Воробьева С.В.
Кижские крестьяне в составе мещанского и купеческого сословия Санкт-Петербурга

// Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2019. VkontakteFacebook

В каждой крестьянской семье современной Карелии вы услышите рассказы о том, как их предки в поисках лучшей жизни, заработка уходили в Питер. Кто-то становился купцом, кто-то работал на заводах, кто-то был дворником или прислугой. Этот процесс начался с момента основания столицы. Первые сведения о переселении в Петербург крестьян есть в ревизских сказках XVIII века [1] . Крестьяне, обосновавшись на новом месте, не порывали с деревней и приезжая домой приносили с собой не только заработанные деньги, но и новые знания и умения. В культуре Заонежья питерский «след» ярко прослеживается в архитектуре домов с богато украшенными балконами светелок и наличниками, напоминающими наличники столичных каменных дворцов; в костюме, особенно женском.

Изба в заонежских домах называлась «фатера», искаженное «квартира», а парадные помещения дома горница и «зала» обставлялись со столичным шиком – часами, зеркалами, фарфором, мягкой мебелью. Крестьянские библиотеки сохранили до наших дней прижизненные издания сочинений А.С. Пушкина, И.А. Крылова, подписки столичных журналов [2] .

Проблеме крестьянского промышленного отхода и перехода в городские сословия посвящены работы Б.А. Гущина и Л.В. Трифоновой, которые исследовали этот вопрос на заонежском материале [3] . Тем не менее, изучение книг петербургского купечества за 1867-1917 гг. и адресных книг столицы с 1809 по 1930-е годы позволила более подробно проследить судьбу отдельных семей, родиной которых были деревни Кижской волости.

Летом 2012 года, во время реставрационных работ на церкви Преображения Кижского погоста, была найдена надгробная плита с надписью: «На сем месте погребено тело раба Божия Санкт Петербургского купца Трофима Ивановича Никулина родившегося в сей Кижской волости в деревне Потаневской. Прибыл он из Санкт Петербурга сюда на родину в мае месяце 1835 году, а скончался 22 сентября того же года на 51 году от рождения».

Первоначально крестьяне Никулины жили в деревне Телятниково, расположенной на материковой части волости, а их фамилия, по-видимому, произошла от имени предка Микулы (Никулы) Юрьева, родившегося около 1657 года [4] . Его правнук Василий Тимофеев вместе с сыном Родионом в 1795 году переписался в Санкт-Петербургское мещанство [5] , сословие городских обывателей, мелких торговцев и ремесленников. Запись в мещане была возможна для государственных крестьян, а после отмены крепостного права и для всех крестьян. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С отъездом Василия Тимофеева в столицу в деревне на хозяйстве остался его брат – Иван. Сын Ивана – Трофим в 1795 году перешел на жительство деревню Потаневщина. Дела Василия Тимофеева Никулина в столице, видимо, пошли хорошо. В начале XIX века он уже купец 3 гильдии, владеющий собственным домом на Троицкой улице (ныне ул. Рубинштейна) [6] . На тот момент это была южная окраина города.

С конца XVIII века, купечество делилось на три гильдии [7] сообразно размеру объявляемого капитала – 500, 1000 и 10000 рублей соответственно.

Купцы первой и второй гильдии были часто владельцами фабрик и заводов. Купцы третьей гильдии вели мелочную торговлю, содержали трактиры и постоялые дворы, занимались ремеслом.

При уходе из крестьянской общины будущий купец был обязан получить открепительное письмо за подписью всех глав семейств волости, подтверждавшее, что последние не имеют к нему никаких имущественных претензий. В свою очередь соответствующая купеческая гильдия направляла крестьянскому миру «принимательное» письмо с уведомлением о приеме крестьянина в купцы данной гильдии.

Род занятий купцов Никулиных в Петербурге в начале XIX века пока определить не удалось, но в 1822 году вдова Василия Тимофеева – Авдотья Федорова, продолжала жить в том же доме на Фонтанке и содержала в нем торговую, т.е. общественную баню [8] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1828 году переписался в петербургское купечество внучатый племянник Василия Никулина – Илья Трофимов [9] , а в 1834 году, прошение подал его отец Трофим Иванов Никулин, написав, что «с малолетства находясь не малое время в городе С. Петербурге у родного дяди его С. Петербургского купца Василия Никулина занимался торговлею и его промыслом». По духовному завещанию дяди ему досталось в собственность «недвижимое имение в С. Петербурге состоящее и разные при оном торговыя заведения» [10] . Жил Трофим Никулин в Петербурге в доме дяди «в Московской части 2-го квартала в собственном доме под № 147».

В документе перечислены члены семьи просителя, среди которых помимо сына Ильи, получившего столичное гражданство в 1828 году, назван зять Трофима Никулина – Симион Акинфов с малолетними детьми: Федором и Николаем [11] . Процедура перехода в купеческое сословие, видимо, была соблюдена, но успел ли Трофим Никулин полноценно вступить в права неизвестно, поскольку в 1835 он умер на родине в деревне.

Его зять Симеон Акифов окончательно перебрался с семьей в Петербург только в 1844 году, после смерти в 1842 году первой жены Февронии Трофимовой – дочери Трофима Никулина.

Семья Никулиных продолжала жить в столице, по меньшей мере, вплоть до 1917 года. Семен Акинфеевич Никулин, состоявший в купечестве 2 гильдии с 1846 года, с 1867 [12] по 1880 год жил в собственном деревянном доме № 46 по Большому Самсоньевскому проспекту на Выборгской стороне, где в конце XIX века держал мелочную лавку [13] .

Последние годы жизни он жил с третьей женой и детьми от второго брака, которым и перешло недвижимое имущество отца – 2 дома по Большому Самсоньевскому проспекту [14] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Младший сын от первого брака, Николай также состоял в купечестве с 1860 до смерти в 1869 году. Род его занятий в купеческих книгах не обозначен.

Внук Семена Акинфеевича Михаил Федорович некоторое время служил приказчиком у купца Дедова, а с 1874 года содержал чайный и табачный магазины в доме купца Кокина по Екатерининскому каналу (канал Грибоедова), где и жил. Позднее он открыл еще один чайный магазин, и какое-то время торговал мануфактурным товаром [15] . В конце XIX-нач.XX веков Михаил Никулин, помимо чайной торговли держал меблированные комнаты «без стола» на Крюковом канале [16] . Его брат Александр с 1883 года стал торговать суровским товаром [17] на Разъезжей улице [18] .

Купеческая семья Никулиных являлась одной из самых крупных благотворителей на церкви Кижского прихода в течение всего XIX века. В основном они жертвовали одеяния для священников [19] .

Дмитрий Яковлевич Дегтярев из деревни Кургеницы Кижской волости переселился в столицу в начале XIX века, где занимался столярным делом, но переписался в петербургское гражданство только в 1844 году вместе со своими сыновьями Василием, Николаем, Александром и Гариилом. По мнению Я.А. Балагурова Дегтярев имел в столице столярную мастерскую [20] .

Его сын Гаврила Дмитриевич стал купцом 2 гильдии и в 1867 году владел столярной мастерской и питейным заведением в доме жительства по реке Фонтанке д. 90 [21] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Питейное заведение или питейный дом – заведение, ведущее торговлю спиртным, в котором посетители приходят преимущественно с целью выпить и пообщаться. Питейные дома были своеобразными клубами для простонародья. Продавали в них водку, вина, пиво и мед. Кроме стойки кабатчика и полок с бутылками, никакой другой мебели здесь, по закону, не полагалось. Для бесплатной закуски на стойке буфетчика стояли тарелки с разрезанными огурцами, редькой и капустой. У входных дверей обыкновенно продавали горячий картофель в мундире, горячие сосиски и печеные или вареные яйца. Время работы с 7.00 до 11.00 по будням и с 12.00 до 11.00 по праздникам [22] .

К 1870 году хозяйство Дегтярева значительно расширилось: помимо традиционной столярной мастерской он содержал 2 питейных заведения одно в доме, где жил по улице Боровой в Александро-Невской части, а второе по старому адресу, где в соседнем доме имел винный погреб [23] .

С 1868 до 1870 года Г.Д. Дегтярев был присяжным экспертом ремесленной управы [24] .

Несмотря на несомненный доход от продажи горячительных напитков через год Дегтярев продает заведения, оставляя за собой только столярную мастерскую, и переезжает жить с семьей (женой и тремя дочерями) вновь в дом на р. Фонтанке 90 [25] .

Позже на ул. Боровой он помимо содержания традиционной столярной мастерской возобновляет работу питейного заведения и погреба в доме на Фонтанке, а также содержит портерную лавку [26] и питейное заведение в Коломенской части Петербурга. Видимо содержание этих заведений принесло доходы, поскольку с 1873 года до 1886 года, то есть до последнего упоминания его имени в списках купцов столицы, Г.Д. Дегтярев постоянно проживал на ул. Боровой 38, уже в собственном доме [27] , где и содержал столярную мастерскую [28] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Его жена, купеческая вдова до 1909 года жила в том же доме [29] .

В собрание архитектурных памятников музея-заповедника «Кижи» входят две постройки, принадлежавшие семье Стафеевых (Стафееву Федору Моисеевичу) из деревни Боярщина. Это рига и водяная мельница из ур. Березовая Сельга. У Стафея Васильева было четыре сына – Тимофей, Михайла, Моисей, Степан [30] . Двое последних остались в деревне [31] , а старшие связали свою жизнь с Петербургом. В 1867 году Тимофей Стафеев был столяром в столице [32] .

В 1879 году его брат Михаил «крестьянин… Кижской волости деревни Боярщины, православного вероисповедания в купечестве (2-й гильдии – С.В.) состоит с 1878 года… Жительствует в Московской части в собственном доме по Подольской улице. Содержит столярную фабрику. Торгует заграничными деревами. Имеет каменный дом» [33] .

В последующие годы в списках купцов столицы Михаила Стафеева нет. Он вновь упоминается только в 1898 году. В это время он жил на Выборгской стороне, где приобрел дом по ул. Новая и содержал в нем столярную и паркетную мастерские [34] .

В более поздних купеческих книгах сведений о Стафееве нет, но адресные книги столицы за 1898-1900 гг. свидетельствуют, что в это время Михаил Стафеев по-прежнему имел собственный дом по ул. Новая и столярно-мебельную мастерскую [35] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Его сын от второго брака Иван продолжил дело отца и вплоть до 1910 года держал столярную мастерскую на Забайкальском проспекте. Второй сын Александр до 1917 года занимался перепечаткой на пишущей машинке [36] . В дальнейшем следы этой семьи в столице теряются.

Первым памятником архитектуры, перевезенным на о. Кижи был дом крестьянина Нестора Ошевнева 1876 года, перевезенный из одноименной деревни. В его декоративном убранстве прослеживается сильное влияние барочной архитектуры Петербурга. У Нестора Ошевнева было восемь сыновей, двое из которых связали свою жизнь со столицей. В 1856 году Петр был переведен в царскосельское купечество, а через 20 лет Степан перечислен в купечество 2 гильдии Петербурга.

Согласно купеческим книгам Петр Нестерович Ошевнев с 1867 года по 1872 год торговал в Гостином дворе Петербурга шелковыми материями в лавке № 99, а затем в лавке 141 по Перинной или Большой суровской линии. Жил он в доме Мясникова на Звенигородской улице [37] . В книгах за 1873 и 1874 годы он не упоминается, но в 1875 году его дело переходит к брату Степану, который держит лавку № 135 в Гостином дворе, торгуя лентами и кружевами [38] . В это время он вел дело как торгующий крестьянин, заплатив полагающийся гильдейный сбор и получив соответствующие свидетельство на право торговли. С 1876 года Степан Ошевнев полноправный член 2 купеческой гильдии. В это время он жил № 55 Заешникова по Невскому проспекту. К 1880 году Степан женился и в этот же год у него родился сын Николай. С 1880 по 1890 годы Степан Нестеров жил с семьей в собственном доме по Клинскому проспекту 18 и торговал в Гостином дворе лентами, кружевами и мануфактурой в лавках № 95 и 136.

Вероятно, в 1891 году Степан Нестерович Ошевнев умер, поскольку он не упоминается в документах, а в адресных книгах Петербурга есть адрес его жены, купеческой вдовы и домовладелицы. Всего во владении Александры Алексеевны Ошевневой в 1909 году было 3 дома [39] . С 1911 по 1914 годы в документах сведений о вдове Степана Нестеровича и о его сыне Николае нет. И только в 1915 году в адресной книге Петрограда есть адрес Николая Степановича Ошевнева, гражданского инженера, архитектора, жившего по адресу Спасская ул. 17 [40] . После революции улица Спасская была переименована в ул. Рылеева. Николай Степанович Ошевнев с женой Марией Федоровной с 1922 по 1931 год продолжали жить по старому адресу. Возможно, Николай Ошевнев умер в блокаду, поскольку в Книге памяти есть запись о смерти в феврале 1942 года Ошевнева Николая Степановича, 1880 г. р. [41] .

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф