Метки текста:

Архив Библиотека Заонежье Карелия Кижский вестник Костюм

Трифонова Л.В. (г.Петрозаводск)
Традиционный крестьянский костюм Южной Карелии конца XIX – начала XX в. VkontakteFacebook

Рис.1 Повойник. Конец XIX – начало XX столетия. Сатин. Шитьё на руках. 8,5×17×17. Из Пряжинского района. Собрание музея «Кижи». КП-120/14Рис.2. Крестьянкая Ильинского погоста. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13581/29. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.3. Рубаха женская. Начало XX в. Холст льняной. Полотно льняное. Вышивка крестом. 108×72×36. Улялега Пряжинский район. Собрание музея «Кижи». КП-231/16Рис.4. Крестьянка из д.Видлица. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13581/30. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.5. Юбка. КП-131/4. Конец XIX – начало XX в. Ткань полушерстяная. Ручное ткачество. 67×112. Кинерма. Пряжинский район. Собрание музея «Кижи». КП-131/4Рис.6. На косьбу. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13623/33. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.7. Кафтан. Конец XIX – начало XX в. Сукно полушерстяное. Ткачество ручное. 110×51. Ламбинаволок. Пряжинский район. Собрание музея «Кижи». КП-216/6Рис.8. Рубаха мужская. Начало XX в. Холст льняной серый. Ткачество ручное. 10,5×67,5×143. Афанасьева Нора, Олонецкий район. Собрание музея «Кижи». КП-161/1Рис.9. Ночлег рыбаков на реке Суна. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ013623/31. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.10. Гуляние в д.Рыпушкалица Олонецкого уезда на Иванов день. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13581/20. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.11. Праздничные костюмы девушек из Олонца. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13581/27. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.12. Девушка из д.Суна. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13581/13. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.13. Танцы в Олонецком уезде. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13581/45. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.14. Крестьянин из д.Большая Гора. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13581/23. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-ПетербургаРис.15. Крестьянин из д.Видлица. М.Круковский. 1899. Фототека музея «Кижи». НВФ-13581/24. Отпечаток с дубль-негатива. Оригинал хранится в РГБ Санкт-Петербурга

стр. 177Статья написана на материалах дореволюционных и советских исследователей с привлечением архивных источников (полевые записи, экспедиционные дневники, фотографии). Среди дореволюционных материалов особый интерес представляет статья Павла Минорского о карелах Ильинского прихода Олонецкого уезда, опубликованная в 1886 г. [1] Автор дает подробное описание олонецкого девичьего праздничного костюма, жемчужного головного убора, ювелирных украшений карелок. Представление о различии праздничной и повседневной, зимней и летней, мужской и женской одежды южных карел можно почерпнуть из статей Павла Покровского (1873) [2] , М. Д. Георгиевского (1908) [3] и того же П. Минорского. Несомненный интерес представляют путевые заметки Н. Березина «Пешком к карельским водопадам (1903) [4] и путевой очерк М. Круковского «Олонецкий край» (1904) [5] . Оба автора стремятся подчеркнуть финно–угорскую основу одежды южных карел, но невольно обращают внимание на севернорусское влияние, описывая жемчужные головные уборы карельских девушек. Материалы большинства исследователей посвящены традиционному костюму олонецких карел и только два автора – М. Георгиевский и Н. Березин – пишут об одежде пряжинских и кондопожских карел.

Из материалов советского периода первостепенная роль принадлежит монографии Р. Ф. Тароевой «Материальная культура карел» стр. 178 (1965) [6] . Позднее, в 1983 г., Тароева (Никольская) пишет главу, посвященную традиционно–бытовой культуре карел в сборнике «Карелы Карельской АССР» [7] . В 2003 г. выходит монография «Прибалтийскофинские народы России», где глава «Одежда» в разделе «Карелы» была подготовлена Е. И. Клементьевым [8] . В 2006 г. К. К. Логинов пишет очерк «Традиционная одежда народов Карелии» для книги «Костюм и праздник», изданной в Петрозаводске [9] . Специфику украшения одежды южных карел затрагивает в своих научных трудах по карельскому декоративно–прикладному искусству А. П. Косменко [10] .

Южнокарельскому костюму повящена статья Л. В. Трифоновой «Традиционный костюм южной Карелии конца XIX в., по материалам «Этнографической экскурсии М. А. Круковского» [11] .

Большой интерес для автора имели полевые материалы 1950–1960–х гг. из архива КарНЦ РАН. Это полевые записи экспедиции 1957 г., которой руководила Р. Ф. Тароева [12] . Информанты, с которыми работали участники экспедиции, родились в 80–90–х гг. XIX в. Сведения, сообщенные ими, относятся еще к дореволюционному периоду и потому приобретают особый вес и ценность. Круг обследованных деревень весьма обширен. Это деревни Пряжинского района: Пелдожи, Святозеро, Ведлозеро, Варлов Лес, Сеппяваара, Гонгалицы и деревни Олонецкого района: Большие Горы, Иммалицы, Щоккойла, Коткозеро, Чарнаволок, Гошкила. Отдельно следует упомянуть обследованные деревни Михайловского сельсовета Олонецкого района, где проживают карелы людики: Кирга, Гижино, Нюхово, Палнаволок, Устье, Яковлевская.

стр. 179Еще одним источником информации явились дневники автора, выезжавшего в 1981 и 1984 г. в Кондопожский район (Ватчела, Фомин Наволок, Титнаволок, Линдозеро, Декнаволок, Наволок, Западное Кончезеро, Кедрозеро, Святнаволок, Уссуна, Юркостров, Юстозеро, Тереки, Вороново, Эльмус, Гирвас, Гомсельга, Большое Вороново, Малое Вороново) [13] и в Пряжинский район (Ведлозеро, Сыссойла, Кинерма, Акимово, Юргелицы) [14] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Важным источником информации явились фотографии из фотоархива М. А. Круковского «Виды и типы Олонецкой губернии», датируемые 1899 г. [15] Фотоархив хранится в Российской национальной библиотеке в Санкт–Петербурге и представляет собой отчет о поездке исследователя по Олонецкой губернии, результатом которой стала публикация его книги «Олонецкий край». За время экспедиции Круковский побывал на территории Петрозаводского, Олонецкого и Повенецкого уездов. В сфере его интересов находились и районы проживания карел: окрестности Олонца и Кондопоги. Традиционный костюм Кондопожской волости представлен в экскурсии восемнадцатью фотографиями, на которых запечатлены крестьяне из деревень Сопоха, Кяппесельга, Тивдия, Вороново, Косалма, Усть–Суна.

Повседневная крестьянская одежда

Традиционный женский повседневный костюм южной Карелии (по сведениям 1873 г.) состоял «из сорочки с длинными рукавами, чухонской юбки, редко сверху крашенинного или серенького ситцевого сарафана…» [16] и головного убора. Молодые девушки в будни носили платки, завязанные узлом под подбородком, или ходили с непокрытой головой. Замужние женщины убирали волосы под повойник (люд. роѵоіпіек, лив. роѵоіпіеккі) – небольшую шапочку из мягкой ткани, имеющую круглое донце с пришитым к нему по краю околышем. К раздвоенным сзади крылышкам околыша пришивалась тесьма, фиксирующая повойник на голове [17] (рис. 1). Иногда у пожилых женщин повойник заменялся платком [18] (рис. 2). Повседневный костюм дополнялся передником из домотканой или покупной ткани. Под него во время работы подбирали подол сарафана.

стр. 181Повседневная одежда, в основном, была домотканой: холщовые станушки, сарафаны, юбки, кафтанушки, передники, паловые рубахи, в которых работали на пале – на подсеке. Рубаха (лив., люд. räččin) состояла из двух частей – верхней (лив. hiemuat, люд. hiem) и нижней (лив. emustu, люд. emust) [19] . Верхняя часть женской рубахи в конце XIX – начале XX в. шилась из покупной материи, низ выполнялся из домашней выработки холста, что подтверждается свидетельством информанта: «Домотканые рубашки носили, верх ситцевый, низ полотняный» [20] . Край рубахи вышивался красным по белому, чаще крестом или по выдергу [21] (рис. 3). Встречался и двусторонний шов. «Длина рукава различалась в зависимости от возраста» [22] . У тех, кто постарше, рукава у рубах были длинными до запястья, стр. 182 у молодых женщин и девушек – до локтя [23] . Таким образом, к началу XX в. в карельском женском костюме возникла новая модная тенденция, получившая повсеместное распространение на Севере России – носить рукав до локтя. Изменился образ и крой рукава – он стал пышным и приобрел манжет. Одежду молодые девицы шили себе сами, а качество сшитой одежды зависело исключительно от их портновского умения [24] . На одной из фотографий коллекции Круковского [25] пышные рукава рубахи, сшитой из любимого карелами материала в мелкую полоску, выкроены по–разному: на одном полоски идут в продольном направлении, на другом – в поперечном (рис. 4).

стр. 183С рубахой карелки носили ситцевый или домотканый сарафан (люд., лив. saraffana) с передником. По свидетельству Р. Ф. Тароевой, прямой сарафан у карел, как и у русских, получил распространение со второй половины XIX в. и был связан с появлением в крестьянском быту доступных по цене покупных тканей. Глухие косоклинные сарафаны с широкой проймой (ferezi) и косоклинники с узкой проймой (kosto) носили в конце XIX в. только пожилые женщины [26] . У молодых такие сарафаны считались вышедшими из моды. Повседневная рубаха в отличие от заонежской имела более глубокий вырез ворота, а сарафан – более широкую и низкую грудину и соответственно более широко поставленные лямки [27] . Традиционной повседневной одеждой южных карелок была полосатая полушерстяная или холщовая юбка (jupku) [28] . В таких юбках летом и весной отправлялись на рыбалку [29] , сеяли репу [30] , возили навоз [31] или дрова [32] . Осенью молотили зерно в риге [33] . Фасон юбок традиционный: верхняя часть из продольно–полосатого куска ткани, заложенного спереди складками у пояса по 5–7 штук в обе стороны от центра. Снизу пришивалась широкая оборка, сшитая из отдельных кусков, выкроенных по косой, причем место стыка оборки и верхней части юбки декорировалось полосой темной или цветной хлопчатобумажной ткани. Пояс обычно был холщовый с завязками. По свидетельству информантов, застежка или завязки на юбках всегда располагались сзади [34] . Такого типа юбки шились из полушерстяной ткани яркой полосатой расцветки, полученной благодаря окраске нитей анилиновыми красителями, и были распространены у пряжинских ливвиков и святозерских людиков [35] (рис. 5). У олонецких ливвиков юбки чаще всего шились из однотонного крашеного холста, оборка выкраивалась по прямой и декорировалась снизу горизонтальными цветными полосами [36] . Юбки кондопожских людиков тоже были полосатыми, но стр. 184 крой их, к сожалению, не зафиксирован. Полосатая расцветка юбок традиционна для прибалтийско–финской культуры. Это тонко подметил в своем путевом очерке 1903 г. этнограф Н. Березин: «Что касается рисунка тканей, то карелы, подобно финнам, отличаются любовью к прямому рисунку, т. е. клеткам, тогда как русские решительно предпочитают “цветочки”, “пукеты” или знаменитые “огурчики”. “Клетки” – это своя старина, когда холстина ткалась и красилась дома; “пукеты”, “цветочки” и “огурчики”, несомненно, восточного происхождения и указывают, что русские издавна успели полюбить ткани, получавшиеся с Востока» [37] . Известный этнограф Р. Ф. Тароева отмечала распространение у южных карел холщовой ткани в синюю и белую клетку и вышеупомянутых полушерстяных женских юбок поперечно- и продольно–полосатой расцветки [38] . Полосатую расцветку имели и так называемые тряпичные юбки (ribujupkat [39] , которые надевали для работы в огороде [40] . Для огородных работ предназначались также прямые удлиненные кофты с длинным рукавом, вытканные той же техникой [41] (льняная основа и уток из текстильных полос).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 185Когда в шерстяной полосатой юбке женщины шли на работы в лес или ехали на рыбалку, они надевали белые кальсоны (киайай) из домотканого холста, лапти с портянками, иногда сапоги. Кальсоны спасали в лесу от укусов комаров [42] . Отправляясь на подсеку вместе с мужчинами, женщины надевали длинную холщовую рубаху (paltinsoba), белые кальсоны и лапти с портянками [43] . Информант из Лижмы сообщила, что вместо кальсон для работы на пале женщины иногда надевали «домотканые чулки (каржу) из полотна», которые завязывались «на коленях и внизу» [44] .

Летом поверх одежды надевали домотканые балахоны из отбеленного холста [45] . Летней повседневной обувью карелок служили сапоги.

Верхней весенне–осенней одеждой женщин были кафтаны (понитку) из шерстяного сукна [46] . Верхнюю одежду часто красили натуральными красителями. По свидетельству Матрены Пальшиной из Пал–Наволока, «краску делали сами из коры ольхи, парили, получалась красная вода» [47] .

Осенью и весной карелки носили сапоги из желтой кожи с начерненными голенищами и чулки, связанные из льняных ниток. Нитки для чулок пряли насухо, то есть не смачивая слюной [48] . Зимой носили валенки [49] , хотя значительное число информантов утверждало, что олонецкие карелы валенки зимой носили реже, чем сапоги [50] . В сапоги обязательно надевались шерстяные чулки или носки. Кроме упомянутых изделий из стр. 186 овечьей шерсти, на пяти спицах вязали чулки, рукавицы, шарфы и рубашки [51] . Древней техникой вязания одной спицей изготавливали носки и рукавицы [52] .

Разновидностью рабочей обуви в южной Карелии были лапти. Лапти носили при работах на подсеке (на пале). Кроме того, их носили пастухи [53] . Южнокарельские лапти (лив. virsu, люд. virz) имели десять ушек, через которые пропускались веревочки. Их обводили вокруг голени и завязывали чуть ниже колена. Служили лапти около недели [54] , но во время разработки подсеки за один день могли износить две пары лаптей [55] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Верхней зимней рабочей одеждой карелок были овчинные полушубки. Головным убором в зимнее время были платки. Под платком замужние женщины носили чепчик (лив. cepcy, povoiniekku, люд. cepcy, povoiniekk) [56] . Замужние носили чепчики и в летнее время. Зимой закутывались в большие шерстяные платки, покупные или связанные домашним способом [57] . Зимой для тепла под сарафан надевали юбку: бумазейную [58] , льняную или домотканую шерстяную полосатую [59] . По свидетельству информантов, в конце XIX в. южные карелки носили для тепла под сарафаном и ватные юбки [60] .

Особое место среди одежды южных карелок занимала одежда обрядовая, например, смертная. По свидетельству информанта из Коткозера, «женщине одевали все белое: сорочку, платье, платок, чулки, башмаки» [61] . То же самое подтвердила Е. Я. Шматтуева (1887 г. р.) из д. Большие Горы.

стр. 187Традиционная повседневная мужская крестьянская одежда южной Карелии конца XIX – начала XX в. состояла из портов (люд. kuaddad, лив. kuadiet), рубахи (люд. paid, лив. paidu), пояса, сапог (рис. 6) и верхнего платья. Головным убором служил картуз или валяная шляпа в форме усеченного конуса. Неотъемлемой деталью костюма южнокарельского крестьянина был шарф или шейный платок (люд. kaglpaikk, лив. kaglupaikku) [62] . Одежда носила сезонный характер и шилась из тканей домашнего производства: холста, сукна и тканей, выполненных «рибушной» техникой.

Домашнее сукно, которое шло на пошив верхней одежды, изготавливалось следующим образом: на ткацком стане ткали полушерстяную ткань (основа из льняных ниток, уток–шерстяной). Ткань эту укладывали в большое деревянное корыто, заливали теплой водой, мяли ногами и катали каталками. После этого завернутое в тряпку сукно клали в теплую стр. 188 русскую печь, чтобы оно подсохло. Процесс этот повторяли несколько раз, в результате чего сукно получалось прочным, толстым, ровным, без бугров [63] . Это сукно олонецкие карелы называли «шушпой», ширина его достигала 43 см [64] . Сукно не пропускало воду и снег, и это было очень ценным качеством ткани, из которой шили одежду люди, проживавшие в северном климате, изобилующем осадками. Изготовлением сукна занимались женщины. Распространено это занятие было в регионах с развитым овцеводством, в частности в Олонецком уезде.

Из домашней выработки сукна шили зимние порты, кафтаны, армяки. Кафтан (люд., лив. каийіап) – разновидность демисезонной верхней одежды. Кафтаны шились двубортными с застежкой справа налево на крючках или пуговицах; с длинным рукавом и шалевым, отложным или стоячим воротником (рис. 7). Этнограф В. Дашков в 1842 г. упоминает южнокарельский кафтан из серого сукна с шалевым воротником синего цвета [65] . Зимой на шубу сверху надевался армяк – «кафтан длинный», как назвала его жительница д. Святозеро А. Н. Сорокина [66] . Армяк надевался поверх шубы, полушубка или кафтана в дорогу. Он напоминал собой длинный широкий однобортный халат с запахом справа налево, с широкими рукавами и большим воротником. Подпоясывался широким кушаком или подпояской длиной до 3 метров [67] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Значительную часть повседневной одежды южные карелы изготавливали из домашнего холста: отбеленного, серого или окрашенного. Это холщовые рубахи (рис. 8), порты, балахоны – разновидность верхней мужской одежды в летнюю пору. В балахонах крестьяне работали в лесу и ездили на рыбную ловлю (рис. 9). По сведениям 1873 г., в Олонецком уезде «во время сенокоса и жаров ходят в пестрядинных или крашенинных рубахах, такого же цвета шароварах» [68] . В 1908 г. пряжинский краевед М. Георгиевский сообщал: «Летом поголовно все бродят в белых подштанниках» [69] . Белые мужские домотканые порты (кальсоны) как повседневная летняя одежда карельских мужчин неоднократно упоминалась в сообщениях информантов [70] .

стр. 190Холщовая одежда шилась для работы в риге, на подсеке (пале). Паловые рубахи (paltinsoba) были очень длинными. Это подтвердил М. Г еоргиевский в своем очерке «Святозеро», опубликованном в 1888 г.: «Подойдя ближе к месту, откуда поднимается дым, увидишь такую картину: в длинных грубого холста рубахах копошатся неузнаваемые под слоем сажи и грязи крестьяне с семьями, ворочая обгоревшие берёзки – сосны…» [71] . Паловые рубахи носили с домоткаными портами (kuaddad). В таких же рубахах работали в ригах при обработке зерновых. В этом случае ее называли riihisoba [72] . Еще одной разновидностью рабочей одежды была рубаха, сотканная из текстильных полос на льняной основе. «Очень толстые, как теперь дорожки ткут» [73] .

Зимой в качестве верхней одежды крестьяне носили полушубки, сшитые из овчин. «На работу носили шубу не длинную (turku). В шубе едут до места работы, а работают в понитке [кафтане. – Л. Т.] » [74] . Тулупы (pitkä turku), сшитые из 7–8 овчин, носили богатые крестьяне. Бедные носили короткие полушубки из 5 овчин [75] . Полушубок как зимняя одежда упоминается в периодике и краеведческой литературе XIX в.: у Покровского (1873 г.), Петрова (1881 г.), Георгиевского (1908 г.) [76] .

стр. 191Полное описание зимнего костюма олонецкого крестьянина относится к 1873 г. «Зимняя одежда состо[яла] из домашнего овчинного, своей выделки полушубка и наверх суконного серого армяка домашней работы, бараньей шапки (у иных с ушами), рукавиц с русскими варежками, сапогов из белой кожи (высмоленных) с русскими носками и суконными онучами или высоких шерстяных валенок» [77] . Под «русскими» варежками и носками понимались изделия, связанные древней техникой вязания одной иглой. Носки вязались без пятки, а рукавицы имели в верхней части завершение в виде трапеции. Носки носили зимой с сапогами на работы в лес, для большей сохранности на шерстяные рукавицы сверху надевали кожаные. О древности техники вязки одной иглой свидетельствует тот факт, что «носки без пятки у южных карел входили в состав смертной одежды» [78] .

На спицах южные карелки вязали для своих мужчин шарфы. Чаще всего они были одноцветными или украшались скромными полосками по краю. «С шарфом или платком на шее карел не расстается… За двадцать лет моего пребывания в Кореле я знал только трех крестьян, которые не носили шарфа, платка» [79] , – писал М. Георгиевский. Для холостых парней вязали нарядные шерстяные чулки, «верхняя часть которых должна быть видна из голенища пальца на два, на три, а потому у многих они вя[зались] из разноцветной шерсти» [80] . В качестве образца вязаного изделия конца XIX в. можно привести фуфайку, зафиксированную в 1899 г. на крестьянине из деревни Кяппесельга [81] . Фуфайка связана на спицах: рукава в резинку, перёд декорирован узором «коса». Ворот вывязан изнаночными петлями. Край передней полочки обшит темной тесьмой [82] . Повсеместное распространение вязания у олонецких и пряжинских карел объяснялось относительно высоким уровнем развития овцеводства в этом регионе. Не случайно еще в 1842 г. краевед В. Дашков писал, правда, имея в виду ткачество: «Разумеется, этим ремеслом занимаются там, где есть значительное количество овец, как например, в Олонецком уезде» [83] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Повседневной обувью южнокарельских мужчин круглый год были сапоги с голенищами до колен из белой коровьей кожи с начерненным верхом. Такие сапоги в Олонецкой губернии были распространены повсеместно стр. 192 на протяжении всей второй половины XIX и начала XX столетий. Подтверждением тому служит свидетельство 1842 г.: «Сапоги из белой кожи, вымазанной дегтем или жиром, служат зимой обувью по всей губернии» [84] . По сведениям информантов опроса 1957 г., валенки у южных карел в начале XX в. не имели широкого распространения: «Даже зимой мало носили валенки, большею частью ходили в сапогах» [85] , «Валенки носили только в лес» [86] , «Зимой некоторые носили валенки» [87] , «Мужчины носили сапоги, лапти и очень редко валенки» [88] . Для информантов, опрошенных в Кондопожском районе в 1981 г., валенки уже являлись привычной зимней обувью [89] . Таким образом, широкое распространение валенок в южной Карелии началось с 1930–х гг.

Из головных уборов следует отметить летнюю суконную фуражку – картуз и зимнюю шапку. Чаще всего в конце XIX – начале XX в. зимние шапки не имели ушей [90] , но иногда встречались и шапки с ушами. Шапки без ушей упоминает в 1886 г. П. Минорский: это «ермолка» с меховым околышем и «череповка», плотно облегающая голову [91] .

Особое место среди мужской одежды занимала одежда ритуальная, в частности смертная. На смертном одре мужчинам надевали белые кальсоны, белую рубашку, костюм, башмаки [92] .

Праздничная крестьянская одежда

Наиболее полное описание традиционного праздничного костюма состоятельной олончанки приводится у П. Минорского в 1886 г.: «Девица, желающая показать себя и свое богатство, одевает поверх рубашки с белыми как снег, рукавами, сарафан золотой или серебряной парчи или дорогого штофу и затягивается на талии золотом с кистями. На голову полагается широкая лента, концы которой подвязываются у затылка. Лента бывает унизана жемчугом, дорогими каменьями и золотыми стр. 193и серебряными блестками, из которых искусно выведены цветы. Под, с лицевой ее стороны, выведены концы огромной жемчужной поднизи со множеством борков, которые ниспадают на глаза… В уши наряженной таким образом девушки вдевают большие жемчужные серьги с золотыми или серебряными станками, а на шею, которая остается обнаженной до груди, полагают несколько рядов жемчужного же ожерелья из мелких уже жемчужин. Пальцы на руках положительно унизываются кольцами из золота всевозможных форм. Запястья и браслет не держат и руки остаются голыми до рукавов рубашки, поднятых очень высоко. На ноги надеваются белые чулки, а на них – козловые башмаки» [93] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сарафаны женщин из менее состоятельных семей шились из материй попроще: из ситца или шерсти. Источник 1873 г. зафиксировал следующую картину праздничного или воскресного дня в Олонецком уезде: «Женщины одевают разноцветные сарафаны (шерстяные или ситцевые), чулки, башмаки или сапоги (последние в большом употреблении)» [94] . Гулянье девушек из д. Рыпушкалица на Иванов день в 1899 г. подтверждает все разнообразие праздничного девичьего костюма у карел (рис. 10).

стр. 194Полный костюм (с душегреей, поднизью, белыми чулками и сафьяновыми башмаками) в начале XX в. имели только очень состоятельные девушки. Это подчеркивают информанты 1980–х гг., чья молодость пришлась на 19101920–е гг.: «Богатые девушки одевали жемчуг» [95] . Об этом же писал и краевед Н. Березин в 1903 г.: «Не малую роль в женских головных уборах игра[л] в богатых семьях жемчуг, который, как известно, до сих пор не перевелся в наших северных реках. Бабы нос[или] его в виде сеток, а девушки в виде повязок, т. е. лент пальца в два шириной, усыпанных жемчугом. Такие повязки переход[или] из рода в род и оценива[лись] иногда, смотря по качеству жемчуга, в сотни рублей» [96] [97] . Описание старинного девичьего головного убора с сеткой–поднизью приведено у М. Круковского (1904), который также подчеркнул принадлежность подобного головного убора состоятельному крестьянскому сословию: девушки «украшают головы так называемой короной, которая состоит из двух разных частей: верхней – подзора и нижней – поднизи или сетки. Это своего рода кокошник, тонкой ажурной работы, весь усыпанный жемчугом. В особенности красива сетка, спускающаяся надо лбом, бросающая тень на лицо и придающая всякому лицу, даже не совсем красивому, миловидный и нарядный вид. Замужние женщины, кроме кокошника, надевают на затылок повойник, тоже усыпанный жемчугом, в таком уборе голова замужней корелки кажется как бы закрытой шлемом; открытым остается одно лицо». Повязки и сетки–поднизи являлись предметом гордости крестьянского семейства, они «переходили из рода в род и оценивались иногда по качеству жемчуга в сотни рублей» [98] . Об этом же писал в 1881 г. П. Минорский: «Ценность таких поднизей огромна, потому что жемчуг на них очень крупен, чистой воды и есть настоящие произведения Индийского океана. Таковые вещи, как поднизи, переходят из рода в род на много поколений и составляют родовую гордость семьи» [99] . Выражение «жемчуг Индийского океана», скорее всего, представляет собой метафору, к которой прибегнул автор. По сведениям, приведенным краеведом В. Дашковым, «ловлею жемчуга [в Олонецкой губернии. – Л. Т.] занимались женщины, которые (надобно отдать им справедливость, исправляют все работы и трудятся более мужчин)… Добываемый жемчуг большею частью расходится между самими жителями Олонецкой губернии, которые делают из него, кроме головных уборов, и серьги» [100] .

стр. 195Сетка–поднизь и корона – излюбленные головные уборы девушек из русских районов Карелии – Заонежья и Пудожья. Форма поднизи олонецких карелок значительно отличалась от заонежской и пудожской. Центральный волан ее возвышался над остальными, придавая головному убору своеобразную, запоминающуюся форму [101] (рис. 11). У кондопожских карелок поднизь имела форму, одинаковую с заонежской, так как культура пограничного с Заонежьем Кондопожья испытывала на себе значительное влияние культуры русской.

О праздничном костюме кондопожской крестьянки мы можем судить по фотографии 1899 г. из фонда Круковского, на которой изображена девушка из д. Суна [102] (рис. 12). На ней рубаха с пышным до локтя рукавом с кружевной оборкой. Рукава перевязаны широкими лентами с бантами. Воротник стойка украшен собранным в сборку кружевом. Сарафан из тяжелой шелковой ткани с обшитой широким позументом грудиной. На талии – ремень с пряжкой и двойными пистонами. На голове поднизь и широкая повязка, по нижнему краю которой нашит позумент стр. 196 с золотным шитьем. В ушах – серьги–бабочки. На шее – бусы из стекляруса в четыре нитки. Бусы плотно охватывают шею выше стойки. По верхнему краю повязки пришит венок их искусственных цветов и листьев. Сзади к венку крепится широкая лента из штофа (?), декорированная нашитыми сверху искусственными листьями и цветами. Во время своего путешествия по Олонецкой губернии Круковский еще раз зафиксировал аналогичный девичий головной убор в Спасской Губе Кондопожской волости Петрозаводского уезда. Такую разновидность головного девичьего убора карельский этнограф К. К. Логинов причисляет к разновидности «обруча». «Обруч, – пишет он, – кольцо, реже полукольцо из луба, бересты или картона шириной 8–10 см…, обшитый кумачом или парчой… Карелы–людики иногда дополнительно украшали обруч искусственными цветами. Если материя венца украшалась шитьем из бисера или жемчуга, то превращалась по сути в праздничную корону. Сзади убор имел разрез до середины обруча и две завязки, прикрытые сверху куском парчи» [103] . Очень похожий головной убор мы видим на девушке из д. Суна.

стр. 197В начале XX в. полный комплекс праздничного костюма в общей массе уступил место более скромному варианту. Вместо парчевого или штофного сарафана – ситцевый или шерстяной, вместо короны с поднизью или повязки с жемчугом – шелковый головной платок, вместо сафьяновых (козловых) башмаков – ботинки со шнурками, штиблеты с резинкой, полусапожки [104] , а то и просто сапоги. Краевед М. Георгиевский в 1908 г. писал: «На гуляньях в праздничные дни встретишь всевозможных цветов шелковые платки; платья (карелы любят яркие цвета) ситцевые, шерстяные…» [105] , «иногда девушку в шелковом платье и в сапогах из белой кожи, смазанных дегтем…» [106] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В очерке П. Минорского упоминались золотые украшения богатых олончанок. Девушки из менее состоятельных семей носили серебряные кольца и браслеты, медальоны на цепочках, серьги–бабочки. Девушки из бедных семей надевали стеклянные бусы. В косу девушки вплетали по 4–5 лент [107] . Дочери состоятельных родителей вплетали в них жемчужные нити [108] .

Упоминание информантами большого количества украшений из серебра не случайно. Дело в том, что еще в начале XIX столетия в д. Онкулицы Неккульской волости Олонецкого уезда процветало ювелирное дело: изготавливались кресты, кольца, сережки, пуговицы и др. мелкие украшения. Работали целыми семьями, зарабатывали до трехсот рублей в год. Были и свои известные мастера: Яковлев, Звездин, Фотеев. К 1905 г. остались два старика ювелира, работавших с «польским серебром». Самым популярным изделием были серебряные с позолотой серьги со вставкой жемчуга местного происхождения. Изготавливались они с использованием редкой технологии огневого золочения [109] . Возможно, именно такие серебряные изделия были упомянуты информантами, ведь, без сомнения, они расходились из Олонецкого уезда по всей округе.

Праздничный наряд женщины старшего возраста состоял из сарафана, рубахи с длинными рукавами и шелкового платка, надетого на чепчик [110] . Чепчик в праздник могли носить и без платка [111] . Иногда на стр. 198 чепчик надевали «колпачок», или «моду», т. е. шелковую косынку, имеющую форму колпака или сложенной в несколько раз ленты.

Детали старинного традиционного костюма, такие как душегреи, огромные шелковые («ветхозаветные», как называет их автор статьи о пряжинских карелах, Г еоргиевский) платки и парчовые шугаи в конце XIX в. отходят в прошлое. Уже в 1881 г. краевед Петров делает вывод о том, что у жителей Олонецкой губернии как мужской, так и женский наряд повсеместно уступает место немецкому платью [112] . Все чаще бросаются в глаза на гуляньях платья–парочки, сшитые по городской моде из двух частей: туго обхватывающего фигуру казачка и широкой юбки (рис. 13).

Влияние западной и городской моды ощущается и в женской верхней одежде. Зимней одеждой южных карелок были визитки – короткие пальто из покупного сукна на ватном подкладе [113] . Носили также шубки двух видов – в сборку по талии (taljat) и прямые (шуш) [114] . В источнике стр. 199 1873 г. упомянуты зимние полушубки и ситцевые полукапоты на вате [115] . Полукапот – распашная верхняя женская одежда для весны, лета, осени с туго обтягивающим фигуру лифом, отрезная по талии [116] . Этнограф Минорский в 1886 г. упоминает так называемые польские шубы со сборами сзади, подбитые беличьим, заячьим, лисьим или бараньим мехом [117] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Несмотря на общие процессы европеизации, затронувшие традиционный крестьянский костюм, женский костюм южной Карелии сумел сохранить отдельные этнографические особенности, позволяющие причислить его к культуре прибалтийско–финских народов. Отличия, прежде всего, связаны с традиционной расцветкой и излюбленным орнаментом одежды. «Если смотреть на толпу олонецких карелок, одетых по-праздничному, – писал в 1904 г. М. Круковский, – то очень легко можно заметить сочетание красок: черное с бордо, с коричневой, даже с желтой. Это, несомненно, говорит о стойкости и живучести финского племени» [118] . Березин в 1903 г. подметил у кондопожских карел нечто иное – специфику орнамента (любовь к клетчатым тканям) [119] . Р. Тароева отмечала у южных карелок традицию надевать на праздник белые чулки, преобладание юбочного комплекса [120] и тягу к полосатой расцветке. Сюда же можно добавить праздничный комплекс из юбки и жилета, надетого поверх рубахи.

Под традиционной праздничной мужской одеждой южных карел понималась одежда из покупных тканей, стабильная по составу и значительно сильнее, чем женская, испытавшая на себе влияние городской моды.

Источник 1873 г. причисляет к праздничной одежде южнокарельских мужчин красную рубаху, шаровары [121] , поддевку из синего или черного сукна, сапоги из черной хорошей выделки кожи и фуражку [122] . Поддевка – распашная верхняя одежда длиной ниже колена или до колен, с длинными рукавами, отрезная по талии, со сборками на спине, стр. 200 со стоячим или отложным воротником [123] . Суконные поддевки в качестве праздничной одежды жителей Олонецкой губернии вспоминает в 1881 г. К. Петров [124] . В конце 1880–х гг. поддевки окончательно выходят из моды. Минорский в 1886 г. пишет: «Праздничное же платье … имеет мало разнообразия: все постоянно носят пиджаки из сукна или чертовой кожи (Манчестер) с такими же брюками или штанами. Разве у именитых личностей можно встретить сюртук с длинною юбкою и широкими фалдами, что составляет остаток старинной моды и времени. Это же можно сказать о сибирках и поддевках, мода на которые в Олонце окончательно прекратилась» [125] .

Таким образом, к 1908 г. [126] основной принадлежностью праздничной мужской одежды в южной Карелии становится пиджак, представлявший собой распашную двубортную одежду с застежкой на два или один ряд пуговиц, с длинными рукавами и отложным воротником. Он мог быть приталенным или прямым, длину имел до середины бедра или чуть ниже [127] , В последней трети XIX в. пиджаки считались модной городской одеждой. Их носили молодые мужчины из богатых семей. В начале XX столетия они превратились в необходимую составную часть праздничного мужского костюма русского населения европейской части страны [128] . Не обошла эта мода и южную Карелию. Скорей всего, она пришла сюда из Заонежья, имевшего через отходничество тесные контакты с Санкт–Петербургом. «Молодежь старается форсить. Хороший пиджак, пальто, сапоги, хотя “со скромными наборами, с бураками”, мечта холостяка» [129] . Пиджак надевали поверх косоворотки. Если пиджак и брюки шились из одного материала, они обретали статус костюма. По свидетельству информантов из Олонецкого района опроса 1957 г., в начале XX в.: «В праздники мужчины надевали костюм из купленного материала», «Жених надевал костюм» [130] . Неизменной деталью праздничного мужского костюма в конце XIX – начале XX в. продолжает оставаться косоворотка, которая шьется из ситца разных расцветок (рис. 4,14,15) и носится поверх портов, сшитых «по–брючному».

стр. 202Праздничная мужская обувь – сапоги. Зимой «у каждого холостяка чулки должны быть видны из голенища пальца на два, на три, и потому у многих они вяжутся из разноцветной шерсти; в дополнение украшения выпускается из кармана конец платка, красный цвет – весьма любимый» [131] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Верхняя одежда мужчин в праздники была традиционной и зависела от социального положения владельца. У людей несостоятельных «серый кафтан замен[ялся] кафтаном синего или черного сукна, иногда с нанковой или казинетовой покрышкой, а иногда и полушубком, крытым тою же материей» [132] .

Краевед П. Минорский не случайно упомянул как принадлежность праздничного костюма несостоятельного человека покрытие из нанки [133] , ведь это одна из самых дешевых тканей, выпускавшихся русскими фабриками в XIX в. Казинет тоже был не слишком дорог, и в деревне традиционно использовался для шитья верхней праздничной одежды [134] .

Зимой богатые люди носили в праздники «шубы на беличьем, лисьем, енотовом меху с большими воротниками [135] ; тулупы, крытые черным хорошим сукном, поверх которых опоясываются шелковым яркого цвета кушаком» [136] . Молодые носили «полушубок до колен, со сборами на талии и не длинным стоячим воротником» [137] . На головах мужчин можно было увидеть бараньи, кошачьи или котиковые шапки [138] .

Обобщая материал по традиционной одежде южных карел конца XIX – начала XX в., следует отметить широкое бытование в этом регионе одежды, сшитой из тканей домашнего изготовления: белого и серого льняного холста, пестряди, сукна и полусукна (уток шерстяной, основа – льняная или конопляная). Объясняется это высоким уровнем развития в этом регионе льноводства и овцеводства. Необходимо подчеркнуть тесную связь повседневной и праздничной мужской и женской одежды южной Карелии с традиционным крестьянским севернорусским костюмом. Это сказывается в бытовании у карел кафтана из серого домашнего сукна, широко распространенного по всему Русскому Северу, рубахи–косоворотки, мужской стр. 203 валяной шляпы в форме усеченного конуса, отдельных элементов праздничного женского костюма: таких как штофный сарафан, душегрея, белая рубаха из тонкой материи. Соседство с русским районом Карелии Заонежьем обусловило бытование в южной Карелии своеобразного праздничного головного девичьего убора – сетки поднизи с короной и атласных лент, предназначенных для подвязки рукавов праздничных рубах. Причем в Кондопожской волости, граничившей с Заонежьем, форма поднизи была близка к заонежской: пять воланов, сплетенных из белого конского волоса, из которых центральный слегка отличался по высоте от остальных. В Олонецкой волости, более отдаленной от Заонежья, форма поднизи имела специфическую региональную особенность: средний волан был в два раза выше остальных.

Существует целый ряд национальных особенностей, роднящих одежду южных карел с одеждой других прибалтийско–финских народов: сильно развитый юбочный комплекс, бытование праздничных женских жилетов, мужских шарфов и шейных платков, тяготение к клетчатой и полосатой расцветке тканей. Интересными деталями являются специфический крой южнокарельского сарафана с более низкой, чем в Заонежье, грудиной и более широко поставленными лямками и вышеупомянутая своеобразная форма олонецкой поднизи.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Приложение

Обзор коллекции южнокарельской одежды в фондах музея–заповедника «Кижи»

Коллекция южнокарельской одежды в музее–заповеднике «Кижи» датируется концом XIX – началом XX столетий. Она включает в себя одежду из трех регионов южной Карелии – Олонецкого, Пряжинского и Кондопожского районов, насчитывает около 70 единиц хранения.

К сожалению, в ней отсутствует главный элемент крестьянской женской одежды XIX – начала XX в. – сарафан. Вторая важная часть комплекса женской одежды – рубаха – представлена тремя экземплярами. Рубаха из д. Улялега Пряжинского района [139] состоит из двух частей: верхней – рукавов и нижней – станушки. Рукава широкие, пышные, на обшлаге, с ластовицами. Ворот – стойка. По подолу идет вышивка крестом. Две другие, происходящие из деревень Клещейла и Акимово Савиновского сельсовета Пряжинского района, имеют верх прямого покроя с воротом каре (одна – без рукавов [140] , другая – с рукавами [141] ). Верхняя часть рубах сшита из ситца, нижняя – из холста. Фрагментарно карельские женские рубахи представлены вышитыми по подолу станушками.

стр. 204Наиболее полно повседневная женская одежда представлена юбками: 33 единицы хранения. Это специфическая деталь южнокарельского женского рабочего костюма. Юбки шьются из домашней полушерстяной ткани, вытканной на конопляной основе. Они имеют яркую полосатую расцветку, полученную благодаря окраске анилиновыми красителями. Фасон юбок традиционен: верхняя часть выполнена из продольнополосатого куска полусукна, заложенного складками (по 5–7) в обе стороны от центра. Снизу пришита косая широкая оборка, составленная из нескольких фрагментов. Место стыка оборки и верхней части декорировано полосой темной хлопчатобумажной тесьмы или лентой. К концам холщового пояса сзади пришиваются длинные завязки в виде косичек, сплетенных из льняной нити. Изредка застежка выполнена на пуговицах или на крючках. В одноцветных юбках (6 из 32) по низу идет декор из нескольких тканых горизонтальных полос другой расцветки. Длина юбок колеблется от 73 до 108 сантиметров. Расцветка полосатая. Встречаются сочетания синего, желтого, красного, розового, фиолетового, голубого, серого, коричневого, зеленого, бордового, чёрного, лилового, оранжевого, сиреневого цветов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К будничной женской верхней сезонной одежде относятся кафтанушки: 5 единиц хранения. Кафтанушка – короткая, слегка расклешённая книзу одежда без воротника или с небольшим воротником, однобортная, на пуговицах, со вшивными рукавами. Выполнены кафтанушки из серого, коричневого или белого полусукна на конопляной основе. Спинка обычно цельнокроенная [142] . Если кафтанушка приталена, то спинка ее составлена из нескольких подкройных кусков со швом посередине [143] . В двух случаях покрой кафтанушки напоминает мужской однобортный пиджак с прорезными и прямыми карманами [144] .

Зимняя женская верхняя одежда представлена одним единственным полушубком: однобортным, с застежкой на трех пуговицах, с воротом – стойкой и вшивными рукавами [145] . Спинка со швом по центру выкроена из четырех подкройных деталей. Вместо карманов имеются ложные накладные клапаны.

Хранятся в собрании музея «Кижи» и элементы праздничного женского костюма. Это казачки и праздничные головные уборы.

Казачок – род короткой кофты с длинными рукавами, сшитой по фигуре. Носили казачок в паре с юбкой или сарафаном. В коллекции хранятся четыре южнокарельских казачка. Три происходят из Пряжинского района Карелии, один – из Олонецкого [146] . Два из них сшиты из тонкой шерсти бордового цвета [147] , один – из ярко–розовой [148] . Казачок из с. Святозеро выполнен из голубого сатина [149] . Три казачка имеют идентичный покрой: сильно приталенные, с воротником стойкой, длинными зауженными к запястью рукавами и пышными стр. 205 буфами у плеча. У трех – застежка на крючках, у одного – на пуговицах. Два казачка имеют мягкий внутренний корсет, застегивающийся спереди на 8–9 пуговиц. Спинка каждого из трех казачков имеет центральный шов и состоит из шести подкройных деталей, сшитых между собой. Впереди с каждой стороны на талии заложено по две вытачки. Передние вставки декорированы горизонтально заложенными защипами или драпировкой из мягких складок. Один из казачков [150] имеет вид свободной кофты с воротником–стойкой, зауженными к запястью рукавами–буфами, с отделкой хлопчатобумажным кружевом белого цвета.

Очень интересно представлены в собрании одежды южной Карелии женские праздничные головные уборы – повойники, происходящие из Пряжинского района.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Один из них сшит из тафты ярко–зеленого цвета [151] , другой – из черной саржи [152] , третий – из розового поплина [153] , четвертый – из красного сатина [154] . Нижний край повойников обшит полосой ткани или хлопчатобумажной тесьмой. Сзади пришиты тесемки или ленточки, при помощи которых повойник фиксировался на голове. Будничный повойник представлен одной единицей хранения. Он связан крючком из шерстяных ниток темно–зеленого цвета. Происходит из Березовой Сельги Олонецкого района [155] .

К женским праздничным головным уборам относятся также шерстяные и шелковые платки и шали фабричного производства (7 единиц хранения). Кашемировый платок с цветочным узором, черный шерстяной с вышивкой черным шелком на одном из углов, шелковый коричневый с вышитым мелким цветочным узором. Среди шалей имеются две драдедамовые (черного и песочного цвета с белой полосой по краю), две шелковые и одна шерстяная с набивным узором огурцами.

Мужская одежда карел представлена в кижском собрании менее полно, чем женская. Мужских рубах имеется только две. Обе – повседневные, происходят из Пряжинского района. Одна – из пестряди (белой в мелкую синюю клетку) [156] , другая – из серого некрашеного холста [157] . Покрой – традиционный, из прямых кусков ткани. Пестрядинная рубаха – с косым воротом, ластовицами, без швов в плечах, на подоплеке. Разрез для головы – слева, застежка – на одну костяную пуговицу. Вторая рубаха – с разрезом по центру груди, застежка – на двух пуговицах, с ластовицами.

Мужские порты тоже традиционного покроя. Четыре единицы хранения происходят из Пряжинского района [158] , две – из Олонецкого района [159] . Три пары портов сшиты из шерстяного полусукна, три пары – из серого неотбеленного стр. 206 холста. Крой всех портов традиционен. Передние части обеих штанин шьются из прямых отрезков ткани с косыми клиньями с внутренней стороны. Между штанинами спереди вшивается ластовица. Задняя часть портов шьется из нескольких подкройных частей. Все порты имеют пояс с застежкой на пуговицу. С правой стороны в верхней части бокового шва делается прореха для внутреннего кармана. Снаружи местоположение кармана отмечено манжетом шириной 1,5–2 см.

Мужские кафтаны составляют в южнокарельской коллекции 4 единицы хранения. Два из них происходят из Пряжинского района [160] , два – из Олонецкого [161] . Они, как и женские кафтанушки, шьются из серого или коричневого полусукна. Покрой их идентичен: длинные, слегка расклешенные книзу, со вшитыми рукавами, прорезными карманами и отложным воротником, однобортные, на трех пуговицах.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Верхняя зимняя мужская одежда представлена шубой из Олонецкого района. Шуба крыта серым домашнего изготовления сукном. Силуэт слегка приталенный, с отложным круглым суконным воротником, с прорезными карманами и вшивными рукавами. Спинка – из двух частей. На пояснице – хлястик с одной пуговицей.

Из традиционных вязаных шерстяных карельских вещей в музее хранятся три рукавицы, связанные одной спицей из серой овечьей шерсти [162] и одна пара связанных одной спицей носков без пятки [163] . Одна пара носков и одна пара рукавиц – новоделы, выполненные на заказ музея [164] .

// Кижский вестник. Выпуск 15
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2015. 314 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф