Метки текста:

Архитектура Деревянное зодчество Кижи Кижский вестник Коллекция музея-заповедника «Кижи» Крестьяне Музеефикация

Скобелев О.А. (г.Петрозаводск)
Планировка и постройки усадьбы Елизаровых в деревне Потаневщина в первой трети ХХ в. VkontakteFacebook

Рис.1. Дом Елизарова. Современный видРис.2. К.К.Семёнова (Елизарова), Петрозаводск, 2005 г.Рис.3. А.К.Елизарова (1918–2001) показывает прядение шерсти на старинной прялке, 1980-е гг.Рис.4. Схема следов усадьбы Елизаровых в д.Потаневщина, ситуация на июнь 2005 г. Надо учесть, что до строительства ГЭС на Свири уровень Онежского озера был примерно на 1 м ниже современного. Прежняя линяя берега была удалена от современной примерно на 5 мРис.5. План-схема усадьбы Елизаровых первой четверти XX в. Точная длина «улички» для скота и расстояние от дома до риги неизвестны. Примерно от восточной стены дома до западной стены риги было расстояние 80 м. Размеры остожья и зародов, взаимное расположение их и риги также приблизительныРис.6. Дом Елизаровых в д.Потаневщина, 1950-е гг. «Езд» (взвоз) на сарай дома утрачен и дорога к нему перекрыта прямой изгородьюРис.7. Вид бани Елизаровых с югаРис.8. План бани ЕлизаровыхРис.9. Амбар Елизаровых, вид с севераРис.10. Виды амбара Елизаровых и его план. Вверху слева – рисунок К.К.СемёновойРис.11. Ледник Елизаровых, вид с югаРис.12. Колхозный ледник в Воробьях, 2008 г.Рис.13. Яма для льда внутри колхозного ледника. По своему устройству ледник в соседней д.Воробьи аналогичен леднику Елизаровых в ПотаневщинеРис.14. Картофельная яма братьев Исаковых близ д.Зубово, 2004 г.Рис.15. «Тепловой тамбур» ямы, в который между двумя люками забивается утеплитель (сено)Рис.16. Внутреннее холодное помещение ямы, обшитое доскамиРис.17. Рига Елизаровых. Вверху – вид с югаРис.18. План–схема усадьбы Елизаровых в 1930-х гг. Изменения, связанные с коллективизацией, коснулись размеров усадебного огорода и пристани: резко увеличилась площадь картофельного поля и пристани (для выгрузки колхозных тракторов)Рис.19. Предлагаемая схема реконструкции усадьбы Елизаровых в музее–заповеднике «Кижи»

стр. 207Дом братьев Константина и Григория Алексеевичей Елизаровых, без сомнения, является одной из «архитектурных жемчужин» основной экспозиции музея–заповедника «Кижи» (рис. 1). Перевезённый в 1961 г. на о. Кижи из д. Потаневщина на Большом Клименецком острове (в 2 км южнее о. Кижи), дом Елизаровых в настоящее время окружён воссоздаваемой усадьбой, включающей баню и огород за хозяйственной частью дома («на задворках»).

стр. 208Восстановление подлинного облика усадьбы братьев Елизаровых в музее–заповеднике «Кижи», по нашему мнению, представляет большой научно–экспозиционный интерес, прежде всего, в плане воплощения в реальность разработок по планировке крестьянских усадеб Заонежья, к традиционному хозяйству и малым архитектурным формам. Кроме того, в результате реконструкции усадьбы Елизаровых, восстановления всех её хозяйственных построек, сети тропинок между ними, самого микроландшафта усадьбы значительная часть музейной экспозиции приобрела бы вид обжитой деревни, привлекательной для посетителей добротного крестьянского хозяйства заонежанина.

Подробным устройством былой усадьбы Елизаровых в д. Потаневщина (которую иногда ошибочно называют Серёдкой) мы заинтересовались в 2005 г. В 2005–2008 гг. были записаны пять бесед с единственной ныне здравствующей дочерью К. А. Елизарова Клавдией Константиновной Семёновой (Елизаровой) (1926 г. р.) (рис. 2), в ходе которых прояснены многие вопросы, касающиеся планировки и внешнего вида строений усадьбы, стр. 209 их внутреннего устройства, взаимного расположения, изгородей, тропинок и пр. [1] Для выяснения этих подробностей мы воспользовались разработанным нами методом «совместного рисунка», когда исследователь выполняет рисунок интересующего его объекта по описанию и в присутствии информанта, следуя его поправкам к получающемуся изображению. Эти рисунки приводятся в данной статье. Также были использованы записи бесед с Анной Константиновной Елизаровой (1918–2001) (рис. 3) и К. К. Семёновой, хранящиеся в научном архиве музея «Кижи» [2] .

Кроме того, в июне 2005 г., для того чтобы составить подробную схему расположения построек, были выполнены натурные обмеры следов прежней усадьбы Елизаровых в самой д. Потаневщина (рис. 4). Приводимые схемы усадьбы Елизаровых в д. Потаневщина дают представление о её планировке, но, конечно, являются приблизительными.

стр. 210Краткое описание усадьбы Елизаровых (рис. 5). Дом Елизаровых стоял на берегу пролива, недалеко от воды, так, что в год с высоким уровнем воды привязывали лодки к крыльцу. Фасад, выходящий на озеро, был обращён на юго–запад.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

За хлевами, «на задворках», в 4–5 м от стены, начинался картофельный огород, видимо, до коллективизации укладывающийся в средние стандартные размеры отводимых усадеб – 12×18 саженей [3] , то есть 25,56×38,34 м. Таким образом, примерные размеры огорода равнялись 14×23 м (322 кв. м). С северо–западной стороны огорода находился огороженный с двух сторон косой изгородью проход («уличка») для выгона скота шириной три метра. Сам картофельный огород с остальных трёх сторон был огорожен, скорее всего, прямой изгородью в шесть жердей. Вход на огород был в виде столбовой воротни – двух столбов с отверстиями и жердями – «раздергушами». Пахали огород вверх по склону, от озера.

стр. 211На берегу, против южного угла дома, находился двухэтажный «двухширный» (с двумя дверями, на двух хозяев) амбар размерами, судя по остаткам каменного «ряжа», на котором он стоял, около 3,5×5 м по осям. Этот амбар, по имеющимся сведениям, в своё время планировали установить в усадьбе Елизаровых, и он был обмерян, сведениями о месте нахождения обмерных чертежей мы не располагаем. Половина амбара стояла «на воде», половина – «на горе» (на берегу). К северо–западу и юго–западу к стенам амбара примыкала пристань в форме буквы «Г».

Севернее амбара на берегу находилась небольшая пристань «в четыре досочки», использовавшаяся для хозяйственных нужд. За нею, дальше к северу, ещё две «скодни» («небольшенькие пристанюшечки»), у которых ставили лодки. Лодок было две: двухпарусная длиной 7–8 м и однопарусная длиной 5–6 м.

стр. 212Далее к северу находилась большая пристань, имевшая настил около 1,5 м в ширину и 12 м в длину. Севернее этой пристани располагалась баня, западная стена которой была «на воде», а остальная часть – на берегу, на основании, выложенном из камня.

С северо–западной стороны дома находился ледник, за ледником, с северо–восточной его стороны, располагался огород («гряды»). Выше гряд – картофельная яма. Между ямой и огородом проходила «уличка» для скота. Огород был огорожен прямой изгородью, выход был в сторону озера, задёргивался жердями.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Уличка» для выгона скота шла от дома на северо–восток и заканчивалась, по одним сведениям, «западницей», то есть одностворчатыми воротами на двух столбах, верхнюю петлю которых заменяло кольцо из толстой берёзовой ветки, а роль нижней выполнял чурбан с круглым отверстием в середине; по другим сведениям – столбовой воротней с раздергушами. С юго–восточной стороны к уличке примыкало «остожье» – рига («ригача») со стоящими невдалеке зародами (вешалами) для сушки снопов, огороженная вместе с ними изгородью. Изгородь эта была местами прямая, а где и косая. Проезд сквозь осто- жье был сквозной, через две столбовых воротни, заволакивающихся жердями. Вдоль стороны остожья, обращённой к дому, проходила дорога. Общая длина «улички» была около 100 м. Между остожьем и огородом усадьбы были хлебные поля.

Дом Елизаровых (рис. 6) был самым крайним к северу домом в д. Потаневщина. Вероятно, не стоит останавливаться на его архитектурных характеристиках, по поводу которых имеется специальная литература [4] , но, думается, будет небезынтересно рассказать о выявленных особенностях его истории, обстановки, обустройства и жизни обитателей.

По семейному преданию, рассказанному бабушкой дочерей Елизаровых, Татьяной, ещё примерно в 1870 г. дом этот уже «был старым». Также бабушка Татьяна рассказывала, что дом в старину горел и его достраивали заново.

Крыша на доме была тесовая; несмотря на большой вес, примерно в 1935–1936 гг. сильным западным ветром её сорвало с дома и унесло на восток, примерно на 80 м.

стр. 213До 1927–1928 гг. в жилой избе дома («в фатере») была печь, топившаяся по–чёрному, то есть изба была курной. Сама печь была большая, на ней могли спать шесть человек. Позже на чёрную печь сделали «колпак» и выложили трубу, и печь стала топиться по–белому.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Интересно также, что в избе были устроены полати, на которые можно было забраться с печи. Потолок, как и обычно в курных избах, был очень высоким; весьма вероятно, что при переборке дома был потерян, по крайней мере, один венец над окнами. Вследствие этого потолок в настоящее время в доме ниже, чем был прежде, и полки–воронцы расположены ниже прежнего. Сами же окна были прорублены очень невысоко относительно пола.

У печи, в заднем углу, находился большой стол–курятник, в котором в холодное зимнее время держали до восьми кур и петуха. Летом куры на ночь устраивались на насесте («седале»), устроенном для них во дворе; неслись же в гнёзда, которые вили себе сами.

Подполье также было высоким, там ходили в полный рост. В подполье был установлен жёрнов, каменная ручная мельница для помола муки, что является интересной чертой быта.

К. А. Елизаров много рыбачил, как говорили о нём дочери – «в основном у нас отец рыбак был. Хозяйственник и рыбак». Высокий потолок избы позволял сушить в ней керегоды (большие неводы) и сети. На сарае стояли бочки с солёной рыбой.

Обращает на себя внимание то, что общепринятые термины «гульбище» – применительно к узкой открытой галерее вокруг жилой части дома – и «балкон» (на фасаде под крышей) К. К. Семёновой не употребляются; и гульбище и балкон она называет «выходами» – «выходы такие были сделаны». Горницу, расположенную на сарае дома, она называет стр. 214 «дворовой горницей» и вспоминает, что первоначально в ней была сделана печь–лежанка; когда же братья Константин и Григорий разделились, печь эту переделали на русскую, чтобы можно было в ней готовить.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Баня у Елизаровых «была хорошая, большая» (рис. 7, 8). Стояла на основании, выложенном из камня, на небольшом мыске. Юго–западная стена бани была «на воды», основная часть сруба – на берегу. Размеры бани примерно 4 х 6 м по осям. Имела предбанник («привылеток») и мыльное помещение. Крышу имела тесовую двускатную симметричную, вероятно, по курицам и потокам, на рубленом «щепце» (фронтоне). На «вышке» (чердаке) были маленькие окошечки с двух сторон, в мыльне окно «нормальных» размеров на южную сторону.

Мостков у бани не было, вход был «прямо так», входная дверь посередине короткой юго–восточной стены предбанника. Дверь из предбанника в мыльню смещена к юго–восточной стене, печь–каменка в северном углу мыльни, на некотором удалении от стен, в каменку вделан котёл. Полок шёл вдоль северо–западной стены мыльни и занимал западный угол, вдоль юго–восточной и юго–западной стен, «углом» стояли лавки. Также в бане находились ковши, ушаты под холодную воду и, вероятно, деревянные шайки (до начала использования металлических тазов). Судя по всему, котёл, на памяти информантов, был уже довольно большой, так как о нагревании воды в ушатах камнями они не упоминают.

стр. 215Амбар (рис. 9, 10). По вышеприведённым сведениям, существовали обмеры этого амбара, сделанные, вероятно, А. В. Ополовниковым, по проекту которого был отреставрирован дом Елизаровых. Неизвестно, почему амбар в своё время не был установлен возле дома, но представляется очевидным, что для восстановления облика усадьбы было бы полезным найти эти чертежи.

стр. 216По описаниям информантов можно заключить следующее. Амбар представлял собой четырёхугольный сруб с асимметричной тесовой крышей. Размеры сруба не менее 3,5×5 м по осям. На южную сторону была собственно клеть, на северную сторону – навес, опирающийся на три столба. Вверху, под крышей, столбы соединялись бревном, лежащим, вероятно, на выпусках рубленого «щепца» (фронтона). Внутри клеть амбара была разделена надвое дощатой перегородкой. Половина, которая ближе к берегу, была за Григорием Алексеевичем, а та, которая в озеро, – за Константином Алексеевичем. Внутри имелись лесенки на второй этаж, «на подволоку». Под навесом, на северную сторону, были две двери, каждая вела в одну из половин амбара.

Сруб был довольно высоким, так как внутри амбар был двухэтажным и, по воспоминаниям дочерей, их отец, К. А. Елизаров, будучи мужчиной среднего роста, свободно, не пригибаясь, в нём везде ходил.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

И вверху, и внизу стояли лари, муку держали на нижнем этаже, зерно – на верхнем («на подволоке»).

Под навесом, с северо–западной стороны, с берега шла пристань, выходившая в озеро дальше сруба амбара и шедшая ещё и вдоль юго–западной стены.

Ледник (рис. 11–13). Судя по оставшейся на месте ледника яме, его размеры были примерно 3 х 5 м по осям. По описаниям, это был сруб в 4–5 венцов, с рублеными фронтонами («щепцами») высотой от стр. 217 земли до конька крыши в рост человека (около 1,7 м). Крыша была тесовая двускатная. С юго–западной стороны, на озеро, были довольно широкие двойные двери на петлях. И крыша и двери были плотные, добротно сделанные.

Под срубом была вырыта яма, стенки ямы обшиты досками. Весной, чаще всего в апреле, яму забивали практически доверху пластами озёрного льда, скатывая их в двери по доскам. Лёд укрывали сверху болотиной (осокой) или соломой. Лесенки вниз не было, льда было столько, что становились прямо на лёд, на него же ставили продукты. Тепловой тамбур между двумя дверями забивали также болотиной или соломой; кроме того, закрывали соломой двери снаружи – от солнца. Льду хватало до поздней осени.

Картофельная яма (рис. 14–16) располагалась на склоне повыше гряд, люк выходил на озеро, на юго–запад. Яма была большая, в неё помещалось 5 тонн картошки (более 150 мешков). Яма имела двускатную симметричную тесовую крышу, опирающуюся на бревенчатый засыпной потолок. На потолок стелили утеплитель (болотину, сено, солому) и засыпали его сверху землёй. С боков яма присыпалась землёй, могли для утепления на яму ссыпать льняную костицу – она стойкая к гниению.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 219Фронтоны, скорее всего, были дощатыми. Вход закрывался приставным люком, который от солнечного излучения, вероятно, также стр. 220 прикрывали снаружи болотиной или худым сеном. За внешним люком, скорее всего, следовал тепловой тамбур с обшитыми стенками, заглублённый в землю, который заканчивался вторым, внутренним, люком. За вторым люком находилась собственно холодная яма. Изнутри яма не была обшита досками, но для хранения картошки были сделаны специальные отсеки («засеки»). Было четыре «засеки»: мелкая картошка, для скотины – поближе к выходу, потом средняя, а дальше всего от выхода крупная; в отдельную «засеку» засыпали семенную картошку.

Лаз между двумя люками, где ходили, забивали болотиной или соломой.

Рига («ригача») у Елизаровых была своя, довольно просторная, состояла из двух частей: собственно риги (или овина, или сушилки) и гумна, где проводился обмолот (рис. 17а, б). Интересно, что овином К. К. Семёнова называет помещение для сушки снопов, а гумном – помещение для обмолота; всё строение при этом называет ригой или ригой с гумном. Рига представляла собой большой сруб размером 9×14 м, разделённый перерубом на две неравные части: гумно было значительно больше (примерно 8×9 м), а рига–сушильня – меньше (примерно 6 х 9 м). Сушилка была обращена на северовосток, имела три глухие наружные стены и одну дверь во внутренней стене, выходящую в гумно. Она имела дощатый потолок высотой 3–3,5 м (позволявший ставить на просушку стоймя два ряда ржаных снопов), передвижные жерди–колосники и печь–каменку. Каменка находилась ближе к восточному углу. Над каменкой в потолке было сделано волоковое отверстие с деревянной задвижкой и над ним, сквозь крышу, выведена дощатая труба–дымник. Обращает на себя внимание то, что в сушилке не было ни двери на улицу, ни каких–либо оконцев.

Гумно имело три двери – по одной во всех стенах, кроме юго–западной стены. Вход был в северо–западной стене, напротив него, в юго–восточной стене, была такая же дверь для выбрасывания наружу обмолоченной соломы. Третья дверь, в северо–восточной стене, вела в сушилку; в неё подавали сырые снопы для сушки и из неё – высушенные снопы для обмолота. Гумно не имело потолка. Цепы («пригузы»), совки, лопаты, мётлы, грабли, грёбла и пр. хранились тут же в гумне – на крюках на стенах или ставились по углам.

Крыша у ригачи была тесовая, двускатная симметричная, скорее всего, по курицам и потокам.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Недалеко от риги, примерно в 20 м к северу, стояли зароды, состоявшие из трёх столбов высотой более 5 м.

стр. 222Таковы сведения об усадьбе братьев Елизаровых. Конечно, облик усадьбы к 1930–м гг. в сравнении с началом XX в. изменился, но, вероятно, не так уж сильно – по крайней мере, все постройки оставались на своих местах и если некоторые из них и заменили новыми, то по образцу старых (рис. 18). Скорее всего, поновления могли коснуться построек, заглублённых в землю, – ямы и ледника, зародов, а также бани – как менее долговечных. В бане, безусловно, была изменена печь–каменка и появился большой котёл для воды; были забыты бучильные камни, которыми прежде согревали воду для мытья. Амбар и рига, скорее всего, сохранялись неизменными.

стр. 223Со значительной степенью уверенности можно утверждать, что большая пристань усадьбы, «на которую выгружали трактора», была удлинена и расширена во времена существования колхоза «Вторая пятилетка»; до колхозного времени, скорее всего, пристань была короче и уже. По словам К. К. Семёновой, её отец был сначала бригадиром, а позже председателем этого колхоза и пристань была увеличена в это время.

Также можно утверждать, что картофельный огород усадьбы в начале XX в. был значительно меньше, чем стал при колхозе, так как прежде обычные размеры усадебного места 12×18 саженей, то есть 25,56×38,34 м, что равнялось почти 980 кв. м. Огород при доме не должен стр. 224 был выходить за эти границы. При колхозах же каждому колхознику отводили земельный участок в размере 2500 кв. м (25 соток). При этом своих хлебных полей у колхозников не стало и при скудной оплате зерном за трудодни кормиться они были вынуждены в основном с огородов, как можно более расширяя посадку картофеля, в то время как в доколхозную пору «землю под огороды мужики жалели» и старались побольше посеять хлеба.

Экспозиция склона, рельеф усадебного места и расположение дороги на о. Кижи, где сейчас находится дом Елизаровых, сходны с ситуацией усадебного места в д. Потаневщина. Предлагается произвести реконструкцию усадебного комплекса, включающего постановку амбара «на воде» с Г-образным причалом, устройство на береговой линии мостков для причаливания лодок и большой пристани (рис. 19). Также предлагается устройство ледника и картофельной ямы со стороны северо–западного фасада дома. Там же целесообразно разбить экспозиционный огород («гряды») для выращивания овощей. Вдоль северо–западного фасада предлагается оградить изгородью «уличку» для прогона скота, а к северу от дома возвести комплекс «остожье», включающий огражденные изгородью ригу и зарод.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Выполнение данных работ позволит создать достоверную этнографическую экспозицию, раскрывающую хозяйственный уклад заонежской семьи первой четверти XX в.

// Кижский вестник. Выпуск 15
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2015. 314 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф