Письма VkontakteFacebook

Письмо из фондов музея-заповедника «Кижи»Письмо из фондов музея-заповедника «Кижи»Фотография из фондов музея-заповедника «Кижи»Фотография из фондов музея-заповедника «Кижи»

1. [Антонине Николаевне Табуновой]. [Войсковая часть, Полевая почта 68296–Ш]. 16 сентября 1944 г.

1 л. белой бумаги в линейку (2 с.). Ок. 21,9×16,8. Рукопись чёрными чернилами. Автограф С.С.Медика. Дата авторская.

Письмо 1944 года, 16 сентября.

Здравствуй, дорогая Тонечка!!! Прими горячий боевой красноармейский привет от мужа Степы. Спешу тебе сообщить, хотя я еще твоего адреса не знаю и не знаю, куда писать, и даже не знаю, получишь это письмо мое или нет, что я нахожусь жив и здоров и желаю тебе, Тонечка, всего хорошего и найлучшего [в] твоей скучной жизни, которая находится сейчас не знаю где. Я ни одного письма еще ни от кого не получал. Я вскоре вслед за тобой уехал из Петрозаводска 27/VIII 44, и адрес изменился. Писал–писал, где находился 14 дней, опять адрес изменился. Мы оттуда уехали на машинах. Проезжали Олонец, Питкяранту и в Лодейном сели на поезд и ехали 5 суток. Я думал, может, тебя устречу [1] где[-то] там, но не удалось. Очень жаль, Тоня, но что ж сделаешь. У меня адрес меняется 5 раз, и не знаю, скоро будет постоянный адрес или нет. Я пишу очень много писем усем [2] , но ничего не знаю, получают их или нет. А получать – ни от кого не получаю. Я случайно встретился из З[иминым] [3] в Кандалакше. Он мне, Тоня, передал письмо тое [4] , которое писала 19 августа. Я очень обрадовался, думал, что адрес есть, но ты писала из дороги [5] , сама адреса не знала, и я еще на сегодняшний день твоего адреса не знаю, куда я тебе буду писать, что ты просишь почаще писать тебе. Я сам хотел бы, как адрес получу, так буду тогда писать усе. А сейчас не обижайся, не могу. Сейчас, конечно, усе вспоминаешь – я и ты, что было позади. А что будет впереди, увидим. Но на меня не обижайся. Вспомни, чего я тебе говорил: что придет время, хотела б куда идти, но не пойдешь. А тогда ты не хотела никуда идти, но будет тебе вперед наука. Вспомни, чего ты делала, но не обижайся, конечно, это не в нас одних [6] , нам простительно. Мы еще молодые, потому в нас [7] так и получалось – все только в дома и сидели, больше ничего не видели, и в люди не ходили. Но будем живы, то вперед учтем. Тоня, сейчас в меня [8] никаких новостей нету, усе по–старому. Очень жаль, что адреса твоего нету, не знаю, куда писать, так что не обижайся. Адрес получу, буду писать, не розтраюсь [9] и ничего не думай. Лучше будет переносить. Плюнь на всё.

С приветом, твой муж Степа. [16/IX] 44. Медик.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Адрес: полевая почта 68296-Ш [10] – временный. Пока не знаю, долго [ли] на этом месте буду. Я тебе позже напишу [на адрес] Шуры, чтоб пересылала тебе.

2. Александре Николаевне Царёвой. [Войсковая часть, Полевая почта 26430–Ж]. [Сентябрь] 1944 г.

1 л. линованной бумаги (фрагмент бланка). Ок. 22×22,8 (в развёрнутом виде; был сложен треугольником). Рукопись химич. карандашом на 2 с. Автограф С.С.Медика. Чёрный оттиск штампа Военной цензуры 10580. На лицевой стороне сложенного треугольником листа — адрес: «К.ФССР. Г.Петрозаводск // поселок Сулаж-гора // дом №4б Царевой // Александры. Н.», ниже под чертой: «полевая почта // 26430.Ж. // Медик // Степан». На об. ст. сложенного треугольником листа — чёрный оттиск штампа Военной цензуры 10580; чёрный оттиск почтового штемпеля Полевой почты СССР с пятью цифрами в центре: «[7 или 2?]4944». На с.[1] бланка — печатные обозначения на фин.яз.: «Tekstinit» («Текст») и «Yhteensä» («Итого», «Всего»)

Здравствуйте, Шура Николаевна.

Примите привет от Степы и передайте это письмо жене Тони.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Добрый день, веселый час, милая жена Тонечка!!! Посылаю тебе свой далекий горячий фронтовой привет и желаю всего хорошего и найлучшего [в] твоей молодой, цветущей, Тонечка, жизни. Спешу тебе сообщить, хотя не знаю, где ты находишься, о том, что я жив и здоров, того и тебе желаю. Ты знаешь, что я писем, Тоня, до сего времени не мог получать, и не знаю, получала ли ты и Шура, а также мамаша [11] . Я всем писал много. Напиши мне поскорее. Не знаю, когда тое счастье придет, чтоб получить хоть несколько писем от тебя. Жду с нетерпением, не могу никак дождаться. Тоня, как тебе известно, 5 раз адрес менялся, и поэтому не мог получать писем от тебя. Одно только получил, и то без адреса. Но что ж сделаешь? Но самое главное, будь выдержанна и веди себе спокойно, не розтраюсь, как ты розтраюешся [12] . Знаешь, что судьба играет человеком, но я очень жду, как и где ты проживаешь, от тебя писем. Я уже, Тоня, хотел послать несколько раз фотокарточку на родину, но все не решаюсь, одна только память. Но придется послать, пусть будет память им. Я жив буду, то с тобой встретимся в любое время. А они видеть не будут скоро, пусть фотокарточку посмотрят. Но ладно, после посмотрим, как лучше сделать. Тоня, не знаю, чего тебе и писать, усе написал. А чего нужно, так напиши. А пока передавай всем–всем привет большой. Остаюсь жив и здоров.

С приветом, твой муж Степа. До свиданья.

Жду ответа с нетерпением, Тоня!!!

Адрес: Полевая почта 26430-Ж [13] . Медик.

3. Марфе Т[имофеевне Табуновой]. [Войсковая часть, Полевая почта 26430–Ж]. 6 октября 1944 г.

1 л. бумаги в линейку (половина листа). Ок. 14×20,3. Рукопись химич. карандашом. Автограф С.С.Медика.

Письмо 1944 года, 6 октября.

Здравствуйте, мамаша Марфа Т.

Примите горячий сердечный привет от зятя Степана Ст. А также передаю очень большой поклон Насти [14] и тети Тани [15] . Спешу сообщить Вам, что я жив и здоров, и Вам желаю всего хорошего и найлучшего [в] вашей жизни, а главное здоровья. Я пока еще ни от кого писем не получал, кроме тых [16] , которые получил в Петрозаводске. Я писем не получал потому, что постоянного адреса не было в меня [17] . А писал очень много, как в Сулаж-гору, так писал и вам всем, писал очень много, но не знаю, получали или нет. В следующем письме опишить мне [18] , сколько писем от меня получили, как живете, и, если вам известно, опишите, где и как проживает Тоня. Я очень много ёё [19] писем писал на Шурино имя. Если адрес есть, то Шура [чтобы] посылала. Но и от Шуры ни одного письма я не получил еще, так как адреса не было. Я писал: не пишить [20] , я все равно не получу. А сейчас есть адрес, пока постоянный. Если есть возможность, пишите усе подробно свою жизнь. Я нахожусь очень-очень далеко, в скалах и горах на фронте. Вот чего могу вам сообщить. Передайте Тони большой привет. А мне поскорее напишите адрес её. Может, она вже дома находится. Я должен скоро от их получить письмо. Настя, напишите мне Шуркин адрес, сына т[е]ти Тани, если есть у вас. Пока. В меня новостей нет, усе по-старому. Остаюсь жив и здоров и того вам всем желаю. Передавайте привет всем.

С приветом к вам, зять Степан. 6/Х 44. Медик.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Мой адрес: Полевая почта 26430-Ж. Медик Ст. Ст.

4. [Антонине Николаевне Табуновой]. [Фрагмент?]. [Войсковая часть, Полевая почта 26430-Ж?]. Без даты. [Ноябрь 1944 г.?].

1 л. белой бумаги в линейку. Ок. 28,2×20,3. Рукопись синими чернилами. Автограф С.С.Медика.

Здравствуй, милая жена Тонечка!!!

Прими горячий красноармейский боевой привет от мужа своего Степы. А также передавай привет усем–усем своим родным: Шуры, Нюры, мамаши, Насти, тети Тани, Нюриным и Шуриным детям. Спешу тебе, Тонечка, сообщить о том, что я жив и здоров, и того тебе желаю, всего хорошего и найлучшего [в] твоей молодой жизни. Тоня, твое письмо за 11 октября я получил, за которое тебя очень благодарю. Я получил его 13 ноября, шло ровно один месяц и два дня. Тоня, конечно, если ты получишь мое письмо, которое я писал тебе раньше числа 27-28/Х, так не обижайся лишь потому, что то письмо было, Тоня, не от тебя. А я не знаю даже – почерк не твой и самый смысл письма не твой, поэтому я обиделся. Там написано, что от тебя письмо, что ты находишься дома сейчас, и разна ерунда, но я тому письму, Тоня, не верю. А сейчас письмо первое получил из адресом [21] , но месяц уже прошел, так, может быть, твой адрес мог измениться. Поэтому я пишу это письмо на Шурин адрес. А она получит, если ты еще находишься в Питкяранте, она тебе пошлёт, чтоб не пропало. Конечно, Тоня, я не знаю, почему я не мог писем от тебя получать, только второе письмо получил за все время, но ни в тебя, ни в меня [22] точного адреса не было, потому нельзя было получать. Тоня, я тебе послал справку. Если получишь, так напиши. Я твоим письмом, конечно, Тоня, обрадовался, но не совсем, лишь потому, что у тебя, сама знаешь, жизнь не така совсем важная. Тоня, обо мне ты нисколько не беспокойсь. Если [бы] ты так была довольна всем, как я, было б очень хорошо. Я уже месяц нахожусь в тылу. Одетый, обутый, даже шубы белые дали на зиму, и сытый, деньги есть. Можно послать сотню рублей тебе, Тоня, но почты никакой нету, и через это [23] нельзя послать, но вперёд, как‑нибудь, Тоня, вышлю. Только пиши почаще, где находишься, потому что ответ от тебя получу только через 2 месяца, надо долго ждать. И пойми, что вот сейчас немного время есть свободного, а то некогда было письма написать. А сейчас буду писать, только давайте ответы мне. Из дому тоже писем не получаю.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

5. Антонине Николаевне Табуновой. [Войсковая часть, Полевая почта 26430-Ж]. 3-4 февраля 1945 г.

1 л. бумаги в линейку. Ок. 21,8×16,9 (в развёрнутом виде; был сложен треугольником). Рукопись синими чернилами. Автограф С.С.Медика. Даты авторские. На лицевой стороне сложенного треугольником листа — адрес: «К.Ф.ССР. // Г.Петрозаводск // поселок //Сулаж-//гора д. №4. а Табуновой Антонины // Николаевной»; внизу под чертой — «Полевая почта 26430-Ж. Медик Степан»; в центре — чёрный оттиск почтового штемпеля Полевой почты СССР с датой: 5 февраля 1945 г. [«-5245»]. На об. ст. сложенного треугольником листа — фиолет. оттиск штампа: под Гос. гербом СССР — текст: «ПРОСМОТРЕНО // Военной Цензурой // 17737». Часть текста на с.[2] расплылась, вероятно, при написании, там же — чернильная клякса.

Тонечка!!!

Посылаю тебе письма от племянниц[ы] одно, и от мамы [24] с родины. Они пишут, что тво[и] фото и письма они получили. Я тебе 4 письма вподряд пишу, Тоня, но только не обижайся на меня. Передавай всем привет – своим родным и знакомым. Сегодня и почти каждую ночь мы с тобой ходим, и все снится постель мне. Но пока, Тоня, в меня [25] писать больше ничего нету. Напиши, чего Настя обижается на меня, ничего, кажись, плохого не сделал никому.

С приветом, муж Степа. Целую и жму крепко тебя, Тонечка.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

4/II 45. Медик.

Фронтовая песня.

На позицию девушка провожала бойца. Тёмной ночкой простилися на ступеньках крыльца. И у т[ь]ме за туманами видеть мог паренек, на окошкы у девушкы все гор[е]л огонёк. Быстро парня устретила фронтовая семья. Всюду были товарищи, всюду были друзья. На позицию девушка парню весточку шлет, что любов её нежная никогда не умрёт. Хорошо и так весело на душе у бойца от такого хорошего от её письмеца. И врага ненавистного крепко бьет паренек за любимую девушку, за родной огонек. Но знакомую улицу позабыть он не мог. Где ж ты, милая девушка, где родной огонек? [26] 3/II 45 года. Медик.

6. Антонине Николаевне Табуновой. [Войсковая часть, Полевая почта 26430–С]. 7 февраля 1945 г.

1 л. пл. коричневатой бумаги, неровно обрезанной вверху и по краям, неровно оторванной внизу. Ок. 26×21,9 (в развёрнутом виде; был сложен треугольником). Рукопись простым карандашом, адреса — синими чернилами. Автограф С.С.Медика. Дата авторская. На лицевой стороне сложенного треугольником листа — адрес (синими чернилами): «КФССР. // Г.Петроза-//водск поселок //Сулаж-гора // дом №4.а Табуновой // Антонины. Н.»; внизу под чертой — «полевая/п 26430 – С Медик // Ст».

Письмо 1945 года, 7 февраля.

Добрый день, возможно, вечер, прими горячий мой привет, милая Тонечка. Сообщаю о том, что жив и здоров, того и тебе желаю, Тоня, всего хорошего и найлучшего [в] твоей молодой одинокой жизни. И передаю свой привет Шуры, Нюры и ихним детям, а особенно Лолечки [27] , мамаши и Насти. Пока сообщаю тебе, что чувствую себя хорошо, и пишу тебе письмо со скукы, Тоня, и пиши мне, как получишь, милая Тоня, и не считай меня последним. На сегодняшний день я еще не знаю, не знаю, почему еще не получила денег, но я справлялся после. Сказали, что буду подавать розыск, куда затерялись, иль же вышлю тебе квитанцию, и ты разыщешь, где, и получишь. Но пишу тебе, что сейчас еду, Тоня, на фронт. А Александр Ф. не знаю, уехал иль же нет еще. Письмо получал от него, но пока ничего не писал. А как будет дело, потом напишу. И нахожусь вместе с Волковым, передавай Любы. Н[а] этом кончаю свое письмо, Тонечка. До свиданья. С приветом к тебе, твой муж Степа.

Не обижайся. На что обижаешься? Пиши, я чувствую, мной ты очень обижена почему‑то, но не знаю и не могу догадаться. Но ладно, что ж сделаешь. Неизвестно, какое счастье будет впереди. А пока [жд]у с нетерпением [т]воего ответу. [Не з]наю, где буду получать твое письмо.

7/ II 45. Медик Степан.

7. Антонине Николаевне Табуновой. [Войсковая часть, Полевая почта 26430-С]. 12 февраля 1945 г.

1 л. пл. коричневатой бумаги Ок. 24×20,6 (в развёрнутом виде; был сложен треугольником). Рукопись фиолет. чернилами [автограф С.С.Медика]. Фиолет. оттиск штампа Военной цензуры 09787. Чёрный оттиск штемпеля Змиевки [Орловская обл.]. Дата авторская. Дата отправления из Змиевки по штемпелю не читается. Адрес на лицевой стороне сложенного треугольником листа: «К.Ф.С.СР. // город Петрозаводск // посёлок Сулаж-гора // дом №4а Табуновой // Антонины Николаевной»; там же под чертой — «Ст.Медик».

Привет из Родины, Украины.

Добрый день, а, может, вечер. Прими горячий мой привет, и жду, чтоб ты мне поскорее прислала обратно ответ. Милая Тонечка!!! Прими письмо от мужа. Пишу тебе привет издалека. Я живу, и жизнь моя военна, боевая, фронтова. Спешу тебе сообщить, что я тебе после твоего письма пишу 5[-е] письмо, чтоб не обижалась. Только что написал маме, Зои, Фени [28] , брату, Зоиному мужу, и заодно и пишу тебе, пока время есть. Послал письма, которы я получил из дому. Как получишь, напиши. Передаю свой искренний привет Шуры, Нюры и ихним детям. А особенно Люли [29] , мамаши и Насти. Передавай всем привет. Пиши, сколько, Тоня, получаешь зар. плату, мне интересно, и ничего не думай особенного обо мне. Ты все чернила пролила красные, сейчас и нечем писем писать тебе, но теперь не знаю. Тебе пишу–пишу, а когда буду ответ получать, неизвестно, но буду писать часто, только время будет. Но больш не з[н]аю, Тонечка, чего тебе писать. Во сне вижу редко тебя, а то вовсе нет. Но пока на этом заканчиваю. Но скучно, как не думаю, но все мечтаю, какая и когда наша встреча будет, как встречать меня будешь, если буду ехать домой.

Тонечка!!! Не обижайся, это письмо пишу доплатное, [потому] что нельзя писать, пока своего адреса обратно, пока не доедем до места, и чтоб получила. Поэтому получишь, наверно, доплатное. А тые письма не знаю, получишь или нет. Так жду, дорогая, с нетерпением. Заочно крепко целую и жму тебя, Тоня!!! И жму крепко руку. Мой адрес старый, только буква «С», а не «Ж».

С приветом, твой муж Степан Медик. Скучаю и в[с]поминаю.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

До свиданья.

12 февраля 1945 года.

// Дневник. Письма. 1941—1945 годы
Медик С.С. [подгот. текстов к публикации, предисл., коммент. Н.И.Шилова]
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2014. 44 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф