработки (сланец)1 1
Галька со следами сверления (сланец)1 1
Орнаментир (сланец)11
Обломки орудий неопределенного назначения (сланец) 38415
Заготовки, обломки заготовок орудий (сланец)215223280
Обломки со следами шлифования, обработки(сланец)13151736
Пластинчатые отшепы (кварц)33
Отщепы с обработкой/ретушью     
   Сланец
   Кварц224
   Кремень24
Нуклеусы и нуклевидные куски     
   Кварц145
   Лидит1124
   Кварцит5218
Отходы     
   Сланец12582487406692915
   Кварц3819178106341
   Кремень1872936
   Лидит101535583
   Кварцит269353841383
Куски асбеста44
Кальцинированная кость626
Обломки глиняных фигурок22
Количество сосудов     
   Керамика сперрингс 167342483
   Ямочно–гребенчатая41?5
   Асбестовая11
Количество фрагментов     
   Керамика сперрингс271544283181071
   Ямочно–гребенчатая1154119
   Асбестовая22

Каменный инвентарь. Сланцевые артефакты преобладают на поселениях, составляя 77% всех каменных предметов. Такое положение сланца объясняется, видимо, большой доступностью этого вида сырья для древнего населения южного Заонежья.

Разделяются на заготовки и обломки заготовок орудий, орудия и обломки орудий, обломки со следами обработки и использования и отходы производства.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В качестве заготовок служили массивные цельные уплощенные гальки, отколотые от валунов и крупных плит куски и отбитые от валунов и плит отщепы (рис. 67: 4, 6, 8; 70: 2, 5; 71: 1, 2; 72: 1, 3; 74: 1; 78: 1; 79: 5, 9, И; 80: 1–3; 81: 1,2; 82: 3, 9; 83: 1–5, 9; 84: 3–5; 85; 157: 1, 2; 158: 1, 6; 161: 1, 3, 4, 6–10; 162: 1, 2; 163: 1–5; 165: 2, 4; 167: 3, 4). Они составляют 3% от общего количества артефактов из сланца. Методами обработки были оббивка, длинный и короткий скол, пикетаж и шлифование. Прием сверления зафиксирован только в одном случае (рис. 159:15), однако ряд изделий имеет наметку места отверстия пикетажем (рис. 164:4). Локальной особенностью рассмотренных поселений культуры сперрингс является полное отсутствие пил и осколков со следами пиления в составе каменного инвентаря. Это свидетельствует о том, что в районе южного Заонежья техника пиления, видимо, не использовалась носителями керамики сперрингс. Возможно, этим объясняется большое количество галечного сланца, который удобен в обработке методом оббивки и последующего шлифования.

Сланцевые орудия представлены кирками и киркообразными орудиями, топорами, теслами, стамесками, прямыми и желобчатыми долотами и остриями. Они составляют 2,3% от общего количества артефактов из сланца.

Кирки и киркообразные орудия – наиболее многочисленная и выразительная категория орудий на памятниках культуры сперрингс. Всего на поселениях Карелии с керамикой сперрингс найдено более 150 подобных изделий, на памятниках южного Заонежья – 7 экземпляров. Функциональное назначение этого вида орудий не ясно. На основании трасологического анализа в лаборатории ИИМК РАН было установлено, что они могли быть использованы в первой функции как землекопные орудия для работы по рыхлой почве, а вторично – как лощила–выглаживатели по мягкому материалу. Основным разделительным признаком при характеристике кирок является поперечное сечение. Однако надо отметить, что кирки с различным поперечным сечением нередко встречаются на одном или на близких по времени бытования комплексах (например, поселение Вожмариха 26), поэтому достаточно сложно проследить их хронологические изменения. Можно выделить два типа кирок и киркообразных орудий.

Тип I – подпрямоугольные или подтрапециевидные в поперечном сечении с прямым широким или средним основанием с плавно закругленной или образующей слабо выделяющееся ребро спинкой. Поверхность частично шлифована или обработана длинными сколами (рис. 162: 3; 167: 1,2).

Тип II – подпрямоугольные в поперечном сечении с прямым средним или узким основанием с отчетливо выраженным или сглаженным ребром на спинке. Как правило, шлифованы по всей или большей части поверхности (рис. 75: 2; 77: 2; 160: 1, 5)[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Топоров известно два, оба с поселения Вертилово 7 (рис. 76:2;77:1).У них подпрямоугольная форма и поперечное сечение, прямой обух. Шлифованы по всей поверхности. Один имеет два рабочих лезвия.

Найдено семь тесел (рис. 68: 5; 69: 5; 75: 3, 5; 76: 1; 78: 4; 159: 2). Они есть на всех памятниках и уступают топорам по размерам. Подпрямоугольные или подквадратные в плане и поперечном сечении, с прямым обушком и иногда с чуть расширенным лезвием. Шлифованы, как правило, по всей поверхности.

Долота представлены только на поселениях Вертилово 3,7 в количестве пяти экземпляров, из которых четыре прямых (рис. 67: 2; 68: 6; 78: 3; 80: 4) и одно желобчатое (рис. 68: 4). Подпрямоугольные в плане и поперечном сечении, с узким обушком и чуть расширенным лезвием. Шлифованы практически по всей поверхности.

Известно пятнадцать стамесок (рис. 67: 5, 9; 68: 3, 4, 10; 69: 2, 7; 74: 2, 3; 76: 4, 5; 159: 1, 3; 165: 3; 168: 4). Найдены на всех памятниках. Подпрямоугольные в плане и поперечном сечении, с прямым обушком и лезвием. Шлифованы, как правило, по лезвийной части.

Достаточно много так называемых клиновидных изделий или острий, которые, возможно, выполняли функцию перфораторов (проколок или сверл) (рис. 69: 2, 3; 76: 6). Они имеют подтреугольную, подпрямоугольную или ромбовидную форму в плане и заточенное на клин острие.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Также интерес представляет подграпециевидной формы галька с нанесенными по одной стороне неправильной формы семью надрезами или «зарубками» (рис. 69: 3). Возможно, могла использоваться в качестве орнаментира для керамики.

Отдельной группой идут шлифовальные плиты – обычно плоские естественные или отбитые от еще более крупных плит или плоских валунов, значительной величины (до 35 х 27 х 7 см), но встречаются и небольших размеров, использовавшиеся, видимо, для подшлифовки изделия. Вторичная обработка отсутствует. Известны на всех памятниках (рис. 79: 1). Редкой находкой является шлифовальный брусок с поселения Вертилово 3. Большой группой представлены обломки со следами шлифования (рис. 67: 1; 79: 2–4, 6–10, 12; 82: 1, 2, 4–8; 83: 6–8; 84: 6, 7; 158: 2–5; 160: 2, 3, 6; 161: 2,5; 169: 2, 3), которые представляют 1,2% артефактов из сланца.

Отходы составляют 93,5% от общего количества артефактов из сланца.

Кремневые артефакты – 1,3% всех каменных предметов. Это объясняется тем, что данное сырье не имеет природных залежей на территории Заонежья и происходит с месторождений на южном берегу Онежского озера. Местный кремнистый сланец в отличие от мезолита не использовался. Ведущей формой изготовления изделий являлось ретуширование, как правило, одной стороны орудия. Среди находок представлены следующие орудия.

Наконечник стрелы на пластинчатом отщепе с подработанным ретушью острием (рис. 159: 6). Нож на пластинчатом отщепе, у которого противолежащие стороны обработаны мелкой крутой ретушью (рис. 159: 4). Сверло на отщепе подтреугольной формы (рис. 159:7).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Скребки подчетырехугольной формы на плоских отщепах, обработанные с одного края небрежной среднефасеточной ретушью (рис. 86:7,9,10,18)

Три долотовидных орудия подтреугольной и подпрямоугольной формы, одна сторона имеет широкий выемчатый скол (рис. 86: 11,13,14).

Также найдены достаточно редкие предметы из кремня: нож–скобель и нож–скобель–проколка (рис. 86:16, 17) на отщепах средних размеров, обработаны с двух или трех сторон мелко- и крупнофасеточной ретушью.

Отходы составляют 69,2% от общего количества артефактов из кремня.

Лидиты широко распространены на территории Заонежья и использовались для изготовления хозяйственно–бытовых режуще–колющих орудий, а также орудий охоты. Составляют 2,3% всех каменных предметов. Ведущей формой изготовления изделий являлось ретуширование, как правило, одной стороны орудия. Представлены скреблом, скребками, долотовидными орудиями, выполненными на отщепах и составляют 6,5% от общего количества артефактов из лидита, а также нуклеусами. Скребло на крупном отщепе подчетырехугольной формы с рабочим краем, оформленным крупнофасеточной ретушью (рис. 159: 9). Скребки подокруглой и подпрямоугольной формы, обработанные с одной стороны среднефасеточной ретушью (рис. 73:16; 86:19; 168: 3). Долотовидные орудия подпрямоугольной формы, одна сторона имеет широкий выемчатый скол (рис. 86:15; 159: 5).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Три одноплощадочных нуклеуса подтрапециевидной формы (рис. 73: 14; 168: 2, 5) составляют 3,3% от общего количества артефактов из лидита.

Отходы – 90,2% от общего количества артефактов из лидита.

Кварцевые артефакты составляют 9,4% всех каменных предметов. Из кварца изготавливали основную массу хозяйственно–бытовых режуще–колющих орудий. Представлены скребками, долотовидными орудиями, резцами, сверлами, выполненными на отщепах, всего 7,5% от общего количества артефактов из лидита, а также нуклеусами.

Скребков 11 экземпляров (рис. 68: 9; 73: 6, 7,10– 12; 86: 6, 8; 159: 12, 14; 168: 8). Изделия подпрямоугольной и подокруглой формы, средних размеров от 5 х 2,5 х 1,5 до 2,5 х 2 х 0,8 см. Имеют одну обработанную крутой полуокруглой мелкой и крупной ретушью, часто нанесенной небрежно и с пропусками сторону.

Долотовидных орудий 13 (рис. 68: 7; 73: 4, 5, 8, 9; 86: 1–5, 20; 168: 9). В плане имеют подпрямоугольные очертания, неправильное подпрямоугольное поперечное сечение. Лезвие оформлялось на одном из узких концов поперечным сколом с подправкой ретушью.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Резцы найдены на поселениях Вожмариха 26 и Вертилово 7 (рис. 86: 12; 168: 7). Резцовые кромки образованы двумя короткими сколами, сходящимися под острым углом на выступающем конце. Противолежащее основание толстое и прямое. Относятся к типу срединных.

Сверла найдены на поселении Вертилово 3 (рис. 68: 8; 73: 13). Они подовальной и подтреугольной формы с остриями, выделенными короткими фасетками.

Пять одноплощадочных нуклеусов подтрапециевидной формы (рис. 73:15,16; 74:4,5; 166:3) составляют 1,8% от общего количества артефактов из кварца.

Отходы – 89,7% от общего числа артефактов из кварца.

Кварцитовые артефакты. Кварциты использовались на поселениях южного Заонежья в основном в качестве шлифовальных плит. Достаточно редкими орудиями являются наконечники дротиков, два из которых встречены на поселении Вертилово 7 и Вожмариха 26 (рис. 76: 3; 160: 4). В качестве заготовок служили отщепы, которые обрабатывались шлифованием для придания изделию нужной формы.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Отходы составляют 94,5% от общего количества артефактов из кварцита.

Керамика. Всего в ходе исследований поселений Вожмариха 26, 28, Вертилово 3, 7 был найден 1071 фрагмент от 82 сосудов сперрингс. Вероятно, их число может быть больше, но сильная фрагментированность и отсутствие верхних частей сосудов часто делают невозможным отнесение черепков к тому или иному горшку. Количество горшков варьирует от 7 (Вожмариха 28) до 34 (Вертилово 3). Профили венчиков см. на рис. 213 (Вертилово 3), 214 (Вертилово 7) и 220 (Вожмариха 26, 28).

Форма и размеры большей части сосудов не восстанавливаются из–за их плохой сохранности. Суммируя все имеющиеся данные по диаметру и толщине стенок, можно выделить три группы сосудов.

Первая группа. Крупные, с диаметром горла от 30 до 50 см, толщиной стенок 0,8–1,3 см (рис. 230: 1,3, 4, 5; 231:2–4).

Вторая группа. Крупные, с диаметром горла от 20 до 30 см, толщиной стенок 0,4–0,7 см (рис. 224: 2; 225: 1, 2, 4, 7; 226:1; 227: 4, 5; 265: 1–3; 266: 8).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Третья группа. Небольшие, с диаметром горла до 20 см, толщиной стенок 0,4–0,6 см (рис. 224: 1; 229: 2; 264). Полностью реконструируется один сосуд, орнаментированный веревочными оттисками. Он имеет диаметр 13 см, высоту 13,5 см и округлое дно (рис. 265).

Наибольшее количество составляют сосуды с толщиной стенок 0,8–1,0 см. Их насчитывается 45 экземпляров, или 54,8%. Толщина стенок зависела от размеров сосуда, чем меньше сосуд, тем тоньше стенка, и наоборот.

По форме выделяется шесть типов венчиков:

  1. Прямой плоскосрезанный (рис. 224: 1–3, 5, 7, 9–11, 13,15,17; 225:2,3; 226:2,6, 9; 229:2,4, 6, 8,9; 230:3,4; 231:1,7; 232:1, 8,9; 266:7,12; 268:2,6,9,16);
  2. Прямой округлый (рис. 224:4,8,16; 226:1; 227: 8; 229: 10; 230: 2; 231: 2, 5; 232: 2, 4, 6, 10, И; 265: 2; 266: 3,5; 267: 1);
  3. Прямой плоскосрезанный, отогнутый внутрь (рис. 224: 6; 264: 1);
  4. Прямой округлый, с наплывом на внутренней части (рис. 224:12,14,18; 225:5; 226:10; 227:8; 266:14);
  5. Прямой плоскосрезанный, скошенный внутрь (рис. 225: 1, 6, 11; 230: 8; 232: 3; 266: 1, 2, 4, 8, 9, 11; 267: 2);
  6. Прямой плоскосрезанный, с наплывом на внутренней части (рис. 226: 7, 8; 229: 3, 5; 266: 13; 268: 1,12).

В количественном отношении доминирует тип 1: 34 экз. (42,5%). Вторую позицию занимает тип 2: 17 экз. (21,3%). Далее идут тип 5: 12 экз. (15%), тип 6: 9 экз. (11,2%), тип 4: 6 экз. (7,5%) и тип 3: 2 экз. (2,5%). Срез венчика орнаментирован только у четырех сосудов – оттисками гребенчатого штампа и овальных вдавлений (5% от всей посуды) (рис. 231: 5; 232: 2,4,10; 268:16).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Исследования состава глины фрагментов керамики сперрингс с поселений Карелии, проведенные А. А. Бобринским (Институт археологии РАН, г. Москва), показали наличие во всех них крупной или средней дресвы, песка и птичьего помета (Витенкова, 1996. С. 70). Сосуды с ясно видной пористой структурой на поселениях южного Заонежья не зафиксированы, хотя в целом органическая примесь в тесте на отдельных поселениях сперрингс в Карелии составляет до 10–15% сосудов.

На части наружных стенок небольшого числа сосудов на поселениях культуры сперрингс диаметром горла 35–45 см имеются следы интенсивной окраски охрой. Орнаментация данных сосудов состоит из оттисков позвонка и отступающих или прочерченных линий. На памятниках с керамикой сперрингс южного Заонежья подобные сосуды не зафиксированы.

Сосуды сперрингс изготовлялись из глиняных лент шириной 4–6 см, соединенных, по мнению И. Ф. Витенковой, способом наложения или, по мнению Т. М. Гусенцовой и Н. А Андреевой, налепом встык (Витенкова, 1996. С. 70; Гусенцова, Андреева, 1996. С. 226). По наблюдениям автора, на памятниках культуры сперрингс южного Заонежья распространение получил первый способ.

Характеристику орнаментации керамики сперрингс целесообразно сделать по двум параметрам:

  1. По элементам орнамента и орнаментальным композициям, что позволит выявить хронологические отличия в посуде.
  2. По технике нанесения отпечатков, на основе схемы, разработанной И. В. Калининой (1990), что позволит установить, какой группе керамики характерны тот или иной орнаментир и способ нанесения орнамента.

Первым элементом орнамента являются оттиски рыбьего позвонка (рис. 224: 3; 227: 9; 229: 2, 5, 6; 232: 7, 9, 11; 265: 1–3; 266: 1–5, 7–11, 13; 268: 3–7, 9, 11, 14, 17). Ими орнаментировано 18 сосудов (22% от общего числа сосудов). В качестве орнаментира использовались позвонки окуня, плотвы, сига, щуки и леща (Титов, 1970. С. 224–226; Гусенцова, Андреева, 1996. С. 226). Ими наносились в технике штампования с отступанием одинарные и двойные оттиски одной или двумя гранями позвонка и отпечатки верхней части позвонка, выполненные в технике накалывания с отступанием. Орнаментальные мотивы, образованные оттисками позвонка, как правило, включали горизонтальные и наклонные ряды оттисков, которые могли сочетаться с горизонтальными поясами редко поставленных оттисков позвонка и круглоконических ямок. Сочетание подобных мотивов между собой образовывало орнаментальные композиции, покрывающие тулово сосудов от подвенчиковой части до донца.

Вторым и третьим элементами орнамента являются вертикальные, горизонтальные, а также наклонные отступающие и прочерченные линии или их сочетания (рис. 224:1, 2, 4–18; 225; 226; 227: 1–8; 229: 47–9; 230: 1–5, 8; 231: 1–5, 7; 232: 13, 6, 8, 10; 266:6,14; 267:1,2; 268:1,2,10,12,13,16). Ими орнаментированы соответственно 47, 7 и 4 сосудов (57,3, 8,5 и 4,8%). Частью они выполнялись позвонком, частью – орнаментирами искусственного или естественного происхождения: сланцевыми или костяными, возможно, зубами животных (Иванищев, Иванищева, 2000. С. 292; Шахнович,1995. С. 86). Ширина прочерченных линий колеблется от 0,1 до 0,5 см. Как можно заметить, отступающий и прочерченный элементы орнамента наносились одними и теми же орнаментирами, но в разной технике.

Мотивы орнамента, образованные отступающими линиями, включали горизонтальные прямые, зигзагообразные или наклонные линии, которые на отдельных горшках могли сочетаться с горизонтальными поясами круглоконических ямок. Прочерченные линии обычно наносились горизонтально или наклонно, иногда те и другие сочетались, а на отдельных горшках дополнялись круглоконическими и редко подпрямоугольными и подовальными (подромбическими) ямками (рис. 225: 1,7; 226: 8; 227: 3, 4; 229: 10, 12). На пяти сосудах зафиксированы горизонтальные зигзагообразно нанесенные прочерченные и отступающие линии с ямками в углах (рис. 224: 2, 6, 16, 17; 226: 1). На двух сосудах орнаментальный мотив образуют горизонтальные пояса круглоконических ямок, соединенных попарно прочерченными линиями (рис. 230: 5; 231: 2–4). На 6 сосудах (6,5%) отмечен орнаментальный мотив, состоящий из смежных четырехугольников и прямоугольников, создающий иллюзию корзиночной плетенки (рис. 226: 4, 5; 227: 1–6, 8; 230: 1, 3; 232: 1, 2). Сочетание подобных мотивов между собой образовывало орнаментальные композиции, покрывающие тулово сосудов от подвенчиковой части до донца.

Четвертым элементом орнамента являются короткие и длинные отпечатки веревочки (рис. 264; 268: 8, 15). Ими орнаментировано два сосуда (2,4%). Они представляют собой своеобразные овальные оттиски, имеющие четкое рамчатое обрамление. Техника нанесения подобных отпечатков не ясна, возможно, это было штампование и отступание. Орнаментир также не определен, хотя в льяловской керамике подобные отпечатки наносились аммонитами (Костылева, Калинина, 2002. С. 254–255, рис. 7–10). Орнаментальные композиции в виде горизонтальных рядов отпечатков покрывают тулово сосуда от подвенчиковой части до донца (рис. 264).

Пятым элементом орнамента являются нанесенные наклонно 4–5–зубые короткие гребенчатые отпечатки (рис. 226: 3; 232: 4, 5). Ими орнаментировано два сосуда (2,4% от общего числа горшков). Часть их могла наноситься в технике штампования позвонками рыб, у части орнаментир не установлен, хотя он мог быть как искусственного (например, сланцевое кольцо с насечками), так и естественного происхождения (например, челюсть зайца или куницы) (Калинина, Гаджиева, 1995, рис. 3, 7). Орнаментальные композиции в виде поставленных вертикально наклонно горизонтальных рядов отпечатков гребенчатого штампа сочетаются с горизонтальными поясами круглоконических ямок.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Особенностью керамики сперрингс является то, что большая часть сосудов декорирована одним элементом орнамента, поэтому, хотя веревочные и гребенчатые оттиски и составляют сравнительно небольшую часть в орнаментации сосудов, они поставлены в один ряд с первыми тремя.

Дополнительным элементом орнамента являются круглоконические, подовальные (подромбические) и подквадратные (подпрямоугольные) ямочные вдавления. Они наносились в технике накалывания и, возможно, прочерчивания (подпрямоугольные вдавления), в большинстве случаев теми же орнаментирами, что и первые три элемента орнамента. Круглоконические ямки зафиксированы в орнаментации 44 сосудов (53,7%). Их диаметр 0,4–0,7 см, глубина 0,5–0,6 см. Подовальные (подромбические) ямки – в орнаментации 3 сосудов (3,7%). Их размеры 0,4 х 0,8 см, глубина 0,4–0,5 см. Они сочетаются в орнаментальных мотивах только с отступающими и прочерченными линиями. Подквадратные (подпрямоугольные) ямки зафиксированы в орнаментации 4 сосудов (4,8%). Их размеры 0,5 х 0,8 см, глубина 0,4–0,5 см. Они сочетаются в орнаментальных мотивах только с отступающими и прочерченными линиями.

С ямочными вдавлениями связаны негативы (жемчужины), иногда появляющиеся во время их нанесения на внутренней стенке сосудов. Всего зафиксировано три таких горшка (3,7%) с позвонковым орнаментом (рис. 266: 1, 5, 7).

Узоры покрывали, как правило, все тулово сосудов, оставляя неорнаментированной небольшую подвенчиковую полосу шириной 0,6–1,5 см и самую середину дна. Ниже неорнаментированной подвенчиковой полосы в большинстве случаев имеется горизонтальный пояс, состоящий из оттисков позвонка или вертикальных отступающих линий.

Кроме названных элементов орнамента имеется небольшое количество орнаментальных композиций, носящих влияние ямочно–гребенчатой керамики, которое выражается в чередовании горизонтальных поясов из оттисков позвонка, горизонтальных и вертикальных отступающих и прочерченных линий, а также остроовальных вдавлений с горизонтальными и вертикальными рядами круглоконических ямок (рис. 225: 3; 227: 7; 230: 1, 3; 266: 6).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Орнаментация придонной части и днища выполнялась в круговой или диагональной манере или в сочетании той и другой (рис. 229: 11; 266: 10; 268: 15).

На поселениях культуры сперрингс, расположенных на северном (Сандермох IV), юго–западном (Уя III, VII, IX) и южном (Тудозеро V) берегах Онежского озера, найдено небольшое количество поделок из глины. В основном это фрагменты зооморфных фигурок (по мнению И. Ф. Витенковой, уток) (Витенкова, 1996. С. 78). Также на поселениях Уя III, VII, IX обнаружены другие поделки из глины: извилистый стерженек, слегка напоминающий змею, обломки шариков, обломки неопределенных изделий, к которым можно отнести и два обломка глиняных поделок с поселения Вожмариха 26. Первая представляет собой шарик размерами 1,5 х 2 см, вторая – продолговатый кусок глины размерами 3x1x1 см, округлый в поперечном разрезе (рис. 159: 10, 11).

В результате анализа керамики и каменного инвентаря поселений с керамикой сперрингс южного Заонежья можно сделать следующие выводы:

  1. От Вожмарихи 26 к Вертилово 3 изменяется соотношение количества сосудов, орнаментированных оттисками позвонка и отступающе–прочерченными линиями. На Вожмарихе 26 на 10 сосудов с позвонковым орнаментом приходится 5 с отступающе–прочерченным (62,5 к 31,3%). На Вертилово 7 на 15 горшков с отступающе–прочерченным орнаментом – 5 с позвонковым (62,5 к 20,8%). На Вертилово 3 на 33 горшка с отступающе–прочерченным орнаментом приходится только один с позвонковым (97 к 2,9%).
  2. От Вожмарихи 26 к Вертилово 3 происходит постепенный рост числа глиняных сосудов – с 16 до 34 экземпляров. На всех памятниках количество орудий и их заготовок превосходит число сосудов в 2–4 раза.
  3. От Вожмарихи 26 к Вертилово 3 постепенно снижается удельный вес отходов сланцевой индустрии с 78,4 до 77% и, наоборот, повышается количество отходов кварца с 4,2 до 18,5%. Падают отходы кремня с 1,2 до 0,2% и кварцита с 15,6 до 4 %.
  4. Повышается количество орудий к отходам – от 3,8 к 96,2% (Вожмариха 26) до 8 к 92 % (Вертилово 3) и 13 к 87% (Вертилово 7).
  5. Локальной особенностью поселений культуры сперрингс южного Заонежья является полное отсутствие пил и осколков со следами пиления в составе каменного инвентаря. В противовес этому широко развита техника шлифования. Объяснение этому, на взгляд автора, может служить, с одной стороны, большое количество сланца в районе поселений, а с другой – трудоемкость их обработки пилением из–за прочности. Гораздо легче было с помощью оббивки придать нужную форму заготовке, а потом шлифовкой осуществить доделку орудия.

Хронология и периодизация памятников с керамикой сперрингс южного Заонежья выявляются на основе имеющихся радиоуглеродных определений, с учетом данных палеогеографии, а также схемы периодизации археологической культуры сперрингс, предложенной К. Э. Германом (2002. С. 264–273; 2012. С. 577–578). Согласно данной схеме в развитии культуры сперрингс выделяются три этапа: ранний (середина – конец 5 тыс. до н. э.), развитой (конец 5 – первая четверть 4 тыс. до н. э.) и поздний (вторая четверть 4 тыс. до н. э.).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Для раннего этапа характерны поселения с небольшим количеством глиняной посуды. Число каменных изделий превышает таковое сосудов. Преобладают сосуды средних размеров, с диаметром горла до 30 см, но есть и небольшие, диаметром 10– 12 см. Ведущими элементами орнамента являются оттиски позвонка – 60–80% сосудов, отступающие линии зафиксированы на 20–30%, прочерченные – 10% сосудов, веревочные линии – 5–6%, гребенчатый штамп – 2–4%. В орнаментации доминируют простые композиции.

Каменный инвентарь раннего этапа имеет неолитический облик. Увеличивается количество изделий из сланца, расширяется их ассортимент. Появляются изделия, которых не было в мезолите: наконечники копий из кварцита, сланцевые кольца, стержни, подвески. В технике обработки сланцевых изделий широко распространяется шлифование, что подтверждает почти четырехкратное увеличение находок шлифовальных плит. В сланцевых макроформах распространяется такая категория орудия, как кирки. В незначительном количестве в комплексах раннего этапа присутствуют сланцевые топоры, тесла имеют значительные размеры, сравнимые с аналогичными финальномезолитическими изделиями.

К раннему этапу в южном Заонежье можно отнести поселение Вожмариха 26, представляющее собой «чистый комплекс» с небольшим количеством сосудов. В орнаментации посуды преобладает позвонковый орнамент и простые композиции. В каменном инвентаре представлен тип кирок, относящихся к раннему этапу, однако этому противоречит радиоуглеродное определение 5505 + 50 л. н. (КІА-35901), полученное с фрагмента сосуда с помощью АМЗ-датирования, которое омолаживает время существования памятника до середины 4 тыс. до н. э. (Пицонка, 2011. С. 166–167). Также зафиксированы три сосуда с позвонковым орнаментом с негативами (жемчужинами) на внутренней части (рис. 266: 1, 5, 7), что является признаком керамической посуды развитого этапа.

Для развитого этапа характерны поселения с большим количеством глиняной посуды, на которых число сосудов превышает таковое каменных изделий. Сосуды разных размеров, больше средних, с диаметром горла до 30 см, но есть и небольшие, диаметром 9–12 см. Появляются сосуды с пористой структурой (в основном на северном побережье Онежского озера), составляющие 1,6% от всей посуды. Ведущим элементом орнамента становятся отступающие и прочерченные линии – 40–100% сосудов, оттиски позвонка – 30–40%, веревочные линии – 4–5, оттиски гребенчатого штампа – 2–3%. Ямочные вдавления подовальной (подромбической) формы встречены на 4,3% сосудов, подквадратные – на 1,4% сосудов. Появляются негативы («жемчужины») на внутренних стенках горшков, на 4–5% от всей посуды.

В орнаментации ведущую роль играют простые композиции, но появляются и сложные орнаментальные. Есть небольшое количество орнаментальных композиций, имеющих влияние ямочногребенчатой керамики.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Инвентарь развитого этапа продолжает линию развития каменной индустрии раннего. Практически исчезают орудия с мезолитическими чертами, уменьшаются размеры сланцевых орудий: кирок, топоров, тесел. Появляется новый тип изделия – киркообразное орудие. Шлифование достигает большого совершенства, поверхность многих изделий из сланца полностью отполирована. Небольшого размера изделия, такие как стамески и долота, изготовляются из подходящей формы сланцевых галек только с помощью шлифовки. В категории производственно–бытовых орудий не произошло заметных изменений.

К развитому этапу в южном Заонежье можно уверенно отнести все остальные памятники с керамикой сперрингс – поселения Вожмариха 28, Вертилово 3,7.

Таким образом, учитывая отсутствие радиоуглеродных определений (кроме одного, которое нуждается в проверке), на основании анализа керамики и каменного инвентаря время существования памятников с керамикой сперрингс можно определить началом – серединой IV тыс. до н. э.

4. Поселения неолита с ямочно-гребенчатой керамикой

В южном Заонежье ямочно–гребенчатая керамика найдена на 17 поселениях, как правило, в составе смешанных комплексов [1] . Из них на шести производились раскопки: Вожмариха 1–256 м², Вожмариха 4 (раскоп 1) – 108 м², Вожмариха 15–100 м², Вертилово 3–88 м², Вертилово 7–52 м², Леликово 1–36 м². На семи поселениях закладывались шурфы 12– 16 м², на трех памятниках были заложены шурфы 6–8 м² и на одном поселении (Сенная Губа 2) были произведены сборы на пашне.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Среди открытых памятников наибольший интерес для изучения данного культурно–хронологического пласта древностей представляют поселения Вожмариха 1, 4 (раскоп 1), 15, Леликово 1, Букольников 1 и Воробьи 4. В составе их керамических комплексов ямочно–гребенчатая керамика доминирует и составляет около 2/3 или более от числа найденных сосудов. Особо следует обратить внимание на поселение Воробьи 4 с относительно чистым комплексом ямочно–гребенчатой керамики, где из шурфа 12 м² получена коллекция, включавшая 789 фрагментов ямочно–гребенчатой керамики от 75 сосудов, и только 1 фрагмент относится к керамике сперрингс и 2 фрагмента – к асбестовой керамике. По числу найденных сосудов это самая представительная коллекция ямочногребенчатой керамики среди памятников южного Заонежья.

На остальных поселениях ямочно–гребенчатая керамика или представлена небольшой серией сосудов (Леликово 2, Радколье 3, Сенная Губа 2, Калгов 1, Воробьи 2, 3), или является примесью в составе более многочисленного керамического комплекса: сперрингс (Вертилово 3, 7), гребенчато–ямочного (Вожмариха 27, Радколье 2).

В составе смешанных комплексов ямочно–гребенчатая керамика встречается в разных сочетаниях – от двух до пяти видов керамики на одном памятнике. Чаще всего отмечено совместное залегание керамики ямочно–гребенчатой и сперрингс – 8 случаев. На семи поселениях ямочно–гребенчатая керамика встречается вместе с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой. На шести поселениях вместе залегают ямочно–гребенчатая и асбестовая. Больше всего видов керамики представлено на поселении Радколье 3: сперрингс, ямочногребенчатая, гребенчато–ямочная, ромбо–ямочная, асбестовая и пористая.

Перечень памятников с указанием состава керамического комплекса, степени изученности, года проведения полевых работ и автора отчета приводится в табл. 6.

Поселения с ямочно–гребенчатой керамикой располагаются в южной части Заонежского полуострова и на островах Кижских шхер (рис. 1,2).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На Заонежском полуострове открыто шесть поселений. Из них на территории вожмарихинского археологического комплекса располагаются четыре – Вожмариха 1, 4 (раскоп 1), 15, 27. Они залегают на песчаных береговых террасах и приурочены к древнему берегу водоема. В их расположении на местности имеются отличия в сравнении с более ранними памятниками мезолита и неолита с керамикой сперрингс. Большая часть мезолитических поселений сосредоточена в северной части вожмарихинского комплекса и приурочена к внутренней, ныне заболоченной части древнего залива. Поселения с керамикой сперрингс известны только в южной части комплекса и приурочены к внешней обращенной в открытое озеро части залива Вожмариха. Такое расположение, видимо, связано с раннеатлантической регрессией, во время которой бытовали поселения с керамикой сперрингс. Существенное понижение уровня водоема сделало непригодным для проживания внутреннюю часть залива Вожмариха. Поселения с ямочно–гребенчатой керамикой известны как во внешней (Вожмариха 15, 27), так и во внутренней (Вожмариха 1, 4) частях залива. Можно полагать, что период бытования данной керамики был длительным и в течение этого времени уровень водоема существенно менялся, делая удобными для проживания те или иные участки побережья. Высота расположения и удаленность поселений с ямочно–гребенчатой керамикой вожмарихинского археологического комплекса относительно современного берега Онежского озера подтверждает данное предположение. Памятники залегают на высоте от 4,3 (Вожмариха 15) до 8,2 м (Вожмариха 1) и удалены от берега на расстояние от 150–200 (Вожмариха 15, 27) до 800–1000 м (Вожмариха 1, 4).

Два поселения, где найдена ямочно–гребенчатая керамика, находятся на берегу лесного оз. Копанец (Вертилово 3 и 7) (рис. 4), однако данная керамика составляет лишь незначительную примесь в составе керамического комплекса этих поселений, который в основном состоит из ранненеолитической керамики сперрингс.

Большая часть поселений с ямочно–гребенчатой керамикой открыта на островах Кижских шхер. Все они находятся в относительной близости (30–70 м) от современного берега Онежского озера.

Два поселения – Леликово 1,2 – расположены на северной оконечности Большого Леликовского острова (рис. 7, 26). Памятники занимают возвышенный скалистый участок, покрытый намывными песчано–гравийными отложениями, на высоте около 5–6 м над современным уровнем Онежского озера. Еще три поселения залегают в схожих ландшафтных условиях на о. Калгов (Калгов 1, высота 4–4,3 м) (рис. 5) и на о. Радколье (Радколье 2, 3, высота 7,5–9 м) (рис. 9).

На о. Букольников поселение Букольников 1 находится на склоне прибрежной береговой террасы, сложенной песчаными отложениями (рис. 6). Стоянка имеет существенный перепад высот – от 4 до 6 м.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На Большом Клименецком острове поселения с ямочно–гребенчатой керамикой известны в районе д. Воробьи (Воробьи 2, 3, 4, высота 3,5–5 м) и с. Сенная Губа (Сенная Губа 2, высота 2–3 м). Наконец, еще одно поселение – Северный Олений остров 1 – находится на одноименном острове и залегает на высоте около 5 м над современным уровнем Онежского озера. Все указанные поселения занимают участки прибрежных сложенных песчаными отложениями береговых террас.

Как видно, поселения с ямочно–гребенчатой керамикой в южном Заонежье существенно различаются по высоте расположения над современным уровнем Онежского озера – от 4,3 (Вожмариха 15) до 8 м (Радколье 3) (рис. 10, 11). Это обусловлено особенностями формирования береговой линии Онежского озера на протяжении атлантического периода голоцена. В целом регрессивная тенденция развития водоема, на протяжении неолитической эпохи прерывалась тремя трансгрессиями, когда уровень водоема существенно поднимался. При этом участки, ранее освоенные древним населением, оказывались залитыми водой. В ряде случаев данный факт прослеживается стратиграфически – имеются следы замыва культурного слоя песком светло–серого цвета, например, на поселениях Вожмариха 4 (раскоп 1) и Вожмариха 15, или по внешним особенностям керамического материала (явно выраженные следы окатанности водой на фрагментах керамики из поселений Воробьи 3, 4, Вожмариха 15, Леликово 1).

Площадь поселений, где представлена ямочногребенчатая керамика, варьирует в пределах 400–3000 м², однако наиболее часто отмечена площадь 1500–2000 м². В частности, такую площадь имеет большинство поселений вожмарихинского археологического комплекса. На островах площадь поселений, как правило, меньше и составляет 400–800 м².

Таблица 6. Неолитические поселения Южного Заонежья с ямочно-гребенчатой керамикой

Название памятникаСостав комплекса (количество сосудов)Вскрытая площадь (м²)Автор отчета и год проведешія работ
1Вожмариха 1Ямочно–гребенчатая (11), гребенчатоямочная (7)256Мельников, 1995, 2003, 2004
2Вожмариха 4 (раскоп 1)Ямочно–гребенчатая (11), гребенчатоямочная керамика (2). асбестовая (1)108Мельников, 1996,2001
3Вожмариха 15Сперрингс (3), ямочно–гребенчатая (9), асбестовая (2)100Мельников, 1997; Герман, 2001
4Вожмариха 27Ямочно–гребенчатая (4), гребенчато–ямочная керамика (6), ромбо–ямочная (2)8Герман, 2002
5Вертилово 3Сперрингс (28), ямочно–гребенчатая (4), асбестовая керамика (1)88Мельников, 1997; Герман, 2001, 2002
6Вертилово 7Сперрингс (26), ямочно–гребенчатая (? – 4 фрагмента)52Герман, 2003, 2004
7Леликово 1Сперрингс (2), ямочно–гребенчатая (9), гребенчато–ямочная (2), асбестовая (1)36Мельников, 1997, 2005
8Леликово 2Ямочно–гребенчатая (? – 2 Фрагмента)16Мельников, 2005
9Сенная Губа 2Ямочно–гребенчатая (1 фрагмент)сборы на пашнеІерман, 2006
10Радколье 2Сперрингс (2), ямочно–гребенчатая (2), гребенчато–ямочная (18), ромбо–ямочная (2)8Мельников, 2008
11Радколье 3Сперрингс (4), ямочно–гребенчатая (4), гребенчато–ямочная (6), ромбо–ямочная (6), асбестовая (1), пористая (1)16Мельников, 2009
12Калгов 1Ямочно–гребенчатая (3), гребенчато–ямочная (1)6Мельников, 2008
13Букольников 1Ямочно–гребенчатая (7), асбестовая (1)12Мельников, 2009
14Воробьи 2сперрингс (1 фр.), ямочно–гребенчатая (3 фрагмента)12Мельников, 2008
15Воробьи 3Ямочно–гребенчатая (4)16Мельников,2009
16Воробьи 4Сперрингс (1 фрагмент), ямочногребенчатая (75)12Мельников, 2010
17Северный Олений остров 1Ямочно–гребенчатая (?), ромбо–ямочная (?)12Филатова, 1972; Лобанова, 1991

Также различается стратиграфия поселений, располагающихся на материке и скалистых островах. Для материковых стоянок характерна следующая стратиграфия: под слоем дерна (до 10 см) и подзола (около 15 см) залегает культурный слой, как правило, песок с красновато–коричневым или (реже) оранжевым оттенком мощностью 20–30 см, в западаниях – до 40 см. Иногда культурный слой перекрывается слоем намывного светлого песка, мощность которого составляет 10–13 см или немного более. Как правило, вниз по склону террасы (то есть ближе к древнему берегу) глубина намыва увеличивается. Материк – светло–желтый песок, иногда с примесью гальки.

Стратиграфия поселений, располагающихся на скалистых островах, отличается меньшей мощностью и глубиной залегания культурного слоя. Дерн и подзол составляют около 10 см, глубже залегает культурный слой – песок с примесью гальки красновато–коричневого оттенка – мощностью около 10 см (рис. 64). Материк – поверхность скалы (рис. 29). На о. Радколье, на некоторых участках поселений Радколье 2 и 3, культурный слой достигает мощности более 20 см и подстилается светло–желтым песком с примесью гальки.

Вероятно, отличия в площади, а также мощности культурного слоя между поселениями, находящимися на материке, в частности в районе залива Вожмариха, и поселениями, располагающимися на островах, связаны с их функциональным назначением. Островные поселения, видимо, использовались для непродолжительных остановок. В ряде случаев они располагаются в местах, неудобных для постоянного проживания (например, Леликово 1, 2, Калгов 1, Радколье 2, 3 находятся на скалистых участках небольших островов). В то же время эти места до сих пор используются для кратковременных остановок рыбаков в силу того, что они располагаются в местах, удобных для промысла. На поселении Радколье 3 в разведочных шурфах были найдены два фрагмента рыболовных крючков. Подобные изделия на поселениях южного Заонежья нами более нигде найдены не были.

Кроме того, указанные стоянки расположены вблизи проливов, имеющих важное значение для плавания в районе как южного Заонежья, так и всего Онежского озера. Например, поселения на Большом Целиковском острове находятся на берегу пролива Малая Солома, отделяющего остров от Заонежского полуострова. Через этот пролив ведет кратчайший путь, связывающий Уницкий и Лижемский заливы, а также западное побережье Онежского озера с южным и восточным Заонежьем, восточным побережьем Онежского озера, в частности Пудожским берегом. Непосредственно на данном транспортном пути находятся также острова Калгов и Радколье. Вполне возможно, что они использовались для остановок путешественников, совершавших водные поездки по Онежскому озеру.

Материковые поселения, судя по большей мощности культурного слоя, заселялись более длительное время. Хотя в силу смешанного состава инвентарного комплекса, невозможности вычленить и, соответственно, проанализировать состав каменного инвентаря, связанного с ямочно–гребенчатой керамикой, говорить о том, были ли это круглогодичные или сезонные поселения, мы не можем. Несомненно, длительное время функционировало поселение с относительно чистым комплексом ямочно–гребенчатой керамики Воробьи 4, где в разведочном шурфе собрана коллекция фрагментов данной керамики от 75 сосудов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К сожалению, в ходе раскопок поселений с ямочно–гребенчатой керамикой южного Заонежья не было найдено остатков каких–либо построек или сооружений. В раскопе 1 на поселении Вожмариха 4 были зафиксированы следы углубленной в почву хозяйственной постройки, однако характер залегания находок, в частности фрагментов ямочно–гребенчатой керамики, которые были перемещены в ходе ее строительства, свидетельствует о том, что постройка была сооружена уже после того, как культурный слой поселения с ямочно–гребенчатой керамикой был сформирован и, соответственно, является более поздней.

На поселении Вожмариха 15 были обнаружены крупное (2×1м) кострище, а также яма котловидного профиля (размерами 1,2×0,7×0,3 м), в которой были найдены скопление керамики и сланцевая стамеска.

Наиболее интересный объект был выявлен в ходе раскопок поселения Букольников 1. Это остатки довольно крупного (размером около 1,2×1м) очага, сложенного из камней–валунов толщиной 10–18 см (рис. 25). По очагу получена радиоуглеродная дата 5600 ± 25 (ЛЕ-8908).

В силу того что большинство поселений с ямочно–гребенчатой керамикой содержат смешанный керамический комплекс, вычленить в составе коллекции инвентарь, который сопутствовал ямочно–гребенчатой керамике, не представляется возможным. Состав инвентаря поселений, где ямочно–гребенчатая керамика доминирует и составляет не менее 2/3 от количества найденных сосудов, приводится в табл. 7. В таблицу не включены данные по инвентарю из поселения Букольников 1, где большинство изделий было найдено в погребениях, которые не связаны с ямочно–гребенчатым комплексом поселения, а также сведения по поселению Вожмариха 1, где основной каменный материал происходит из заполнения жилищной впадины и связан с гребенчато–ямочным комплексом.

Таблица 7. Инвентарь поселений с ямочно–гребенчатой керамикой[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Виды орудийВожмариха 4/1Вожмариха 15Леликово 1Леликово 2Калгов 1Воробьи 2Воробьи 3Воробьи 4Сенная Губа 2Всего
Топоры (сланец)1 3      4
Тесла (сланец)  3      3
Долота (сланец)2      1 3
Стамески          
   Сланец2311     7
   Лидит1     1
Кирки и кирковидные орудия (сланец)111      3
Шлифовальные плиты          
   Сланец41   16
   Кварцит3211   119
   Песчаник1   1
Точильные бруски, пилы, абразивы          
   Сланец 131   1 6
   Кварцит 2    2
Ножи (кремень) 1     1 2
Наконечники стрел          
   Кремень 1 1  1 3
   Сланец  1   1
Резцы          
   Кварц2 3     5
   Кремень2     1 3
Скребки          
   Кварц81 1 2 12
   Кремень5234  1 15
   Лидит1132 1 1 9
Скребла          
   Кварц  1      1
   Лилит  2      2
Скобели (кварц)          
   Кварц1       1
   Лидит 1      1
Долотовидные орудия (кварц)1 3      4
Сверла (кварц)  2      2
Проколки          
   Сланец11       2
   Кварц1       1
Рыболовные грузы и их заготовки (сланец)11       2
Гальки со следами обработки (кварцит)  1      1
Подвески (сланец)  2    1 3
Обломок кольца (сланец)  1      1
Стержни со шлифовкой (сланец)  11     2
Обломки орудий неопределенного назначения          
   Сланец 21    1 4
   Кремень 1     1
Заготовки предметов и обломки          
   Сланец3010152 3 1263
   Кварцит1  1
Осколки с обработкой/использованием          
   Сланец7 41 12
   Кварц4 2112 10
   Кремень4 1221 19
   Лидит1 112311 19
   Кварцит 1 1
Нуклеусы и нуклевидные осколки          
   Кварц5       5
   Кремень1       1
   Лидит7 3      10
Отходы          
   Сланец6138859629215482416341843
   Кварц87387141207342255
   Кремень1020324222164
   Лидит81288213181214
   Кварцит2341442416130
Количество сосудов керамики           
   Сперрингс321-1-7
   Ямочно-гребенчатой1199?4?4751113
   Гребенчато-ямочной22     4
   Асбестовой121?4
Количество фрагментов          
           
           
   Сперрингс2321127
   Ямочно-гребенчатой828893921131978911835
   Гребенчато-ямочной8210
   Асбестовой772218
   Неопределенной1189127

Как видно из табл. 7, состав сырья, который использовали носители ямочно–гребенчатой керамики для производства каменных орудий тот же, что и в предшествующие периоды мезолита и раннего неолита с керамикой сперрингс. Широко использовался сланец, из которого изготавливались орудия обработки дерева: топоры, тесла, долота и стамески, а также более распространяющиеся в неолите кирки и кирковидные орудия. Из сланца изготавливались декоративные поделки, например, подвески и кольца (рис. 185: 21–23). Из сланца, а также кварцита и песчаника делали шлифовальные плиты и абразивы. По–прежнему широко использовался кварц, из которого изготавливались режущие и скребущие орудия. Для производства последних также широко использовались кремень и лидит. Кварцевые, кремневые и лидитовые скребки в общем количестве инвентаря представлены примерно в одинаковой пропорции (табл. 7). Кремень преимущественно использовался для производства наконечников стрел и ножей.

Следует обратить внимание на то, что на поселениях с ямочно–гребенчатой керамикой отсутствуют осколки сланца со следами пиления и находки кварцитовых пил (найден только один экземпляр на поселении Леликово 1, но в смешанном комплексе). Аналогичная ситуация ранее наблюдалась нами на памятниках с керамикой сперрингс. Видимо, это говорит о некоторых отличиях в области каменной индустрии по сравнению с мезолитической эпохой, а также периодом позднего неолита с гребенчатоямочной керамикой, где техника пиления сланца широко практиковалась.

В пользу этого, возможно, свидетельствует и процентное соотношение отходов производства каменных орудий, где абсолютно доминируют осколки и отщепы сланца – 74%. Отходы кварца и лидита существенно уступают: соответственно 10 и 8,5%. Отходы кремня минимальны – 2,5%. Отходы производства орудий из прочего каменного сырья – около 5%. Очевидно, что обивка сланцевых галек для носителей ямочно–гребенчатой керамики была наиболее распространенным технологическим приемом при изготовлении орудий. Возможно, это связано с истощением запасов доступного плитчатого сланца, который прежде всего использовался для изготовления орудий в технике пиления. Что касается галечного сланца, то он в изобилии встречается в районе южного Заонежья. Также совершенно очевиден дефицит кремневого сырья для производства орудий, что предопределило высокую степень его утилизации.

На поселениях южного Заонежья было обнаружено 146 сосудов с ямочно–гребенчатым орнаментом. В общей сложности было найдено 2019 фрагментов керамики. Более половины сосудов (75 ед.) происходит из шурфа 12 м² на поселении Воробьи 4 (рис. 269: 7–20; 270–273).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Судя по разведочным данным, этот памятник содержит относительно чистый комплекс ямочно–гребенчатой керамики. Подробное описание керамики из поселения Воробьи 4 приводится в каталожной части данной работы. В целом сосуды имеют диаметр от 18 до 40 см, толщину стенок 0,5– 0,6 см. Примесь к глиняному тесту – песок или дресва. Венчики у большинства сосудов утолщены и косо срезаны внутрь. В орнаменте доминируют округлые ямки диаметром около 0,4–0,5 см, цилиндрической или конической формы, которые сочетаются с орнаментальными поясами из наклонно поставленных оттисков торца палочки или короткой гребенки, а также горизонтальными линиями: либо сплошными прочерченными, либо образованными оттисками гребенчатых или иных штампов. В коллекции присутствуют маленькие горшки, поверхность которых сплошь орнаментирована ямочными вдавлениями. По особенностям орнаментации ямочно–гребенчатая посуда с поселения Воробьи 4 связана с 1–й фазой раннего этапа развития культуры ямочно–гребенчатой керамики в Карелии: конец 5 – середина 4 тыс. до н. э. (по периодизации Н. В. Лобановой [2] (2004. С. 254–257).

Коллекции керамики из прочих памятников, состоят из существенно меньшего числа сосудов, многие из которых имеют плохую сохранность и представлены мелкими фрагментами. Керамика, аналогичная найденной на поселении Воробьи 4, которая также может быть отнесена к 1–й фазе раннего этапа развития ямочно–гребенчатой керамики в Карелии, известна еще на семи памятниках: Вожмариха 4 (раскоп 1), Вожмариха 15, Леликово 1, Радколье 2 и 3, Калгов 1, Воробьи 3. На поселении Вожмариха 4 была получена серия из 11 сосудов ямочно–гребенчатой керамики, один из которых залегал в виде развала и был реконструирован (рис. 17). Меньшие серии из 9 сосудов плохой сохранности получены на поселениях Вожмариха 15 и Леликово 1. На прочих памятников найдено от 2 до 4 сосудов, представленных мелкими фрагментами.

Ко 2–й фазе раннего этапа развития ямочно–гребенчатой керамики в Карелии можно отнести коллекцию сосудов, найденных на поселении Вожмариха 1. Всего там было обнаружено 11 схожих между собой горшков. Среди элементов орнамента присутствует многорядньгй линейный зигзаг из ямок и гребенчатых линий (рис. 233: 9, 10). Данный элемент орнамента является типичным для этой фазы развития ямочно–гребенчатой керамики, которая, по периодизации Н. В. Лобановой, датируется второй половиной 4 тыс. до н. э. Керамика этого этапа была также обнаружена на поселении Букольников 1 (рис. 269: 6), два сосуда были найдены в раскопе 1 на поселении Вожмариха 4 (рис. 242: 4).

Хронология и периодизация памятников с ямочно–гребенчатой керамикой южного Заонежья выявлены на основе имеющихся радиоуглеродных определений, с учетом высотного расположения памятников, следов замыва культурного слоя вследствие трансгрессии Онежского озера и присутствия в смешанных комплексах иного керамического материала. Большое значение при определении относительной хронологии памятников имеет разработанная Н. В. Лобановой (2004) хронологическая схема, в которой представлена динамика изменения ямочно–гребенчатой керамики на территории Карелии. Автор предлагает два этапа развития культуры ямочно–гребенчатой керамики – ранний, связанный с собственно ямочно–гребенчатой керамикой, и поздний – с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной посудой. В рамках раннего этапа (конец 5 – четвертая четверть 4 тыс. до н. э.) выделяются две фазы, различающиеся в основном по особенностям орнаментации сосудов.

В нашем распоряжении имеются два радиоуглеродных определения: из поселения Вожмариха 4 – 5560+45 (ЛЕ-6604), где образец угля был взят из кострища, и поселения Букольников 1 – 5600+25 (ЛЕ-8908) (уголь из очага). Как видно, даты очень близки, оба поселения функционировали в середине 4 тыс. до н. э. Высотная характеристика обоих памятников также совпадает: поселение Вожмариха 4 залегает на высоте 4,5 м относительно современного уровня Онежского озера, Букольников 1 находилось на склоне террасы с существенным перепадом высот от 4 до 6 м. На обоих поселениях также были найдены единичные фрагменты позднеэнеолитической асбестовой керамики, а на поселении Вожмариха 4 – также гребенчато–ямочной. Керамика на обоих памятниках не несет выраженных следов окатанности, хотя в раскопе на поселении Вожмариха 4 следы замыва культурного слоя стратиграфически прослеживаются. Таким образом, время существования обоих памятников приходится примерно на середину периода бытования ямочно–гребенчатой керамики на территории Карелии (середина 4 тыс. до н. э.).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Можно предположить, что более ранними относительно этих двух памятников являются поселения, в составе которых представлена ранненеолитическая керамика сперрингс, верхняя граница ее бытования не выходит за рамки середины 4 тыс. до н. э. Таковых на территории южного Заонежья восемь: Вожмариха 15, Вертилово 3,7, Леликово 1, Радколье 2, 3, Воробьи 2, 4. Таким образом, данные памятники могли существовать в конце 5 – середине 4 тыс. до н. э. Характер керамического материала соответствует данному предположению. Найденная на указанных памятниках керамика относится к 1–й фазе раннего этапа развития ямочно–гребенчатой керамики в Карелии (по схеме Н. В. Лобановой) и датируется указанным отрезком времени.

Вместе с тем существенно различается высота расположения данных памятников относительно современного уровня Онежского озера: от 4,3 (Вожмариха 15) до 8 м (Радколье 3). Очевидно, этот факт может быть объяснен исходя из имеющихся данных палеогеографии, касающихся изменения уровня Онежского озера на протяжении атлантического периода. Судя по схеме Э. И. Девятовой (1988. С. 8), на протяжении второй половины атлантического периода (что соответствует археологической эпохе неолита) при общей тенденции понижения уровня Онежского водоема имели место три существенных трансгрессии, максимумы которых возникали с интервалами 500–700 лег. Первая из них была в последней четверти 5 тыс. до н. э., вторая – около середины 4 тыс. до н. э., третья – в конце 4 тыс. до н. э. При этом максимальные отметки уровня воды каждой из них не достигали максимальных отметок предыдущих трансгрессий.

Для нас важно то, что культурный слой поселений, который сформировался на пике данных трансгрессий, в дальнейшем не мог подвергаться замыву. Именно это мы наблюдаем на поселении Вертилово 3 (высота 5,5–7 м), где в керамическом комплексе преобладает керамика сперрингс, которая при этом залегает несколько ниже, чем ямочногребенчатая. Можно предположить, что освоение данного участка происходило в период трансгрессии Онежского озера. Вначале возникло поселение с ранненеолитической керамикой сперрингс, а несколько позднее, когда уровень водоема повысился, поселение с ямочно–гребенчатой керамикой. Это могло произойти только в течение второй четверти 5 тыс. до н. э. Можно полагать, что культурный слой поселения с ямочно–гребенчатой керамикой сформировался именно в это время.

Иную ситуацию мы наблюдаем на поселении Вожмариха 15 (высота около 4,3 м), где преобладает ямочно–гребенчатая керамика, с небольшой примесью керамики сперрингс. Найденные фрагменты посуды несут следа сильной окатанности. По данным И. Н. Демидова, такой уровень Онежского водоема близок к минимальному для атлантического периода и достигается только в конце этой стадии голоцена. Наши данные свидетельствуют о том, что столь низкий уровень вода в районе залива Вожмариха мог существовать гораздо раньше, еще в период бытования керамики сперрингс. Видимо, он связан с регрессией, которая имела место примерно в конце первой четверти 4 тыс. до н. э. (Девятова, 1986. С. 82). Можно полагать, что этим временем и датируется поселение Вожмариха 15. В дальнейшем повышение уровня водоема, достигшее пика около середины 4 тыс. до н. э., привело к затоплению данного участка берега. Тогда же были затоплены и площадки других поселений с ямочно–гребенчатой керамикой: Воробьи 2–4, Леликово 1, 2, Калгов 1. Данные памятники залегают на высотных отметках, близких к поселению Вожмариха 15, – от 3 до 5 м. Их керамика также несет следа окатанности. На поселениях Воробьи 2,4, Леликово 1 в комплексе с ямочно–гребенчатой керамикой тоже найдены фрагменты ранненеолитической керамики сперрингс. Возможно, наиболее низко расположенное поселение Воробьи 3 связано с пиком упомянутой регрессии.

Сложнее решается вопрос о датировании поселений с ямочно–гребенчатой керамикой на о. Радколье. Как отмечалось, поселения Радколье 2 и 3 содержат смешанный керамический комплекс, в котором представлены практически все виды керамики неолита и энеолита: сперрингс, ямочно–гребенчатая, гребенчато–ямочная, ромбо–ямочная, а на поселении Радколье 3 также асбестовая и пористая. Очевидно, что площадка, занимаемая этими памятниками и имеющая высоту 7,5–9 м над современный уровнем Онежского озера, была удобна для посещения на протяжении обширного периода времени начиная с 4 тыс. до н. э. Вероятно, участок уже не затапливался водой в период трансгрессии водоема, так как ямочно–гребенчатая керамика данных поселений (так же как и керамика сперрингс) не несет явно выраженных следов окатанности водой. Культурный слой мог начать формироваться здесь с раннего неолита, однако, учитывая небольшие размеры возвышенной части острова (в пределах 300 х 70 м), можно предположить, что наиболее благоприятные условия для посещения Радколья в неолите были в периоды регрессии водоема, соответственно в середине и конце IV тыс до н. э. Возможно, культурный слой с ямочно–гребенчатой керамикой сформировался около середины 4 тыс. до н. э.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Еще один памятник вожмарихинского археологического комплекса – поселение Вожмариха 1 – по особенностям орнаментации найденной посуды относится ко 2–й фазе развития ямочно–гребенчатой керамики (по схеме Н. В. Лобановой). На поселении также присутствует гребенчато–ямочная керамика. Памятник занимает участок древнего берега высотой 8,2 м над современным уровнем Онежского озера (что существенно выше рассмотренных нами ранее поселений Вожмариха 4 и 15) и приурочен к внутренней, ныне заболоченной части залива Вожмариха. Поселение не имеет следов замыва, а найденная на памятнике керамика – следов воздействия воды. Можно полагать, что время бытования поселения совпадает с моментом трансгрессии водоема, когда древнее население вынуждено было переселиться на более высокую террасу. Таким образом, хронология поселения с ямочно–гребенчатой керамикой Вожмариха 1 может быть определена концом IV тыс. до н. э. Позднее данный участок осваивался носителями гребенчато–ямочной керамики.

5. Поселения с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой

Всего в южном Заонежье известно 15 поселений с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой, а также могильник на о. Букольников. На четырех поселениях проводились раскопки: Вожмариха 1 (256 м²), Вожмариха 4 (раскоп 2) (136 м²), Вожмариха 21 (112 м²) и Леликово 1 (36 м²). Еще на четырех памятниках заложены разведочные шурфы 12–20 м². На остальных поселениях закладывались разведочные шурфы меньшей площади.

Наибольший интерес для изучения данного круга древностей представляют следующие поселения: Вожмариха 1, где было исследовано жилище–полуземлянка с комплексом гребенчато–ямочной керамики, Вожмариха 4 с чистым комплексом гребенчато–ямочной посуды и Вожмариха 21 с комплексом гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной посуды. Следует также отметить поселения Радколье 1 и 2, которые содержат смешанный керамический комплекс, но гребенчато–ямочные и ромбо–ямочные сосуды представлены там достаточно большими сериями (соответственно 17 и 20 ед.) и составляют более 2/3 от общего числа найденных горшков. Также следует назвать могильник на о. Букольников, где было изучено два погребения с костными остатками умерших и сопровождающим инвентарем.

На остальных поселениях гребенчато–ямочная и ромбо–ямочная посуда представлена в составе смешанных комплексов – от 2 до 6 видов керамики на одном памятнике. Следует отметить, что по количеству найденных горшков в составе смешанных комплексов эта посуда обычно преобладает. Чаще данные виды керамики встречаются совместно с ямочно–гребенчатой (7 случаев) или асбестовой керамикой (5 случаев), реже с керамикой сперрингс – 3 случая.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Чаще оба вида керамики сопутствуют друг другу – на 8 поселениях они найдены совместно. Иногда гребенчато–ямочная посуда встречается без ромбо–ямочной (6 случаев). Что касается ромбо–ямочной посуды, то она без гребенчато–ямочной практически не встречается. Отмечен только один случай (Вертилово 2), но там материал получен из разведочного шурфа 1 м² и не может быть показательным. Складывается впечатление, что в южном Заонежье ромбо–ямочная посуда появляется в среде носителей гребенчато–ямочной керамики, какое–то время сосуществует с ней и потом оба вида прекращают бытование, уступая место асбестовой посуде.

Список памятников с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой южного Заонежья приводится в табл. 8.

Расположение памятников с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной посудой южного Заонежья в целом соответствует географии более ранних памятников эпохи неолита (рис. 1). Шесть поселений находятся в южной части Заонежского полуострова, где они залегают на песчаных береговых террасах, фиксирующих древний уровень Онежского озера. Остальные – на скалистых островах Кижских шхер, где занимают ровные площадки между выходами скал, покрытых слоем песчано–гравийных отложений.

На территории вожмарихинского археологического комплекса располагаются пять памятников (см. рис. 2), из них три – Вожмариха 1, 4 и 7 – находятся в центральной части комплекса и приурочены к внутреннему берегу залива, два поселения (Вожмариха 21 и 27) – в южной части комплекса, на внешнем, обращенном в открытое озеро берегу залива. Удаленность памятников центральной части комплекса от современного берега составляет от 500 до 800 м, высота над современным уровнем Онежского озера–от 5 до 8,2 м. Памятники в южной части комплекса удалены от берега озера на расстояние около 100–200 м и имеют высоту 4,2–5,2 м. Еще одно поселение – Вертилово 2 – находится западнее вожмарихинского комплекса в районе залива Модгуба, где приурочено к древней, ныне заболоченной его части. Высота стоянки и ее удаленность от берега Онежского озера составляют соответственно 3–4 м и 80 м.

Большинство поселений с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой находятся на островах Кижских шхер, в относительной близости от современного берега Онежского озера (не далее 70 м) и залегают на высоте от 2,5 до 8 м над современным уровнем Онежского озера. Шесть поселений с данной керамикой найдены на о. Радколье (рис. 9). Остальные располагаются на островах Большой Целиковский (рис. 4), Калгов (рис. 5), Северный Олений. На о. Букольников находятся поселение и могильник Букольников 1 (рис. 6).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таблица 8. Поселения с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой

Название памятникаТип керамики (количество сосудов)Вскрытая площадь (м²)Автор отчета и год проведения работ
1Вожмариха 1Ямочно–гребенчатая (11), гребенчато–ямочная (7)256Мельников, 1995, 2003,2004
2Вожмариха 4 (раскоп 2)Гребенчато–ямочная (27)136Мельников, 1996, 2001,2002
3Вожмариха 7Гребенчато–ямочная (2)1,5Мельников, 1996
4Вожмариха 21Гребенчато–ямочная (25), ромбоямочная (21)112Мельников, 2000,2006
5Вожмариха 27Ямочно–гребенчатая (4), гребенчато–ямочная (6), ромбо–ямочная (2)8Герман, 2002
6Вертилово 2Ромбо–ямочная (1)1Мельников, 1997
7Леликово1Сперрингс (2), ямочно–гребенчатая (9), гребенчато–ямочная (2), асбестовая (1)36Мельников, 1997, 2005
8Поселение Радколье 1Гребенчато–ямочная (10), ромбоямочная (7), асбестовая (7)20Мельников, 2007
9Радколье 2Сперрингс (2), ямочно–гребенчатая (2), гребенчато–ямочная (18), ромбо–ямочная (2)8Мельников, 2008
10Радколье 3Сперрингс (4), ямочно–гребенчатая (4), гребенчато–ямочная (6), ромбо–ямочная (6), асбестовая (1), пористая (1)16Мельников, 2009
11Радколье 4Гребенчато–ямочная (2)4Мельников, 2009
12Поселение Радколье 6Гребенчато–ямочная (4), ромбоямочная (2), асбестовая (2)8Мельников, 2010
13Радколье 7Гребенчато–ямочная (1), ромбо–ямочная (1), асбестовая (2), пористая (1)8Мельников, 2011
14Калгов 1Ямочно–гребенчатая (3), гребенчато–ямочная (1)6Мельников, 2008
15Северный Олений остров 1Ямочно–гребенчатая (?), ромбоямочная (?)12Филатова, 1972; Лобанова, 1991

Существенное варьирование высоты расположения памятников относительно Онежского озера связано с периодическим колебанием его уровня (рис. 10, 11). Памятники с гребенчато–ямочной керамикой появляются на рубеже 4–3 тыс. до н. э., в момент максимума позднеатлантической трансгрессии Онежского озера, когда уровень воды превышал современный примерно на 7 м. В дальнейшем происходит существенное понижение водоема, которое достигает минимальных отметок на рубеже атлантического и суббореального периодов (2700 г. до н. э.). По данным И. Н. Демидова, уровень воды был тогда выше современного на 3 м. Затем последовала раннесуббореальная трансгрессия, достигшая своего максимума во второй половине III тыс. до н. э., когда уровень воды поднялся до 6 м. Далее вновь последовало падение уровня воды, которое продолжалось примерно до конца III тыс. до н. э., когда уровень воды составил, возможно, около 1,5–2 м. Данные колебания нашли отражение в особенностях расположения поселений с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой, население которых меняло места своего проживания, располагаясь на наиболее удобных на тот момент участках берега.

По величине площади, занимаемой поселениями, памятники с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой можно разделить на две группы. Первую из них составляют островные поселения, их площадь обычно не превышает 500 м². Вторую группу – поселения, преимущественно располагающиеся на материковой части, с площадью около 1000–3000 м² (чаще 1000–2000 м²). Различия в размерах поселений, видимо, связаны с их функциональным назначением, а также особенностями топографии. Островные поселения функционировали менее д лительное время, использовались древними для непродолжительных остановок в ходе занятия промыслом и водных путешествий. В предыдущем разделе данной работы мы уже обращали внимание на удобное расположение островных поселений южного Заонежья в районе прохождения водных путей, связывающих восточный и западный берега Онежского озера. Кроме того, площадь островных поселений зависела от размеров занимаемых ими площадок с намывными песчано–гравийными отложениями, которые ограничивались выходами скал.

Материковые поселения функционировали более длительное время – круглогодично или сезонно. Кроме размеров в пользу этого свидетельствует относительно большая, чем на островных поселениях, мощность культурного слоя, а также факт обнаружения жилища на поселении Вожмариха 1 и наземной постройки на поселении Вожмариха 4 (раскоп 2). При этом на поселении Вожмариха 1 находки локализовались внутри жилищной впадины, что свидетельствует о ее функционировании в холодное время года, а возможно, и круглогодично. В постройке на поселении Вожмариха 4 имелось кострище, но характер залегания находок, в основном вне сооружения, свидетельствует о том, что хозяйственная деятельность велась за его пределами, а поселение функционировало в теплое время года. Видимо, это поселение было сезонным (летним). Также летним, возможно, является поселение Вожмариха 21, в ходе раскопок которого следов каких–либо сооружений обнаружено не было. Таким образом, среди поселений с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой южного Заонежья можно выделить три функциональных типа поселений: 1. Круглогодичного проживания с жилищами–полуземлянками. 2. Сезонные, с наземными постройками или без таковых, которые функционировали в течение теплого сезона. 3. Кратковременного посещения, которые находились на островах.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Стратиграфия поселений в районе залива Вожмариха примерно следующая: под слоем дерна (около 10–12 см) и подзола (около 10 см) залегает культурный слой, как правило, песок красновато–коричневого, реже оранжевого или светло–коричневого цвета мощностью около 30 см (в западаниях более – 40 см). Материк – песок светло–желтого цвета. Стратиграфия поселений на островах: дерн, подзол – около 10–15 см, песок красновато–коричневого цвета с примесью гальки (культурный слой) – 10–20 см. Материк – поверхность скалы или светло–желтый песок. Как видно, островные поселения отличаются от материковых меньшей мощностью и глубиной залегания культурного слоя.

В ходе раскопок остатки построек были обнаружены на поселениях Вожмариха 1 и 4 (раскоп 2). На поселении Вожмариха 1 полуземлянка была впущена в северную часть впадины мезолитического жилища. Внутри зафиксированы остатки сложенного из камней очага. Контуры постройки в северной, западной и восточной частях совпадали с контурами жилища мезолита. Жилище имело подовальную форму и размер 8×4,5 м, углублено незначительно – около 25 см. Было вытянуто вдоль берега озера. Вход располагался со стороны берега. Контуры постройки четко прослеживались по распространению находок, которые локализовались по его периметру с внутренней стороны. В северной части постройки были найдены развалы нескольких гребенчато–ямочных горшков. Большая часть находок находилась внутри жилища. Это свидетельствует о том, что оно функционировало преимущественно в холодное время года.

На поселении Вожмариха 4 была исследована наземная постройка подовальной формы размером 7,7×4,2 м, в северной части которой были прослежены следы кострища, хотя камни от очага обнаружены не были (рис. 58). Видимо, она имела каркасную конструкцию. Сооружение было устроено в естественном углублении, образованном с одной стороны склоном террасы, с другой – прибрежным намывным валом. Контуры постройки достаточно четко прослеживались по распространению находок, которые локализовались по его периметру, но не с внутренней, как на поселении Вожмариха 1, а с внешней стороны. Это свидетельствует о том, что основная хозяйственная жизнь происходила вне пределов данного сооружения, которое функционировало в теплое время года. Среди находок были представлены развалы сосудов с гребенчато–ямочным орнаментом. Вблизи от постройки были исследованы четыре ямы, в одной из которых был найден развал сосуда. Следует также отметить, что на поселении Вожмариха 4 визуально прослеживаются не подвергавшиеся раскопкам четыре впадины, которые располагаются в один ряд вдоль древнего берега и предположительно являются остатками полуземляночных жилищ.

На прочих памятниках с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой каких–либо построек или сооружений не было обнаружено, за исключением поселения Вожмариха 21, где была зафиксирована небольшая каменная кладка, которая залегала в слое песка с примесью золы и, вероятно, представляла собой небольшой очаг (рис. 20). Также заметим, что впадины, видимо, являющиеся остатками полуземляночных сооружений, имеются на поселениях Вожмариха 7 и Вертилово 2 (соответственно 5 и 4 ед.).

Изучение инвентаря поселений с гребенчатоямочной и ромбо–ямочной керамикой затруднено тем обстоятельством, что большая часть поселений содержит смешанные комплексы, включающие материалы неолита и энеолита, в которых сложно вычленить изделия, сопутствовавшие данным типам керамики. В табл. 9 приводятся данные по памятникам, где количество гребенчато–ямочных и ромбо–ямочных сосудов составляет не менее двух третей. В таблицу также включены данные по поселению Вожмариха 1. Это касается находок, обнаруженных в северной части впадины, вместе с развалами гребенчато–ямочньгх сосудов. Также в таблице указаны данные по поселению и могильнику Букольников, где большая часть каменного инвентаря была обнаружена в погребениях.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таблица 9. Инвентарь поселений с гребенчато-ямочной и ромбо-ямочной керамикой

Состав каменного сырья, который использовало древнее население в позднем неолите, не изменился по сравнению с предшествующими периодами мезолита и неолита. Широко применялся сланец, прежде всего для изготовления деревообрабатывающего инструментария. Всего на рассматриваемых поселениях найдено 2 топора (см., например рис. 165:1), 13 тесел (рис. 107:1,108:1,3,4,109:3,4,7, 110: 1,135: 1 и др.), 1 долото и 7 стамесок (рис. 109:2,5,135: 6).

Из сланца, а также кварцита и песчаника изготовлены абразивы. Всего найдено 15 шлифовальных плит (6 сланцевых, 7 кварцитовых и 2 песчаниковые). Прочий абразивный инструмент представлен предметами из сланца (8 ед.) и кварцита (1 ед.).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Для изготовления скребущего инструмента по–прежнему широко применялся кварц, однако использовались также кремень, лидит, в редких случаях сланец. Всего найдено 29 кварцевых (рис. 113: 1–3, 5, 6, 7, 14, 15 и др.), 29 кремневых (рис. 111: 1–7, 11, 12; 112: 1, 7, 13 и др.), 12 лидитовых (рис. 111: 8, 13; 112: 3, 9 и др.) и 2 сланцевых скребка. Отметим, что на поселении с чистым комплексом гребенчато–ямочной керамики Вожмариха 4 (раскоп 2) кремневых скребков найдено больше, чем кварцевых. По–прежнему встречаются кварцевые долотовидные орудия (найдено 14 экземпляров). Изредка – кварцевые и сланцевые скребла, а также кварцевые и кремневые скобели.

В основном кварцевыми продолжают оставаться резцы. Их найдено 11 экземпляра (см., например, рис. 113: 8,12). Кремневых известно всего 5 (см. например, рис. 112: 2), лидитовых – 1.

Кремень широко применялся для изготовления ножей (найдены 10 экземпляров) (рис. ПО: 3; 111: 9; 7/48: 11 и др.), а также наконечников стрел (12 экземпляров) (рис. ПО: 4, 111: 14–17 и др.) и копий (1 экземпляр в мотльнике Букольников (рис. 176:11). Данные виды изделий могли изготавливаться из лидита, сланца и кварца, правда, все они происходят из смешанных комплексов (в основном из поселений о. Радколье).

Из сланца и янтаря, судя по находкам в погребениях могильника Букольников, делались украшения (рис. 176: 1, 2, 12).

Отметим также редкую находку на поселении Радколье 2 обломка сланцевого дисковидного орнаментира для нанесения гребенчатого штампа на глиняную посуду (рис. 193: 9).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Для изучения каменного инвентаря населения с гребенчато–ямочной керамикой особый интерес представляет поселение Вожмариха 4 (раскоп 2), где получен чистый комплекс керамики данного типа. Всего в коллекции представлено 120 индивидуальных находок и 1266 отходов каменной индустрии. Среди готовых изделий практически все выше перечисленные функциональные виды, за исключением украшений. Интересно, что среди находок преобладают предметы из кремня – режущие и скребущие орудия, а также наконечники стрел. Они составляют 39% от всех индивидуальных находок. На втором месте (30%) – изделия из сланца: тесла, стамески, долото и некоторые другие. Далее кварц (21%) – скребущие и режущие орудия. Прочие виды каменного сырья – 10%. Среди отходов производства на первом месте – сланец (78%), на втором – кварц (13,5%), на третьем – лидит (6%) и только на четвертом – кремень (2,5%). Утилизация кремня составляет 59%. Каменный инвентарь из поселения Вожмариха 4 находит аналогии на других поселениях с гребенчато–ямочной керамикой Карелии, например, поселении Черная Губа 9 (Витенкова, 2002. С. 110–118).

Всего из поселений южного Заонежья происходит 113 сосудов (более 1199 фрагментов) гребенчато–ямочной керамики и 42 сосуда (220 фрагментов) ромбо–ямочной керамики. Наибольшие серии сосудов гребенчато–ямочной керамики получены на поселениях Вожмариха 4 (раскоп 2) – 27, Вожмариха 21 – 25, Радколье 2 – 18, Вожмариха 1 – 7, а также Вожмариха 27 и Радколье 3 – по 6 сосудов. Ромбо–ямочная керамика в наибольшем количестве обнаружена на поселениях Вожмариха 21–21 сосуд, Радколье 1–7 сосудов и Радколье 3 – 6 сосудов. Формы венчиков гребенчато–ямочных и ромбо–ямочных сосудов приводятся на рис. 215–217, 219, 222, 223.

Облик гребенчато–ямочной керамики из поселений южного Заонежья в целом соответствует описанию, приводимому в работе И. Ф. Витенковой (2002. С. 61–103) (см., например, рис. 18, 259: 1–5; 260: 1–10; 261: 1–4, 7, 8; 262: 6). Сосуды круглодонные, полуяйцевидной формы. В качестве примеси к глиняному тесту использовались песок и дресва. Толщина стенок 0,7–1 см. Диаметр устья различен, примерно треть горшков имеют диаметр около 30–40 см, около четверти – более 40 см, примерно столько же – 20–30 см. Остальные диаметром до 20 см. Отмечено два горшка диаметром более 50 см. Венчики, как правило, кососрезанные внутрь с гребенчатым орнаментом по срезу, который в редких случаях дополняют ямки. Имеются также сосуды с гофрированными венчиками, но их в среднем в три раза меньше, чем сосудов с кососрезанными венчиками. Стенки сосудов украшает орнамент из чередующихся горизонтальных поясов, которые образуются оттисками гребенчатого штампа, а также округлыми ямками конической или цилиндрической формы диаметром около 0,6–0,7 см. На отдельных горшках данные элементы орнамента могут образовывать геометрические фигуры в виде треугольников или ромбов. На разных сосудах соотношение ямочного и гребенчатого орнамента различно.

Следует отметить, что сосуды, происходящие из разных поселений, различаются по особенностям оформления венчика и орнаментации стенок. Причем различия эти, видимо, имеют в основе хронологические причины. Речь идет, с одной стороны, о поселениях Вожмариха 1 и 4, с другой – Вожмариха 21. Как мы полагаем, данные памятники отражают разные периоды бытования гребенчато–ямочной керамики в южном Заонежье. Наиболее ранним является поселение Вожмариха 1, несколько более поздним – Вожмариха 4 (раскоп 2). Поселение Вожмариха 21 отражает финальный период бытования гребенчато–ямочной керамики в южном Заонежье. Сосуды с первых двух памятников весьма схожи между собой по особенностям орнаментации и оформлению венчика. В их орнаменте доминируют пояса гребенчатого штампа в сочетании с ямками, венчики в абсолютном большинстве случаев кососрезанные внутрь с гребенчатым орнаментом по срезу. В орнаментации стенок встречаются геометрические композиции. Гофрированных венчиков на поселении Вожмариха 1 нет вообще, на поселении Вожмариха 4 они единичны (в пять с лишним раз меньше, чем кососрезанных). На поселении Вожмариха 21 наблюдается обратная ситуация. У более половины сосудов венчики гофрированные, кососрезанные с гребенчатым орнаментом редки, их примерно в пять раз меньше, чем гофрированных. Орнаментация стенок предельно проста, в ней доминируют ямки, как правило, округлые, в отдельных случаях – подовальные, а гребенчатый орнамент встречается реже. Можно полагать, что более широкое использование гофрированных венчиков и доминирование ямочной орнаментации являются чертой, характерной для поздней стадии развития гребенчато–ямочной керамики в южном Заонежье.

Форма ромбо–ямочных сосудов из поселений южного Заонежья, видимо, была аналогична сосудам с гребенчато–ямочным орнаментом. В качестве примеси к глиняному тесту использовались песок и дресва. Толщина стенок 0,7–1 см. Диаметр горла в большинстве случаев составлял 30–50 см, редко встречаются сосуды меньшего размера, диаметром 20 см. Оформление венчиков довольно разнообразно, встречаются гофрированные, Г-образные, подтреугольной в сечении формы, однако наиболее распространены кососрезанные внутрь венчики, орнаментированные оттисками гребенчатого или гладкого штампа. Ромбические ямки, как правило, покрывают всю поверхность сосудов, в отдельных случаях в верхней части горшка они образуют геометрические (треугольные) формы (см., например, рис. 259: 8; 261: 5,6; 262:1–5; 263:1–7).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В целом ромбо–ямочные сосуды отличаются большим разнообразием, чем гребенчато–ямочные. Это касается как технологических моментов (состав примеси, качество обжига, толщина стенок), так и декоративных (оформление венчика, форма и размер ямок). Особенно это заметно на примере коллекции из поселения Вожмариха 21, где получена серия из 21 ромбо–ямочного горшка.

Интересен вопрос о соотношении гребенчатоямочной и ромбо–ямочной посуды на одном памятнике, который также может быть рассмотрен на примере поселения Вожмариха 21, где были получены примерно одинаковые по численности серии сосудов обоих типов керамики. Та и другая керамика имеют черты как сходства, так и различия. Схожей была технология производства глиняной посуды – сырье, манера лепки, размеры и форма сосудов, оформление венчиков, применение гребенчатых штампов для декорирования. Отличия касаются деталей – ромбо–ямочные горшки в целом несколько меньшего размера, у них более разнообразные формы венчиков, больше варьирует толщина стенок горшков. Можно полагать, что та и другая керамика стадиально едина, но изготавливалась людьми, у которых технологические традиции производства глиняной посуды различались. Это, конечно, не исключает возможности одновременного использования той и другой посуды на одном поселении, однако, на наш взгляд, делает такую возможность маловероятной. Скорее всего, бытование обоих типов посуды на поселении Вожмариха 21 близко хронологически, но не одновременно.

Большое значение для изучения памятников позднего неолита имеет открытие на о. Букольников грунтового могильника. В ходе разведки 2009 г. в северной части острова было найдено поселение, на котором получен комплекс ямочно–гребенчатой и асбестовой керамики. При раскопках в шурфе были выявлены два погребения, одно из которых (№ 2) было частично разрушено имеющимся в этой части острова старым песчаным карьером (рис. 62). В расчищенных ямах обнаружены костные останки людей [3] , которые имели плохую сохранность. Оба погребения были посыпаны красной охрой. Сохранившееся погребение было вытянутой подовальной формы и размером около 2,4×0,6 м, глубиной около 0,2 м. Сохранившаяся часть разрушенного погребения имела подчетырехугольную форму и размер 0,73 х

48 м, глубину 0,21 м. В обеих могилах, судя по сохранившимся фрагментам черепа, умершие были ориентированы головой на северо–запад. В погребении № 1 был прослежен слой бересты [4] , который перекрывал костные останки (очевидно, умерший в процессе совершения погребения был покрыт берестой). Также в погребениях был найден сопровождающий инвентарь. Среди найденных предметов в погребении 1 были представлены янтарная пуговица, сланцевая подвеска, обломок кремневого наконечника копья, лидитовый скребок (рис. 176: 2, 7, 11); в погребении 2 – янтарное кольцо, сланцевая подвеска, кремневый наконечник стрелы (рис.: 176:

4, 12). По бересте, которой был покрыт умерший в погребении 1, была получена радиоуглеродная дата 4740 ± 60 л. н. (ЛЕ 9391), что позволяет отнести памятник к позднему неолиту и связать с культурой гребенчато–ямочной керамики, хотя данная посуда не входила в состав погребального инвентаря и не была обнаружена в погребениях. Материал из погребений, в частности находки сланцевых подвесок и янтарных украшений, соответствует данному хронологическому определению, так как эти виды изделий характерны для памятников с гребенчатоямочной керамикой (Археология, 1996. С. 116; Витенкова, 2002. С. 119, 132).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Открытие могильника Букольников 1 является первой находкой такого рода на территории Карелии, где поздненеолитические могильники до настоящего времени не были известны. По мнению И. Ф. Витенковой, ближайшим, относящимся, по–видимому, к культуре гребенчато–ямочной керамики, является могильник Репище в Новгородской области, который датируется 4670 + 120 л. н. (Археология, 1996. С. 106). Как видно, датировка могильника Репище близка датировке могильника на о. Букольников. Погребальные комплексы обоих памятников также имеют явные черты сходства, которые касаются размеров и формы могильных ям, использования охры при засыпке могилы, широтной ориентации погребений, состава сопровождающего инвентаря, в котором были обнаружены янтарные украшения, кремневые наконечники стрел и копий, ножи, скребки и другие находки. Интересно, что могильник Репище, как и Букольников, находился на неолитической стоянке (Зимина, 1984. С. 98–109).

Хронология поселений с гребенчато–ямочной керамикой южного Заонежья выявляется благодаря наличию радиоуглеродных определений, с учетом данных палеогеографии, а также присутствию в составе смешанных комплексов керамики иных типов. По мнению И. Ф. Витенковой, хронология поселений с гребенчато–ямочной керамикой на территории Карелии определяется в пределах первой половины III тыс. до н. э., хотя в некоторых случаях она продолжала бытовать до конца III тыс. до н. э. (Археология, 1996. С. 124–125).

С рассматриваемых памятников происходят два радиоуглеродных определения. Из северной части жилища на поселении Вожмариха 1, где найдены развалы гребенчато–ямочных сосудов, получена дата 4900 + 130 л. н. (ЛЕ-6798). Из погребения 1 в могильнике Букольников 1, как отмечалось выше, определена дата 4740 + 60 л. н. (ЛЕ-9391).

Дата из поселения Вожмариха 1 показательна, так как она хорошо соответствует данным палеогеографии, в частности высотному расположению памятника. Это поселение является самым высоко расположенным памятником с гребенчато–ямочной керамикой вожмарихинского археологического комплекса. Его высота над современным уровнем Онежского озера составляет 8,2 м. Культурный слой не несет следов замыва в результате трансгрессии водоема, а керамический материал – следов воздействия воды. Можно полагать, что культурный слой поселения сформировался в момент позднеатлантической трансгрессии водоема (рубеж ГV–III тыс. до н. э.), когда уровень Онежского озера превышал современный примерно на 7 м. Как видно, результаты радиоуглеродного датирования совпадают с данными палеогеографии. Таким образом, можно констатировать, что хронология поселения с гребенчато–ямочной керамикой Вожмариха 1 определяется началом III тыс. до н. э.

Примерно этим временем или чуть позднее может быть определено время бытования поселения Вожмариха 7, которое также приурочено к внутренней части залива Вожмариха, но находится южнее поселения Вожмариха 1. Памятник залегает на высоте 6,7 м над современным уровнем Онежского озера и не имеет следов замыва культурного слоя.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Более позднюю стадию бытования гребенчато–ямочной керамики в районе залива Вожмариха фиксирует поселение Вожмариха 21. В пользу такого вывода свидетельствует ряд обстоятельств. Прежде всего, факт присутствия на поселении хронологически поздней ромбо–ямочной керамики, которой нет на поселении Вожмариха 1 и 4. Стоянка Вожмариха 21 находится в самой южной части вожмарихинского археологического комплекса, в непосредственной близости от нынешнего берега Онежского озера, на относительно небольшой высоте 4,2 м от современного уровня воды. Керамический материал несет следы воздействия воды, очевидно, что данная площадка заливалась водой в результате трансгрессии водоема. Вблизи стоянки находятся два позднеэнеолитических поселения с асбестовой керамикой Вожмариха 18 и 19. Видимо, поселение Вожмариха 21 возникло после того, как внутренняя часть залива Вожмариха заболотилась и его берега стали непригодны для проживания. Это могло иметь место в период регрессии Онежского водоема, максимум которой во время бытования гребенчато–ямочной керамики пришелся на период после 4800 л. н. (Елина, Филимонова, 1999. С. 25). Таким образом, наиболее вероятное время бытования поселения Вожмариха 21 может быть определено второй четвертью III тыс. до н. э., при этом комплекс гребенчато–ямочной посуды сформировался несколько раньше ромбо–ямочной.

Тогда же или несколько ранее могло бытовать поселение Вожмариха 27, которое также находится в южной части вожмарихинского комплекса, залегает на высоте 5,2 м от уровня Онежского озера и имеет в составе керамического комплекса гребенчато–ямочную и ромбо–ямочную посуду.

Еще одно поселение с гребенчато–ямочной керамикой – Вожмариха 4 (раскоп 2) – с точки зрения относительной хронологии занимает промежуточное положение между более ранним поселением Вожмариха 1 и более поздним – Вожмариха 21. Об этом свидетельствует его расположение на берегу внутренней части залива Вожмариха, но на меньшей (5,5 м) высоте, чем поселение Вожмариха 1. Видимо, данное поселение связано с периодом регрессии водоема конца атлантического периода, но возникло когда уровень водоема еще не достиг своего минимума и внутренняя часть залива оставалась пригодной для проживания. Найденная на поселении керамика не имеет следов воздействия воды, очевидно, данная площадка уже не заливалась в ходе последующей трансгрессии. Таким образом, наиболее вероятное время бытования поселения лежит в пределах первой четверти III тыс. до н. э.

Следует заметить, что, судя по имеющемуся радиоуглеродному определению (4740 + 60 л. н. (ЛЕ 9391)), концом первой четверти 3 тыс. до н. э. датируется могильник на о. Букольников, где погребения залегают на высоте около 4 м над современным уровнем Онежского озера.

Второй половиной 3 тыс. до н. э. можно датировать поселение Вертилово 2 (высота 3–4 м), где в шурфе найдены фрагменты ромбо–ямочной керамики.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Остров Радколье регулярно посещался древним населением на протяжении всего периода бытования гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамики. Данные типы керамики представлены на памятниках, залегающих на высоте от 2,5 до 8 м.

Можно полагать, что освоение более высоко расположенных участков (Радколье 2,3) происходило в период трансгрессии водоема – рубеж IV–III тыс. до н. э., а также во второй половине III тыс. до н. э. Население селилось там же, где до этого проживали носители керамики сперрингс и ямочно–гребенчатой. В периоды регрессий (около 2700–2500 гг. до н. э., а также в конце III тыс. до н. э.) население останавливалось на низких участках (Радколье 1, 6, 7), где, кроме гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной, встречается асбестовая керамика, но нет керамики раннего неолита.

В целом, резюмируя вышесказанное, можно представить следующую хронологическую динамику бытования поселений с гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамикой в южном Заонежье. Наиболее древним является поселение Вожмариха 1, которое существовало в начале III тыс. до н. э. Тогда же могли осваиваться участки на о. Радколье, занятые поселениями Радколье 2, 3. Примерно в это же время или чуть позднее возникло поселение Вожмариха 7. Еще позднее, но в пределах первой четверти III тыс. до н. э., бытовало поселение Вожмариха 4 (раскоп 2). В конце первой четверти III тыс. до н. э. возник могильник на о. Букольников. Наконец, второй четвертью III тыс. до н. э. могут быть датированы поселения в южной части комплекса – Вожмариха 21, 27, а также стоянки Радколье 1, 6, 7. Поселение Вертилово 2 с ромбо–ямочной керамикой бытовало во второй половине III тыс. дон. э. Тогда же носителями ромбо–ямочной керамики могла осваиваться территория поселений Радколье 2, 3. В конце III тыс. до н. э. мог сформироваться культурный слой с ромбо–ямочной керамикой на поселениях Радколье 1, 6,7.

6. Поселения энеолита с асбестовой керамикой

На территории южного Заонежья керамика с примесью толченого асбеста в глиняном тесте найдена на 13 поселениях. Почти везде она содержится в составе смешанных комплексов, причем в шести случаях – в виде незначительной примеси.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Наибольший интерес для изучения круга древностей с асбестовой посудой имеет поселение Вожмариха 19, где в раскопе 88 м² получен относительно чистый керамический комплекс из 44 сосудов с примесью асбеста (только 1 горшок относится к другому типу керамики – гребенчатоямочной). Среди остальных памятников предположительно чистые комплексы асбестовой керамики имеют поселения Вожмариха 18 и Керкостров 3, однако они только разведаны, раскопки на них не проводились, кроме того, культурный слой поселения Керкостров 3 на всю глубину разрушен распашкой.

В составе смешанных комплексов асбестовая керамика, как правило, не преобладает. Только на поселении Радколье 7 на два асбестовых и один пористый горшок приходится по одному сосуду гребенчато–ямочной и ромбо–ямочной керамики. На поселении Радколье 1 на 17 гребенчато–ямочных и ромбо–ямочных сосудов – 7 с примесью асбеста. На всех остальных поселениях присутствие асбестовой посуды незначительно – 1–2 горшка. Как правило, в составе смешанных комплексов преобладает неолитическая ямочно–гребенчатая или гребенчатоямочная керамика.

Список памятников с асбестовой керамикой южного Заонежья приводится в табл. 10.

Таблица 10. Поселения с асбестовой керамикой

Название памятникаТип керамики (количество сосудов)Вскрытая площадь (м²)Автор отчета и год проведения работ
1Поселение Вожмариха 4 (раскоп 1)Ямочно–гребенчатая (11), гребенчато–ямочная (2), асбестовая (1)108Мельников, 1996, 2001, 2002
2Поселение Вожмариха 15Сперрингс (3), ямочно–гребенчатая (9), асбестовая (2)100Мельников, 1997; Герман. 2001
3Поселение Вожмариха 18Асбестовая (?)1Мельников, 1998
4Поселение Вожмариха 19Асбестовая (44), гребенчато–ямочная (1)88Мельников, 1999, 2007
5Поселение Вертилово 3Сперрингс (28), ямочно–гребенчатая (4), асбестовая (1)88Мельников, 1997; Герман, 2001, 2002
6Поселение Леликово 1Сперрингс (2), ямочно–гребенчатая (9), гребенчатоямочная (2).асбестовая (1)36Мельников, 1997, 2005
7Поселение Радколье 1Гребенчато–ямочная (10), ромбо–ямочная (7), асбестовая (7)20Мельников, 2007
8Поселение Радколье 3Сперрингс (4), ямочно–гребенчатая(4), гребенчатоямочная (6), ромбо–ямочная (6), асбестовая (1), пористая (1)16Мельников, 2009
9Поселение Радколье 5Гребенчато–ямочная (?), асбестовая (?)12Мельников, 2010
10Поселение Радколье 6Гребенчато–ямочная (4), ромбо–ямочная (2), асбестовая (2)8Мельников, 2010
11Поселение Радколье 7Гребенчато–ямочная (1), ромбо–ямочная (1), асбестовая (2), пористая (1)8Мельников, 2011
12Поселение и могильник Букольников 1Ямочно–гребенчатая (7), асбестовая (1)12Мельников, 2009
13Поселение Керкостров 3Асбестовая(1)12Мельников, 2007

Расположение поселений с асбестовой керамикой в целом соответствует таковому более ранних памятников неолита, они известны в южной части Заонежского полуострова, в районе залива Вожмариха и на островах Кижских шхер (см. рис. 1). На территории вожмарихинского комплекса поселения с асбестовой керамикой находятся в его южной части (см. рис. 2), удалены от современного берега на расстояние от 30 до 150 м и залегают на высоте 2,8–4 м над современным уровнем воды в Онежском озере. На островах население с асбестовой керамикой в основном селилось на тех же местах, где ранее останавливалось неолитическое население. Поселения находятся вблизи берега на такой же высоте 2,5–5 м. Только в одном случае (на поселении Радколье 3) зафиксирована высота 8 м. Относительно низкое расположение поселений связано с существенным снижением уровня воды в Онежском озере в суббореальный период, на который приходится бытование асбестовой керамики. Во время трансгрессий суббореального периода уровень водоема превышал современный на 6 м. В моменты максимумов регрессий опускался ниже современного [5] . Видимо, внутренняя сторона залива Вожмариха большую часть суббореального периода была непригодна для проживания.

Условия залегания поселений аналогичны таковым памятников более ранних периодов. Материковые стоянки находятся на песчаных береговых террасах Онежского озера. Островные поселения залегают на ровных, ограниченных выходами скал площадках с намывными песчано–гравийными отложениями.

Площадь памятников с асбестовой керамикой на территории вожмарихинского комплекса составляет 1250–1500 м², островных поселений обычно не превышает 500 м². Можно полагать, что, как и в неолите, население останавливалось на островах непродолжительное время в связи с занятием промыслом и водными поезд ками.

Стратиграфия поселений с асбестовой керамикой довольно проста: под слоем дерна (до 10 см) и подзола (10–15 см) залегает культурный слой, как правило, песок коричневого или красновато–коричневого цвета с примесью гальки, мощностью около 30 см. В некоторых случаях культурный слой частично или полностью разрушен распашкой (Вожмариха 19, Радколье 1, Керкостров 3). Материк–светло–желтый песок с примесью гальки. Стратиграфия островных поселений со смешанным комплексом инвентаря, как указывалось в предыдущих разделах, отличается меньшей мощностью и глубиной залегания культурного слоя.

В функциональном отношении среди поселений с асбестовой керамикой на территории Карелии выделяют «зимние» поселения с жилищами–полуземлянками и «летние» – без таковых (Жульников, 1999. С. 27–30). В южном Заонежье к первому виду, вероятно, относится поселение Вожмариха 18. Раскопки на нем не проводились, но на поселении имеется крупная жилищная впадина размером около 20×5 м и глубиной 1–1,3 м, которая располагается вдоль древнего берега. Из впадины с уровня пола происходят находки асбестовой керамики. Ко второму виду с определенностью можно отнести поселение Вожмариха 19, которое исследовалось раскопом 88 м². На этом поселении отсутствуют следы стационарных жилищ, но при этом имеется достаточно мощный, насыщенный находками культурный слой, который свидетельствует о длительном времени его функционирования. Так же как и об отдельном виде, можно говорить об островных поселениях, которые по особенностям топографического расположения существенно отличаются от материковых стоянок и, как отмечалось выше, использовались древним населением для кратковременных остановок.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В ходе раскопок на поселении Вожмариха 19 были выявлены следы двух каменных кладок, которые, возможно, являются остатками каких–то конструкций. Следов иных конструкций и сооружений, связанных с культурой асбестовой керамики (кроме упомянутой впадины на поселении Вожмариха 18), зафиксировано не было.

Поскольку в большинстве случаев на поселениях южного Заонежья асбестовая керамика найдена в составе смешанных комплексов, вычленить сопутствующий ей каменный инвентарь не представляется возможным. Единственное поселение, где получен относительно чистый комплекс асбестовой керамики, – Вожмариха 19. С памятника происходит коллекция каменного инвентаря, включающая изделия из сланца, кварца, кремня, лидита и кварцита. Всего 1523 находки из камня, в том числе 171 индивидуальный предмет. Среди сланцевых орудий наконечники стрел, деревообрабатывающий инструментарий, имеется экземпляр коггевидного долота, найдены проколки, заготовки орудий. Кварцевые предметы традиционно представлены скребущими и режущими орудиями, а также осколками со следами использования или обработки. Среди кремневых изделий преобладают скребущие орудия, найден один нож, наконечники стрел, осколки и отщепы со следами работы или обработки. Изделия из прочих пород камня не многочисленны. В целом каменные изделия вполне типичны для поселений с асбестовой керамикой, среди них есть предметы (наконечники стрел, отдельные деревообрабатывающие инструменты), которые позволяют интерпретировать памятник в культурно–хронолошческом отношении. Подробный обзор каменного инвентаря поселения приводится в каталожной части данной работы.

Всего на поселениях южного Заонежья обнаружено 852 фрагмента асбестовой керамики не менее чем от 63 сосудов. К сожалению, на большинстве памятников посуда имеет плохую сохранность, керамика измельчена, с многих поселений происходят единичные фрагменты от 1–2 сосудов. Большая часть, 44 горшка (701 фрагмент), найдена на поселении Вожмариха 19, 7 сосудов (44 фрагмента) – на поселении Радколье 1.

Керамика изготовлена методом налепа встык. Диаметр сосудов существенно варьирует – от 10 до 50 см, но большинство горшков имеет диаметр около 40 см. Толщина стенок 0,4–0,7 см. Преобладают утолщенные венчики с прямым срезом. Имеются Г-образные, Т-образные венчики. Как правило, срез венчика украшен гребенчатым орнаментом, хотя изредка присутствуют ямки, оттиски трубочки и ногтевые вдавления. Стенки украшены гребенчатым орнаментом, который образует стандартные композиции: горизонтальные пояса из наклонно поставленных оттисков, вертикальный, а также горизонтальный зигзаги. Встречаются отдельные горшки, украшенные ямками или оттисками трубочки (см., например, рис. 256:1–6; 257:1, 4–7; 258: 1–4, 6, 8).

Сосуды с поселений южного Заонежья имеют многочисленные аналоги среди других памятников с асбестовой керамикой Карелии. Значительная часть сосудов с поселений Вожмариха 19 и Радколье 1 может быть связана с поздней стадией развития керамики типа Оровнаволок XVI (Жульников, 1999. С. 50–53).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Определение хронологии и периодизации памятников с асбестовой керамикой южного Заонежья затруднено из–за отсутствия радиоуглеродных дат и может быть осуществлено на основе данных палеогеографии, а также схемы периодизации памятников с асбестовой керамикой, разработанной А. М. Жульниковым (1999. С. 75–80). Последняя, впрочем, также не всегда применима ввиду малочисленности и плохой сохранности полученного на многих поселениях керамического материала.

К числу наиболее ранних памятников с асбестовой керамикой на основе данных палеогеографии может быть отнесено поселение Вожмариха 4 (раскоп 1). Керамический комплекс стоянки в основном включает фрагменты ямочно–гребенчатых сосудов, однако среди находок также представлены осколки от одного сосуда с примесью асбеста. О раннем характере памятника свидетельствуют особенности его расположения – это единственное поселение с асбестовой посудой, которое находится в центральной части вожмарихинского комплекса на древнем берегу внутренней части залива Вожмариха. Высота памятника составляет 5,2 м. Можно предположить, что поселение с асбестовой керамикой существовало там в период трансгрессии Онежского озера второй половины III тыс. до н. э., когда поднявшийся уровень воды вновь сделал на какое–то время пригодной для проживания внутреннюю часть залива Вожмариха. В дальнейшем понижение уровня водоема привело к ее заболачиванию и жить там стало невозможно.

Видимо, также в период максимума трансгрессии Онежского водоема существовало поселение Радколье 3. Об этом свидетельствует его удаленность и высота расположения относительно современного берега Онежского озера – соответственно 46 и 8 м. Это самая большая высота, на которой в южном Заонежье найдена асбестовая керамика. Таким образом, данное поселение также может быть датировано в пределах второй половины III тыс. до н. э.

Позднее существовало поселение с относительно чистым комплексом асбестовой керамики – Вожмариха 19. Как отмечалось, на этом памятнике представлена посуда, которая связана с поздней стадией развития керамики типа Оровнаволок ХVІ, датируемой 2300–2000 гг. до н. э. Поселение находится на высоте 2,8 м над современным уровнем Онежского озера. Учитывая то, что часть из найденной на поселении керамики имеет следы окатанности водой, можно полагать, что площадка поселения в дальнейшем затапливалась водой в результате поднятия уровня воды в Онежском озере. Таким образом, поселение может быть датировано концом III тыс. до н. э., когда уровень воды был минимальным.

Возможно, данным отрезком времени (2300– 2000 гг. до н. э.) датируются поселения Радколье 1 и Радколье 6, где получена серия сосудов, относящихся к тому же типу, что и на Вожмарихе 19. Памятники залегают на высоте около 3,5 м над современным уровнем воды в Онежском озере.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С регрессией Онежского водоема первой половины II тыс. до н. э. может быть связано бытование низко расположенных (2,4–2,7 м) поселений Радколье 5,7 и Керкостров 3.

Еще один памятник – Вожмариха 18 – возможно, связан с финалом бытования асбестовой керамики на территории южного Заонежья. Поселение залегает на высоте 4 м, однако его культурный слой на уровне пола жилища подтапливается грунтовыми водами. Очевидно, что проживание в жилище было возможным в период существенного понижения уровня Онежского озера, которое, по данным И. Н. Демидова, в суббореальный период опускалось на 1–2 м ниже современного (Демидов, 2001. С. 237). Судя поданным Э. И. Девятовой, минимальные отметки Онежское озеро имело примерно в середине II тыс. до н. э. (Дявятова, 1988), когда, видимо, и бытовало данное поселение.

// Древние поселения южного Заонежья (мезолит — энеолит)
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2013. 409 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф