Метки текста:

Воспоминания Кижи

Вера Брюсова
Кижские фрагменты VkontakteFacebook

В.Г.Светличная (Брюсова) – художник-реставратор. Фото 1942 г.

Брюсова (Светличная) Вера Григорьевна (1917 – 2006 гг.), искусствовед, реставратор древнерусской живописи. В 1945 г. вместе с Н. Е. Мневой принимала участие в разборке икон, возвращенных из Финляндии. В 1950–е гг. вместе с Г. В. Жаренковым восстанавливала иконостас Преображенской церкви.

Из рукописи, переданной автором музею–заповеднику «Кижи» [1]

Нередко можно встретиться с таким мнением, что искусство Севера – зодчество и живопись – крестьянское искусство. Это верно лишь в той мере, что оно создавалось местными жителями, но в своих истоках оно восходит к художественной культуре Новгорода, а позднее – Москвы, которая после покорения Великого Новгорода сменяет новгородский протекторат. Талантливые и предприимчивые северные крестьяне внесли огромный вклад в творческую переработку наследия, обогатили его и создали удивительное, прекрасное деревянное зодчество Севера.

***

В конце Великой Отечественной войны оккупанты, изгоняемые с советской территории, принялись спешно вывозить художественные и исторические ценности. Целые ансамбли интерьеров заонежских церквей и часовен были демонтированы, упакованы в ящики и отправлены в Финляндию. По мирному договору иконы были возвращены. По распоряжению ГУОП и лично И. Э. Грабаря для разбора и аварийной реставрации этого собрания в июне 1945 г. были командированы Н. Е. Мнева, заведующая Древнерусским отделом Государственной Третьяковской галереи, и автор этих строк – от Государственных центральных художественно–реставрационных мастерских (ГЦХРМ).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Осмотр произведений произвел огромное впечатление, нашему взору впервые предстало замечательное явление в русской живописи XVII – XVIII вв. – заонежская икона.

Вырванные из своего естественного окружения, иконы и расписные доски разнообразной формы – круглой, трапециевидной, треугольной – имели необычный вид. После того как было разобрано несколько комплектов, стало понятно, что в деревянной церкви Севера живописи на деревянных досках предназначалась та же роль, что и фрескам в каменном храме. Это была определенная система внутреннего оформления. Сферообразно расходящиеся доски одним концом врублены в стену, а другим – в замковый круг, образуя так называемые «небеса». В центре «неба» – в круге полуфигура Вседержителя или Отечество (Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух). Вокруг – Богоматерь и Предтеча, фигуры ангелов и святых. «Космическая» процессия завершается четырьмя летящими и трубящими ангелами по четырем частям света.

Восточную стену занимает иконостас, на западной стене, у входа– икона Страшного суда крупного размера.

Истоки подобного рода системы оформления восходят к древности. Летописи отмечают роспись церкви Бориса и Глеба, выстроенной при Ярославе Мудром из дерева. Не оставалась нерасписанной и дубовая София Новгородская. Сохранились росписи деревянных церквей XVI – XVIII вв. в Потелыче и в Дрогобыче.

После разборки икон выяснилось, что среди них не оказалось главного – «неба» из Кижей (из Преображенской церкви – Ред.). Не сразу удалось выяснить, что произошло непоправимое: кижские «небеса» распилили на дрова и сожгли в то недолгое время, когда репатриированные художественные ценности были сложены в сарае Дома Советской Армии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

***

В первую поездку в Петрозаводск Н. Е. Мнева, составив опись икон, уехала в Москву. Я осталась на месяц выполнить аварийное укрепление икон. Чтобы повысить интерес к «черным доскам», я сделала несколько пробных расчисток живописи. В окошечках реставрационных проб засияли краски удивительной интенсивности и красоты – бирюзовые, киноварные, золотистая охра. Некоторые иконы достаточно было лишь слегка промыть.

О новгородских традициях здесь напоминает многое: былины новгородского происхождения, посвящения церквей и часовен кругу святых, особо почитаемых в Новгороде – Илье Пророку, Параскеве Пятнице, Власию, Зосиме и Савватию, Варлааму Хутынскому, Фролу и Лавру. Живопись икон, хорошо сохранившаяся и не утратившая под слегка пожелтевшей олифой яркости цвета, отличается своеобразием стиля. Широкое и свободное письмо сочетается с достаточно высоким профессионализмом и пониманием декоративного назначения живописи. В ликах заметно предпочтение простонародных типов, в житийских сценах много внимания уделено мотивам труда. Верную характеристику иконописи новгородского Севера дает С. Н. Дурылин: «Это подчинение большому и подлинному новгородскому искусству, следование его канону придает церковному искусству Севера… совсем особую ценность и значимость, как бы далеко не отстояло оно в своих достижениях от лучших новгородских памятников» (С. Н. Дурылин. Древнерусская живопись и Олонецкий край. – Петрозаводск, 1917 г. – с. 5.).

***

Качество и объем проделанной мною за месяц работы произвело благоприятное впечатление на местное руководство, и в дальнейшем мне было доверено весьма ответственное дело – восстановление интерьера кижской Преображенской церкви.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Спустя несколько лет мне была поручена реставрация иконостаса Преображенской церкви – это около ста двадцати икон крупного размера, находящихся в тяжелейшем состоянии, ввиду того что в сарае, где до нашего приезда стояли ящики с иконами, протекала кровля. Работа громадная, мне дали в помощники только что окончившего художественное училище юношу – Геннадия Жаренкова, и я приняла решение выполнить эту работу за один летний сезон. Это была действительно горячая пора. Чтобы олифление икон не затягивало процесс, я применила способ, которым пользовались иконописцы еще в XVII в. – олифа на солнце. Таким образом, вся процедура сократилась до одного часа, давала хорошую прочную пленку и заодно служила проверкой произведенному укреплению. О качестве реставрации можно судить по тому, что за последующие сорок лет иконы, установленные в неотапливаемом храме при резком колебании температур и повышенной влажности, не дали ни одного рецидива, выдержав труднейший экзамен на добросовестность работы.

В последующие годы мною было расчищено несколько икон из местного ряда Преображенской церкви, а также несколько икон из собрания музея, сейчас находящихся в его фондах.

***

Иконы Карелии не все одного уровня, но среди них можно встретить подлинные шедевры. Например, икона «Богоматерь – всех скорбящих радость» из Покровской церкви в Кижах, начала XVIII в. Монументальность образа Богоматери заставляет вспомнить древнейшие фресковые и мозаические изображения, но ее фигура более живая, не без изящества, слегка наклонив голову, она как будто прислушивается к молитвам обездоленных.

***

Работа в Кижах сроднила нас с местными жителями. Тогда гостиницы в музее не было, все приезжие останавливались в деревне Ямка. От причала, находившегося тогда возле погоста, нужно было пройти по острову, напоминающему гигантского ящера с каменистым хребтом посередине. Вид со взгорья напоминал картину Левитана «Над вечным покоем», сходство усиливалось кладбищенскими крестами на возвышенности. За кладбищем, вправо и ниже, и стоит деревня Ямка, вполне соответствующая своему названию. Каждый, кто бывал или жил в Ямке, до конца своих дней не забудет бабушку Иринью – Ирину Михайловну Аникину. Когда я была на Кижах в последний раз, увидела на деревенском кладбище ее могилу, и сердце сжалось, как от утраты родного человека. С фотографии смотрело знакомое и такое дорогое лицо. Всегда бодрая, общительная и приветливая бабушка Иринья пользовалась уважением и любовью всей округи. Это была сильная духом женщина

2006 г.

(Научный архив музея «Кижи». Ф.1. Оп. З. Д.4102)

// От первого лица (сборник воспоминаний о Кижах)
Составление и редакция Борис Гущин
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 249 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф