Уракова А.Н.
О благотворительной лотерее-аллегри в Петрозаводске середины XIX - начала XX вв.

// Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2018. VkontakteFacebook

Объявление о лотерее-аллегри в Олонецких губернских ведомостях за 1872 год.Благотворительный базар с лотерей-аллегри в С.-Петрбурге., 1903г. Иллюстрация из журнала Нива, 1904 г.

В Российской империи благотворительность была широко развита и выступала как всенародная задача. Ее организация лежала на плечах частных лиц либо негосударственных объединений. Единой, официальной системы социальной помощи на общегосударственном уровне не было, существовали только некоторые государственные структуры, которые координировали работу многочисленных разрозненных организаций [1] .

Во второй половине‑начале XX века в Петрозаводске существовало несколько благотворительных организаций. По данным 1897 года здесь действовали: богадельня на 40 призреваемых и дом призрения инвалидов (10 человек), благотворительное общество, попечительный комитет призрения бедных, местное отделение общества Красного Креста, дом трудолюбия, в 1913 году открыт приют для слепых на средства, завещанные Н.М. Беляевым [2] . Было несколько детских домов. Первый детский приют, сперва, по имени основателя, звавшийся Пименовским, затем ставший Николаевским, был учрежден в 1849 году. Там призревались девочки-сироты от 5 до 16 лет числом до 60, а позднее до 90 человек. В декабре 1893 года, для оставленных матерями младенцев Олонецким губернским земством был учрежден приют «Ясли» (в настоящее время – «Специализированный дом ребенка»), в 1904 году здесь призревалось 39 детей [3] . В 1903 году появился еще приют для мальчиков-сирот от 4 до 15 лет, где число воспитанников достигало 40 человек [4] .

Деньги для благотворительных организаций поступали из различных источников: часть – процент с обращения капитала организации или общества, остальное – от попечителей, известных и безызвестных жертвователей, через различные сборы и акции.

Одним из мероприятий по сбору средств на благотворительность в пользу какой-либо нуждающейся организации была лотерея‑аллегри. Стоит отметить, что в данной статье речь идет именно о благотворительном виде данного мероприятия, а не розыгрыше денежных призов, наподобие современного «Русского лото». Участники лотереи-аллегри приобретали запечатанные билеты, где можно было обнаружить число – номер, которому соответствовал какой-либо приз, если билет выигрышный, а если проигрышный, то шутливую надпись allegri (от итал. «будьте веселы», т.е. «не огорчайтесь»), откуда и произошло название. Проводиться такие лотереи могли и в качестве отдельного мероприятия, и как часть благотворительной ярмарки или бал-маскарада. Традиционно по времени лотереи привязывались к новогодним и рождественским праздникам или Пасхе.

Организацией данного мероприятия, как правило, занимались члены какого-либо благотворительного общества или попечительства. Часто роль устроительниц брали на себя женщины, чьи супруги занимали высокие должности, такие как, например, председатель Олонецкой казенной палаты или губернатор. Обязательным условием было получение разрешения от властей, которые старались ограничивать количество лотерей и проводить их только в пользу действительно нуждающихся заведений и групп населения. В Олонецкой губернии лотереи-аллегри устраивались в пользу детских приютов и образовательных учреждений, в то время как прочие благотворительные акции имели более широкий спектр направлений, помимо перечисленных это были: церковная благотворительность, в пользу воинов, в пользу бедных и голодающих, погорельцев, арестантов, на больницы и библиотеки и т.д. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Проведению лотереи-аллегри предшествовал длительный период подготовки. Чтобы привлечь благотворителей, обеспечивающих призовой фонд, и будущих участников, в газетах заблаговременно печаталось объявление, где прописывалась основная информация: цель и дата проведения лотереи, цена билета, призы и, иногда просьба сочувствующим поспособствовать пожертвованиями. Ниже пример, такого объявления из газеты Олонецкие Губернские Ведомости за 1853 год:

ОБЪЯВЛЕНIЕ О ЛОТЕРЕѢ ВЪ ПОЛЬЗУ ПИМЕНОВСКАГО ДѢТСКАГО ПРИЮТА.
Олонецкое Губернское Попечительство Дѣтскихъ прiютовъ честь имѣет объявить, что въ будущее воскресенье, 10-го числа сего мая, будетъ произведенъ розыгрышъ въ лотерею вещей, пожертвованныхъ въ пользу Пименовскаго въ г. Петрозаводскѣ Дѣтскаго Прiюта. Вещи, назначенныя къ розыгрышу в лотерею, суть слѣдующiя: столовые часы, волтеровское кресло, диванныя, шитыя гарусомъ подушки и другiя гарусные и шелковыя вещи дамскаго рукодѣлья, а равно работы воспитанниц здѣшняго Прiюта. Всѣхъ вещей до нынѣ поступило числом болѣе 20 ти, приблизительно на сумму до 300 рублей серебромъ, но Попечительство надѣется, что число вещей къ назначенному для лотереи дню значительно увеличится и каждая изъ вещей будетъ составлять отдѣльный вигрышъ. Цѣна билету 50 коп. сереб. Всѣхъ билетов приготовлено 600 […] Розыгрышъ лотереи будетъ произведенъ в 8-мь часовъ вечера, въ залѣ Петрозаводскаго благороднаго собранiя. О выигравшихъ билетахъ будетъ особо припечатано въ Губернскихъ Вѣдомостяхъ, съ обозначенiемъ какъ № № билетовъ, такъ и выигранныхъ на оные вещей [5] .

От объявления о предстоящей лотерее до непосредственно розыгрыша призов могло проходить немало времени. Так, например, на организацию лотереи «в пользу Мариинской женской гимназии и Николаевского приюта города Петрозаводска» в 1873 году ушел не один месяц. Еще 4 августа в газете было размещено объявление о планируемой лотерее, на которую уже было получено разрешение от властей. Затем на протяжении осени продолжался сбор пожертвований на устройство лотереи предметами и деньгами на закупку призов, отчет обо всех поступлениях также публиковался. И только 28 декабря состоялось само мероприятие [6] .

Как уже стало ясно из приведенной выше цитаты, разыгрываемые призы поступали из нескольких источников. Во-первых, это были предметы, пожертвованные членами благотворительных обществ, организациями и от частных лиц. Вещи, списки которых можно найти на страницах газет, могли быть самыми разнообразными и иногда неожиданными: мебель, книги, чай и головы сахара, коробки сардин и осетрина в масле, лампы и шкатулки, отрезы ткани на платье, китайские и японские диковины, мужские часы американского золота, брусок мыла или пара живых уток и т.д. [7] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во-вторых, призы выписывались из Санкт-Петербурга на пожертвованные для лотереи деньги. В качестве выигрышей также использовались работы воспитанников приютов и учебных заведений, в пользу которых проводилось мероприятие. Чаще всего это был текстиль: наволочки, рубашки, детские покрывала и т.п. [8] Отдельно стоит отметить, что разыгрывать можно было только предметы, розыгрыш денежных премий и процентных бумаг был запрещен на государственном уровне [9] .

Иногда для местных лотерей поступали предметы со стороны августейших особ [10] : «Ея Величество Государыня Императрица Мария Александровна, известясь об устраиваемой лотерее, Всемилостивейше соизволила назначить для оной следующие выигрыши: пару фарфоровых садовых табуретов и большую фарфоровую с живописью лампу, в бронзовой обделке: каковыя вещи и доставлены в Петрозаводск 28-го июля» [11] . Лотереи-аллегри, отмеченные вниманием коронованного лица, вызывали особый интерес публики. Если в призовой фонд входили вещи, переданные императрицей, либо вещи просто особо ценные и диковинные, то за вход на мероприятие взималась небольшая плата (могла составлять 5 копеек при стоимости лотерейного билета в 30-50 копеек). Выставка выигрышей могла устраиваться за некоторое время до их розыгрыша, чтобы разогреть интерес к нему и, возможно, подтолкнуть кого-то из заглянувших сюда только полюбопытствовать, также приобрести билетик.

Получить приз в случае удачи можно было сразу же в день розыгрыша. Участвовать можно было и в заочной форме, даже не проживая в Петрозаводске, поскольку часть билетов расходилась по уездам и реализовывалась на местах. Номера выигрышных билетов вместе с указанием приза печатались на страницах «Олонецкого губернского вестника». Счастливым их обладателям оставалось лишь (в зависимости от прописанных условий) явиться за призом, либо сообщить адрес для его отправки. Устанавливался срок, в пределах которого можно было заявить свои права на выигрыш, как правило, до полугода. По его прошествии оставшиеся без владельцев вещи считались пожертвованиями.

Лотереи-аллегри были распространены по всей стране, об этом, помимо архивных источников, свидетельствуют и литературные работы современников [12] . Так Валентин Катаев в своем основанном на автобиографических воспоминаниях произведении «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона» подробно описывает их с отцом посещение данного мероприятия и, что интересно, рассказывает об отношении к лотерее своего отца, который «с раздражением говорил, что все эти лотереи-аллегри – одно сплошное жульничество, жалкая игра в филантропию, глупейшие затеи богатых дам…, а когда ему доказывали, что это делается в пользу вдов и сирот, кипятился и называл это пародией на благотворительность и что для того, чтобы сделать доброе дело и помочь своим ближним, вовсе не надо нанимать шикарное помещение… и устраивать там настоящий балаган, рассчитанный на самые низменные инстинкты невежественной черни: надежду выиграть за двугривенный вещь, которая стоит сто рублей» [13] . В этом отрывке показана точка зрения людей, скептически относившихся к лотереям-аллегри.

Действительно, такой вид мероприятия, как лотерея, отчасти затрагивал азартность человеческой натуры. В журнале «Нива» за 1906 год описывается великосветский благотворительный базар в Санкт-Петербурге. Лотерея-аллегри в заметке названа «главной приманкой базара»: «Стоимость билета аллегри была не очень высока – всего 25 коп., и поэтому около лотереи все время стояла толпа «искателей счастья». […] Базар имел несомненный успех не только у великосветской, но и у большой публики, а вместе с тем доставил крупный доход на пользу бедных» [14] . Стоит отметить, что не стоит осуждать желание не обеспеченных материально участников розыгрыша, кто часто не мог себе позволить купить дорогую полезную в хозяйстве вещь, таковую выиграть.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Несмотря на нелестные отзывы некоторых современников, такой вид благотворительного мероприятия, как лотерея-аллегри, пусть даже иногда играя на азарте, позволял привлечь внимание большого количества людей. Публикация организаторами в газетах списков жертвователей являлась не только способом отметить добродетель последних, что было особо важно для благотворителей, которые занимали видное положение. Помимо того это позволяло создать рекламу, на примере одних побудить других совершить благое дело, сделать пожертвование для организации розыгрыша или стать его участником. И какова бы не была цель участников лотереи: помочь нуждающимся, попытать удачу, а может и то, и другое одновременно – суммы, собираемые лотереями-аллегри, даже за вычетом расходов на их организацию, являлись крупным подспорьем для нуждающихся организаций, в пользу которых шла выручка.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф