Метки текста:

Коллекция музея-заповедника «Кижи» Музеефикация Музейные коллекции

Фондовое собрание музея-заповедника «Кижи» VkontakteFacebook

Сбор предметов в окрестностях острова Кижи сотрудниками Кижского отдела КГКМВ.А.Гущина и А.Т.Беляев с экспонатами по дороге из дер.Пялозеро в дер.Пелусозеро. 1972 г.Экспедиция в село Сенная Губа (Моталово). 1967 г. Савелий Ямщиков, Борис Гущин, Геннадий Ланкинен.Н.И.Шилов во время экспедиции в Пряжинский район Карелии, дер.Кармелисто. 2002 г.Погрузка экспонатов в селе Шелтозеро (1984 г.)Динамика комплектования фондов музея-заповедника «Кижи» в 1966-2004 гг.За сбором экспонатов В.А.Гущина, дер. Каккарово Прионежского района. 1984 г.Состав основного фонда музея-заповедника «Кижи» по состоянию на 01.07,2005Участники экспедиции с жителями дер.Черкассы. 2004 г.Погрузка ушкуя в дер.Фоймогуба. 2005 г.О.А.Набокова во время экспедиции в дер.Онежаны. 2003 г.

Музейное собрание стало складываться задолго до создания самого музея. Первые шаги на этом пути относятся к 1950–м годам, когда на острове, параллельно с реставрацией памятников Кижского погоста, начала формироваться широкая архитектурная экспозиция. Предчувствуя рождение музея, жители окрестных деревень передавали предметы старого быта архитекторам и реставраторам, или приносили их прямо на реставрационную площадку. К началу 1960–х годов предметы заполнили подсобные и пустовавшие помещения острова. Часть из них использовалась на небольшой, стихийно образовавшейся выставке в одной из изб дома Ошевнева. К началу летнего сезона 1961 года экспонаты выставки принял только что образованный Кижский отдел Карельского государственного краеведческого музея. С этого момента формирование коллекций приняло упорядоченный характер.

Фонды, которыми располагал новый отдел, насчитывали пять сотен предметов. Из них 180 предметов ранее выставлялись в доме Ошевнева; почти столько же было отобрано в фондах Краеведческого музея. Остальные экспонаты изготовил художник специально для будущей экспозиции. Первые же действия нового отдела были направлены на пополнение кижских коллекций. Как вспоминает один из первых научных работников отдела Н.И.Долголенко, люди «охотно продавали и дарили для музея интересные, старинные, или как они называли «досюльные» вещи: прялки, сохи, бороны, жернова, ткацкие станы, косы–горбуши, домашнюю утварь, одежду и т.д. Возвращались мы всегда в музей на моторной лодке, нагруженной до верху интересными трофеями». География сбора ограничивалась окрестностями острова Кижи или деревнями в Кижских шхерах. В 1965 году, при подготовке к восстановлению на острове дома карельского крестьянина Яковлева, Кижский отдел впервые вышел за пределы Заонежья и направил экспедицию в Пряжинский (тогда Прионежский) район Карелии.

Коллекции, собранные в 1961–1965 гг. сотрудниками Кижского отдела Н.В.Воробьевым, Н.И.Долголенко, Н.М.Кожариной, А.Т.Беляевым стали началом фондового собрания будущего музея. В апреле 1966 года уже самостоятельный музей–заповедник «Кижи» принял от Государственного краеведческого музея 1035 предметов. В основном, они характеризовали бытовую культуру крестьян южного Заонежья, но 127 предметов происходили из мест проживания карел–ливвиков. Отныне одним из основных направлений деятельности музея стало комплектование фондового собрания.

Главным источником новых поступлений всегда были полевые работы. Начиная с 1966 года, музей осуществил более 130 экспедиций, причем выезды в окрестности о.Кижи были так многочисленны, что не подлежали исчислению. Даже в последние десять лет, крайне сложные для всех российских музеев, ежегодные экспедиции не прекращались. Сеть маршрутов охватила почти всю территорию Карелии и распространилась на сопредельные районы Ленинградской, Вологодской и Архангельской областей. Нередко экспедиции проводились в тесном сотрудничестве с другими музеями и научными учреждениями Карелии. При поиске предметов всегда находились добровольные помощники из числа местных жителей, и полевые отчеты наполнены словами признательности. Музей практиковал и другие формы собирательской деятельности: деловые связи с антикварными магазинами, с органами таможенного досмотра, листовки и обращения к местным жителям в средствах массовой информации. Так, в начале 1990–х годов, нуждаясь в старинной швейной машине, музей обратился за помощью в местные газеты. Через краткий срок поступило более 100 предложений, из которых были отобраны лучшие. Сейчас в музее сформирована коллекция почти всех видов швейных машин, бытовавших у населения Олонецкой губернии на рубеже XIX–XX вв. Контакт с коллекционерами позволил создать прекрасные коллекции поддужных колокольчиков, а также произведений медно–литой пластики работы мастеров–старообрядцев поморского толка.

Научные сотрудники, участвовавшие в экспедициях шоферы, смотрители и экскурсоводы вносили посильный вклад в общее дело. И все же на фоне всеобщей заинтересованности хотелось бы выделить тех специалистов, чей труд в значительной степени создавал полноту и качество фондов. Прежде всего, это первое поколение музея–заповедника «Кижи» – А.Т.Беляев, Б.А.Гущин и В.А.Гущина, Д.В.Богданов, И.М.Гурвич, Л.В.Трифонова, С.В.Воробьева, М.А.Витухновская, Г.Ю.Бурканов. В 1980–1990 годах к ним присоединились Е.И.Яскеляйнен, Ю.М.Наумов, Р.Б.Калашникова, Г.И.Фролова, Е.М.Наумова, Т.Г.Тарасова, Л.С.Харебова, Н.И.Шилов. В 2000–х годах к формированию фондов подключились В.А.Тере, Н.К.Павлова, О.А.Скобелев, Е.Г.Любимцева.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В ходе формирования фондового собрания музей должен был решить немало проблем. Так, из «домузейного» периода пришла проблема атрибуции и приема в фонды того множества вещественных памятников, которое скопилось на острове в 1950–х годах. Эта кропотливая, трудоемкая работа, никогда не попадавшая под софиты официального или общественного внимания, длилась вплоть до начала 2000–х годов и привнесла в собрание музея немалое количество раритетов и даже уникальных коллекций.

Проблемы иного рода были связаны с отбором предметов. Принципы отбора, как правило, определялись научными и, в значительной мере, общественными взглядами на содержание народной культуры. Долгое время народная культура понималась исключительно как патриархальная культура крестьянства. Считалось, что памятники культуры разных народов обязательно должны проявлять яркие этнические особенности. И, наконец, предметы должны обладать высокими художественными достоинствами, которые преимущественно виделись в изобилии украшений. Сейчас критический взгляд на прошлое порой заставляет сожалеть о содеянном. Воссоздавая идеальные интерьеры северных храмов, реставраторы освободили их от десятков, если не сотен предметов. Многие бесследно исчезли, а вместе с ними исчезли следы традиционного народного радения, которое поддерживало жизнь храмов. После длительных трудов удалось вернуть лишь небольшую часть утраченного. Например, научному сотруднику Е.И. Яскеляйнен и художнику–реставратору Е.М.Наумовой понадобилось почти десять лет, чтобы в конце 1990–х годов из груды заплесневелого тряпья родилась коллекция храмового облачения и одежд священнослужителей из церквей Кижского погоста.

История музейного собрания имеет примеры и иного рода, когда с течением времени кажущиеся недостатки стали расцениваться как одно из немаловажных достоинств. Изначально фонды музея служили дополнением к памятникам народного деревянного зодчества. Преимуществом пользовались предметы крестьянского быта, которые, наполняя интерьеры построек, должны были моделировать прошлое и показывать, что особенности архитектуры обусловлены потребностями крестьянской жизни, с одной стороны, и этническими различиями, с другой. Но фонды музея пополнились рядами, на первый взгляд, однотипных предметов, и коллекции приобрели несколько монотонный характер. Позднее полевые и научные изыскания показали, что способы хозяйствования и сопутствующие им предметные комплексы из разных этнических районов проявляют крайне незначительные отличия, а традиции далеко не всегда поддерживают пышную декоративность обыденных предметов. Сейчас очевидно, что типологические ряды предметов дают уникальную возможность проследить на примере вещественных памятников процессы взаимодействия разных культурных традиций, бытовавших в Карелии на протяжении длительного времени.

В середине 1980–х годов, когда архитектурная экспозиция музея приобрела современный вид, музей вступил в длительный период пересмотра отдельных установок. В экспериментах рождались новые направления научной и экспозиционной работы, и они, в свою очередь, расширяли тематический состав коллекций. Так, в фонды стали поступать предметы городского быта, комплексы предметов, характеризующих бытовую культуру разных сословий, архивы и библиотеки крестьянских семей. Принцип комплексности вещественных характеристик, ранее относившийся к этническим ареалам, распространился на конкретное поселение и даже на отдельную семью. Стала формироваться этнографическая часть коллекции фотоматериалов. Значительное внимание было уделено и фактам, указывающим на существование старых традиций в современности. Выросла роль источников об истории края. Изыскания в области древней истории привели к созданию постоянно растущей археологической части собрания. Немаловажную роль сыграло углубленное изучение фондов и непрекращающаяся практика музейных сборов.

Основная цель музейного собрания видится сейчас в достоверном отражении традиционной культуры народов Карелии как составной части традиционной культуры Русского Севера.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Объем фондов в 2005 году превысил 41000 предметов и продолжает активно увеличиваться. Многие коллекции могут быть признаны уникальными. Музей обладает, пожалуй, наиболее полным сводом вещественных и изобразительных источников о народном деревянном зодчестве Карелии. В состав собрания входят целые иконостасные комплексы, а также элементы убранства, сохраняющие традицию оформления обонежских храмов. Коллекция медно–литой пластики дает представления об исканиях «истинной веры», напоминает о трагической судьбе старообрядчества и широких симпатиях к раскольникам Даниловского общежительства. Ранние работы мастеров Выгозерья отмечают начальные этапы мастерства, получившего массовое признание на Европейском Севере России. Этнографическая часть собрания позволяет охарактеризовать не только хозяйственную жизнь или технологические навыки крестьянства Карелии, но и приоткрыть духовный мир её жителей, связанный с древними традициями или быстротекущим временем. Фотогалерея жителей Олонецкой губернии XIX – начала XX вв. предоставляет уникальные дополнения к этнографическим портретам русских, карел, вепсов из разных слоев населения. Документы из крестьянских архивов, свидетельствуют об образованности, особенностях сохранения и передачи крестьянского знания, о памяти рода. Собрание письменных источников хранит рукописи XVI – XVIII веков, книги кириллической и гражданской печати XVII–XX веков, а также документы XIX века.

Музейное собрание имеет уже сложившийся, ярко индивидуальный характер. Его значение как свода исторических источников постоянно растет. Тому служит практика целенаправленной полевой работы, закрывающая лакуны, тщательное документирование предметов и коллекций, электронная обработка информации. Качество и полнота музейных фондов уже сейчас является аргументирующей базой для всех видов музейной деятельности и может служить потенциальным фундаментом для самых разных изысканий в области этнографии и истории народов Карелии и Русского Севера.

* * *

Подавляющее большинство предметов в фондах музея–заповедника «Кижи» являются этнографическими источниками и несут информацию об особенностях традиционной культуры коренных народов Карелии. Однако ядром собрания можно считать предметы повседневной крестьянской жизни прошлых времен. Их пополнение и сохранение всегда составляло одно из главных направлений музейной деятельности. Через сорок лет после своего рождения музей по праву может считаться обладателем самого полного собрания вещественных памятников, представляющих предметный мир крестьянства Олонецкой губернии XIX – начала XX веков. В середине 1980 годов научные интересы музея расширились и в фонды стали поступать предметы, характеризующие бытовую культуру горожан, представителей разных сословий. Численность новых тематических коллекций ещё невелика, но они позволяют создать базу вещественных источников, характеризующих все население региона.

Этнографические фонды представляют территорию современной Карелии, но часть предметов происходит из сопредельных районов, входивших в состав Олонецкой губернии на рубеже XIX–XX веков или же связанных с ней единством этнической истории. Хронологические рамки основной части собрания охватывают XIX – начало XX вв. отдельные предметы датируются XVI и XVII веками. Часть предметов, отражающая продолжение старых традиций, относятся к XX веку.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Исходя из практических целей, совокупность музейных предметов условно разделена на отдельные коллекции. Деление это основывается на главной особенности хозяйствования олонецких крестьян, жизнь которых представлена в музее наиболее полным образом. Вплоть до первых десятилетий XX века большинство необходимых вещей производилось членами крестьянской семьи или крестьянской общины. Эти предметы являются отражением многовековой технической и технологической культуры обработки и использования основных сырьевых материалов – дерева, металла, текстильных волокон и других органических материалов, керамики или камня. Именно по основному материалу, использованному для изготовления предмета, и происходит деление на коллекции. Однако тематика, которую представляют этнографические коллекции, неизмеримо шире.

Собрание музея позволяет представить полные комплексы хозяйственной жизни крестьян из различных этногеографических зон Карелии с теми особенностями, которые свойственны традиционной культуре разных этносов или этнических групп.

Многообразие предметов дает возможность воссоздания интерьеров разных крестьянских построек. Крестьянская мебель представлена в фондах практически полным видовым составом. В собрании музея хранятся все элементы обстановки избы – божницы, лавки и надлавочницы, скамьи, столы с различными подстольями и раскраской, посудники и поставцы, блинные столики и столы–курятники, шкафы–перегородки. Затейливая мебель горницы представлена резными диванами, сундуками, зеркалами, шкафами–буфетами, кроватями, креслами, стульями крестьянской работы. Обстановка избы может быть дополнена всевозможной бытовой утварью. Невозможно представить крестьянское жилище без бытовых тканей, украшающих дом в праздник, создающих комфорт и особый уют в будни. Яркая вышивка или узорное ткачество удовлетворяли не только утилитарные потребности, но и содержали следы древних воззрений на устройство мира, символические заклинания счастья. Орнаментальные народные традиции до сих пор служат объектом пристального научного внимания, и собрание музея предоставляет широкое поле для исследований.

Значительная доля предметов характеризует аграрные занятия крестьян. К ним относятся многочисленные орудия пахоты, косьбы, жатвы, молотьбы. Широко представлен набор предметов, необходимых при уходе за скотом. Особую статью составляет конская упряжь, сложная и разнообразная по составу, рабочая и празднично–выездная, украшенная бубенцами, металлическими бляхами, кистями. Коллекции расписных и резных дуг, а также поддужных колокольчиков могут служить предметом гордости музея. К этой же тематической группе примыкают предметы, свидетельствующие об особенностях лесных, рыболовных, охотничьих промыслов.

Достаточно разнообразна коллекция транспортных средств Олонецкой губернии. В её состав входят лодки–долбленки, которые в Заонежье назывались «ушкуи», и шитые «кижанки», приспособления для водной перевозки скота. Особенности дорог в Олонецкой губернии сделали предпочтительным транспорт на полозьях. В коллекции музея хранятся его различные виды – волокуши, кережи, сани–розвальни, сани–дровни, выездные сани и детские салазки. К транспортным средствам примыкает и все то, что связано с переноской грузов, с дорожной кладью.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Другая тематическая часть собрания хранит орудия почти всех ремесел и промыслов, бытовавших на территории Карелии в XIX – начале XX веков, в том числе и полностью исчезнувших из народного обихода. Наиболее полна и многообразна коллекция орудий обработки дерева. Это исполненные в различных вариациях рубящие, строгающие, долбящие и сверлящие инструменты, измерительные инструменты, подсобные приспособления и простейшие механизмы, применявшиеся при работах с деревом. Плотницкий инструмент XIX века послужил образцом при изготовлении инструментов для Плотницкого центра музея, который осуществляет реставрацию памятников архитектуры. Коллекции орудий обработки волокнистых материалов, приспособлений для прядения, ткачества, вышивки и вязания способны представить весь многоступенчатый процесс создания и украшения тканей. Уникальна коллекция прялок, насчитывающая около 400 экземпляров. Она позволяет проследить не только многообразие художественных традиций Карелии, но и процессы их взаимодействия. Музейные предметы дают возможность воспроизвести оборудование разных ремесленных мастерских – красильной, кожевенной, сапожной и многих других. В музейной экспозиции длительное время экспонировался интерьер деревенской кузницы, изделия которой, в значительной мере, обеспечивали инструментарием самые разные крестьянские производства и занятия. В коллекции представлены также механизмы, закрепившиеся в крестьянской жизни во второй половине XIX – начале XX веков, — маслобойки, сепараторы и пр. В 1990–х годах была скомплектована коллекция швейных машин фирмы «Singer», популярных в крестьянской среде, начиная с рубежа XIX–XX веков.

Еще один тематический раздел собрания демонстрирует культуру крестьянской одежды не только в её традиционной форме, но и в процессе развития. Самая разнообразная часть коллекции – праздничная и повседневная женская одежда. В этом разделе собрания хранятся многочисленные сарафаны и вышитые станушки из разных районов Карелии. К ним примыкают парчовые и атласные душегреи Пудожья и Заонежья, передники и повойники, обязательные для замужних женщин в любых местностях Олонецкой губернии. Солнечным колоритом отличаются шерстяные полосатые юбки Южной Карелии. Особый раздел коллекции составляют женские головные уборы – шали, платки, повойники, каждодневные и для торжественных событий, с золотной и жемчужной вышивкой, или «букетовы» ленты для девичьих кос. Яркой частью коллекции являются бисерные и жемчужные украшения, а также аксессуары к женскому костюму. Несколько скупее мужские образцы одежды – рубахи и порты, кафтаны и балахоны. Весомую часть составляет обувь, взрослая и детская, от лаптей или мужских болотных сапог до изящных женских ботинок со шнуровкой.

В этнографических коллекциях музея предметы местной работы либо типичны для всей территории Карелии, либо отражают локальные предпочтения. Почти каждый предмет отмечен причастностью к многовековой традиции и несет отличительные особенности, рожденные уровнем мастерства или индивидуальными вкусами бывших владельцев.

В этнографические коллекции особой группой входят предметы, приоткрывающие и духовный мир крестьянской среды. В частности, они могут повествовать о соотношении веры и верований. Некоторые из этих предметов, представляя собой либо обереги, либо атрибуты местных колдунов и знахарей, свидетельствуют о жизнестойкости древних верований, бытовавших вплоть до начала XX века. Другие предметы, – такие, как, например, «скотьи кресты», – говорят о синтетическом характере народного православия. Элементы интерьера деревенского православного храма дают представление о крестьянском понимании его канонического благообразия. Паникадила из дерева или металла, кацеи, лампады, тощие свечи и напольные подсвечники работы местных мастеров создают особую атмосферу, высоко чтимую крестьянами. Для музея–заповедника «Кижи» особое значение приобретают предметы из церквей Кижского погоста, например, комплексы храмового облачения и одежды священнослужителей, в которых очевидно сочетание торжественного канона и простонародного умиления перед святынями.

Ещё одна группа предметов служит источником сведений о книжной культуре, или же об особенностях иконописания. Среди них — приспособления для иконописных работ, инструменты и приспособления для переплета книг, которые принадлежали Михею Ивановичу и Ивану Михеевичу Абрамовым, космозерским художникам–иконописцам, переписчикам и переплетчикам старинных книг, хорошо известным в Заонежье во второй половине XIX века.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Быт горожан, принадлежащих к разным сословиям, характеризуют элементы меблировки, разная бытовая утварь, включая новинки прогресса конца XIX века, одежда и различные аксессуары, создающие комфорт в разных жизненных обстоятельствах. Особенностью этого раздела коллекций является то, что многие предметы, будучи связанными с историей семей учителей, священников, чиновников, приобрели мемориальный характер.

В целом, коллекции музея являются одним из самых полных собраний этнографических источников, которые не только демонстрируют предметную среду прошлого, но и способны открыть нюансы взаимосвязей между традиционными культурами разных народов Карелии или же приоткрыть механизм их адаптации к современному миру.

Потенциал музейных фондов расширяется и теми коллекциями, которые обычно не относятся к этнографическим. В 1966–2005 гг. была сформирована коллекция рукописей и книжных памятников, в которой имеются уникальные экземпляры. Основу собрания заложили книги иконописцев Абрамовых, переданные музею «Кижи» в год его образования. Жемчужиной рукописной коллекции стал старообрядческий сборник, содержащий корпус полемических материалов эпохи раскола русской православной церкви, в том числе «Жалобницу поморских старцев против самосожжений», датированную 1691 г. На сегодняшний день музей «Кижи» располагает единственным в России списком этого памятника русской письменности.

Значительно пополнилась коллекция в 1993–1997 гг. благодаря поступлению в фонды музея библиотеки и архива семьи крестьян Корниловых из заонежской деревни Кургеницы. В составе этого уникального собрания – редкие рукописи XVII–XX вв., издания старообрядческих типографий, книги гражданской печати, периодика, документы, чертежи и другие письменные источники.

На сегодняшний день в фондах музея сосредоточены 50 рукописей, в числе которых три памятника конца XVI – начала XVII вв.; 100 книг кириллической печати (самое раннее издание – Псалтирь с восследованием, вышедшая на Московском Печатном дворе в 1632 г.); более 100 изданий гражданской печати XVIII–XX вв.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С 1999 г. в музее начата работа по изучению, научному описанию и каталогизации коллекции. Специалисты музея приняли участие в составлении Сводных каталогов рукописей и старопечатных книг в хранилищах Карелии. Издан «Каталог книг кириллического шрифта XVII–XX вв. из собрания музея «Кижи» (авторы – Харебова Л.С., Шилов Н.И.).

Особое место в собрании музея–заповедника «Кижи» занимает коллекция фотодокументов. Ее формирование началось в 1968 г. В настоящее время в коллекцию входят черно–белые и цветные фотоотпечатки, негативы на стекле и фотопленке, цветные слайды, фотоальбомы и видеофильмы.

Основу собрания составляют подлинные фотографии, которые обладают документальной и художественной ценностью и являются историческими источниками, передающими зрительную сторону происходивших событий.

Уникальна коллекция старых фотографий второй половины ХIХ – начала ХХ вв. Значительная их часть поступила в фонды из архивов семей коренных жителей Заонежья, в том числе известных крестьянских родов: Рябининых, Корниловых, Рогачевых, Сергиных, Егоровых и многих других. Фотографии знакомят не только с членами семей, но и сохраняют информацию о крестьянском и городском костюме, архитектуре крестьянских домов, интерьере жилищ, предметах быта и орудиях труда. Надписи на фотографиях помогают восстановить историю старинных родов.

Богатый негативный фонд содержит ценные материалы с изображениями памятников народной архитектуры Карелии. Среди авторов снимков известные в Карелии фотохудожники – Владимир Ларионов, Борис Бойцов, Владимир Семин, Олег Семененко, Михаил Федоров. Материалы этого раздела отражают историю изучения архитектурного наследия, а также дают наглядное представление о том, как выглядели памятники в разные периоды времени, как менялся их облик.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В состав коллекции вошли копии фотоматериалов из личного архива финского ученого Ларса Петтерссона, в 1942–1944 гг. обследовавшего многие ныне утраченные памятники культовой архитектуры Карелии, а также одного из основателей музея «Кижи» доктора архитектуры А.В.Ополовникова, под руководством которого в 1950–е гг. была проведена комплексная реставрация памятников Кижского ансамбля и многих памятников, перевезенных на остров.

В 1981 г. фонды музея–заповедника «Кижи» пополнились фотоматериалами комплексной историко–архитектурной и этнографической экспедиции 1979–1980 гг., которая проходила под руководством доктора архитектуры профессора В.П.Орфинского. Участниками экспедиции была проведена масштабная инвентаризация деревянного зодчества Карелии. В каждом из селений края обследовались все традиционные постройки и проводилась их фотофиксация.

В ряде документов (фотографиях, негативах, видеофильмах) коллекции нашли отражение этапы формирования музея «Кижи» и его деятельность в настоящее время.

Еще одна интересная коллекция в составе фондового собрания музея–заповедника «Кижи» — это коллекция колоколов. Она небольшая – насчитывает 35 единиц хранения, но дает достаточно полное представление о церковной традиции колокольного звона на Русском Севере. В фондах музея–заповедника «Кижи представлены колокола, которые были изготовлены на крупнейших колокололитейных заводов России: Оловянишникова (г. Ярославль), братьев Усачевых (г.Валдай), Лаврова (Гатчина), Орлова (Санкт–Петербург). Большая часть колоколов экспонируются на двух действующих звонницах: колокольни Кижского ансамбля (20 колоколов) и часовни Архангела Михаила (7 колоколов). В музее–заповеднике «Кижи» возрождена традиция колокольных звонов. Кижские звонари Игорь Хуттер и начинатель колокольных звонов в Кижах Игорь Архипов в 2000 году получили международное признание на фестивале колокольного искусства в Москве.

Исключительную ценность в составе фондового собрания музея–заповедника «Кижи» имеет коллекция произведений древнерусской живописи. На сегодня коллекция икон музея «Кижи» насчитывает около 1000 единиц хранения. Она разнообразна по составу, включает иконы, тябла, тощие свечи, резные золоченые детали иконостаса. Временные рамки коллекции: первая половина XVI в. — первая четверть XX в.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К достоинствам иконописного собрания музея, прежде всего, следует отнести привязку предметов к конкретным памятникам архитектуры, большая часть которых находится на территории музея. Это кижские Преображенская и Покровская церкви, часовни в деревнях Корба, Волкостров, Васильево, входившие в состав Спасо–Кижского прихода, церковь Воскрешения Лазаря из Успенского Муромского монастыря, часовня Спаса Нерукотворного из дер. Вигово. В коллекции практически нет «безымянных» икон.

Начало формирования коллекции было положено отбором икон для воссоздания интерьеров летней Спасо–Преображенской и зимней Покрова Богородицы церквей Спасо–Кижского погоста. К моменту образования музея интерьеры церквей были опустошены. В годы Великой Отечественной войны финскими оккупантами иконы из иконостасов были изъяты и, вместе с большим количеством икон из других заонежских храмов, были вывезены в Финляндию. После окончания войны иконы были возвращены в Петрозаводск. Затем, в 1950–е годы значительная часть икон была перевезена на остров Кижи. По месту хранения это собрание получило название «кижская коллекция». Сто одна икона из этой коллекции московскими специалистами Н.Е.Мневой и В.Г.Светличной (Брюсовой) были определены как иконы из иконостаса Преображенской церкви. Сорок четыре иконы из той же коллекции были атрибутированы, как принадлежавшие Покровской церкви. Иконостасный комплекс (иконы пророческого, деисусного и праздничного рядов) из Преображенской церкви датируется первой четвертью 18в., местный ряд составляют иконы 17 – середины 18 в. Иконостасный комплекс из Покровской церкви создан в конце 17 в. (не позднее 1697 г.). Местный ряд состоит из икон 16–середины 18 в.

Иконы из кижских церквей обладают рядом достоинств. Прежде всего, это полная сохранность состава (за исключением «неба» Преображенской церкви). Иконы из Преображенской церкви сохранились до наших дней в подлинном иконостасе – резной золоченой раме барочного типа, состоящей из 65 ставов и 210 накладных деталей. Это был самый крупный по размерам и количеству икон иконостас в Олонецкой епархии. Иконы написаны в переходный в истории Церкви и церковной живописи период, в мастерской, иконописцы которой были знакомы с работой мастеров Оружейной палаты, но, вместе с тем, обладали яркой индивидуальностью. Им удалось объединить новые тенденции так называемого «фряжского письма» с древнерусскими традициями, не выйдя за рамки понятия древнерусской иконописи.

Иконы из Преображенской и Покровской церквей стали основой собрания древнерусской живописи музея «Кижи». Дальнейшее комплектование коллекции также было связано с храмами, вошедшими в состав музея как памятники архитектуры. В 1958году в музей перевезли церковь Воскрешения Лазаря из Успенского Муромского монастыря (Пудожский район) вместе с иконами 16–17 веков. В это же время перевезли часовню Архистратига Михаила из дер.Леликозеро (Медвежьегорский район) и все сохранившиеся в ней предметы, утварь, иконы из двухрядного иконостаса, «неба», а также иконы, размещавшиеся в храме помимо иконостаса.

Расширение территории музея повлекло за собой включение в его состав часовен, располагающихся в окрестных деревнях. В двух из них – Знамения Богородицы в дер.Корба и Петропавловской в дер.Волкостров – на момент музеефикации сохранились иконы «неба» и иконостасов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В состав иконописного собрания музея входит уникальная коллекция, состоящая из 190 икон «неба», подобной которой нет в России, как по количеству, так и по иконографическому составу и хронологическим рамкам.

К раритетам коллекции с полным правом относятся шесть небольших икон из деисусного чина церкви Воскрешения Лазаря, написанные в первой половиной 16 в. в традициях новгородской иконописной школы.

Гордость собрания составляют обладающие яркой индивидуальностью иконы местного письма из часовни Архангела Михаила в дер. Леликозеро, среди которых есть подписные и, конечно же, иконы из Водлозерско–Ильинской церкви, середины 17 в. письма дьячка Игнатия Пантелеева, — иконописца, умевшего живописным языком передать тончайшие нюансы настроения. Его работы, вне всякого сомнения, принадлежат к лучшим произведениям иконописи Обонежья.

// Музей-заповедник «КИЖИ»: 40 лет
Издательство «Скандинавия». Петрозаводск. 2006.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф