Метки текста:

Пудож Сказители Фольклор Фофанов

Гвоздева Ж.В. (г.Петрозаводск)
Родословная пудожского сказителя И.Т.Фофанова в свете полевых материалов и архивных источников VkontakteFacebook

И.Т.Фофанов (первый справа) среди сказителей 1-го Всекарельского совещания мастеров народного искусства. Фото Г.А.Анкудинова. Петрозаводск. 1939 г. НАРК (0-2339 ОЦ) Е.И.Фофанова, дочь И.Т.Фофанова. Фото В.П.Кузнецовой. 1980 г. АКНЦ. Ф.1. Оп.1. Кол.144Н.В.Соколова (в девичестве Фофанова), дочь Е.И.Фофановой и внучка И.Т.Фофанова. Фото И.И.Набоковой, Ж.В.Гвоздевой. 2007 г.

Иван Терентьевич Фофанов из деревни Климово (Авдеевский с/с) – один из лучших сказителей Пудожского края. О нем как о талантливом эпическом певце и яркой личности писали известные ученые–фольклористы: составители сборника «Былины Пудожского края» Г.Н.Парилова и А.Д.Соймонов [1] , К.В.Чистов в сборнике очерков «Русские сказители Карелии» [2] и в книге «Забывать и стыдиться нечего…» [3] , Ю.А.Новиков в статье «Становление мастера (былинный репертуар И.Т.Фофанова)» [4] .

Иван Терентьевич был учеником Никифора Прохорова по прозвищу «Утка», прекрасное исполнение былин которого описано в известной книге В.Н.Харузиной «На Севере» [5] . Прохоров усвоил былины от отца, а отец слышал их еще в детстве. Этот факт заслуживает внимания, особенно потому, что некоторые из былин Прохорова были сохранены Фофановым почти дословно и в той же редакции [6] . Фофанову было 15 лет, когда он ходил к сказителю на «беседу» и перенимал «старины»: «Сперва было наслужено, потом напето» – говорит И.Т.Фофанов, вспоминая свое знакомство с «Уткой» [7] . Часть своего репертуара Иван Терентьевич перенял от пудожских сказителей А.П.Сорокина из деревни Новинка на Сумозере [8] , Т.Г.Блохина из деревни Мелентьевской Пудожского района [9] , от оставшегося безымянным «шальского лодочника» и от Никиты Антоновича Ремезова [10] , сказителя и лучшего друга. Иван Терентьевич также учился у своего отца Терентия Андреевича. Он рассказывал: «Отцу привозили вязать сети, он пел былины, я ходил, да слушал. Когда пас коров. Позакручинишься, иногда и песню споешь и былину споешь» [11] . Как былинный сказитель Иван Терентьевич Фофанов был открыт зимой 1938 г., когда началась планомерная работа Научно–исследовательского института К–ФССР по собиранию былин в Пудожском районе. И.Т.Фофанов долго был известен только своим односельчанам. Его первая встреча с фольклористами произошла, когда ему было уже 67 лет [12] . Участница экспедиции И.В.Ломакина записала на озере Купецком интересный материал (тексты былин) от И.Т.Фофанова и Н.А.Ремезова [13] . После полученных результатов во время зимней и летней экспедиций 1938 г. были организованы поездки в район к отдельным сказителям. Во время такой поездки и состоялась встреча К.В.Чистова и И.Т.Фофанова [14] . Кирилл Васильевич жил в деревне Климово в доме Фофанова. В своих воспоминаниях К.В.Чистов так описал внешность сказителя: «Иван Терентьевич был довольно высок, суховат, даже, пожалуй, жилист с рыжеватыми гладко зачесанными назад волосами и округлой бородкой» [15] . Свое впечатление о И.Т.Фофанове описывал известный художник Г.А.Стронк: «Когда я увидел Ивана Терентьевича, одетого в длинную домотканую рубаху и подстриженного «под горшок», мне почудился в нем один из древних посланцев «господина Великого Новгорода». Только трубка, которую он время от времени посасывал, роднила его с нашим веком» [16] .

В июле 1938 г. К.В.Чистов записал рассказ о жизни И.Т.Фофанова с его слов. Иван Терентьевич был неграмотный, говорил, что жизнь его была неспокойная, отец его жил до 80 лет, крестьянствовал, «карактером был не очень важный», был строгим и пил вино, женился второй раз, «пошли други дити». Из рассказа следует, что с отцом молодой Иван не ладил: «С отчом, как с чертом, дрались не дрались, но выходили нелепости. Я шататься и пошел». Когда Иван Терентьевич женился, отец егов дом не пустил, жили, где придется: «Я так лет 40 жил, не имел шубы на себе… Лет 10 по лисям путался – полесовался… дитей ростил» [17] . Своеобразная разговорная бытовая лексика И.Т.Фофанова отмечена при написании автобиографии сказителя: «Под последу ён, отеч-то мой, с корзинкой (по миру. – Ж.Г.) ходил. Меня ён откинул и тупчику (тупой топор. – Ж.Г.) не дал…»; «Лет 10… полесовался (охотился. – Ж.Г.)»; «Раз пришли к мерлогу (в берлогу. – Ж.Г.)» [18] .

Иван Терентьевич умел многое делать по хозяйству: плотничал, пилил тесовой пилой, косил, пахал, заготовлял бересту для лаптей, занимался охотой, рыбалкой, был пастухом. Позже он выстроил свой дом: «… хоть и этак и некультурный, но по–деревенски важный» [19] . К сожалению, родовой дом сказителя в деревне Климово Пудожского района не сохранился [20] . Когда он построил свой дом, его переписали из бедняков в середняки. Иван Терентьевич с гордостью рассказывал о своих сыновьях: «один счетоводом был четыре года, теперь командир в Красной Армии (Алексей. – Ж.Г.). Другой теперь тракторист (Василий. – Ж.Г.). <…> Записались в колхоз. Не сразу пошли (после двух лет)». Иван Терентьевич несколько раз посещал Петрозаводск: «В Петрозаводском был <…> Вот в театре был, так такое и во снях никогды не приснилось бы. Много и понастроили нового» [21] .

К.В.Чистов рассказывал, что книги Иван Терентьевич почти не знал, но это не значит, что умственная жизнь сказителя была вялой и неинтересной, он прекрасно владел традиционной местной культурой. Кроме былин он знал много песен, сказок, преданий, деревенских устных рассказов. Он считал невозможным петь былины плохо. Он не позволял себе, даже если его очень просили, спеть отрывок из полузабытой былины или тем более «словесно» пересказать ее содержание, былину надо петь или не петь [22] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Первая встреча К.В.Чистова и И.Т.Фофанова произошла в июне 1938 г. в Петрозаводске до поездки в д.Климово. Иван Терентьевич был приглашен в Петрозаводск, чтобы петь былины для участников фольклорной конференции. А.М.Астахова – в то время лучший знаток живой эпической традиции – признала, что давно не слышала столь «истового» пения [23] . В 1939 г. Иван Терентьевич приезжал в Ленинград по приглашению М. К. Азадовского для пения былин студентам, слушавшим курс русского фольклора. В течение нескольких дней пребывания в Ленинграде И.Т.Фофанов пел много раз: в университете для студентов и преподавателей, во Дворце пионеров, в Доме писателей, дома у М.К.Азадовского и К.В.Чистова, в школах, в Институте русской литературы АН СССР.

Иван Терентьевич пел былины, даже когда находился на работе. Когда Кирилл Васильевич жил в д.Климово, он признавался, что несколько раз приходил и подслушивал, как поет Иван Терентьевич. Уже тогда исследователь отчетливо понимал ценность подобного рода наблюдений. Во время экспедиции К.В.Чистовым было записано от Фофанова 18 былин и так называемых старших исторических песен, а также объемистая тетрадка их бесед и заметок собирателя [24] .

Как сказитель И.Т.Фофанов был очень популярен в своей деревне. Во время записи былин в избу Ивана Терентьевича по вечерам, после полевых работ, набивалось полно народу. Приходили колхозники послушать своего сказителя. И.Т.Фофанов смолоду не решался петь на людях, судя по всему, он испытывал наслаждение от пения былин в лесу или на озере для самого себя [25] .

В отношении усвоения материала И.Т.Фофанов ближе всего подходит к типу сказителей, которых А.М.Астахова характеризует как певцов–исполнителей. Сказитель стремился сохранить если не дословно, то почти дословно известный ему текст, позволяя себе вносить некоторые изменения в усвоенное им произведение. В былине об Илье Муромце и Идолище, переданной в редакции Фофанова, действие перенесено в Киев к князю Владимиру, тогда как у Прохорова события развертываются в Царьграде у Боголюба. Предполагается, что эти изменения внесены самим Фофановым [26] . И.Т.Фофанов перенял от своего учителя не только любовь к былинам, но и определенный художественный вкус: предпочтение героической былине, манеру петь, сопровождая текст своими замечаниями [27] . Собиратели фольклорного наследия Пудожского края отметили, что некоторые из сказителей, как И.Т.Фофанов, несомненно, займут видное место в галерее мастеров былины XIX-XX вв. [28]

Задачей данного исследования является дополнение биографии сказителя новыми сведениями, изучение его родословной на основании архивных документов и экспедиционных материалов, которые получены автором в Пудожском районе на родине Ивана Терентьевича. В процессе работы над родословной И.Т.Фофанова использованы документы Национального архива Республики Карелия г. Петрозаводска: Метрические книги Купецкого прихода Пудожского уезда конца XVIII – первой половины XX в. [29] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ревизские сказки Олонецкой губернии Пудожского уезда Мелентьевского сельского общества деревни Климовской [30] , Исповедные ведомости Пудожского уезда [31] . При написании исследования представлены экспедиционные записи беседы с внучкой сказителя – Ниной Васильевной Соколовой, 1939 г.р. (в дев. Фофановой) [32] .

Родословная сказителя Ивана Терентьевича Фофанова рассмотрена по документам НАРК с 1795 по 1915 г. Родоначальником фамилии был Феофан Федоров. В описании его семьи в Ревизской сказке за 1811 г. [33] у него два сына Иван (умер в 1798 г.) и Артемий, 45 лет, Артемьев сын Андрей, 11 лет. В этой ревизии не написан возраст Феофана, возможно, его уже не было в живых. В более ранней ревизии, за 1795 г., описана семья Феофана, которая проживала у его брата Ивана Феодорова. Видимо, Феофана и тогда уже не было в живых, о чем говорится в записи ревизской сказки 1795 г.: «… вдова Авдотья, дочь старинная [34] , той же деревни 49 лет, умерла в 1798 году. У ней дети Иван, 37 лет, Феофилакт, Артемий, 29 лет, Ефим, отдан в рекруты в 1787 году. У Артемья жена Степанида Июдина, 20 лет». Из записи следует, что вдова Авдотья жила со своими детьми в семье родного брата Феофана – Ивана.

У Артемия были дети: Андрей (?–1870 г., умер в возрасте 68 лет от горячки [35] ), Дарья (1812–?) [36] , Яков (1813–?) [37] . В 1813 г. Артемий Фофанов умер от горячки в возрасте 41 года [38] .

В 1823 г. женился Андрей Артемьев на девице деревни Мелентьевской того же прихода Анне Ивановой первым браком [39] . У них дети: Феврония (1824 [40] –1825, умерла от родимца [41] ), Макар (1825 [42] –?), Марфа (1827 [43] –?), Евдокия (1834 [44] –?), опять Евдокия (1838 [45] –1838, умерла от родимца [46] ). В 1844 г. в мае умерла от родимца дочь младенец Елена (1 год) [47] , а в декабре этого же года умерла от родимца еще одна дочь младенец Анастасия (3 месяца) [48] . В 1847 г. умерла жена Андрея Артемьева, Анна Иванова, 47 лет – от горячки [49] .

При описании семьи в Ревизской сказке за 1850 г. [50] есть запись, что у хозяина семьи Андрея Артемьева три дочери: Катерина, 21 год, Парасковья, 19 лет, Авдотья, 15 лет, и два сына: Макар, 25 лет, и Терентий, 10 лет. Сын Андрея Артемьева Терентий Андреев женился в 1857 г. в возрасте 18 лет на дочери крестьянина Мина Терентьева – Ирине 23 лет [51] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Впервые появляется фамилия Фофанов в связи с рождением у Терентия Андреева первого ребенка в 1858 г.: «20 мая (рожден) 25 мая (крещен) Симеон. Деревни Климовской крестьянин Терентий Андреев Фофанов и законная жена его Ирина Минина, оба православного вероисповедания» [52] . Этимология фамилии Фофанов дана, например, в словаре русских фамилий: отчество от церковного мужского имени Фофан (др. – греч. Theophanes – «богоявленный») или от прозвища из русского нарицательного фофан – «простофиля», которое возникло из того же имени [53] .

В 1870 г. сын Терентия Симеон в возрасте 12 лет умер от горячки [54] . В 1865 г. у Терентия и Ирины родилась дочь Стефанида [55] . В 1869 г. – дочь Ксения [56] . В 1871 г. – сын Емельян [57] , и в этом же году умерла дочь Стефанида в возрасте 5 лет от родимца [58] . В следующем, 1872 г. умирает младенец Емельян (1 год) от родимца [59] .

В официальной фольклористике написано, что будущий сказитель И.Т.Фофанов родился в 1869 г. [60] По материалам Национального архива Республики Карелия удалось установить точную дату рождения И.Т.Фофанова – 11 октября 1873 г. (дата смерти 10.08 1943 г. [61] ). В метрической книге за 1873 г. значится следующая запись: «Октября 11 (рожден), 14 (крещен) Jоаннъ. Деревни Климовской крестьянин Терентий Андреев Фофанов и законная жена его Ирина Минина, оба православного вероисповедания» [62] . В 1876 г. у Терентия и Ирины родился еще ребенок – Владимир [63] и в этом же году через 2,5 месяца умер от родимца [64] . В 1889 г. в феврале жена Терентия Фофанова Ирина умерла от водянки в возрасте 55 лет [65] .

А уже через месяц в марте этого же года Терентий Фофанов в возрасте 50 лет женился на крестьянской девице Анне Ивановой 26 лет – дочери Ивана Егорова Кошелева из деревни Типиницы [66] . В 1891 г. у новой семьи появляется дочь Наталья [67] и через 18 дней умирает от родимца [68] . В 1893 г. родился сын Михаил [69] . Через 2 месяца младенец Михаил умер от родимца [70] . В 1895 рождена дочь Дарья [71] .

Последняя запись в документах НАРК о Терентии Андрееве Фофанове – это запись о его смерти. В 1912 г. в возрасте 80 лет он умер, как пишется в метрической книге – от старости [72] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1894 г. женился и сам Иван Терентьевич Фофанов, на крестьянской девице Наталье Тимофеевой [73] . Через год, в 1895, у них родился сын Георгий [74] . В семье отца и сына в одно время рождаются дети: в марте – в семье отца, а в апреле – у Ивана и Натальи, сын Георгий, который через 1,5 месяца умер от родимца [75] . В 1896 г. у них рождается сын Афанасий [76] , и ребенок опять умирает 20 дней от роду, от родимца [77] . Еще через год, в 1897, родилась дочь Ефимия [78] . Имя Ефимьи Ивановны Фофановой как сказительницы известно в фольклористике [79] . Первые записи от нее были сделаны собирателями только в 1961 г., когда ей исполнилось уже 65 лет. Оказалось, что Ефимья Ивановна обладает интересным и довольно значительным репертуаром. В основном это сказки, свадебные причитания, песни и былички. Особый интерес представляют эпические песни, среди которых есть сюжеты, усвоенные, со слов Ефимьи Ивановны, от ее отца Ивана Терентьевича и деда Терентия Андреевича [80] . В автобиографическом рассказе Ефимья Ивановна приводит некоторые факты, дополняющие сведения, записанные в 1938–1939 гг. К.В.Чистовым. Она рассказывала, что семья была очень бедной, отцу приходилось много работать. «Именно из-за нехватки сил и времени отец практически ничего не смог передать дочери из своего богатейшего духовного наследия. На вопрос собирателя о том, слышала ли Ефимья Ивановна, как отец пел былины, она отвечала: «Дак я и говорю, что не удалосе мне слышать-то. Никогда»…. Но в то же время она утверждает, что былины «Святогор» и «Илья и Идолище» усвоены ею от отца. Ефимья Ивановна говорила, что стихи исказки она переняла от деда Терентия Андреевича Фофанова. Дед в последние годы нищенствовал, но многое пел и рассказывал и этим существовал» [81] .

Вернемся к данным метрических книг. В 1900 г. у Ивана и Натальи Фофановых рождается дочь Параскева [82] , которая умерла от тифа в возрасте семи лет [83] . В 1903 г. родилась дочь Ольга [84] , и через месяц умирает от родимца [85] . В 1905 г. рождается сын Павел [86] . В 1909 г. родился сын Федор [87] , и в этом же году в семье умирают сразу двое сыновей, в апреле – Павел от оспы в возрасте трех лет и в октябре младенец Федор (5 недель) от родимца [88] . В 1911 г. появился на свет еще один ребенок, сын Василий [89] . А в 1915 г. родился сын Алексей [90] , о котором так охотно рассказывала дочь Ефимьи Ивановны и внучка знаменитого сказителя Нина Васильевна Соколова (в девичестве Фофанова) во время экспедиции автора в 2007 г. в село Авдеево Пудожского района.

Нина Васильевна почти не помнит своего деда, Ивана Терентьевича Фофанова, а охотнее рассказывала о своем дяде Алексее Ивановиче Фофанове (сыне И.Т.Фофанова), Герое Советского Союза, участнике Великой Отечественной войны, и о своей матери Офимье (Ефимье) Ивановне. Сейчас Нина Васильевна живет в селе Авдеево Пудожского района одна, в однокомнатной благоустроенной квартире.

Детские воспоминания Нины Васильевы об И.Т.Фофанове связаны со смертью деда [91] : «… Я помню как токо, что как он умер и лежал, вот токо запомнила, как он лежал на полу. А ведь голод был такой, мама рассказывает, захотел, говорит, простокваши и хлеба туда накрошили. А я бегала, что у них есть, дак съись, голод был, вот. И вот он ток умер, и я съела сразу это, голод был такой, вот только это запомнила». В основном Нина Васильевна ссылалась на воспоминания матери – Ефимьи Ивановны – о своем дедушке: «Мама рассказывала, что он был добрый, высокий был, люди-то бедные, он жил бедно. Дак на его рыба шла, вот это да». Она запомнила, как с войны вернулся ее дядя Алексей Иванович, сын сказителя [92] : «Хорошо, что вот дядя пришел, маме было сорок восемь лет ей, дак отправили на лесозаготовку, теперь на пенсию выходят, а мне наверно было годов семь, бабушке за семьдесят было, дак нас оставили без дров, без всего. Вдруг приходят, давай поезжай домой. Я думаю, что случилось? На конях домой меня привезли, а мать выходит, Фимка брат ведь нашелся, герой Советского Союза, едет, говорит, едет. Он приехал, помню я сижу на печке, стучит в окно. На лошадях председатель райкома привёз, дак он нам навез рыбы, две таки, уй каки здоровы, два полена (про рыбу. – Ж.Г.), мешок муки и конфет и меду, и чего он только не навез, после голодухи-то такой. Бабушка вышла, встретила, потом, меня на руки взял, одной рукой-то, одна перебита была, не плачь, дядя пришел все будет».

В литературе есть ссылка на Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10.01 1944 г., где в письме И.Т.Фофанову говорилось о присвоении его сыну Алексею Ивановичу звания Героя Советского Союза. В письме также выражалась благодарность сказителю за воспитание сына–героя. Однако письмо не застало в живых Ивана Терентьевича, как уже говорилось, И.Т.Фофанов умер в 1943 г.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Яркие впечатления у Нины Васильевны связаны с квартирой, в которой она сейчас живет в селе Авдеево Пудожского района. Она рассказывала, что получить квартиру помог дядя–герой [93] . Сохранились у Нины Васильевны воспоминания о бабушке Наталье Тимофеевне, жене И.Т.Фофанова: «Бабушка жила с нами, но гордовата стала, такой сын! «Я там у сына ложкой повидлу ела»» [94] – так говорила Наталья Тимофеевна, жена сказителя.

О своей матери Ефимье Ивановне Нина Васильевна отзывалась очень тепло: «Да, она у меня молодец, она в каждый день пол оботрет у меня даже, чтобы свежо у нее было. Салфеточка была беленькая. Меня в Бураково туда тянет к маме вот (кладбище в деревне Бураково Пудожского района. – Ж.Г.), а я не могу ходить. Мама умерла, дак я два раза бегала, я лечу туда два раза утром схожу и вечером схожу, в такую даль, хорошо, что на лыжах, а если кругом. Как по ветру летела туда, наплачусь, наплачусь, будто мне легче и бегу обратно. А думаю, лучше замерзну, зимой, паду на могилу, нет, холод посягат, домой надо идти» [95] .

Из беседы во время экспедиции выяснилось, что сама Нина Васильевна родилась в Шале, прожила там три года. Потом жила в деревне Алексеево. Замуж вышла в двадцать два года за Соколова Евгения Петровича родом с Водлозера. Прожили они вместе недолго, восемь с половиной лет. К сожалению, детей у них не было. На вопрос, почему не было детей, она отвечала: «Шла, надо было выйти мне, все выходят, а скажут, никто не взял меня. Он все думал наладиться это все, носил меня, хоть восемь с половиной лет на ручках. На машинке, на лодке катал, куда захочу туда и поедет. Мужик-то у меня хороший был, лодки шил, телевизоры ремонтировал, корзины плел, на все руки от скуки был, печи делал. Выделывалась я, восемь с половиной лет выделывалась. Как будут дети, откуда? Из-за этого мы с ним разошлись» [96] . Только в тридцать девять лет Нина Васильевна приехала в Авдеево и стала жила там со своей матерью Ефимьей Ивановной, в той самой квартире, которую они получили благодаря Алексею Ивановичу Фофанову.

Завершая изучение родословной И.Т.Фофанова, приведем воспоминания К.В.Чистова: «В моей комнате между дверью и стеллажом висит под стеклом портрет пожилого человека с бородкой и венчиком седеющих волос. Это известный певец былин Иван Терентьевич Фофанов. Для меня это больше, чем портрет знакомого человека. С И.Т.Фофановым связаны незабываемые впечатления моей молодости» [97] . Про И.Т.Фофанова не скажешь «непревзойдённый» или «крупнейший». Никаких рекордов он не ставил, но он один из наиболее замечательных знатоков и исполнителей русских былин и, безусловно, один из лучших певцов былин того поколения, к которому он принадлежал [98] . Иван Терентьевич воспринимал пение былины как дело весьма ответственное, меньше всего он позволял себе «баловаться былинами, забавляться ими, развлекать своих слушателей». По мнению К.В.Чистова, петь былины имеют право только умудренные жизнью старики, которым есть что рассказать [99] .

// Кижский вестник. Выпуск 13
Под науч. ред. И.В.Мельникова, В.П.Кузнецовой
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 296 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф