Метки текста:

Археология Кижи Мезолит

Тарасов А.Ю.
Каменная индустрия Оленеостровской мезолитической стоянки в окрестностях острова Кижи: Технико–типологический анализ VkontakteFacebook

Рис.1. Заготовки макроорудий из Оленеостровской стоянки (раскоп 2007 г.), сланец. Место хранения – Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи» Рис.2. Макроорудия из Оленеостровской стоянки, сланец (1–7 – заготовки, 8 – тесло). Место хранения – Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН 1, 4, 6–7 – раскоп 1956 г.; 2–3 – раскоп 1957 г.; 5 – раскоп 1955 г.; 8 – раскоп 1972 г.Рис.3. Готовые макроорудия из Оленеостровской стоянки, сланец. Место хранения: 1, 4, 7–9, 11 – Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН; 2–3, 10 – Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи»; 5–6 – Карельский государственный краеведческий музей 1, 4, 7, 9–Рис.4. Каменный инвентарь Оленеостровской стоянки. Место хранения – Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН 1, 3, 9 – биполярные нуклеусы; 2 – нуклеус плоскостного скалывания для отщепов; 4 – пренуклеус для пластин; 5, 8 – призматические нуклеусы для отщепов; 6 – призматический нуклеус для миРис.5. Каменный инвентарь Оленеостровской стоянки. Место хранения – Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН 1–10, 12–15, 24 – скребки; 11 – отщеп со следами использования; 16, 18 – скрёбла; 17 – скобель; 19 – скребок-проколка; 20 – проколка; 21 – резец-нож (?); 22 – отщеп с ретушью; 23 – сверРис.6. Каменный инвентарь Оленеостровской стоянки (раскоп 2007 г.). Место хранения – Государственный историко-архитектурный и этнографический   музей-заповедник «Кижи». Нуклеусы: 1 – черепаховидный; 2–3, 6, 11 – пренуклеусы; 4, 10 – биполярные; 5, 7, 13 – призматические для пластин и микропластин; 8Рис.7. Каменный инвентарь Оленеостровской стоянки (раскоп 2007 г.). Место хранения – Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи» 1–3 – биполярные нуклеусы; 4 – многоплощадочный нуклеус-отбойник; 5–25, 27–40 – пластины; 26 – реберчатый скол. 1–3, 39 – кварц; 5, 19Рис.8. Каменный инвентарь Оленеостровской стоянки (раскоп 2007 г.).  Место хранения – Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи» 1–4 – наконечники стрел; 5 – скребок-нож: 6–14, 16–19, 22–24, 29 – скребки; 12 – скребло; 15, 25, 31–32, 36 – отщепы с ретушью; 20 – Рис.9. Каменный инвентарь Оленеостровской стоянки. Место хранения: 1, 4–6, 8–10 – Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи»; 2, 7 – Карельский государственный краеведческий музей; 3 – Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН 1 – заготовка бифаса; 2 – двусРис.10. Метрические признаки камен- ных изделий из Оленеостровской сто- янки:  А – наибольший размер нуклеусов из коллек- ций 1955–1957 и 1972 гг., мм; Б – наибольший  размер нуклеусов из коллекции 2007 г., мм;  В – углы скалывания кремневых и лидитовых  отщепов из коллекции 2007 г., Рис.11. Количество фрагментированных отщепов из кремня, кварца и лидита (в процентах от общего количества): А – коллекция из раскопок 1955–1957 и 1972 гг.; Б – коллекция из раскопок 2007 г.

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект 08–01–00410а «Комплекс археологических памятников на Южном Оленьем острове Онежского озера»).

Оленеостровская мезолитическая стоянка, расположенная в непосредственной близости от Оленеостровского могильника, считается одним из эталонных памятников для позднего мезолита бассейна Онежского озера. Необходимость решения вопроса о связи стоянки с могильником, важность ее для решения вопроса о финале мезолитической эпохи в данном регионе неоднократно привлекали к ней внимание исследователей [1] .

Самые недавние работы были проведены уже в 2000-е гг. В 2005–2007 гг. на Южном Оленьем острове работал Северо–Европейский Палеоантропологический отряд МАЭ РАН под руководством В.И.Хартановича и В.Я.Шумкина. Экспедиция возобновила археологические раскопки имеющегося на острове комплекса археологических памятников. Были проведены небольшие раскопки на стоянке Южный Олений Остров 2, открытой в ходе самых недавних исследований, и раскопки еще одного участка с культурным слоем, который, вероятнее всего, мог являться частью Оленеостровской стоянки, исследовавшейся в 1938–1972 гг. Впервые данные поселенческие комплексы были раскопаны по современной методике, сводящей к минимуму вероятность получения сортированных коллекций – коллекций, в которых в недостаточной степени представлены отдельные категории инвентаря. Материалы из раскопок 2006 г. опубликованы [2] .

В связи с проведением новых полевых работ на самой Оленеостровской стоянке возникла необходимость публикации полученных материалов. Поскольку ее нельзя рассматривать в отрыве от всего остального комплекса памятника, данная работа потребовала проведения анализа и описания по единым принципам также материалов, происходящих из более ранних раскопок. При подготовке данной работы были проанализированы коллекции из раскопок Г.А.Панкрушева 1955–1957 гг., В.Ф.Филатовой 1972 г. и материалы из раскопа 2007 г. (рис.1–9). Материалы из более ранних раскопок Н.Н.Гуриной и Н.Н.Чернягина, хранящиеся в настоящее время в МАЭ РАН (Кунсткамере), оказались недоступны в связи с начавшимся ремонтом в здании музея.

Статистические сводки, которые приводятся в настоящей статье, показывают реальное количество предметов, находящихся на хранении и доступных для изучения в настоящий момент. Всего учтено 11 833 предмета, в том числе 1136 орудий и заготовок, 101 нуклеус и нуклевидный кусок, 215 пластин (в том числе пластин с ретушью и ретушью утилизации), 10 381 отщеп (табл.1). Большинство статистических данных представлены в виде таблиц. При описании различных категорий инвентаря по отдельности рассмотрены комплексы из более ранних раскопок на памятнике и из раскопа 2007 г. Это единственный раскоп на стоянке, который в настоящее время имеет надежную топографическую привязку и исследован по современной методике и коллекция которого является сортированной в наименьшей степени. В связи с этим было бы неверно просто «растворить» его материалы среди всех остальных коллекций.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Характеристика сырьевой базы

Абсолютное большинство предметов изготовлено из сланца – 55,1%, на втором месте изделия из кварца (20,4%), на третьем – изделия из кремня (14,3%). Предметы из других пород составляют менее 10%, среди них преобладают сделанные из лидита (5,6%), представлены изготовленные из окремненного сланца (2,1%), халцедона (0,7%), кварцита (0,3%) и песчаника (1,5%).

Сланец, кварц, лидит, халцедон являются местными материалами и могут быть найдены в окрестностях стоянки. Валуны, гальки и плитки сланца разных размеров в большом количестве присутствуют в почве и вдоль береговой линии острова. Там же могут быть найдены гальки из лидита, кварца и халцедона. Очень редкое использование халцедона, вероятнее всего, связано с низким качеством местного халцедонового сырья. Как можно было наблюдать, халцедоновые отдельности испещрены внутренними трещинами. Плитки из песчаника и кварцита, вероятно, также были найдены на острове.

Таблица 1. Каменный инвентарь Оленеостровской стоянкиТаблица 1. Каменный инвентарь Оленеостровской стоянкиПродолжение Табл.1Продолжение Табл.1Продолжение Табл.1Продолжение Табл.1Продолжение Табл.1Продолжение Табл.1Окончание Табл.1Окончание Табл.1

Процентное соотношение изделий из разных материалов показывает, что жители стоянки использовали преимущественно местное сырье. Причем в отличие от стоянки Южный Олений Остров 2, изделия из местных материалов преобладают не только в группе макроорудий (сланец), но и в группе орудий на отщепах. Тем не менее среди готовых орудий из отщепов и пластин больше сделанных из импортной породы – кремня, что, несомненно, свидетельствует о большей ценности этого более качественного материала, расходовавшегося более экономно. Кремень неоднородный, встречаются изделия из желтого, красного, коричневого, розового и серого пятнистого цветов. Пути его поступления пока не установлены. Также не исключено, что многие изделия, материал которых определен как кремень, в действительности изготовлены из окремненных пород местного происхождения. Такие породы (включая лидит и окремненный сланец) можно встретить в южной половине Карелии [3] . В целом можно утверждать, что на стоянке использовалось разнообразное сырье, и ее жители имели как налаженные каналы получения импортного кремня, так и были хорошо осведомлены о местных материалах, пригодных для расщепления и изготовления орудий.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Большинство продуктов расщепления Оленеостровской стоянки можно отнести к трем основным контекстам – контексту производства сланцевых макроформ, контексту производства пластин и микропластин из окремненных пород, а также контексту получения отщепов из окремненных пород и кварца. Поскольку отходы производства (отщепы, не использованные в качестве сколов–заготовок) последних двух контекстов практически невозможно разделить, они будут проанализированы совместно. Технологический анализ основывается на методике, предложенной в работах Е.Ю.Гири [4] и П.Е.Нехорошева [5] .

Индустрия макроорудий

Технология

Подробное рассмотрение технологии изготовления крупных, преимущественно рубящих, орудий из сланца проводится в отдельной работе, в связи с чем здесь можно ограничиться только указанием самых основных особенностей. Всего к контексту макроорудий отнесены 6646 предметов (табл.1) (рис.1–3).

Поскольку свойства сланцев очень сильно различаются, было проведено специальное изучение качественных характеристик материала готовых орудий и заготовок из проанализированных коллекций. В итоге было установлено, что большинство изделий, как заготовок, так и готовых орудий, сделаны из очень мягкого материала (менее 4 по шкале Мооса), хотя предметы из твердой породы также встречаются. По всей видимости, намеренный отбор сырья по его качественным признакам не производился. Еще одной хорошо выраженной особенностью сланцевого сырья со стоянки является сланцеватость – способность расслаиваться на плитки [6] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Технология изготовления сланцевых макроорудий включает в себя два основных этапа: этап создания общей формы предмета (формообразования) и этап завершающей абразивной обработки. На этапе формообразования использовался ряд несложных приемов, большинство из которых связаны с техниками расщепления (разные варианты краевой оббивки), а также абразивное пиление, шлифование без предварительного расщепления и техника пикетажа [7] .

Наиболее частыми среди них являются приемы, предполагающие удаление только наиболее выступающих участков заготовки и, соответственно, означающие минимальную степень изменения ее исходной формы (пиление, «двусторонний унифас»). В то же время грубая бифасиальная обработка, которая является наиболее сложным вариантом расщепления в данной индустрии, отмечена на единичных изделиях. При расщеплении использовалась преимущественно техника удара жестким отбойником, в единичных случаях фиксируется удар мягким отбойником (всего 7% сколов имеют признаки удара мягким ударным инструментом). В тех случаях, когда применялось абразивное пиление, фиксируется только прием одностороннего пиления, при котором распил делался на одной широкой грани, достигал глубины от 1/3 до 3/4 толщины заготовки, после чего подлежащий удалению кусок отсекался в ударной технике. Встречное двустороннее пиление не отмечено ни разу.

Завершающая абразивная обработка, которая в рамках индустрии макроорудий имеет своей целью сглаживание микрорельефа поверхности и окончательную заточку лезвия, на Оленеостровской стоянке является также довольно грубой. Шлифовка преимущественно поверхностная, покрывающая небольшую площадь изделий. Всего 21 орудие из 66, для которых было возможно сделать определение, зашлифовано более чем на ½ их площади. Несомненных признаков намеренного использования полирования не наблюдается. Полировка на лезвийной части заметна у 17 предметов, однако она могла возникнуть в ходе работы от трения по деревянным поверхностям.

Характеристика готовых орудий

Всего среди материалов проанализированных коллекций из Оленеостровской стоянки имеется 75 готовых макроорудий, целых и обломков. В зависимости от способа оформления их лезвия и общих пропорций, которые влияют на возможности выполнения ими тех или иных функций, можно выделить ряд видов таких инструментов. Вид в данном случае признается функционально–обусловленным таксоном, хотя следует отметить, что зависимость формы от функции в данном случае выступает только как тенденция и не означает, что особенности работы тем или иным конкретным орудием были именно такими, какие следуют из названия. Например, асимметричное в профиле лезвие действительно лучше подходит для тёски, чем симметричное, однако это не означает, что таким лезвием невозможно вести поперечную рубку дерева или использовать его для продольного расклинивания ствола.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В коллекциях из раскопок 1955–1957 и 1972 гг. встречены следующие виды макроорудий:

Топоры – макроорудия с симметричным в профиле лезвием и отношением ширины к толщине (особенно в лезвийной части) больше 1. Представлены наибольшим количеством предметов – 11 экз. (рис.3:1,4,7,9). Два из них частично фрагментированы – у них отсутствуют обушные части.

Тёсла – орудия с асимметричным в профиле лезвием (смещенным к одной из широких граней изделия). Имеются 11 экз. (рис.3:6,8), 6 из которых фрагментированы. Среди фрагментированных орудий представлены обломки лезвийной части или предметы, у которых отсутствует обушный конец; в одном случае предмет разломан и вдоль, и поперек.

Желобчатые тёсла – орудия с продольным желобом на лезвии. Представлены 5 предметами (рис.3:5). Два из них фрагментированы: у одного сохранился небольшой участок желобчатого лезвия; второе расслоилось по плоскости сланцеватости, представлено верхней половиной, у которой также отломаны концы обуха и лезвия. Два предмета целые. Имеется также один кусок лезвия желобчатого тесла (затупленного и сбитого в ходе использования), отделенного от орудия поперечным распилом.

Долото – удлиненное орудие, ширина которого лишь ненамного превосходит толщину. Имеется один экземпляр.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Стамески – небольшие изделия из узких плиток, отличающиеся минимумом обработки (обычно сводящейся только к шлифовке лезвийного конца). В коллекции имеются два предмета, у одного отломана обушная часть.

Клин. Выделен один предмет, который представляет собой сломанную узкую плитку, у которой одним сколом сделано острое неровное лезвие, другая обработка отсутствует. На лезвии заметны небольшие сколы, кромка сточена, при небольшом увеличении заметны царапины, параллельные продольной оси. Определение предварительное.

Киркообразные орудия. В плане имеют асимметрично–треугольные очертания, сужаясь к лезвию. Одна боковая грань относительно прямая, по центру второй проходит нечеткое ребро. Такая форма делает их сходными с крупными кирками, иногда встречающимися на мезолитических памятниках и особенно характерными для неолитической культуры сперрингс, однако, в отличие от кирок, они имеют очень небольшие размеры (в данном случае 5,6×2,8×1,6 см). Кроме этого, лезвие киркообразных орудий может лежать в плоскости широких граней, как у тесла или топора. Например, как у предмета со стоянки Южный Олений Остров 2 [8] . В коллекции из предыдущих раскопок определены 3 таких изделия, все фрагментированные (рис.3:11). Ориентация у всех как у кирок. Форма двух изделий асимметрично–прямоугольная, третье выглядит как фрагмент кольца с одним острым концом (лезвием).

Макросверло – довольно крупное изделие, обработанное по технологии, характерной для макроформ, у которого имеется острие сверла с концентрическими царапинами, образовавшимися в ходе сверления. Выделено одно такое изделие. Оно представляет собой сломанную заготовку макроорудия из толстой плитки, один узкий конец которой был приспособлен для сверления без дополнительной подработки.

Кроме орудий, у которых возможно определение вида, в коллекции имеется значительное количество обломков шлифованных орудий разного размера, у которых отсутствует лезвийная часть – 32 экз.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Обломки орудий с равной вероятностью могли быть топорами, тёслами или желобчатыми тёслами.

В коллекции 2007 г. насчитывается 8 завершенных орудий, включая одно целое тесло (рис.3:3), два желобчатых тесла (рис.3:2), один обломок лезвийной (?) части тесла, два обломка лезвийной части топоров(?) (рис.3:10) и два обломка лезвийной части макроорудий, вид которых невозможно определить более точно.

Очертания орудий в плане и поперечном сечении не имеют такой строгой функциональной обусловленности, как форма лезвия, и в большей мере могут отражать специфические культурные особенности того или иного комплекса. В рассматриваемой индустрии особенности этих морфологических характеристик изделий были тесно связаны с особенностями свойственной ей технологической традиции.

Для индустрии макроорудий на Оленеостровской стоянке было характерно использование материала невысокого качества, подбор отдельностей сырья, требовавших минимума обработки для превращения в готовое орудие, простая технология, также требовавшая, как правило, минимальных затрат труда и времени как на этапе создания формы орудия, так и на этапе завершающей абразивной обработки. При очевидных плюсах такого подхода (минимальные затраты) он сильно ограничивал возможности для формообразования и достижения высокого качества изделий.

Поскольку готовые орудия, в большинстве, сделаны из мягкого материала, они не могли иметь действительно острое лезвие. Кроме этого, описанный подход к их изготовлению отразился и на морфологических особенностях. Форма готового изделия в рамках данной индустрии определялась формой заготовки и выбранными приемами обработки, слегка модифицировавшими ее. Завершающая абразивная обработка, в большинстве случаев очень слабая, видоизменяла форму предмета в минимальной степени. При таком подходе для готовых орудий характерна значительная вариабельность морфологических признаков и, как правило, отсутствие четких геометрических форм. При описании их морфологии в такой ситуации наиболее целесообразно представление изделий (топоров, тесел, желобчатых тесел и долот, а также крупных обломков, у которых отсутствует лезвийная часть и потому вид неопределим) в виде сочетания формы поперечного сечения и формы в плане.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Встреченные комбинации представлены в табл.2. Обращает внимание очень слабая степень морфологической стандартизации – наиболее часто встретившееся сочетание (асимметрично–прямоугольное сечение и асимметрично–прямоугольная форма в плане) отмечено всего 6 раз (среди 39 предметов, у которых было возможно установление обеих характеристик). Наиболее частый вариант сечения (асимметричное 6–8-угольное) встречен всего у 21 предмета из 58, для которых удалось установить форму сечения; наиболее распространенная форма в плане (асимметрично–прямоугольная) отмечена у 10 из 39 предметов.

То, что предметы с 6–8-угольным и прямоугольным (в основном, асимметричным прямоугольным) сечением встречаются чаще других вариантов (табл.2), определено преобладанием среди первичных заготовок плиток, частым использованием техники пиления и приема «двусторонний унифас» в ходе обработки. В результате такой оббивки «срезались» ребра заготовки и она приобретала 6–8–угольное сечение.

Таблица 2. Варианты сочетания формы в сечении и в плане готовых макроорудий с Оленеостровской стоянки. Примечание. Форма сечения: 1 – асимметричное 6–8-угольное; 2 – 6–8-угольное; 3 – асимметрично-линзовидное; 4 – асимметрично-овальное; 5 – асимметрично-прямоугольное; 6 – прямоугольное; 7 – полукруглое; 8 – усеченное линзовидное; 9 – прямоугольное с округлыми боковыми краями; 10 – прямоугольное с выпуклой спинкой. Форма в плане: 1 – асимметрично-острообушная; 2 – острообушная; 3 – асимметрично-прямоугольная; 4 – прямоугольная; 5 – асимметрично-трапециевидная; 6 – трапециевидная; 7 – зауженная к обуху; 8 – зауженная к лезвию; 9 – асимметричная зауженная к обуху и лезвию; 10 – зауженная к обуху и лезвию.Таблица 2. Варианты сочетания формы в сечении и в плане готовых макроорудий с Оленеостровской стоянки. Примечание. Форма сечения: 1 – асимметричное 6–8-угольное; 2 – 6–8-угольное; 3 – асимметрично-линзовидное; 4 – асимметрично-овальное; 5 – асимметрично-прямоугольное; 6 – прямоугольное; 7 – полукруглое; 8 – усеченное линзовидное; 9 – прямоугольное с округлыми боковыми краями; 10 – прямоугольное с выпуклой спинкой. Форма в плане: 1 – асимметрично-острообушная; 2 – острообушная; 3 – асимметрично-прямоугольная; 4 – прямоугольная; 5 – асимметрично-трапециевидная; 6 – трапециевидная; 7 – зауженная к обуху; 8 – зауженная к лезвию; 9 – асимметричная зауженная к обуху и лезвию; 10 – зауженная к обуху и лезвию.

У 16 орудий присутствуют следы от работы на лезвии в виде небольших сколов с лезвия, различимых невооруженным глазом царапин, сточенности кромки (кромка лезвия затупилась). В общей сложности 46 орудий представлены в виде фрагментов, и фрагментация, вероятнее всего, также произошла во время работы этими инструментами. Износ в ходе работы приводил к необходимости подправки и ремонта, чаще всего лезвийной части. Признаки ремонта, в основном оббивки сверху по шлифовке с целью заново оформить поврежденное лезвие или подправить сломанный инструмент, зафиксированы у 18 предметов. При этом ошибки расщепления, допущенные уже в ходе ремонта, предположительно стали причиной выбраковки двух инструментов (топоров).

Целые завершенные макроорудия (21 экз.) имеют очень небольшие размеры. Целые завершенные орудия имеют очень небольшую длину – средний показатель 86 мм, минимальное зафиксированное значение -42 мм, максимальное – 125 мм. Среднее отношение ширины к толщине равняется 2,2, т.е. изделия довольно плоские. Среднее отношение длины к ширине – 2,1, длина только в 2 раза больше ширины.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

По мнению В.Ф.Филатовой, большинство основных макроорудий (топоров, тёсел) Оленеостровской стоянки относятся к двум типам согласно предложенной ею типологии: типу I (изделия, сужающиеся к обушной части) и типу III – широкие, плоские изделия, подпрямоугольные в плане и поперечном сечении. Тип I, представленный несколькими вариантами, существовал в течение всего мезолитического периода. Тип III возникает на втором этапе развития мезолитической культуры по периодизации В.Ф.Филатовой (6500–5100 лет до н. э.), но наиболее распространенным становится на поздних стоянках, относящихся к третьему этапу (конец VI – первая треть V тыс. до н. э.), особенно на Оленеостровской стоянке [9] .

Индустрии орудий на отщепах и пластинах

В данный технологический контекст включены нуклеусы для производства пластин и отщепов и нуклевидные куски, пластины и отщепы. В связи с тем что невозможно полностью разделить отщепы–отходы производства технологий, направленных на получение пластин, и отщепы–продукты технологий специализированного изготовления отщепов, отщепы будут рассматриваться суммарно. Комплекс пластин охарактеризован отдельно. Подробный анализ морфологических и метрических признаков отщепов из кремня, лидита, кварца сделан только для коллекции из раскопа 2007 г., поскольку только эта коллекция не является сортированной, и все отходы производства в ней были сохранены.

К нуклеусам и нуклевидным кускам отнесены 45 предметов, что заметно меньше, чем в раскопе 2007 г. (56 экз.), несмотря на то что материалы происходят с многократно большей площади (табл.1). Возможно, многие сработанные ядрища, особенно биполярные, не были распознаны в ходе раскопок и не поступили на постоянное хранение. Большинство ядрищ изготовлено из лидита (18 экз.) (рис.4:3,5–8), чуть меньше кремневых (14 экз.) (рис.4:2,4,9) и кварцевых (12 экз.) (рис.4:1). Всего один предмет сделан из окремненного сланца. Представлены ядрища из основных пород камня, использовавшихся обитателями стоянки, но отсутствуют нуклеусы из мягкого сланца, халцедона и абразивных материалов. Выделяются нуклеусы, предназначенные для получения пластин и отщепов, однако нельзя полностью исключать, что некоторые ядрища, отнесенные к нуклеусам для отщепов, являлись на самом деле пренуклеусами для получения пластин. Кроме этого, сильно сработанные нуклеусы для пластин могли позже использоваться для получения отщепов с помощью более простой технологии. Выделены следующие типы нуклеусов.

1) Призматические нуклеусы.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В рамках данного общего типа объединены ядрища, расщеплявшиеся в соответствии с призматическим принципом расщепления [10] . В коллекции есть призматические нуклеусы как с негативами только от снятия отщепов, так и с негативами пластинчатых снятий.

Призматические нуклеусы, предназначенные для получения отщепов (параллельного скалывания, обычно однонаправленного). Всего выделены 11 экз. (рис.4:5,8), среди них 7 из лидита и 4 из кремня. Один нуклеус был изготовлен из отщепа, два других – из призматических осколков породы, в остальных случаях характер первичной заготовки не устанавливается.

7 экз. односторонних, имеющих одну поверхность расщепления для снятия сколов–заготовок (рис.4:8), и 2 экз. двусторонних – имеющих две такие поверхности (рис.4:5). Один из двусторонних нуклеусов торцевой, поверхности для снятия сколов–заготовок располагаются на противоположных торцах, площадка общая. По своим пропорциям он подходит для снятия пластин, но на нем имеются только негативы от получения отщепов. Также в коллекции присутствуют два двуплощадочных нуклеуса для отщепов – со встречным скалыванием на одной и той же поверхности расщепления, ведущимся с двух противоположно расположенных площадок.

Среди односторонних нуклеусов 4 экз., возможно, все-таки связаны с контекстом изготовления пластин, хотя негативов снятия пластинчатых сколов они не имеют. В одном случае это мог быть пренуклеус для микропластин, в остальных, предположительно, скалывание простых отщепов началось тогда, когда отделение пластинчатых сколов с этих ядрищ стало невозможным. На одном из этих нуклеусов отчетливо видно, что произошла его переориентация – поверхность расщепления была перенесена на тыльную поверхность ядрища, при этом площадкой стала одна из боковых граней. Первоначальная поверхность расщепления подходит для снятия пластинок, хотя собственно пластинчатых негативов на ней не видно.

Только у одного одностороннего нуклеуса, изготовленного из крупного отщепа, фронт расщепления протягивается по всему периметру, площадкой при этом является вентральная поверхность отщепа. У остальных фронт расщепления достигает не более V периметра. Площадки у большинства ядрищ естественные, не требовавшие подправки. Такая подправка зафиксирована у двух предметов, в том числе у нуклеуса, на котором произошел перенос поверхности расщепления – перенос был сделан тогда, когда подправка первоначальной площадки стала невозможной.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На шести призматических нуклеусах для отщепов зафиксировано использование редуцирования как приема подготовки зоны расщепления (четырех односторонних, одном двустороннем и одном двуплощадочном). Один из нуклеусов в ходе расщепления устанавливался на жесткую наковальню, о чем свидетельствуют забитость и трещины на дистальном конце. Также у одного сильно сработанного мелкого ядрища отмечена сильная сточенность всех ребер, что, вероятнее всего, свидетельствует о его вторичном использовании в качестве рабочего инструмента.

Призматические нуклеусы, предназначенные для получения пластин и микропластин.

К контексту производства пластин отнесены 8 ядрищ, 3 из которых интерпретированы как нуклеусы (два для пластин и один для микропластин) и 5 как пренуклеусы (три для пластин и два для микропластин). 5 ядрищ из данной группы изготовлены из лидита, 2 – из кремня и 1 – из окремненного сланца. 2 экз. изготовлены из призматических осколков породы, 2 – из отщепов и 2 – из галек.

Оба нуклеуса для пластин являются торцевыми. На одном снятие пластинчатых сколов производилось с обоих торцов (рис.4:7), при этом есть также негатив микропластинчатого снятия на дистальной поверхности, параллельно основной площадке. В ходе срабатывания нуклеуса производилось выравнивание боковых поверхностей с помощью сколов, снимавшихся при ударе по основной площадке. У второго пластины снимались только с одного торца. Видно, что имело место понижение рельефа расщепления в дистальной части и сужение тыльной поверхности нуклеуса. Основная площадка данного ядрища составлена из трех плоских граней, соединяющихся под тупыми углами, в результате чего площадки у снимавшихся с этого нуклеуса пластин должны были быть скошенными относительно продольной оси.

Нуклеус для микропластин двуплощадочный со встречным скалыванием, изготовленный из очень мелкого осколка (рис.4:6). Фронт расщепления для снятия заготовок очень короткий, однако остальные поверхности также очень узкие, поэтому его нельзя также отнести к торцевым ядрищам. Обе площадки в процессе срабатывания подправлялись мелкими сколами.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На всех трех нуклеусах для пластин фиксируется использование редуцирования.

Пренуклеусы. Почти все пренуклеусы, вероятно, могли стать торцевыми нуклеусами для пластин и микропластин. Только у одного ядрища (для пластин) создана подконическая форма. На нем имеется негатив пластинчатого снятия. Причиной выбраковки послужила неудача в создании плоской площадки – после серии сколов, направленных от краев ядрища к центру площадки, она стала наоборот очень выпуклая. У второго ядрища для пластин (торцевого), изготовленного из плоской гальки, сначала поперечными сколами были подготовлены две площадки напротив друг друга, после чего ударами по данной площадке было начато выравнивание общего рельефа и подготовка ровной поверхности расщепления. Предмет был оставлен после образования нескольких заломов. У третьего (тоже торцевого) пренуклеуса для пластин, также сделанного из гальки, площадка покрыта коркой, т.е. не требовала специальной подготовки. Имеются остатки корки и на дистальном конце. Ядрище было уплощено с помощью ударов по площадке, после чего на одном из торцов сделана попытка снятия пластинчатых сколов, завершившихся заломами (рис.4:4).

Один из пренуклеусов для микропластин изготовлен из толстого скола, на торцах которого оформлены две поверхности расщепления для снятия заготовок. Одна площадка не требовала подготовки, вторая была образована серией мелких поперечных сколов. Площадки расположены напротив друг друга, однако встречного скалывания не было – микропластины с них попытались снять на разных торцах. Попытки завершились заломами. Второй также сделан из толстого отщепа, но не требовавшего дополнительной обработки. Поверхность расщепления оформлена на одном боковом крае, площадка – на дистальном конце скола. На противоположном конце отмечено несколько фасеток плоской ретуши, возможно, от вторичного использования в качестве орудия.

2) Биполярные нуклеусы. Это ядрища, которые расщеплялись с использованием биполярной техники скола и предназначались для снятия отщепов (рис.4:1,3,9). В коллекции присутствуют 20 нуклеусов этого типа, среди которых 12 изготовлены из кварца, 5 из кремня и 3 из лидита. Характер первичной заготовки не устанавливается ни в одном случае.

В двух случаях видно, что первоначально ядрище было другого типа, и биполярное раскалывание явилось завершающим этапом его утилизации. Один экземпляр первоначально был призматическим. Второй экземпляр был черепаховидным – у него осталась плоская поверхность расщепления с негативами от конвергентного скалывания, которая после переориентации стала боковой поверхностью биполярного нуклеуса, и наряду с этим уже имеются противоположно расположенные ребра с биполярной забитостью. Оба нуклеуса изготовлены из кремня. На двух биполярных ядрищах (из кремня и лидита) скалывание велось в перпендикулярных направлениях, т. е. у них имеется по две пары противоположно расположенных ребер с такой забитостью (рис.4:1).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

3) Нуклеус плоскостного скалывания. В коллекциях из раскопок 2007 г. и со стоянки Южный Олений Остров 2 встречались экземпляры черепаховидных нуклеусов, на которых комбинировалось призматическое параллельное и плоскостное конвергентное расщепление. В коллекции из прежних раскопок на Оленеостровской стоянке (а именно из раскопа Г.А.Панкрушева 1957 г.) выделен один нуклеус плоскостного принципа расщепления, заготовки с которого снимались с использованием параллельного способа скалывания (рис.4:2). Скалывание встречное, с двух противоположно расположенных площадок. Нуклеус был изготовлен из гальки, тыльная сторона нуклеуса покрыта коркой. Использовалось редуцирование.

4) Пробные нуклеусы. Выделены всего два экземпляра из лидита. Один представляет собой гальку, с которой было снято несколько сколов. Второй – гальку, расколотую пополам.

5) Нуклевидные куски. К данному типу отнесены куски и осколки породы, которые потенциально могли служить источником сколов–заготовок, но морфология которых не позволяет определить какую-либо регулярную схему расщепления. Имеются 3 экз., 2 из кремня и 1 из лидита.

Нуклеусы из данной коллекции имеют очень небольшие размеры (рис.10,А). Средний максимальный размер (высота или ширина) равен 34 мм (минимальное зафиксированное значение в выборке 17 мм и максимальное – 64 мм). Таким образом, степень сработанности ядрищ весьма высокая. При исключении из выборки нуклеусов и пренуклеусов для микропластин, для которых изначально не требуются большие размеры, средний размер не меняется, при исключении также нуклевидных кусков становится равным 33 мм. Средний размер кремневых нуклеусов равняется 33 мм, лидитовых – 38 мм, кварцевых – 28 мм.

Коллекция раскопок 2007 г.

К нуклеусам и нуклевидным кускам отнесены 56 предметов (0,6% всех изделий из камня) (табл.1). Большинство (23 экз.) изготовлены из кварца. Из лидита 14 экз., кремня – 11, окремненного сланца – 5 и халцедона – 3. Встречены следующие типы:

1) Призматические нуклеусы.

Призматические нуклеусы, предназначенные для получения отщепов (однонаправленного параллельного скалывания). Выделены 6 экз. (рис.6:8–9,12), 3 – из кремня, 1 – из кварца, 1 – из лидита и 1 – из окремненного сланца. 4 односторонние, имеющие одну поверхность расщепления для получения сколов–заготовок, и 2 двусторонние, с двумя перпендикулярными по отношению друг к другу такими поверхностями. Два ядрища изготовлены из галек, для остальных характер исходной отдельности сырья неопределим. Один из кремневых нуклеусов является торцевым, т.е. скалывание велось с узкого фронта расщепления, форма еще одного кремневого ядрища подконическая (рис.6:9). Для этого ядрища отмечено использование приема понижения рельефа поверхности расщепления в дистальной части с помощью сколов, наносившихся с боковой и тыльной поверхностей. У этого же ядрища, а также у двустороннего нуклеуса из лидита (рис.6:12) отмечена неоднократная подправка площадки с помощью широких сколов. Второй двусторонний нуклеус, изготовленный из кремня, отличается тем, что скалывание с одной из его двух поверхностей велось с двух противоположно расположенных площадок, т.е. было встречным. В двух случаях можно уверенно говорить об использовании при расщеплении удара жестким отбойником (на торцевом кремневом и на кварцевом ядрищах, в последнем случае раскалывание велось жестким отбойником при опоре на твердую основу – наковальню). В остальных, вероятно, использовался удар мягким отбойником, что сопровождалось и подготовкой зоны расщепления (подправка площадки, редуцирование).

Призматические нуклеусы, предназначенные для получения пластин и микропластин.

Имеется 7 ядрищ с негативами пластинчатых снятий (рис.6:5,7,13). 5 из них являются нуклеусами для получения микропластин (1 – из кремня, 3 – из лидита и 1 – из окремненного сланца). 2 предназначались для получения обычных пластин (1 – из кремня, 1 – из лидита).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Нуклеусы для обычных пластин являются торцевыми (рис.6:7). У нуклеусов, использовавшихся для получения пластин, фиксируется использование приема понижения рельефа расщепления в дистальной части, заметны следы подготовки зоны расщепления – редуцирования; у одного из них также неоднократно подправлялась площадка.

Среди нуклеусов для микропластин один также является торцевым (рис.6:13). Видно, что нуклеус был переориентирован – площадка предыдущего, тоже торцевого, нуклеуса была превращена в поверхность расщепления, а новой площадкой стала бывшая тыльная поверхность. Два экземпляра со встречным скалыванием. Один из них имеет цилиндрическую форму, скалывание с обеих противоположно расположенных площадок велось по периметру. Имеет множественные заломы на поверхности расщепления, которые должны были послужить причиной выбраковки. У второго, очень небольшого экземпляра фронт расщепления протягивается только на ¼ периметра (рис.6:5); у этого экземпляра заметны следы редуцирования. Еще один экземпляр нуклеуса для микропластин был оставлен в самом начале, имеется только один негатив микропластинчатого снятия. Нуклеус был оформлен на толстом отщепе, при использовании вентральной поверхности в качестве площадки. Дистальный конец заострён с помощью двусторонней оббивки.

Один нуклеус (из кремня) фрагментирован. Представлен осколком с негативами микропластинчатых снятий, подвергшимся термическому воздействию.

Помимо ядрищ с негативами пластинчатых и микропластинчатых снятий имеются также 4 предмета, определенных в качестве пренуклеусов. 3 экз. для микропластин (один из кремня и два из лидита, все изготовлены из толстых отщепов) и 1 экз. для пластин (из гальки окремненного сланца). В случае окончания их подготовки они, скорее всего, могли стать торцевыми нуклеусами. У двух пренуклеусов для микропластин изначально имелась поверхность расщепления, подходящая для микропластинчатых снятий, с которой были сняты один–два небольших скола (рис.6:3,11). На третьем были оформлены два бифасиальных ребра; предположительно одно из них могло стать поверхностью расщепления для получения пластин, а второе – дистальным концом торцевого нуклеуса (рис.6:2). Пренуклеус для пластин был оставлен в самом начале, после того как первые попытки снятия пластинчатых заготовок завершились заломами (рис.6:6).

2) Биполярные нуклеусы (рис.6:4,10; 7:1–3). В коллекции имеется 22 нуклеуса этого типа (19 кварцевых, 2 кремневых и 1 лидитовый). 5 экз., все кварцевые, изготовлены из галек, причем в двух случаях – это очень мелкие гальки, оставленные в самом начале расщепления. У остальных нуклеусов характер исходной отдельности сырья неопределим. Биполярное расщепление лидитового ядрища велось в двух направлениях, перпендикулярных по отношению друг к другу.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

3) Черепаховидные нуклеусы. Среди нуклеусов для получения отщепов были выделены 6 экз., отнесенных к типу черепаховидных. Данный тип сочетает призматическое параллельное однонаправленное расщепление с выпуклой поверхности скалывания и плоскостное конвергентное, которое имеет место на более плоской «площадке» для снятия сколов с выпуклой поверхности расщепления (рис.6:1). В отличие от призматических нуклеусов, у которых неоднократно подправлялась площадка с помощью широких плоских сколов, «площадка» у этих ядрищ выглядит как самостоятельная поверхность расщепления, с которой могли получать сколы–заготовки. Она не является совершенно плоской и повышается в центральной части.

2 ядрища этого типа изготовлены из кремня, 2 – из лидита, 1 – из кварца и 1 – из халцедона. Оба кремневых, один лидитовый и халцедоновый нуклеусы изготовлены из галек, у остальных исходная отдельность сырья неопределима. О самостоятельности этой формы в данном технологическом контексте нельзя говорить окончательно. Не исключено, что она является либо результатом неудачного оформления площадки для призматического нуклеуса, либо просто переходной формой. Например, на дистальном конце одного лидитового ядрища, отличающегося очень мелкими размерами (1,7×2,7×2,2 см), имеются негативы от микропластинчатьгх (?) снятий, завершившихся заломами. Обработка экземпляра из халцедона оставлена в самой начальной стадии, две соприкасающиеся поверхности расщепления были оформлены только на одном крае гальки подпризматической формы; при продолжении расщепления мог быть оформлен призматический нуклеус.

Только у одного нуклеуса из лидита есть признаки использования редуцирования.

4) Чопперовидный нуклеус в коллекции всего один, изготовлен из кварца. Нуклеус конвергентного расщепления, с двусторонней обработкой, получение заготовок велось с двух смежных поверхностей расщепления.

5) Многоплощадочный нуклеус также один, изготовлен из кремневой гальки. На нуклеусе имеется участок с сильной забитостью (множественными глубокими выщерблинами), свидетельствующий, что его использовали и в качестве отбойника (рис.7:4).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

6) Пробный нуклеус – 1 экз., представляет собой лидитовую гальку, с которой были сняты три мелких скола.

7) Нуклевидные куски. Имеется 5 экз., 2 – из халцедона, 1 – из лидита, 1 – из кварца и 1 – из окремненного сланца. Почти все они, кроме кварцевого, имеют небольшие участки с галечной коркой.

Средний наибольший размер (высота или ширина, в зависимости от того, какая из них больше) нуклеусов из коллекции равняется 33 мм (наименьшее значение 15 мм и наибольшее – 99 мм). Таким образом, нуклеусы в среднем очень сильно сработаны (рис.10,Б). При исключении из выборки микропластин, ядрища для которых в принципе не должны были иметь крупные размеры, показатель почти не меняется – 34 мм. При исключении нуклевидных кусков показатель чуть уменьшается – 32 мм. При исключении одновременно нуклеусов для микропластин и нуклевидных кусков он также равен 32 мм.

Заметно различается степень сработанности нуклеусов из разных материалов. Средний показатель для ядрищ из халцедона равняется 41 мм, из окремненного сланца – 51 мм, из кремня – 29 мм, из лидита – 41 мм, из кварца – 26 мм. Вполне ожидаемо, что один из самых низких показателей характерен для импортного сырья – кремня, расходовавшегося очень экономно. Однако еще более низкий показатель, зафиксированный для ядрищ из легкодоступного местного кварца, является неожиданным. Отчасти, вероятно, это объясняется преобладанием среди них биполярных нуклеусов.

По всем основным показателям коллекции нуклеусов из раскопов 2007 г., с одной стороны, и 1955–1957 и 1972 гг., с другой стороны, являются очень сходными. Это касается как представленных типов (отмеченные различия незначительны), особенностей их обработки, так и метрических показателей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Отщепы из окремненных пород и кварца

Как указывалось, подробный анализ сколов–отходов делался только для коллекции 2007 г. Всего в ней насчитывается 3501 отщеп из кремня, кварца, лидита, халцедона, а также кварцита и песчаника (30,1% всех изделий из камня) (табл.1). Сколы из кварцита и песчаника, несомненно, связаны с производством абразивных инструментов; поскольку их изготовление подразумевало минимум расщепления, сколов из этих материалов очень немного (29 экз.). В связи с этим можно отказаться от их подробного описания. Также очень невелико количество отщепов из халцедона (63 экз.). В данном разделе будет представлена технологическая характеристика сколов из кремня, лидита и кварца. В связи с очень существенным различием свойств кварца и окремненных пород кварцевые сколы выделены в отдельную выборку (2051 экз.); кремневые и лидитовые анализировались совместно (1357 экз., 1008 из кремня и 349 из лидита). Подробное описание морфологических и метрических признаков проводилось только для сколов размером свыше 1 см, т.е. из анализа исключен микродебитаж. Итоговые выборки насчитывают: 1) 627 сколов из кремня и лидита (393 и 234 экз. соответственно); 2) 791 скол из кварца.

Большинство сколов из первой выборки пришлось отнести к неопределимым, не имеющим выраженных технологических признаков – 47,2%. Сколов с площадкой – 46,3%, биполярных – 6,5%. Среди неопределимых абсолютное большинство составляют фрагментированные сколы, не имеющие проксимальной части – 182 экз. (61,5%), оставшиеся 114 являются бесформенными осколками. В выборке для кварцевых сколов также преобладают неопределимые – 43,6%. На втором месте биполярные (31,5%), на третьем – сколы с площадкой (24,9%). В составе неопределимых заметно меньше фрагментированных сколов (113 экз., 32,8%) по сравнению с бесформенными осколками и сколами, у которых невозможно различить проксимальный и дистальный концы, дорсальную и вентральную плоскости (вместе 232 экз.). Следующий далее анализ будет делаться только для сколов с площадками из обеих выборок, поскольку биполярное расщепление предполагает гораздо меньшее разнообразие технологии, и в данном случае достаточно констатации наличия биполярных сколов в коллекции.

Среднее отношение ширины к толщине у кремневых и лидитовых сколов с площадками равняется 3,3. Такой показатель не позволяет уверенно говорить о преобладающем расщеплении как мягким, так и жестким отбойником. Площадки при этом тонкие, более характерные для расщепления мягким инструментом: среднее значение по выборке – 0,4 см, минимальное – 0,1 и максимальное – 1,6 см. Различимые невооруженным глазом трещины в месте приложения удара (вероятнее всего, результат использования жесткого отбойника) отмечены у 19,7% сколов из данной выборки. У 22,8% зафиксирована «губа», и отношение ширины к толщине у этих сколов несколько больше, чем в среднем по выборке, – 3,6. Все эти данные свидетельствуют о том, что при получении сколов с площадкой на памятнике использовалась техника удара как жестким отбойником, так и мягким отбойником.

Для кварцевых сколов с площадками значения этих показателей выглядят следующим образом: среднее отношение ширины к толщине – 2,9, ширина площадки – 0,5 см (диапазон от 0,1 до 1,7). Трещины в точке приложения удара наблюдаются у 49,5%; при этом следует заметить, что в наших экспериментах такие трещины на кварцевых сколах возникали при работе как жестким, так и мягким отбойником. «Губа» зафиксирована у 7 экз. (3,6%) кварцевых сколов; их отношение ширины к толщине равняется 3,6, средняя ширина площадки – 0,4 см. Таким образом, наиболее вероятно, что преобладающей техникой скола при обработке кварца была техника удара жестким отбойником, при этом эпизодически использовался удар мягким отбойником.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Использование приемов подготовки зоны расщепления зафиксировано у очень заметного числа (24,8%) отщепов из кремня и лидита. В большинстве случаев это редуцирование (22,1%), встречается также горизонтальная подтеска площадки мелким сколами (1%), у 1,7% отмечены оба приема. Среди кварцевых сколов признаки подготовки зоны расщепления (редуцирования) найдены только у 5,1% выборки, что позволяет говорить об использовании таких приемов при расщеплении кварца на стоянке только в порядке исключения.

Средний угол скалывания в обеих выборках почти не отличается: 71,1° (диапазон от 25 до 113°) у кремневых и лидитовых (рис.10,В) и 73,7° у кварцевых сколов (диапазон от 42 до 102°). Такой угол соответствует расщеплению призматических нуклеусов. Среди площадок из первой выборки преобладают гладкие, сформированные одним сколом (71,2% сколов с сохранившейся проксимальной частью). Фасетированных площадок – 15,4%, покрытых коркой – 9,4%, разбитых – 4,2%. В выборке для кварцевых сколов с сохранившейся проксимальной частью также преобладают гладкие площадки (83,7%), фасетированных заметно меньше – 6,3%, коркой покрыты 10%. Площадок, скошенных относительно продольной оси отщепа, в обеих выборках очень немного, соответственно, 3% и 2,4%.

Большинство кремневых и лидитовых сколов расширяются к дистальному концу (53,2%); сколов с параллельными краями – 23,6%, конвергентных – 22,5%, округлой формы – 0,7%. Среди кварцевых сколов соотношение примерно такое же, но разница между отдельными группами меньше: 38,1%, 30,9%, 29,9%, 1%. Окончания скалывающих у сколов из окремненных пород чаще перообразные (73,7%), при этом у 19% дистальный конец содержит часть дистальной поверхности нуклеуса; ступенчатых окончаний 15,7%, петлеобразных 7,3%, ныряющих 3,3%. Перообразные окончания имеют 81,4% кварцевых сколов (часть дистальной поверхности нуклеуса содержат 16%), ступенчатые и петлеобразные – 18,1%, ныряющие – 0,5%. Количество сколов – результатов ошибок расщепления (ступенчатых и петлеобразных), таким образом, примерно такое же, как и в выборке для сланцевых отщепов; несколько неожиданно, учитывая хрупкость кварца, их число оказалось наименьшим среди кварцевых сколов.

Негативы сколов, снятых в направлении продольной оси отщепа, составляют огранку дорсальной поверхности у 70,6% сколов из первой выборки. Остальные варианты огранки единичны. Среди них особенно заметна огранка, составленная параллельными встречными сколами (6,2%), сочетанием параллельных продольной оси негативов и перпендикулярных ей, направленных как от краев к центру (4,5%), так и от центра к краям (3,4%). Заметно также количество сколов с негативами только поперечных снятий, направленных к центру (3,9%). Сколы с поперечными негативами, скорее всего, связаны с подготовкой и подправкой ядрищ; наличие встречных негативов согласуется с присутствием ядрищ со встречным скалыванием, а также с использованием приема понижения рельефа расщепления в дистальной части с помощью сколов, направленных «снизу вверх». Распределение в выборке для кварцевых сколов более простое: огранка 92,2% составлена параллельными сколами. Возможно, на такой результат повлиял крайне небольшой размер выборки отщепов, у которых возможно «прочитать» направление негативов на дорсальном фасе – всего 103 экз. Заметно количество сколов с «обушком», снимавшихся с угловых участков нуклеусов; этот признак зафиксирован у 18,6% сколов из окремненных пород и у 11,2% кварцевых отщепов.

22 экз. (3,4% всей выборки по кремневым и лидитовым сколам больше 1 см) отнесены к пластинчатым сколам. В данном контексте наиболее вероятно, что большая их часть производились либо в ходе подготовки к снятию нормальных пластин, либо в ходе неудачных попыток снять пластину. Все пластинчатые отщепы с сохранившейся проксимальной частью из этой выборки получены при площадочном расщеплении, 17 экз. имеют признаки подготовки зоны расщепления. Среди кварцевых сколов пластинчатых 24 экз. (3%). Их роль в контексте расщепления кварца на стоянке, вероятнее всего, была иной. Большая их часть, на наш взгляд, производилась случайно. 9 экз. получены при биполярном расщеплении; только на одном кварцевом пластинчатом отщепе с площадкой зафиксирована подготовка зоны расщепления (редуцирование).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

61 скол из кремня и лидита определен как технический (9,7% всей выборки кремневых и лидитовых отщепов больше 1 см). Под техническими сколами понимаются такие, особенности морфологии которых позволяют сделать вывод о конкретной цели снятия данного скола в ходе подготовки, подправки и переориентации нуклеусов. В то же время необходимо учитывать, что в действительности с этими операциями было связано намного большее количество сколов, поскольку при использовании технологий изготовления пластин любой обыкновенный отщеп не является сколом–заготовкой, т.е. целью расщепления, и снимается именно в ходе подготовки ядрищ.

В основном снимали сильно выступающие участки поверхности расщепления на углах (20 экз.) или торцах ядрищ (5 экз.). Выделено 8 реберчатых (пластинчатых) сколов (рис.6:26; 7:34), 2 скола подправки площадок–таблеток, снимающих площадку почти целиком (были сняты с нуклеусов для микропластин), а также 5 сколов, снимающих только небольшую часть площадки (3 из них также сняты с нуклеусов для микропластин). 4 технических скола получены в ходе исправления ошибки расщепления – снятия залома на нуклеусах для получения узких пластин и микропластин с помощью массивного скола, ориентированного в том же направлении. 7 отщепов определены как сколы с дистальной части нуклеусов, которые снимались, вероятно, с целью понижения рельефа на этом участке ядрищ. 6 узких пластинчатых или просто удлиненных мелких сколов могли быть получены в ходе изолирования – подготовки к снятию пластин и микропластин. В действительности таких сколов в коллекции может быть значительно больше, но они не были распознаны. Наконец, оставшиеся 4 экз. технических сколов из этой выборки, вероятнее всего, откалывались с целью выравнивания или понижения поверхности нуклеуса. Это сколы с обушком, у которых направления негативов на обушке и основной дорсальной поверхности не совпадают.

Среди кварцевых сколов только 14 экз. определены в качестве технических (1,8%). Имеются отщепы, снимающие сильно выступающие участки поверхности расщепления на угловых зонах ядрищ (9 экз.), 1 реберчатый скол и 4 скола с дистальной части.

Во всех случаях, когда на дорсальной поверхности технических сколов имелись негативы пластинчатых снятий, это были негативы узких пластин или микропластин. Негативы пластинчатых снятий на кварцевых пластинчатых сколах не встречены.

Сколы, не связанные с контекстом производства рубящих орудий из кварца, имеют очень небольшие размеры – средний показатель равен 2,1 см (в выборку не включен микродебитаж и фрагментированные отщепы). Среднее значение для кварцевых сколов равняется 2 см, кремневых -2,3 см, лидитовых – 2,5 см, халцедоновых – 2,1 см. Показатели для разных пород сырья примерно одинаковые. По данному параметру, таким образом, невозможно установить разницу в степени утилизации разного сырья.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К микродебитажу отнесены 2011 сколов, т.е. 57% всех несланцевых отщепов. Большую часть из этого числа составляет кварцевый микродебитаж (62,7%), что неудивительно, учитывая хрупкость этой породы и предрасположенность к раскалыванию на множество мелких осколков. Кремневый микродебитаж составляет 30,6%, лидитовый – 5,7%, халцедоновый – 0,8% и кварцитовый – 0,3%. Среди них имеются отжимные чешуйки – продукты вторичной обработки, хотя уверенно в качестве таковых распознаны только 38 экз. (28 из кремня, 9 – из кварца и 1 – из лидита). 864 экз. (43%) фрагментированы.

Всего в выборке для сколов, не связанных с изготовлением сланцевых орудий (включая микродебитаж), имеется 1242 (35,5%) в той или иной степени фрагментированных сколов. Среди халцедоновых отщепов фрагментированы 14,3%, кремневых – 44,6%, лидитовых – 23,2%, кварцевых – 34,1% (рис.11,А). Довольно высокий показатель для кварца вполне ожидаем, учитывая хрупкость этой породы, и соответствует показателям, зафиксированным в коллекциях продуктов расщепления кварца с других памятников [11] . Сходный показатель зафиксирован и при экспериментальном расщеплении кварца [12] . Еще более высокий показатель, зафиксированный для кремня в данной выборке, должен быть объяснен другими причинами, поскольку это гораздо менее хрупкий материал. Вероятнее всего, это результат намеренной фрагментации кремневых сколов с целью более экономного использования данного импортного сырья.

Всего 8,8% несланцевых сколов имеют остатки галечной корки, при этом только у 5,3% корка покрывает всю или ½ дорсальной поверхности скола. Корка отмечена у 25,4% сколов из халцедона, 9,4% сколов из кремня, 20,3% сколов из лидита, 5,4% сколов из кварца. Таким образом, если ядрища из халцедона и лидита могли от начала до конца обрабатываться на раскопанном участке стоянки, ядрища из кремня и кварца, вероятно, приносились на этот участок уже в частично обработанном виде.

Завершая обзор сколов, можно отметить, что 94 экз., 84 из которых кремневые, имеют признаки термического воздействия.

В коллекции из раскопок 1955–1957 и 1972 гг. насчитывается всего 596 отщепов из кварца, кремня, лидита, кварца и халцедона, что намного меньше, чем в раскопе 2007 г., несмотря на несоизмеримо большую площадь раскопов, из которых эта коллекция происходит (табл.1). Этот факт, несомненно, свидетельствует о сортированности данной коллекций, особенно той ее части, которая происходит из раскопок 1955–1957 гг. В связи с этим при их анализе учитывалось минимальное количество признаков. Данные о распределении этих признаков представлены в табл. 3, в которую также включены данные о сколах–отходах из раскопок 2007 г. По большинству позиций обнаруживается практически полное сходство показателей (разница менее 10%). Совпадают тенденции, определенные как для сколов из окремненных пород, так и для сколов из кварца. Однако очень сильно различается количество микродебитажа, который в коллекциях более ранних исследований практически отсутствует. По этой причине в этих коллекциях имеется и меньший процент фрагментированных сколов (микродебитаж очень часто представляет собой мелкие фрагменты отщепов) (рис.11,Б). Заметное различие в относительном количестве технических сколов сложнее объяснить, но, вероятнее всего, его также следует связывать с сортированностью коллекций из ранних раскопок, в которых таких предметов чрезвычайно мало.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таблица 3. Количество сколов с различными технологическими характеристикамиТаблица 3. Количество сколов с различными технологическими характеристиками

Пластины

Коллекции 1955–1957,1972 гг.

В коллекции на настоящий момент насчитывается всего 39 пластин, что в несколько раз меньше, чем обнаружено в раскопе 2007 г., несмотря на значительно меньшую его площадь (табл.1). Очевидно, такая разница возникла по причине различия методик раскопок и общей сортированности коллекций из раскопок 1950–1970–х гг.

Из кремня изготовлены 31 экз. пластин (рис.4:14–18,21–23), из лидита – 7 экз. (рис.4:19) и из окремненного сланца – 1 экз. (рис.4:20). 11 пластин имеют ретушь вдоль одного или обоих боковых краев (рис.4:17–18,21–22), еще 14 экз. имеют ретушь утилизации (рис.4:14,19–20). Всего 6 пластин не являются фрагментированными (рис.4:17–18,23), у одной из них при этом петлеобразное окончание скалывающей (рис.4:17). Большинство пластин представлены медиальными фрагментами (14 экз.) (рис.4:14,20,22), 5 экз. представлены только проксимальными концами и еще 5 экз. – дистальными концами (рис.4:21), у 3 пластин отсутствуют проксимальные части (рис.4:19), у 7 отсутствуют дистальные, один медиальный фрагмент разломан также еще и вдоль.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Средняя ширина пластин 13 мм (рис.10,Г), средняя толщина – 4 мм. Целые пластины имеют длину от 14 до 47 мм, среднее значение – 34 мм. Среднее отношение длины к толщине равняется 6,6. Ни для одной пластины не зафиксировано соотношение длины и ширины больше чем 1:30, максимально возможное при получении пластин в ударной технике [13] .

Средний угол скалывания у 12 пластин с сохранившейся проксимальной частью 77°, как и в коллекции 2007 г., что скорее соответствует ударной технике скола [14] . Средняя ширина площадок 3 мм, средняя длина – 7 мм, точечные площадки не характерны. У 8 пластин площадки фасетированные, у 5 – гладкие, при этом в трех случаях (у двух фасетированных и одной гладкой) площадки вогнутые, что может свидетельствовать об использовании техники удара через посредник для их отделения. У пяти пластин площадки скошены относительно продольной оси. Признаки подготовки зоны расщепления выявлены у всех пластин с сохранившейся проксимальной частью (15 экз.). В основном, заметно использование редуцирования (12 экз., в том числе 3 экз. в сочетании с горизонтальной подправкой площадки и 1 экз. в сочетании с изолированием), у 7 экз. видна горизонтальная подправка площадки (в том числе у 1 экз. в сочетании с изолированием, у 3 экз. в сочетании с редуцированием и у 1 экз. в сочетании с редуцированием и изолированием). «Губа» отмечена всего у 6 пластин. У 8 пластин заметен изъянец на ударном бугорке.

Коллекция 2007 г.

В коллекции имеется 176 пластин (табл.1). 141 изготовлена из кремня, 15 – из окремненного сланца, 14 – из лидита и 6 – из кварца (4 представлены медиальными фрагментами). 24 из них имеют ретушь вдоль одного или обоих боковых краев (рис.7:7–9,14,18–19,22,30,34,37), у 79 присутствует ретушь утилизации, также вдоль одного или обоих боковых краев (рис.7:5,10,12–13,21,33,36,38,40). Только 38 пластин не являются фрагментированными (рис.7:5,32,36,38), при этом у 26 экз. из этого числа ступенчатые или петлеобразные окончания скалывающих (рис.7:6–8,16). Большинство представлено медиальными фрагментами (75 экз., 5 из них дополнительно разломаны еще и вдоль продольной оси) (рис.7:12–14,17–19,21–24,27–29,37,39); 29 экз. представлены только проксимальными концами (рис.7:11,20); 18 экз. – дистальными концами (рис.7:15,10,31); у 12 пластин отсутствуют дистальные части, у 4 – отсутствуют проксимальные части (рис.7:35).

Средняя ширина пластин в выборке равняется 1 см. Наименьшее зафиксированное значение – 0,4 см, наибольшее – 2,5 см. Наибольшее количество находится в диапазоне примерно от 0,5 до 1,5 см (рис.10,Д). Очень немногие пластины превышают ширину в 1,5 см, являющуюся максимально возможной при использовании ручного отжима для их получения [15] . При использовании условного критерия отделения пластин от микропластин в 1 см к микропластинам можно будет отнести 110 экз., к узким пластинам (до 1,5 см) – 56 экз. и к широким пластинам свыше 1,5 см – 11 экз. График (рис.10,Д) показывает только один пик в районе 1 см и отсутствие резкого перехода от микропластин к узким пластинам. Возможно, это свидетельствует об отсутствии принципиальной разницы в технологии их получения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Средняя толщина равняется 0,3 см. Средняя длина целых пластин без учета экземпляров со ступенчатыми и петлеобразными окончаниями скалывающих – 2,3 см (наименьшая в выборке 0,9 см и наибольшая – 5,9 см). Среднее отношение длины к толщине равняется 7 (минимум в выборке 3 и максимум 12). Такой показатель больше характерен для пластин, снимавшихся с помощью ударной, а не отжимной техники скола, поскольку не превосходит соотношение 1:30. Тем не менее необходимо учитывать, что сами размеры отдельностей сырья на стоянке, как правило, не позволяли производить длинные пластины, и в то же время производство пластин еще меньшей толщины вряд ли было целесообразно даже с помощью отжимной техники.

Пластин с сохранившимися площадками 65 экз. Средний угол скалывания 77° (минимальное значение в выборке 54°, максимальное – 90°). Это несколько больше среднего угла, зафиксированного для отщепов из окремненных пород, но в целом соответствует показателям, характерным для ударной техники скола [16] . Средняя ширина площадок 0,3 см (диапазон от 0,1 до 0,6 см). Средняя длина – 0,6 см (минимум 0,1 см и максимум -1 см). При разделении всей выборки на интервалы с шагом 0,2 см распределение выглядит следующим образом: в интервале до 0,2 см – 2 экз., до 0,4 см – 12 экз., до 0,6 – 22 экз., до 0,8 см – 20 экз., до 1 см – 9 экз. Таким образом, точечные площадки для этой выборки не характерны, и это также свидетельствует в пользу преобладающего использования удара при снятии пластин. По форме площадки чаще линейные или треугольные.

Большинство площадок фасетированные (32 экз.), что связано с частым использованием приема подготовки зоны расщепления с помощью горизонтальной подтески площадок. Следует отметить, что одна из фасетированных площадок сильно вогнутая, что является характерным признаком при использовании удара через посредник. Гладких площадок 27 экз., только в одном случае площадка покрыта коркой, 3 площадки разбитые. Заметно количество пластин с площадками, скошенными относительно продольной оси, – 16 экз. Вероятнее всего, они снимались с угловых участков торцевых нуклеусов.

Признаки подготовки зоны расщепления выявлены у 59 экз., т.е. почти у всех пластин с сохранившейся проксимальной частью. У 23 экз. есть признаки редуцирования, у 16 экз. – горизонтальной подтески площадки, у 3 экз. – изолирования. Для 15 экз. характерно сочетание редуцирования и горизонтальной подтески, для 2 экз. – редуцирования, горизонтальной подтески и изолирования. У 34 пластин, т.е. у половины выборки, зафиксирована «губа». Таким образом, несомненно, обработка велась с использованием мягкого инструмента, о чем, впрочем, позволяют говорить и небольшая толщина и регулярная правильная форма изделий. Измерение метрических признаков ударных бугорков не производилось. Визуально были различимы как хорошо выраженные, выпуклые, но небольшие по площади бугорки, которые можно ожидать у пластин, полученных с помощью отжима или удара через посредник, так и слабо выраженные, плоские, больше характерные для сколов, снятых с помощью мягкого отбойника.

Из 88 пластин, у которых возможно установление формы в плане, большинство имеют параллельные края, сужающиеся только на дистальном конце (64 экз.); конвергентных в плане пластин 17 экз. и дивергентных – 7 экз. Окончания скалывающих определимы у 74 экз. Больше всего ступенчатых окончаний – 40 экз. Перообразные встречены у 28 экз. (3 из них содержат на дистальном конце часть дистальной поверхности нуклеуса), петлеобразные – у 4 экз., ныряющие – у 2 экз.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Огранка дорсальной поверхности определена для 169 пластин. У большей части (81 экз.) она составлена негативами только двух параллельных сколов, т. е. пластины являются треугольным в сечении. Пластин с тремя параллельными негативами (трапециевидных в сечении) 62 экз. Имеются единичные экземпляры с большим количеством таких негативов (7 экз. с четырьмя и 1 экз. с пятью). У одной пластины отмечен также негатив встречного скола (рис.7:38). Огранка 8 пластин составлена сочетанием параллельного негатива и галечной корки (рис.7:24) и 4 пластин – сочетанием двух параллельных негативов с коркой. 5 пластин являются реберчатыми. Огранка одной из них представляет собой бифасиальное ребро, скалывание с которого велось в обе стороны. Еще у двух она составлена сочетанием параллельных негативов с перпендикулярными, направленными к продольной оси изделий; у двух оставшихся – сочетанием параллельных и перпендикулярных, направленных от центральной оси к одному из боковых краев (рис. 7: 9, 36).

Как и в случае со сколами, значительно меньшее количество пластин в коллекциях раскопок 1955–1957 и 1972 гг. следует связывать с методикой раскопок, приводившей к сортированности материала. По основным параметрам выборки пластин из более ранних раскопов на памятнике и из раскопа 2007 г. соответствуют друг другу, однако не совсем совпадают метрические признаки. Различие в значении средней ширины (соответственно, 13 и 10 мм) и средней толщины (4 и 3 мм) следует связывать с меньшим количеством микропластин, которое, в свою очередь, вызвано сортированностью коллекций. В выборке из более ранних раскопок всего 10 пластин имеют ширину менее 10 мм, в то время как в раскопе 2007 г. таких пластин большинство (62,2%). Средняя длина пластин также несколько больше в выборке из более ранних коллекций, однако поскольку длину возможно было установить всего для 6 пластин, доверять этому показателю нельзя. Среднее отношение длины к толщине равняется 6,6, что практически идентично показателю из выборки 2007 г. (7). Также в обеих выборках не зафиксировано соотношение длины и ширины больше чем 1:30 ни для одной пластины.

По итогам рассмотрения комплекса нуклеусов, отщепов и пластин из всех коллекций можно предложить следующую, весьма неполную, реконструкцию технологии получения пластин на памятнике. Скалывание производилось с призматических нуклеусов; выраженного стремления к созданию строго определенной формы нуклеуса не наблюдается, но можно отметить, что самым предпочтительным способом оформить поверхность расщепления для снятия пластин было расположение ее на узком, торцевом конце ядрища. При необходимости с целью оформления призматического рельефа поверхности расщепления в центре будущего фронта расщепления создавалось выступающее бифасиальное ребро, после чего скалывание пластинчатых сколов и собственно пластин велось от центра к краям. Если снятие первых пластинчатых сколов было возможно без выравнивания поверхности расщепления с помощью двусторонней обработки, снимались просто более или менее массивные краевые сколы. Дистальный край нуклеуса делался узким, и понижение рельефа в дисталь–ной части могло производиться также в ходе подправки ядрища при снятии пластин. Боковые стороны заранее уплощались, площадка выбиралась либо готовилась серией сколов. Имеются свидетельства встречного скалывания, но чаще снятие пластин велось только в одном направлении.

В ходе расщепления периодически возникала необходимость в подправке площадки, а также в исправлении ошибок расщепления – снятия заломов.

Анализ морфологических деталей пластин и метрических признаков позволяет утверждать, что для получения пластин на памятнике использовалась очень аккуратная техника скола, предполагающая активное использование приемов подготовки зоны расщепления в виде редуцирования, подправки площадки и изолирования, а также работу мягкими инструментами. Окончательное заключение о применяемой технике скола сделать пока невозможно. Большинство рассмотренных признаков свидетельствует в пользу преобладающего использования ударной техники скола, при этом нет достаточных данных для заключения о преимущественном использовании удара мягким отбойником или через роговой посредник. Возможно, имели место оба варианта, не исключено также эпизодическое применение отжима. В частности, именно отжимная техника с большей вероятностью использовалась при расщеплении одного миниатюрного нуклеуса для микропластин (рис.6:5).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На раскопанном участке могли производиться только микропластины и узкие пластины, при этом нуклеусы для их получения доставлялись на стоянку уже в частично подготовленном виде. Более крупные экземпляры пластин, вероятно, доставлялись в готовом виде.

Для изготовления вкладышей пластины фрагментировались. Средняя длина сечений из коллекции составляет 1,2 см, среднее отношение ширины к толщине 1,1, т.е. длина и ширина у большинства сечений вкладышей почти равны.

Характеристика орудий на отщепах и пластинах

В данном разделе представлено типологическое описание предметов, изготовленных от отщепов и пластин и определенных как орудия. Несмотря на то что при выделении типов орудий учитывались макроследы износа, следует подчеркнуть, что предложенные здесь определения являются типологическими. Реальная функция данных предметов, как показывают результаты трассологического анализа, проведенного Г.Н.Поплевко (в печати), часто оказывается совсем не соответствующей тому или иному (типологическому) их названию.

Коллекции из раскопок 1955–1957 и 1972 гг.

В составе коллекций имеется 177 таких орудий (рис.4:10–13,16; 5), 128 из которых отщепы с ретушью и ретушью утилизации. Вместе с пластинами с ретушью и ретушью утилизации, описанными выше, их количество составляет 240 экз. (табл.1).

Скребки. Представлены 40 экз. (рис.5:1–10,12–15,24). 28 изготовлены из кремня, 7 – из кварца, 4 – из лидита и по одному – из окремненного сланца и халцедона. Всего 1 скребок изготовлен из пластины (рис.5:6). Большинство (22 экз.) сделаны из сколов с площадкой (рис.5:2–4,8–11,13), при этом 1 экз. из этого числа сделан из скола с площадки нуклеуса. 5 экз. изготовлены из биполярных отщепов (2 кремневых и 3 кварцевых) (рис.5:7,14), 5 экз. – из неопределимых сколов (рис.5:1,15,24), 2 экз. – из фрагментированных сколов (рис.5:5,12), 1 экз. – из остаточного биполярного нуклеуса. 4 скребка представлены во фрагментированном виде, причем у двух из них заметна ретушь утилизации и сточенность кромок на участках, сформированных в результате разлома, т.е. после разлома их использование было продолжено.

13 скребков являются концевыми (рис.5:4–10,13), у одного из них ретушь сделана на вентральной поверхности скола–заготовки (рис.5:10). Боковых скребков 13 экз. (рис.5:5,14), при этом у трех из них имеется два боковых лезвия и у еще у одного – три таких лезвия, два из которых оформлены на одном боковом крае под углом друг к другу. Концевых–боковых 9 экз. (рис.5:2–3,8,12,24), при этом у 6 экз. имеется два боковых лезвия (рис.5:2–3,8,24) и у 1 экз. с двумя боковыми лезвиями концевое лезвие оформлено на проксимальном, а не дистальном конце скола–заготовки и ретушь сделана на его вентральной поверхности. Также у одного концевого–бокового скребка отмечен негатив плоского (уплощающего?) скола на вентральной поверхности. Один скребок имеет четыре ретушированных прямых лезвия и неправильно–прямоугольные очертания в плане (рис.5:1). Четкая геометрическая форма имеется также у двух концевых–боковых скребков с выпуклыми лезвиями, боковые лезвия которых сходятся с образованием листовидно–стрельчатых очертаний изделия в плане (рис.5:3). Лезвия скребков из данной выборки чаще дугообразные или слабо дугообразные, обработанные крутой и полукрутой ретушью с фасетками разной ширины (лезвия с мелко-, средне- и крупнофасеточной ретушью представлены примерно одинаковым количеством). Только 1 изделие (рис.5:12) можно отнести к микроскребкам (до 1,5 см) и 3 – к крупным скребкам (свыше 4 см), остальные имеют средние размеры. Большинство скребков имеют примерно равную длину и ширину (26 экз.). У 11 экз. (включая единственный скребок из пластины) длина превосходит ширину, причем в одном случае более чем в два раза. Укороченными пропорциями отличаются 4 изделия.

У большинства скребков заметна ретушь утилизации и сточенность кромок не только на ретушированных лезвиях, но также и на необработанных краях.

Необходимо отметить еще 2 предмета, которые определены как скребки, изготовленные из обломков наконечников стрел на пластинах (они не включены в выборку, рассмотренную выше). В обоих случаях это обломки насадов. Скребковая ретушь нанесена на край, сформированный разломом (рис.4:11,13).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Наконечники. Среди материалов предыдущих раскопок на Оленеостровской стоянке, доступных для анализа в настоящий момент, выделены 3 фрагментированных наконечника стрел на пластинах (рис.4:10,12,15), или 5 наконечников вместе с описанными выше скребками, изготовленными из обломков таких наконечников (которые далее будут описываться как наконечники), 1 заготовка наконечника (?) из пластинчатого отщепа (рис.4:16) и 1 двусторонне обработанный наконечник стрелы (рис.9:2), который будет описан в отдельном разделе, посвященном бифасиальным изделиям. У заготовки (рис.4:16) оформлен насад, противоположный конец оставлен без обработки. Он довольно острый, но слишком массивный, в связи с чем предмет не следует считать завершенным изделием. Заготовка сделана из твердого сланца, остальные предметы кремневые. Насколько можно судить, ни у одного из них не было выделенного черешка. У четырех изделий, включая заготовку, насад был оформлен на дистальном конце пластины, у остальных определение сделать невозможно. В данной серии не выявляется единый стандарт обработки. Заготовка обработана полукрутой ретушью на спинке вдоль одного бокового края и на брюшке – вдоль второго бокового края. Два наконечника обработаны крутой ретушью на спинке вдоль обоих боковых краев (рис.4:12,15), один – крутой ретушью на спинке вдоль обоих боковых краев и плоской встречной ретушью на брюшке (рис.4:13), еще у одного помимо крутой ретуши на спинке вдоль боковых краев имеется также плоская на брюшке вдоль одного края (рис.4:10). В одном случае насад оформлен с помощью пологой встречной ретуши на брюшке (рис.4:11). Заготовка имеет небольшие размеры (длина 4,7 см), все обломки длиной до 3 см.

Проколки. Выделены 6 экземпляров (рис.5:20), 4 – из лидита, 1 – из кремня и 1 – из халцедона. 1 экз. изготовлен из реберчатой пластины (кремневый), 3 – из сколов с площадками (рис.5:20), 1 – из биполярного отщепа и 1 – из неопределимого скола (экземпляр из халцедона). Острие проколки из реберчатой пластины оформлено на дистальном конце, плечики не выделены. По одному боковому краю изделие обработано крутой ретушью на дорсальном фасе по всей длине, а также встречной (с дорсального ребра) ретушью в районе острия. По второму боковому краю имеется встречная ретушь только в районе острия. Самый кончик острия подправлен краевой плоской ретушью на вентральном фасе, участок с такой ретушью присутствует и на проксимальном конце изделия.

У четырех изделий из отщепов острие оформлено на остром дистальном крае скола–заготовки, слегка подправленном крутой ретушью, у одного – на остром углу заготовки (в месте схождения проксимального конца и бокового края) (рис.5:20). Плечики выделены только у одной проколки из лидитового отщепа. Помимо ретуши, заметна также ретушь утилизации и сточенность кромок в рабочей части.

Свёрла. Выделены 3 экземпляра (рис.5:23), 2 – из кремня и 1 – из лидита. Заготовками для двух изделий послужили сколы с площадками и для одного – неопределимый скол (рис.5:23). Острие у одного сверла из массивного скола с нуклеуса расположено на угловом участке скола. Оно без дополнительной обработки, но на нем заметна сильная ретушь утилизации и сточенность кромок. У второго сверла острие находится на узком конце заготовки, подправлено крутой ретушью. У третьего имеются два острия на проксимальном и дистальном концах, одно из которых сформировано крутой ретушью, второе использовано без дополнительной обработки (рис.5:23). Плечики у всех изделий отсутствуют. На остриях заметна сильная сточенность кромки и ретушь утилизации.

Резцы. Выделен всего один резец, изготовлен из кремневого скола с площадкой, оформлен с помощью двух резцовых сколов, снятых в одном направлении.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Резчики. Представлены 2 экз. из кремневых сколов с площадками. Лезвие одного оформлено на углу скола, прилегающие участки боковых краев ретушированы. У второго лезвие располагается на узком и массивном дистальном конце, подправлено крутой ретушью.

Скобели. Отличаются наличием одного или нескольких вогнутых лезвий, оформленных скребковой (крутой или полукрутой) ретушью. Имеются 13 экз. (рис.5:17), 7 – из кремня и 6 – из лидита. Из отщепов с площадкой изготовлены 7 предметов (рис.5:17), 2 сделаны из фрагментированного скола и 3 – из истощенных нуклеусов. У большинства имеется только одно лезвие (в одном случае ретушь нанесена на вентральной поверхности), у 1 экз. их два и еще у 1 экз. – три.

Скрёбла. Изделия из крупных отщепов, края которых обработаны грубой ударной ретушью. Выделены 7 экз. таких изделий (рис.5:16,18), 5 – из лидита и 2 – из сланца. 5 предметов сделаны из сколов с площадками (рис.5:16), причем в одном случае это был массивный скол с площадки нуклеуса для изготовления пластин, снятый явно на начальном этапе его срабатывания (рис.5:18). Одно скребло изготовлено из биполярного отщепа и еще одно – из крупного фрагментированного скола. На дорсальной поверхности одного скребла из сланца есть след пиления. Большинство (5 экз.) скребел концевые, у 2 экз. лезвия расположены на боковых краях. Лезвия дугообразные или слабо дугообразные, только в одном случае ретушированный край прямой. У одного изделия ретушь прерывистая, вероятно, оно не было завершено.

Клинья. Имеют признаки биполярного расщепления, т.е. биполярную забитость на противоположных концах. Очень маловероятно, чтобы их использовали в качестве нуклеусов, поскольку с них было возможно получение только мягких сланцевых сколов небольшого размера, которые в представленной на памятнике индустрии использовались для изготовления орудий на отщепах только в порядке исключения. Также маловероятно, чтобы они являлись заготовками макроорудий (стамесок или маленьких тесел). Подобные следы могли появиться при использовании их в качестве клиньев для раскалывания относительно твердых материалов. Такими материалами могли быть кость или сланец – при использовании каменных клиньев сланцевые блоки с сильно выраженной сланцеватостью можно раскалывать на тонкие плитки. В коллекции имеются 2 экземпляра таких изделий, оба изготовлены из сланца. Одно из них выглядит как биполярный нуклеус, однако поскольку он изготовлен из мягкого сланца, маловероятно, что целью расщепления было получение сколов–заготовок. Второй представляет собой отщеп, который уже после отделения от куска породы подвергся биполярному расщеплению.

Ретушёр. Выделен 1 экз., который представляет собой плоскую мелкую сланцевую гальку, на концах которой имеются участки с выщербленностью, предположительно от использования в качестве ретушёра.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Комбинированными являются 7 изделий. В основном, это скребки–скобели – 4 экз., 3 – из лидита (рис. 5: 25–26) и 1 – из кремня. 2 предмета изготовлены из сколов с площадками (рис. 5: 26), 2 – из биполярного отщепа (рис. 5: 25) и 1 – из сработанного нуклеуса. Скребок–проколка представлен 1 экз., изготовленным из лидитового фрагментированного скола, острие оформлено на угловой части с помощью крутой ретуши, скребковое лезвие расположено на противоположном крае (рис. 5: 19). Резец–нож(?) изготовлен из кремневой пластины, у которой отсутствует проксимальный конец (рис.5:21). Резец боковой, резцовый скол нанесен с проксимального конца. Противоположный боковой край подправлен крутой ретушью (нож?). Один предмет определен как скребок–скобель–сверло из твердого сланца. Заготовкой послужил опилок. На одном конце шлифовкой оформлено острие сверла (?): несколько шлифованных граней сходятся и формируют «купол», но при этом нет концентрических царапин, которые возникают на сланцевых сверлах в процессе использования. На противоположном конце крутой ретушью сделано выпуклое скребковое лезвие и на прилегающем к нему участке бокового края – вогнутое лезвие скобеля.

Отщепы с ретушью. К данному типу отнесены сколы, имеющие участки с намеренно нанесенной ретушью, но не соответствующие ни одному из морфологически выраженных типов орудий. Имеется 11 экз. (рис.5:22), 5 – из кремня, 4 – из кварца и 2 – из лидита. 3 изготовлены из отщепов с площадкой, 3 – из фрагментированных сколов, 3 – из биполярных (рис.5:22) и 2 – из неопределимых.

Отщепы с ретушью утилизации – сколы без вторичной обработки, имеющие участки с мелкой или нерегулярной ретушью и заломами, а также заметной невооруженным глазом сточенностью кромок, т.е. следами, вероятнее всего возникшими в ходе утилизации. Выделено 116 экз. (рис.5:11), 67 – из кремня, 34 – из лидита, 6 – из сланца, 5 – из окремненного сланца, 3 – из кварца, 1 – из халцедона. Большинство представляют собой отщепы с площадками – 77 экз. (рис.5:11), в том числе 7 экз. из технических сколов, среди которых присутствуют реберчатые сколы, сколы с площадок нуклеусов, сколы с торцевых участков и скол с дистальной части нуклеуса.

Всего 10 орудий (4,6% орудий из группы орудий на отщепах), включая скребки, сделанные из обломков наконечников на пластинах, и не учитывая пластины с ретушью и ретушью утилизации, изготовлены из пластин. Вместе с пластинами с ретушью и следами использования количество орудий на пластинах равняется 35 (14,5%).

Средний размер орудий на отщепах и пластинах всего 34 мм. Показатели, зафиксированные для орудий из разных материалов, заметно различаются. Наибольшие размеры характерны для орудий из сланца – 46 мм, лидита – 41 мм, окремненного сланца – 31 мм; наименьшие – для халцедона (25 мм), кремня (26 мм) и кварца (26). Показателям для халцедона и сланца доверять сложно, поскольку эти выборки представлены единичными экземплярами. Можно утверждать, что импортный кремень утилизировался в большей степени по сравнению с местными лидитом и окремненным сланцем. Одинаковый с кремнем показатель для местного кварца в этой связи сложно объяснить, однако он соответствует тому значению, которое зафиксировано для кварцевых нуклеусов из данной коллекции.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Коллекция 2007 г.

В коллекции насчитывается 324 таких орудия, 206 из которых являются отщепами с ретушью и ретушью утилизации. Вместе с пластинами с ретушью и ретушью утилизации их количество составляет 427 экз. (табл.1).

Скребков 60 экз. 40 экз. изготовлены из кремня, 10 – из кварца, 5 – из лидита, 3 – из окремненного сланца и 2 – из сланца. Всего 3 экз. изготовлены из пластин, точнее, фрагментированных пластин (рис.8:23–24). 1 скребок оформлен на сработанном биполярном нуклеусе, остальные сделаны из отщепов. Заготовками для большинства скребков послужили отщепы с площадкой (21 экз.) (рис.8:7–8,10,14,16), один из которых был снят с нуклеуса для получения пластин и имеет негативы пластинчатых снятий на спинке (рис.8:9). Из фрагментированных отщепов сделаны 9 скребков (рис.8:18,22), из биполярных – 6 экз. (рис.8:11,19), целых неопределимых – 2 экз. 15 скребков представлены во фрагментированном виде, как правило, в виде фрагментов только лезвийной части (рис.8:6,13,16). Один экземпляр представляет собой скол со скребка, площадкой для снятия которого послужило ретушированное лезвие. Концевых скребков 17 экз. (рис.8:17,29). При этом у одного лезвие расположено на проксимальном, а не на дистальном конце (рис.7:17); у этого экземпляра, а также еще у одного, ретушь сделана на брюшке. Боковых скребков 12 экз. (рис.8:18), у двух из них имеется два боковых лезвия, одно из которых оформлено на брюшке (рис.8:11). Концевых–боковых 10 экз. (рис.8:14,23–24), при этом у 3 из них два боковых лезвия, и в одном случае одно из боковых лезвий оформлено на брюшке (рис.8:7). У одного скребка имеется два лезвия, расположенных на проксимальном и дистальном концах. Два экземпляра имеют 4 лезвия, т.е. ретушированы по периметру. Один из них имеет четкую прямоугольную форму (рис.8:10), второй – трапециевидную (рис.8:8). Трапециевидную форму также имеет один из концевых–боковых скребков с двумя боковыми лезвиями. Лезвия скребков дугообразные или прямые, реже слабо дугообразные, обработаны крутой или полукрутой ретушью с узкими или средней ширины фасетками, иногда с широкими фасетками. Из целых скребков только один может быть отнесен к микроскребкам (12×9×3 см), все остальные средние по величине (до 4 см). 36 скребков имеют примерно равную длину и ширину, 2 скребка отличаются укороченными пропорциями, 5 имеют вытянутые пропорции, при этом у двух из них длина превышает ширину более чем в два раза. У большинства скребков наблюдается ретушь утилизации на неретушированных краях, вероятно, в результате их использования для функций как скобления, так и резания. Ретушь утилизации отмечена и на некоторых фрагментированных скребках вдоль кромок, образованных фрагментацией.

Наконечники представлены 11 экз. (рис.8:1–4). Среди них три целых, у одного из них утрачен кончик острия (рис.8:3), у второго – часть насада (рис.8:2); 4 обломка насада (рис.8:4); 1 обломок острия; два обломка либо острия, либо насада (один из них обломан с обоих концов) и один предмет, определенный как заготовка наконечника из пластины (рис.8:1). Один целый наконечник изготовлен из лидита (рис.8:3), один обломок острия из окремненного сланца, остальные из кремня. Заготовками для всех наконечников послужили пластины, причем в одном случае это реберчатая пластина (рис.8:4). Целые наконечники могут быть сопоставлены с типами наконечников с обоюдоострыми концами (2 экз., в том числе экземпляр из лидита) и наконечников с черешком (1 экз.) из Оленеостровского могильника [17] . Два обломка также представляют собой выделенные черешки. Строгий стандарт обработки не выявляется. Целые экземпляры обработаны крутой и полукрутой ретушью на спинке по всему периметру, только у экземпляра из лидита отмечена одна фасетка плоской ретуши на брюшке у острия. Среди обломков большинство (5 экз.) также обработаны крутой и полукрутой ретушью на спинке вдоль обоих боковых краев, которая иногда сходится с образованием треугольного сечения (насада). Один обломок острия, помимо крутой ретуши на спинке, подправлен фасеткой плоской ретуши на брюшке. Один обломок острия оформлен плоской встречной ретушью на брюшке и крутой ретушью на спинке вдоль обоих боковых краев. Один из обломков–черешков имеет крутую ретушь на брюшке вдоль обоих боковых краев и крутую на спинке вдоль одного бокового края в месте перехода в перо, второй – плоскую ретушь на брюшке, протягивающуюся от одного края до другого, и крутую ретушь на спинке вдоль обоих боковых краев. Заготовка наконечника обработана крутой ретушью на брюшке вдоль обоих боковых краев на насаде, черешок не выделен, острие не сформировано. На заготовке видно, что острие должно было располагаться на проксимальном конце; в остальных случаях ориентировка неизвестна. Обработка всех предметов довольно небрежная. Размеры целых наконечников очень небольшие, длина равняется 2,1, 3,3 и 2,2 см, длина заготовки 3,7 см. Один из обломков–черешков имеет хорошо заметные следы вторичного использования в качестве перфоратора (проколки?), острие которого располагается на остром углу, образованном в результате разлома без дополнительной обработки.

Проколки. К проколкам отнесены 7 предметов. 5 изготовлены из отщепов с площадками (в том числе 2 из пластинчатых отщепов, один из которых реберчатый) и по одному – из биполярного отщепа, фрагментированного и неопределимого отщепов. 3 экз. кремневых и 4 экз. из лиди–та. У трех проколок острие располагается на естественно остром, подправленном мелкой крутой ретушью дистальном конце скола (рис.8:21,33) и еще у двух – на естественно остром и также подправленном мелкой крутой или пологой ретушью углу между боковым и дистальным краями скола–заготовки. Плечики у таких проколок не выделены. Они имеются у двух проколок со специально оформленным острием. В одном случае острие оформлено с помощью полукрутой ретуши с широкими фасетками на дистальном конце биполярного скола, ретушь на спинке вдоль одного бокового края и на брюшке – вдоль второго (рис.8:27). Во втором случае острие первоначально сформировано крупной ударной ретушью на боковом крае крупного скола (длина 4 см) и затем подправлено мелкой ретушью на спинке (рис.8:26).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Резцы. К данному типу отнесены изделия с резцовым сколом. Выделены 5 экз.; имеется также еще одно комбинированное орудие с резцовым сколом. Все сделаны из отщепов; 3 экз. изготовлены из кремня, 1 – из лидита и 1 – из твердого (но неокремненного) сланца. Все могут быть отнесены к типу угловых резцов (рис.8:35,37–38). В двух случаях резцовые сколы завершились заломами в самом начале. Только у одного резца есть хорошо различимые следы работы на кромке, сформированной резцовым сколом (рис.8:35).

Резчики. Выделены 2 экз., оба изготовлены из кремневых отщепов. Один из скола с площадки нуклеуса для пластин, дистальный конец которого имеет форму резцовой кромки. Вдоль одного края он был подправлен крутой ретушью. На всех ребрах заметна ретушь утилизации и сточенность кромки. У второго экземпляра на вытянутом дистальном углу отщепа крутой ретушью сформировано узкое округлое острие с клювовидным выступом (рис.8:34).

Скобели – изделия с вогнутым лезвием, оформленным скребковой (крутой или полукрутой) ретушью (рис.8:28,30). Имеется 19 экз. (7 – из лидита, 6 – из кварца, 4 – из кремня и 2 – из окремненного сланца). Все изготовлены из отщепов, включая 10 отщепов с площадкой (1 пластинчатый и один технический, снявший залом на нуклеусе для пластин), 3 биполярных отщепа (все кварцевые), 3 неопределимых и 3 фрагментированных. Большинство имеют одно вогнутое лезвие, у 3 экз. два таких лезвия и у 1 экз. – одно лезвие.

Скрёбла. Изделия из крупных отщепов, края которых обработаны грубой ударной ретушью (рис.8:12). Выделены 4 экз., 3 – из сланца и 1 – из лидита. У 2 экз. таким способом оформлены два ретушированных лезвия, у 1 экз. – два лезвия и еще у 1 экз. – одно лезвие.

Клинья. Имеют признаки биполярного расщепления, т.е. биполярную забитость на противоположных концах. Очень маловероятно, чтобы они являлись нуклеусами, поскольку сами они представляют собой небольшие отщепы, получившие биполярную забитость уже после отделения от ядрища. Подобные следы могли появиться при использовании их в качестве клиньев для раскалывания относительно твердых материалов. Такими материалами могли быть кость или сланец – при использовании каменных клиньев сланцевые блоки с сильно выраженной сланцеватостью можно раскалывать на тонкие плитки. В коллекции имеется 4 экз., 2 – из лидита, 1 – из кварца и 1 – из сланца. Сланцевый экземпляр отличается тем, что забитость, похожая на биполярную, но без внутренних трещин, имеется только на одном конце изделия. Конец довольно острый, имеет неглубокий продольный желоб, на поверхности которого у кромки лезвия заметна сточенность. Не исключено использование этого изделия для работы по дереву (в качестве стамески).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Шесть орудий являются комбинированными. Среди них два скребка–скобеля из кремня, один сделан из отщепа с площадкой, второй представляет собой модифицированный фрагментированный скребок. Скребок–проколка – 1 экз., из кремневого отщепа, острие проколки оформлено на дистальном углу бокового скребка, расположено противоположно скребковому лезвию, без плечиков. Скребок–нож – 1 экз., изготовлен из толстой широкой кремневой пластины (рис.8:5). Лезвие скребка оформлено на дистальном конце с помощью крутой крупнофасеточной ретуши. Лезвия ножей оформлены на обоих боковых краях с помощью плоской ретуши на брюшке, на них заметна также ретушь утилизации. Нож–проколка – 1 экз., также сделан из кремневой пластины. Лезвие ножа оформлено на одном боковом крае с помощью широких плоских сколов на спинке, острие проколки – на дистальном углу, с помощью крутой ретуши на спинке вдоль дистального конца и прилегающей части бокового края, имеет выделенные плечики (рис.8:20). Скобель–резец – 1 экз., изготовлен из фрагментированного отщепа окремненного сланца. Кромка, сформированная резцовым (?) сколом, и лезвие скобеля находятся на противоположных краях скола–заготовки.

Отщепы с ретушью. К данному типу отнесены сколы, имеющие участки с намеренно нанесенной ретушью, но не соответствующие ни одному из морфологически выраженных типов орудий (рис.8:15,25,31–32). Имеется 48 экз., 24 – из кремня, 13 – из лидита, 3 – из кварца, 3 – из сланца, 3 – из окремненного сланца и 2 – из халцедона. Все изготовлены из отщепов, в том числе 19 – из отщепов с площадкой (среди них 2 экз. из пластинчатых отщепов), 18 – из фрагментированных отщепов (один из них с площадкой), 10 – из неопределимых и 1 – из биполярного скола.

Кроме отщепов с намеренно нанесенной ретушью, имеются также многочисленные отщепы с ретушью утилизации – сколы без вторичной обработки, имеющие участки с мелкой или нерегулярной ретушью и заломами, а также заметной невооруженным глазом сточенностью кромок, т.е. следами, вероятнее всего возникшими в ходе утилизации. Таких предметов в коллекции 158 экз., в том числе 78 – из кремня, 51 – из лидита, 15 – из окремненного сланца, 7 – из сланца, 5 – из кварца и 2 – из халцедона. 83 экз. представляют собой отщепы с площадкой с признаками утилизации (включая 3 технических скола и 7 пластинчатых отщепов), 52 – фрагментированные отщепы (11 из которых с сохранившейся площадкой), 12 – неопределимые и 10 – биполярные.

Среди морфологически выраженных орудий только 16 экз. изготовлены из пластин, остальные 85 – из отщепов (за исключением одного экземпляра из сработанного биполярного нуклеуса и одного экземпляра из фрагментированного скребка); в это количество не включены фрагменты скребков. Вместе с отщепами с ретушью и ретушью утилизации из отщепов изготовлено 291 орудие (против 119 орудий из пластин, пластин с ретушью и ретушью утилизации). В коллекциях раскопок 1955–1957 и 1972 гг. зафиксировано примерно такое же соотношение.

Таким образом, основной заготовкой для орудий служил отщеп, а пластины, вероятно, в основном использовались для производства вклады–шевых инструментов. Следует отметить, что в качестве сколов–заготовок иногда использовались отходы пластинчатой индустрии (особенно технические сколы с нуклеусов для получения пластин), но значительное их количество получалось намеренно, в том числе с использованием биполярного расщепления. Кроме этого, заметное количество орудий из фрагментированных сколов подтверждает предположение о намеренной фрагментации отщепов из кремня с целью увеличения количества рабочих лезвий, получаемых с одного скола–заготовки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Средний размер орудий на отщепах коллекции очень небольшой -23 мм. Среднее значение для орудий из халцедона равняется 26 мм, из окремненного сланца – 27 мм, кремня – 20 мм, лидита – 27 мм, кварца -20 мм, сланца – 39 мм. По данным метрическим показателям обнаруживается заметное отличие от выборки из раскопок 1955–1957 и 1972 гг. Орудия из раскопа 2007 г. меньше, и это следует связывать с тем, что коллекция не была сортирована – при применявшейся в 2007 г. методике раскопок вероятность обнаружения предметов очень небольших размеров была выше. Наряду с данным отличием, для орудий раскопа 2007 г. также прослеживается тенденция к большей степени утилизации импортного кремня по сравнению с местными породами, но за исключением кварца.

По основным признакам орудий и по соотношению различных их типов выборки из раскопов 1955–1957, 1972 гг. и 2007 г. в целом соответствуют друг другу. Однако помимо уже отмеченной разницы в метрических признаках, следует подчеркнуть, что количество предметов в выборке из раскопа 2007 г. даже больше, чем в выборках из более ранних раскопок, хотя раскопанная в 2007 г. площадь многократно меньше. Несомненно, такая разница связана с методикой, применявшейся в ходе раскопочных работ до 2007 г.

Продукты бифасиального расщепления

Среди материалов из Оленеостровской стоянки имеются два кремневых предмета, изготовленных с помощью двусторонней, или бифасиальной, обработки (табл.1). Один из них может быть определен как заготовка бифаса. Предмет небольшого размера (51×22×6 см), расколот вдоль по широкой грани, скорее всего, от термического воздействия (рис.9:1). Исходной заготовкой послужил отщеп, который начали обрабатывать с помощью бифасиальной технологии. Вдоль одного бокового края сформировано бифасиальное ребро. Второй край обработан крутой ретушью, предположительно с целью создания подходящего угла расщепления для начала двусторонней обработки. Несомненно, использовалась техника отжима; возможно, она сочеталась с ударом мягким отбойником. Как было установлено Г.Н.Поплевко, на изделии имеются следы использования.

Имеется также один двусторонне обработанный наконечник стрелы, происходящий из раскопок Г.А.Панкрушева и упомянутый в подготовленной им краткой публикации материалов Оленеостровской стоянки [18] . В настоящее время он хранится в Карельском государственном краеведческом музее (рис. 9: 2). Данный предмет очень сильно отличается от серии других наконечников из Оленеостровской стоянки, а также от всех каменных наконечников из мезолитических памятников Карелии. Отличие заключается в том, что он не является наконечником на пластине, у которого ретушью подправлен только насад и острие, что характерно для эпохи мезолита. Его можно отнести к числу бифасиальных наконечников, обработанных с помощью двусторонней отжимной ретуши. Такие изделия типичны для эпохи неолита и раннего металла. Форма предмета удлиненно–ромбическая, больше характерная для неолитического времени, острие отломано, база прямая.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сечение наконечника представляет собой асимметричную линзу, смещенную к одной из сторон. При этом на более высокой стороне изделия присутствует продольное ребро, в то время как на второй такого ребра нет. Подобное сечение очень сходно с сечением пластины, и нельзя исключать, что исходной заготовкой послужила именно пластина, а не отщеп, как у бифасиальных наконечников стрел эпохи неолита и раннего металла. Кроме этого, поверхность базы наконечника напоминает площадку пластины. Тем не менее утверждать, что наконечник сделан из пластины, нельзя, поскольку вся его поверхность, кроме основания базы, покрыта негативами от двустороннего ретуширования, и характер исходной поверхности установить невозможно.

Сколы–продукты бифасиального расщепления – «сколы утончения бифасов» не выделялись при описании коллекции в отдельную группу. Тем не менее было отмечено, что имеются отщепы с диагностическими признаками таких сколов, включая острый угол скалывания, фасетированную узкую площадку, подготовку зоны расщепления (редуцирование), расширение в плане к дистальному концу, плоский ударный бугорок и наличие «губы» над ударным бугорком, небольшая (относительно ширины) толщина. Сколов с углами скалывания менее 70°, фасетированной площадкой, «губой», расширяющихся к дистальному концу, в коллекции из раскопок 2007 г. насчитывается 5 экз. (3 – из кремня и 2 – из лидита). При добавлении сколов, имеющих перечисленные признаки, но сужающихся к дистальному концу или с параллельными краями, их число увеличивается до 8 (5 – из кремня, 2 – из лидита и 1 – из кварца). Среднее отношение ширины к толщине у этой серии равняется 5,1, что намного больше, чем в среднем в коллекции. У 5 экз. (4 из кремня и 1 из лидита) есть признаки подготовки зоны расщепления.

Данной серии недостаточно для окончательного вывода о наличии отходов бифасиального расщепления в коллекции сколов из раскопа 2007 г., поскольку нельзя исключать, что они были получены в ходе подготовки и срабатывания нуклеусов с помощью удара мягким отбойником. Тем не менее, с учетом наличия заготовки бифаса, предположение о том, что они связаны именно с бифасиальной технологией, также не может быть исключено.

Небольшие изделия из сланцевых плиток

В коллекции раскопок 1955–1957 и 1972 гг. имеются два предмета, изготовленные из тонких плиток мягкого сланца, которые определенно не могли быть связаны с контекстом индустрии макроорудий (табл.1). Первый представляет собой небольшое (5,7×1,6×0,4 см) изделие иволистной формы (один конец отломан), линзовидное в сечении, шлифованное по всей поверхности. По основным признакам оно соответствует сланцевым шлифованным наконечникам стрел, которые в Карелии использовались только в течение энеолита на памятниках с асбестовой и пористой керамикой. Аналоги данному предмету на мезолитических стоянках Карелии неизвестны [19] . Вероятнее всего, данный предмет оказался в культурном слое поселения случайно.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Второе обозначено как «изделие с выемкой». Изготовлено из небольшого обломка плитки (5,4×4,1×1,7 см) подпрямоугольной формы. Изделие подверглось механическому воздействию наподобие биполярного расщепления, при котором один конец его, вероятно, был установлен на выпуклую твердую поверхность. В результате на этом конце образовалась глубокая выемка, в то время как противоположный конец остался почти прямым (рис.9:3). Цель обработки в данном случае непонятна.

В коллекции 2007 г. также присутствуют два небольших предмета, которые могут быть связаны с индустрией изделий из тонких сланцевых плиток, не относящихся к контексту сланцевых макроорудий. Это обломок заготовки, с грубой оббивкой по самому краю. Готовое изделие, вероятно, могло быть ножом, подвеской или пилой. Второй предмет представляет собой плитку с нарезками. Предмет обломан с обоих концов. У него зашлифованы узкие боковые грани и одна из широких граней, форма подпрямоугольная, но слегка сужается к одному из концов. На более широком конце намечены две узкие нарезки на боковых гранях напротив друг друга. Назначение изделия непонятно.

Абразивы

В коллекции из раскопок 1955–1957 и 1972 гг. представлено очень большое количество абразивных инструментов – шлифовальных плит, брусков и пил (186 экз.), главным образом, в виде обломков (табл.1).

Шлифовальные плиты. Имеется 117 предметов, все в виде обломков разного размера, в том числе два крупных скола со шлифовальных плит. 101 экземпляр изготовлен из песчаника, 9 – из кварцита и 7 – из сланца. На обломках, содержащих часть одной или двух боковых поверхностей плит, можно видеть, что плиты из абразивного материала могли использовать как без дополнительной обработки, так и с обработкой в виде краевой оббивки, чаще по принципу «двустороннего унифаса». Иногда боковые поверхности плит шлифовались. Для шлифования орудий могли использовать как одну (71 экз.), так и обе (44 экз.) широкие грани плит. Какой‑либо зависимости данного показателя от толщины изделий не выявлено – средняя толщина плит из обеих групп (с одной или двумя шлифованными поверхностями) около 17 мм. Шлифование было более интенсивным в центральной части плит по сравнению с ее краями, что приводило к их истончению и последующему разлому. В одном случае на широкой грани плиты зафиксирован участок с множественными выбоинами, аналогичными тем, которые образуются при использовании пикетажа. Такие следы должны были остаться в результате использования ее также в качестве наковальни. Еще у одного обломка плиты оббивкой сделана неглубокая выемка на одной боковой грани. Цель такой обработки непонятна. Размеры обломков колеблются от 2 до 190 см, в среднем около 7 см. Минимальная толщина плит в выборке 2 мм, максимальная – 43 мм.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Шлифовальные бруски. Отличаются от плит в целом меньшими размерами и более четкой геометрической формой. Имеется четыре экземпляра (три из песчаника и один из сланца), три подпрямоугольных и один неправильно–трапециевидный в плане; у трех обломан один конец, один целый, хотя его торцы изначально, насколько можно судить, были сформированы разломом. Бруски готовились с использованием оббивки и шлифования. У бруска трапециевидной формы оббивкой сделан перехват – неглубокие выемки напротив друг друга на боковых гранях. На широкой грани сланцевого бруска вышлифован неглубокий продольный желоб, предположительно для обработки узких предметов, хотя не исключено также, что это след от пиления.

Пилы представлены 63 экз., 11 целых и 52 фрагмента, 49 изготовлены из песчаника и 14 – из сланца. Заготовками послужили мелкие плитки, не исключено также вторичное использование обломков шлифовальных плит. На некоторых заметны следы обработки лезвия, предшествовавшей их использованию в качестве абразивных пил, с помощью краевой двусторонней оббивки, формирующей заостренное ребро. У большинства целых пил и обломков имеется только одно лезвие с округлой или заостренной кромкой. У 10 экз. есть два лезвия, расположенных напротив, при этом у 5 из них лезвия сходятся под острым углом с образованием подтреугольной формы предмета. У двух пил есть 3 лезвия, одна из них имеет довольно четкую трапециевидную форму. Еще у одной пилы (?) трапециевидной формы из песчаника имеются четыре лезвия с острыми кромками по периметру. В целом по выборке средняя длина пил равняется 5,8 см, при этом средняя длина целых пил заметно больше – 9,4 см. Максимальное зафиксированное значение также принадлежит целой пиле – 15,5 см. Самая короткая целая пила имеет длину 3,8 см. Средняя толщина пил 7 мм, минимум 3 мм и максимум 24 мм.

Два предмета использовались как шлифовальные плиты и пилы, оба из песчаника. В одном случае, вероятно, обе функции использовались одновременно, в другом, скорее всего, для пилы был приспособлен обломок шлифовальной плиты.

В коллекции из раскопа 2007 г. комплекс изделий, предназначенных для абразивной обработки, насчитывает 15 экз. (табл. 1).

Шлифовальные плиты. Представлены 7 экз., 2 целыми, 3 обломками и 2 сколами со шлифовальных плит. Почти все изготовлены из песчаника, 1 экз. из сланца. Отличаются минимумом обработки, только на некоторых изделиях есть следы краевой оббивки. Шлифованные поверхности располагаются на одной либо обеих широких гранях изделий. На обломках заметно, что разлом произошел в результате истончения после интенсивного использования. Целая плита из песчаника не очень большая (15×13×2,7 см), не имеет дополнительной обработки, для шлифования использовалась только одна широкая грань. Сланцевая плита целая, тонкая, размеры 13×8,8×1,5 см, также без обработки, на одной широкой грани есть слабая шлифовка. Возможно, она предназначалась для полирования.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Пилы. Представлены 8 экз., 1 целым и 7 обломками, 6 экз. изготовлены из песчаника, 1 экз. из кварцита и 1 экз. из сланца (рис.9:4,6,9–10). Заготовками послужили мелкие плитки, не исключено также вторичное использование обломков шлифовальных плит. На некоторых заметны следы обработки лезвия, предшествовавшей их использованию в качестве абразивных пил, с помощью краевой двусторонней оббивки, формирующей заостренное ребро (рис.9:4). У трех экз. имеются два противоположно расположенных лезвия, линии которых направлены под острым углом друг к другу; у целого экземпляра лезвие одно, у остальных обломков их количество не может быть установлено. Кромка лезвия округлая или заостренная.

Перфорированные диски

В коллекции из раскопов 1955–1957 и 1972 гг. присутствуют 11 предметов неправильно–дисковидной или (реже) овальной формы с биконическим отверстием в центре (рис.9:7), 8 – из сланца и 3 – из песчаника (табл.1). Они изготовлены из округлых галек или плиток, которым придана округлая форма с помощью краевой оббивки, пикетажа, иногда шлифования. 8 предметов представлены в виде фрагментов, один состоит из двух обломков, которые удалось соединить друг с другом. Два изделия, в том числе собранный из двух обломков экземпляр, были сломаны в процессе перфорации, остальные, насколько можно судить, уже после завершения обработки. Перфорация начиналась с помощью пикетажа и продолжалась с помощью сверления.

В коллекции раскопа 2007 г. присутствует один перфорированный диск. Предмет изготовлен из небольшой песчаниковой гальки, был разломан в процессе обработки (размеры сохранившейся части 3,2×3,8×2 см). Имеет следы биконического сверления, которое не было завершено в связи с разломом (рис.9:5).

Изделия такого рода обычны для памятников каменного века в южной половине Карелии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Плитки с перехватом

Два таких изделия, изготовленных из сланца, имеются в коллекции раскопок 1955–1957 и 1972 гг. Они представляют собой довольно крупные (длиной около 10 см и толщиной около 2 см) плитки, на боковых сторонах которых оббивкой сделаны выемки напротив друг друга (перехват). Предположительно, такие предметы, иногда встречающиеся на памятниках каменного века Карелии, могли использоваться в качестве грузов (утяжелителей), перехват при этом нужен был для укрепления веревки.

Заключение

Одной из основных особенностей Оленеостровской стоянки является значительное количество предметов, относящихся к индустрии рубящих сланцевых орудий, суммарно превышающее все другие категории инвентаря. Эта особенность отмечается для всех участков памятника, в том числе для стоянки Южный Олений Остров 2, исследовавшейся в 2006 г. [20] На этом основании Г.А.Панкрушевым было высказано предположение о том, что памятник является стоянкой–мастерской по изготовлению сланцевых орудий [21] . Данное предположение позже было поставлено под сомнение В.Ф.Филатовой [22] .

По итогам технико–типологического анализа каменного инвентаря с Оленеостровской стоянки действительно можно утверждать, что поиск сланцевого сырья и изготовление сланцевых рубящих орудий являлось одним из основных занятий ее древних обитателей. Вместе с тем наличие весьма заметной серии сколов со шлифованных орудий, сломанных орудий и орудий с признаками износа на лезвии и ремонта лезвийной части свидетельствует о том, что на территории стоянки имело место не только изготовление, но и использование такого рода инструментов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Об узкой специализации памятника как стоянки–мастерской не позволяют говорить также и серии каменных изделий из других пород камня. Отходы производства из кремня, лидита, кварца и халцедона также очень многочисленны. Довольно представительна серия нуклеусов для пластин и отщепов. По результатам технологического анализа можно утверждать, что непосредственно на стоянке происходило срабатывание нуклеусов для получения микропластин и узких пластин, а также подготовка и срабатывание нуклеусов для получения отщепов. Согласно трассологическому анализу материалов из раскопа 2007 г., проведенному Г.Н.Поплевко (в печати), в коллекции присутствуют многочисленные орудия, предназначенные для обработки органических субстанций (дерево, кость и рог, мясо).

Таким образом, на стоянке происходила разнообразная хозяйственная деятельность, отнюдь не сводившаяся только к операциям по изготовлению рубящих орудий. Следовательно, мы имеем дело с поселенческим комплексом, а не с узкоспециализированным комплексом мастерской. Предположительно, стоянка могла посещаться в летнее время, поскольку в течение бесснежного периода возможна была добыча кусков сланцевого сырья из почвы.

Все проанализированные коллекции, связанные со Оленеостровской стоянкой, а также со стоянкой Южный Олений Остров 2, обладают очень большим сходством. Существенно, что после раскопок 2007 г. вывод о сходстве может быть сделан на основании сопоставимых выборок, т. е. выборок из двух несортированных коллекций. Как не раз было показано в ходе сравнительного описания материала, методика раскопок, применявшаяся на стоянке до 2007 г., заметно повлияла на состав коллекции.

На всех исследованных участках хорошо представлен технологический контекст изготовления сланцевых макроорудий. При обработке использовались различные приемы краевой обивки, пиление, пикетаж, абразивная обработка, как правило не покрывающая поверхность изделия целиком. Разница в технологии не очень существенна, однако на Оленеостровской стоянке лучше представлена техника пиления. Доля таких изделий в контексте индустрии макроорудий на этой стоянке является максимальной среди всех других памятников каменного века Карелии, на которых использовалась такая техника. Следует отметить, что большинство изделий со следами пиления происходит из раскопов Г.А.Панкрушева 1956 и 1957 гг. Возможно, по какой‑то причине здесь произошла концентрация пиленых изделий. В то же время это можно объяснить и тем, что именно в эти годы раскопками была вскрыта наибольшая площадь.

Одним из итогов раскопок 2007 г. явилось существенное увеличение серии пластин и микропластин с Оленеостровской стоянки. Так же, как и на стоянке Южный Олений Остров 2, большинство пластин представлены в виде коротких медиальных обломков (сечений). Большинство из них подвергалось вторичной обработке (ретуширование) или имеет ретушь утилизации. Также заметно была увеличена серия наконечников стрел на пластинах. Присутствуют наконечники с черешком и обоюдоострые, имеющиеся также среди материалов Оленеостровского могильника и стоянки Южный Олений Остров 2. Размеры наконечников небольшие, единого стандарта обработки нет, обработка даже по сравнению с наконечниками со стоянки Южный Олений Остров 2 небрежная.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Заметным отличием материалов из Оленеостровской стоянки от материалов стоянки Южный Олений Остров 2 является более многочисленная серия изделий из кварца. В связи с этим более многочисленным является и комплекс изделий, полученных при биполярном расщеплении, – большинство из них кварцевые, включающие биполярные нуклеусы, сколы и орудия из таких сколов.

Еще одной отличительной особенностью является присутствие предметов, связанных с бифасиальной обработкой, – фрагмент заготовки бифаса, двусторонне обработанный наконечник стрелы и кремневые сколы, имеющие характеристики сколов утончения бифасов. Можно предложить два объяснения присутствия таких изделий. Согласно первому, они указывают на наличие примеси неолитических материалов. В пользу такого предположения может свидетельствовать высотное расположение стоянки. Она располагается на такой высоте, на которой на данном участке побережья Онежского озера также возможно нахождение стоянок культуры сперрингс (около 6 м над уровнем озера). Однако, учитывая полное отсутствие керамики среди материалов с поселения, довольно вероятно также, что мы имеем дело с одним из первых свидетельств возникновения индустрии тонких бифасов на территории Карелии. Конечно, нельзя исключать и случайное попадание таких предметов в слой памятника в более позднее время. Для завершенного наконечника стрелы вероятность такого случайного попадания действительно можно считать высокой. Тем не менее незавершенный бифас с признаками использования и термического повреждения с большей вероятностью все же был произведен на стоянке.

Подводя итог, можно утверждать, что Оленеостровская стоянка представляла ту же культурную традицию мезолитической культуры Обонежья, что и два других мезолитических памятника, известных на острове. Наряду с этим, предположительно можно говорить о ее более позднем возрасте по сравнению не только с Оленеостровским могильником, но и со стоянкой Южный Олений Остров 2, исследовавшейся в 2006 г.

// Кижский вестник. Выпуск 13
Под науч. ред. И.В.Мельникова, В.П.Кузнецовой
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 296 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф