Советские фильмы, представленные на открытках из собрания Э. Н. Васильевой VkontakteFacebook

Итак, на 43 открытках представлены кадры из 28 советских кинофильмов 1936-1949 гг.

Четыре фильма посвящены отечественной истории XVIII-начала XX вв.: «Пётр Первый» (режиссёр В. М. Петров. «Ленфильм», 2 серии: 1937, 1938), «Давид Гурамишвили» (режиссёры Н. К. Санишвили, И. М. Туманишвили. Тбилисская киностудия, 1945), «Адмирал Нахимов» (режиссёр В. И. Пудовкин. «Мосфильм», 1946), «Крейсер „Варяг"» (режиссёр В. В. Эйсымонт. «Союздетфильм», 1946).

Действие фильма В. В. Эйсымонта «Фронтовые подруги» («Ленфильм», 1941) происходит во время Советско-финляндской войны 1939-1940 гг. Шесть фильмов, представленных на открытках, повествуют о советских людях в годы Великой Отечественной войны: «Воздушный извозчик» (режиссёр Г. М. Раппапорт. Центральная Объединённая киностудия, Алма-Ата, 1943), «В 6 часов вечера после войны» (режиссёр И. А. Пырьев. «Мосфильм», 1944), «Морской батальон» (режиссёры А. И. Минкин, А. М. Файнциммер. «Ленфильм», 1944), «Беспокойное хозяйство» (режиссёр М. И. Жаров. «Мосфильм», 1946), «Сыновья» (режиссёр А. Г. Иванов. «Ленфильм» и Рижская киностудия художественных фильмов, 1946), «Сын полка» (режиссёр В. М. Пронин». «Союздетфильм», 1946). Это фильмы разных жанров, и судить об их художественных достоинствах или недостатках по законам жанра - задача профессиональных кинокритиков, киноведов. Но все эти кинокартины, несмотря на несоответствия, неточности, условности, вполне объяснимые временем создания, так или иначе, объективно являются зримым историческим первоисточником для понимания психологии, мировоззрения, ценностных ориентаций советских людей, воевавших и победивших врага, источником, исторически более достоверным, более ценным, нежели фильмы, снятые режиссёрами, родившимися после войны. С исторической точки зрения современные фильмы о войне - это главным образом источник для понимания людей того времени, когда был снят фильм, их умозрительных представлений о войне, о людях на войне [1] .

Четыре фильма, представленные на открытках, - экранизации классических литературных произведений: «Дубровский» (режиссёр А. В. Ивановский. «Ленфильм», 1936), «Маскарад» (режиссёр С. А. Герасимов. «Ленфильм», 1941), «Без вины виноватые» (режиссёр В. М. Петров. «Мосфильм», 1945), «Пятнадцатилетний капитан» (режиссёр В. Н. Журавлёв. «Союздетфильм», 1945).

Судя по собранию открыток, Элеонору Васильеву более всего из советских фильмов привлекали музыкальные фильмы, кинокомедии. На 16 открытках представлены кадры из девяти кинокартин: «Цирк» (режиссёр Г. В. Александров. «Мосфильм», 1936), «Музыкальная история» (режиссёры А. В. Ивановский, Г. М. Раппапорт. «Ленфильм», 1940), «Антон Иванович сердится» (режиссёр А. В. Ивановский. «Ленфильм», 1941), «Сердца четырёх» (режиссёр К. К. Юдин, «Мосфильм», 1941), «Сильва» (режиссёр А. В. Ивановский. Свердловская киностудия, 1944), «Аршин мал алан» (режиссёры Р. Тахмасиб, Н. М. Лещенко, Бакинская киностудия, 1945), «Близнецы» (режиссёр К. К. Юдин. «Мосфильм», 1945), «Весна» (режиссёр Г. В. Александров. «Мосфильм», 1947), «Солистка балета» (режиссёр А. В. Ивановский, «Ленфильм», 1947).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На 12-ти из 43-х открыток представлены фильмы А. В. Ивановского: 2 открытки с кадрами из фильма «Дубровский», остальные открытки - с кадрами из четырёх его музыкальных фильмов.

На одной из открыток - 8 кадров из фильма «Тахир и Зухра» (режиссёр Н. Г. Ганиев. Ташкентская киностудия художественных фильмов, 1945), снятого по мотивам узбекской народной легенды.

Одна открытка - с кадрами из фильма «Центр нападения» (режиссёры С. И. Деревянский, И. Ф. Земгано. Киевская студия художественных фильмов, 1946). «Центр нападения» - незамысловатый кинорассказ о советских футболистах, о понятии спортивной чести, о развитии гармонической личности (главный герой фильма - ведущий инженер-конструктор и одновременно выдающийся футболист), в качестве футбольного комментатора в фильме - легендарный Вадим Синявский.

1 января 2010 г. на Первом канале телевидения РФ состоялась премьера цветной версии фильма «Золушка», поставленного по мотивам сказки Шарля Перро (сценарий Е. Л. Шварца) на киностудии «Ленфильм» в 1947 г. режиссёрами Н. Н. Кошеверовой и М. Г. Шапиро. «Колоризация», вероятно, была мотивирована популярностью классической сказки и несомненными достоинствами её послевоенной экранизации, в том числе благодаря замечательной исполнительнице главной роли - актрисе Янине Жеймо, изображённой на репродуцированной открытке из собрания Элеоноры Васильевой.

Забыт ныне популярный среди мальчишек послевоенных лет фильм «Счастливого плавания!» (режиссёр Н. И. Лебедев. «Ленфильм», 1949), но до сих пор на торжествах неизменно звучит знаменитый «Марш нахимовцев» В. П. Соловьёва-Седого из этого фильма. Звучит уже без слов Н. В. Глейзарова, которых раньше мало кто не знал (припев): «Простор голубой, земля за кормой, гордо реет над нами флаг Отчизны родной! Вперёд мы идём, и с пути не свернём, потому, что мы Сталина имя в сердцах своих несём!». Хотя и говорят, что из песни слова не выкинешь, - выкинули. «Сталина имя» заменили на «Ленина имя», а потом и Ленин оказался не в чести. «Мы, мальчишки 40-х- 50-хгодов, - свидетельствует москвич А. И. Хаземов, - смотрели этот фильм много-много раз. А герои этого фильма - мальчишки - были такими же по возрасту как и мы - дети 40-х - 50-х. [...] Все мы были разными, но было много общего, что всех нас объединяло в одну дружную семью единомышленников и друзей. [...] И слова: Родина, патриотизм, мужество, героизм, благородство и честность были для нас не пустыми понятиями, как бы это ни показалось высокопарным и наивным сегодня» [2] . Фильм неоднозначен по своим достоинствам, но он из тех исторических первоисточников, без которых «невозможно представить, еще труднее - понять» (Л. Парфёнов) мальчишек тех лет.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Эти фильмы с ностальгией по своей молодости с её представлениями, верой, надеждами смотрят ныне по телевизору в основном люди военного и послевоенного поколений. Молодёжи, выросшей на блокбастерах, фильмах fantasy, action, с их непременными компьютерными, зрелищными эффектами, советские фильмы 1930-1940-х гг., очевидно, представляются архаичными, непонятными, скучными, неинтересными [3] . Впрочем, это относится не только к кино, но и к произведениям классической русской и советской литературы, к живописи. Но если взрослому человеку бывает неловко признаться в том, что он из «Евгения Онегина» знает только то, что дядя был «самых честных правил», а Онегин застрелил Ленского, что из Тургенева он читал только «Муму», совсем не читал «Войну и мир», «Тихий Дон», что знать не знает, кто такие Феофан Грек, Карл Брюллов, Фёдор Рокотов, передвижники и т. д., то незнание отечественного кинематографа, являющегося неотъемлемой частью культуры, вызывает в общественном сознании в лучшем случае снисхождение [4] .

Под влиянием СМИ многие априори, считают все советские фильмы 1930/40-х гг. олицетворением лакировки действительности, пропагандистским продуктом сталинской диктатуры, «тоталитарным кино». Одиозный пример - фильм «Кубанские казаки» (режиссёр И. А. Пырьев, «Мосфильм», 1949), один из лидеров советского кинопроката 1950 г. (40, 6 млн билетов [5] ). Н. С. Хрущёв, по свидетельству его сына С. Н. Хрущёва, «резко отрицательно» отзывался об этом фильме, «он его просто ненавидел за лакировку, за столы, ломящиеся от яств» [6] . С трибуны ХХ съезда КПСС, на встрече руководителей партии с деятелями советской культуры в мае 1957 г., в выступлении на партийном активе в июле 1957 г. Н. С. Хрущёв, используя все средства в борьбе с «культом личности», обрушился на кинофильмы сталинской поры, обвиняя их в «лакировании жизни». Он утверждал, что «когда была картина „Кубанские казаки", мы плевались» [7] , что, якобы, «советскиелюди отвергают […] такие слащавые, приторные фильмы, как [.] „Кубанские казаки"» [8] . Из собственных наблюдений могу утверждать, что в то время зрители «Кубанских казаков» отнюдь не плевались, эта жизнерадостная, жизнеутверждающая картина пользовалась огромным успехом, песни И. О. Дунаевского и М. В. Исаковского из этого фильма («Каким ты был», «Ой, цветёт калина») пела вся страна [9] . Тяжёлые послевоенные реалии тогда были всем известны не по фильмам, «сыпать соль на раны» было бы жестоко. В восприятии зрителей это была не лакировка жизни, а современная сказка, в яркой художественной форме утверждавшая: мы победили, мы выжили, будем работать и всё будет хорошо - как в сказке, «как в кино». Нельзя не согласиться с кинокритиком, историком кино М. И. Туровской, которая, в отличие от Н. С. Хрущёва, считает: «Широкая публика, которая в генах своих унаследовала восприятие зрелища как зрелища, сказки как сказки, а не как реальной действительности, она-то и не сравнивала это с реальностью» [10] . И. А. Пырьев был убеждён, что «искусство не только должно отображать то, что есть, но и звать к тому хорошему, новому, что должно быть» [11] . Он понимал, что больше всего нужно послевоенному зрителю - вера в свои силы, надежда, предвкушение завтрашней радости - всё то, чем люди живы. Именно в этом он видел сверхзадачу своей музыкальной комедии. Фильм, как и сказку, оперу, оперетту, балет, как любое художественное произведение, нужно судить по законам жанра. В лучшем случае наивными являются обвинения «Кубанских казаков» в лакировке действительности. «Требовать от этого фильма изображения проблем и противоречий деревни, - писал известный киновед, кинокритик Ю. М. Ханютин, - всё равно, что требовать от „Сильвы" изображения противоречий Австро-Венгерской монархии» [12] . «Стиль выдающихся картин„Свинарка и пастух", „Кубанские казаки", - по выражению кинорежиссёра С. А. Соловьёва, - это грандиозно правдивая энергетика империи» [13] . «Фильм сыграл положительную и оздоровительную роль, выразил то, что лежало в народном подсознании», - считает современный киновед О. А. Ковалов. - «Народную психологию, народное сознание, подсознание стоит изучать по фильмам Пырьева - и в первую очередь по фильму „Кубанские казаки"» [14] .

Среди таких фильмов И. А. Пырьева и представленный на открытке из собрания Элеоноры Васильевой «музыкально-поэтический фильм» «В 6 часов вечера после войны». Фильм по сценарию В. М. Гусева (1909-1943) с прекрасной музыкой Т. Н. Хренникова снимался в 1944 году, почти за год до Победы. В фильме показана хронология суровой войны, вера советских людей в победу и сам День Победы с салютом над Кремлём. Примечательно, что в финале фильма 1944 года в День победы в руках у героини фильма букет сирени - примета мая. Из интервью исполнительницы главной роли в фильме М. А. Ладыниной: «Мы снимали фильм о победе, а война еще шла, и было что-то тревожное в нашем ожидании. Чтобы никто не мешал, работали по ночам. В павильоне было около четырех градусов мороза, от нас шел пар. Впрочем, так и нужно было, ведь в фильме дело происходит зимой. Финальную сцену, встречу в шесть часов вечера после войны на мосту у Кремля, тоже снимали в павильоне. Художники сделали прекрасную декорацию для встречи наших героев. Но как передать радость этой встречи? Как снимать победу во время войны? Как бы мы её ни ждали, её ещё не было. Ведь еще повсюду гибли люди...» [15] . Характерная особенность творчества И. А. Пырьева: по сценарию В. М. Гусева, написанному в 1943 году, героиня фильма Варя погибает после краткой встречи с возлюбленным на полустанке, сразу после их песни со словами: «До встречи, до встречи, до нашей победы, до вечера после войны». Всё их последующее свидание на фоне Кремля с победным салютом возникает лишь в её меркнущем сознании. Это был сильнейший в художественном отношении финал. И. А. Пырьев это понимал, но важнее для него было восприятие финала зрителем военного времени, и он счёл необходимым пожертвовать высокой эстетикой «чистого искусства» - в финале фильма героиня М. А. Ладыниной остаётся жива и в реальности встречается с любимым в День Победы, «в шесть часов вечера после войны» [16] . Премьера фильма состоялась 16 ноября 1944 г. По воспоминаниям М. А. Ладыниной, один солдат написал ей: «Теперь и помереть можно, все-таки увидел конец войны...» [17] . Из отзыва о фильме современной зрительницы: «Слабо нам, ребята, сейчас в полной мере оценить этот фильм: что вот про него сейчас ни напиши - хороший, душевный, с великолепным актёрским составом, прекрасно снятый для военных лет - да хоть целый искренне-восторженный литературный отзыв отгрохай - ничего он не будет стоить перед всего двумя словами нашей бабушки: в сорок четвёртом они с подружками - девчонки ещё - бегали на этот фильм много раз, ради одного - увидеть победу» [18] .

«Это очень сложный вопрос: может ли искусство изменить мир? - говорил Эмир Кустурица, наш современник, кинорежиссер, отмеченный наградами крупнейших кинофестивалей Европы. - Оно может менять менталитет, причём не только в лучшую сторону. Если всё время показывать фильмы в стиле хоррор [19] , логично предположить, что у вас будет испуганный, злой народ. А если вы показываете фильмы, которые идеализируют героев и делают это в яркой, талантливой форме, то, конечно, и зрители будут стремиться к такой модели поведения» [20] .

Не будет преувеличением и то, что советские кинематографисты 19301940-х гг. неизменно следовали этому принципу. Тем более в военное и послевоенное время, когда в таком кино была жизненно важная необходимость.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Это соответствовало целевым тактическим и стратегическим установкам руководства страны, которое всегда руководило кинематографом и пристально его контролировало.

Советские фильмы, независимо от жанра, прямо или опосредованно, внедряли в массовое сознание и подсознание социальный оптимизм, веру в историческое предназначение СССР, пропагандировали патриотизм, интернационализм, коллективизм, дружбу народов, социалистические стандарты, нормы, ценности, идеалы. Советские фильмы, писал один из наших современников, «облагораживали, вдохновляли, заражали людей желанием быть лучше, давали им нравственные ориентиры, делали народ сплочённее, сильнее. Так что же в них плохого? Ведь жизнеутверждающие самопредставления нации являются двигателем народного развития. [...] В любой национальной или социальной группе, объединённой одной идеей, верой, политическими убеждениями, семейными узами или национальной принадлежностью, срабатывает принцип идентификации или защиты своих. [...] И не случайно во всех мифологиях мира и даже историях свой народ всегда успешен, мудр, полон всяческих достоинств, потому что национальное самооправдание - это естественное человеческое стремление. Есть, правда, сегодня одно печальное исключение - народ-неудачник, история которого полна ошибок, преступлений, поражений и предательств. И мне жаль этот народ, есть ли у него будущее?» [21] .

«Даже при столь трагической и нескладной своей биографии, при всех своих ошибках, недоработках, подчас и немалых грехах, отечественный кинематограф, развивавшийся, прямо скажем, далеко не в самых благоприятных для него исторических условиях, сумел сделать для страны много доброго и полезного. В самые трудные периоды отечественной истории российское кино оказывало поистине неоценимую духовную поддержку нашему народу, воспитывало и просвещало его, утешало и развлекало, давало надежду, заражало энергией жизнестойкости. Не иначе как высочайшим подвигом следует назвать, в частности, работу отечественной кинематографии в годы Великой Отечественной войны» [22] .

// Нелегальные фотоотрытки из фондов музея-заповедника «Кижи»...
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2018. 264 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф