Метки текста:

Воспоминания Кижи

Раиса Каталкина
Дело всей жизни VkontakteFacebook

А.В.Ополовников. Фото 1950 гг.

Каталкина Раиса Ивановна, архитектор по планировке городов и поселков Управления по делам строительства и архитектуры при Совете министров К-ФССР, старший архитектор по охране памятников Управления по делам строительства и архитектуры 1949 — 1965 гг.

Важную роль в формировании музея–заповедника «Кижи» сыграл выдающийся исследователь народного зодчества Русского Севера архитектор Александр Викторович Ополовников.

С 1946 по 1965 г. все работы, связанные с охраной памятников архитектуры, выполнялись Управлением по делам строительства и архитектуры при Совете Министров К АССР (ныне Госстрой Карелии), а генеральным консультантом всех работ в эти годы был Александр Викторович Ополовников. На острове Кижи состоялось мое первое знакомство с этим человеком, вклад которого в возрождение архитектурных памятников Русского Севера нельзя переоценить.

В июне 1949 г. я в составе небольшой группы студентов

на колесном пароходе «Урицкий», который шел до Кижей около шести часов, прибыла на остров для прохождения преддипломной практики. В соответствии с заданием нам предстояло выполнить обмеры дома Ошевнева в деревне Ошевнево (в 1951 г. этот дом был перевезен на о. Кижи), а также в деревне Кургеницы жилые дома Корнилова и Ремесова.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Панорама Кижского погоста – это величие северного народного зодчества – превзошла наши ожидания! Иллюстрации, которые мы видели в книгах, конечно, не могли передать действительную композиционную красоту этого ансамбля.

И в то же время от увиденного была какая–то грусть. Церкви и колокольня стояли в окружении развалившейся каменной ограды с колючей проволокой на деревянных покосившихся столбах. Рядом стояли старые дома (сельсовет, жилой дом, магазин). У входа приютилась сторожка. Церкви и колокольня были обшиты тесом, который уже успел прогнить во многих местах. Крыльца были наглухо обшиты тесом, главки покрыты железом – все это искажало подлинный облик шедевров деревянного зодчества. А интерьер Преображенской церкви был просто загроможден культовой атрибутикой, иконостас вообще отсутствовал, от неба сохранились только старые тябла.

Но развеять эту грусть помог нам Александр Викторович Ополовников, который в это время был на острове, уточнял материалы обмеров церквей, выполненные ранее архитектором Б. Гнедовским и кандидатом архитектуры Л. Лысенко.

А. В. Ополовников рассказал нам о своих планах по реставрации памятников и постепенному восстановлению их первоначального облика. Показал уникальные деревянные конструкции, которые кроме конструктивно–технических функций несли красоту: подзоры, причелины, потоки, курицы, лемех и многое другое.

Александр Викторович, несмотря на свой суровый вид и немногословность, рассказывал нам с такой теплотой о деревянном зодчестве, о срубах, о теплом материале – дереве, что у меня появилась мечта увидеть церкви в их первозданном виде.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В дальнейшем моя судьба сложилась так, что я после защиты диплома была направлена на работу в Управление по делам архитектуры при Совете Министров КФССР (ныне Госстрой РК) на должность старшего архитектора по охране памятников архитектуры республики. И вся моя работа на протяжении многих лет была непосредственно связана с организацией работ по обследованию памятников, их охраны и ремонтно–реставрационных работ.

А. В. Ополовников в те годы работал в Управлении по делам архитектуры при Совете Министров КФССР по трудовым соглашениям и договорам, которые предусматривали первоочередные работы по обследованию памятников, их обмерам и проектам реставрации.

Нами составлялись ежегодные планы работ в соответствии с небольшим ассигнованием на охрану памятников. В основном все проектные работы выполнялись Александром Викторовичем. Все проекты А. В. Ополовникова по реставрации проходили экспертизу в Академии архитектуры СССР и неизменно получали высокую оценку. С его участием определялись первоочередные работы. Впоследствии появилось много критиков, усомнившихся в правильности его подхода к реставрации кижских памятников, и до сих пор есть спорные вопросы, но в главном Александр Викторович был прав – и церкви, и дома надо было срочно спасать от неминуемого разрушения. В том, что сейчас можно увидеть такую красоту, – огромная его заслуга! А. В. Ополовников был человеком очень пунктуальным и аккуратным. За годы работы в Карелии им был выполнен огромный объем работ с точнейшими обмерами, обследованиями, пояснительными записками, историческими справками, фотоматериалом – и все это в установленные в договорах сроки. Кроме того, в договорах предусматривался авторский надзор за ремонтно–реставрационными работами, который Александр Викторович осуществлял, казалось, не по обязанности, а по велению своего сердца. Много времени и сил он отдал нашим краям. В любое время года, невзирая на бездорожье и отсутствие транспорта, отзывался на любой наш звонок, консультировал, а необходимые дополнительные шаблоны привозил сам или переправлял с попутчиками.

Несмотря на суровость и требовательность Александра Викторовича, у него сложились удивительные отношения с бригадой плотников во главе с большим мастером М. К. Мышевым, который очень уважительно относился к архитектору и всегда ждал его оценки. Кижских плотников всегда отличала большая ответственность за свою любимую работу. Плотники не обижались, если надо было иногда что–то переделать по указанию Александра Викторовича, потому что он не просто «давал указания», очень хорошо разбирался в их ремесле, понимал душу дерева. Ополовников учил их более тонко чувствовать пропорции архитектурных деталей, нередко сам брал топор в руки и управлялся с ним очень ловко. Вероятно, именно за это его и любили плотники.

По рекомендации Александра Викторовича было положено начало создания Кижского музея под открытым небом. Благодаря ему удалось сберечь для будущих поколений разрушающиеся дома и церкви. Сохранение памятников деревянного зодчества в музее–заповеднике считалось самой действенной формой. На протяжении ряда лет, в соответствии с выделяемыми средствами на охрану памятников, постепенно и целенаправленно воплощались в жизнь все рекомендации А. В. Ополовникова.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Нельзя также не вспомнить В. Г. Светличную–Брюсову, которой были проинвентаризованы все иконы Кижского погоста, в том числе и иконостас Преображенской церкви, вывезенный финнами во время оккупации в Финляндию и впоследствии возвращенный. До 1950 г. иконы находились в сарае Краеведческого музея. Все иконы были перевезены в Кижи. В. Г. Светличная–Брюсова провела большую работу по укреплению живописи и восстановлению Преображенского иконостаса, а также других икон, которые хранились в Кижах до 1963 г., а впоследствии были переданы в Краеведческий, а затем в Музей изобразительных искусств РК.

По роду своей деятельности мне приходилось ежемесячно посещать Кижи, принимать выполненные ремонтно–реставрационные работы. Кроме актов у нас был заведен рабочий журнал, в который М. К. Мышев записывал все замечания и основной перечень работ на следующий месяц. Я с большой благодарностью вспоминаю М. К. Мышева, он всегда встречал меня, когда я приезжала на остров, и был моим спутником при посещении других памятников, до которых добраться можно было только на лодке или пешком. Мы с М. К. Мышевым за годы совместной работы прошли очень много километров. Вот один из наших маршрутов: надо было посетить церковь в дер. Типиницы, потом пошли в дер. Яндомозеро, потом через Великую Губу в Леликозеро и обратно, а потом на теплоходе в Кижи добрались к ночи, но все запланированное сделали. Условия работы были очень сложные. В те годы добраться до Кижей, например, зимой было очень трудно: из Петрозаводска до Медгоры на поезде, оттуда до Великой Губы на автобусе, а там еще 25 км по льду на лошади. Зимой недалеко от Яндомозера рабочие заготавливали лемех для реставрации кижских куполов, М. К Мышев возил меня туда на лошади для уточнения пропорций лемеха и объема выполненных работ. Условий для размещения никаких – только благодаря доброте и гостеприимству местных заонежских жителей, в домах которых можно было обогреться и заночевать. И все же такие условия работы не пугали людей, которые ценили эту уникальную красоту памятников деревянного зодчества и работали с большим энтузиазмом для сохранения исторического народного наследия Карелии. Низкий им всем поклон!

Хотелось бы отметить большую работу А. В. Ополовникова по пропаганде памятников Карелии. В те годы было выпущено несколько буклетов об отдельных памятниках, а посещаемость острова Кижи из года в год стала возрастать. Если в 1949 – 1952 гг это были единицы (мы вели журнал регистрации посещений) и в основном это были специалисты и студенты архитектурных вузов, то когда стали ходить теплоходы, желающих познакомиться с Кижами стало больше, включая большие туристические теплоходы. Экскурсоводов в штате Управления по делам архитектуры не было, и Александр Викторович не отказывался лично проводить экскурсии и очень интересно рассказывал туристам о памятниках.

В 1964 г. Управлением по делам архитектуры было организовано совещание, посвященное 250–летию Кижского архитектурного ансамбля, на которое были приглашены специалисты со всех регионов страны. А. В. Ополовников сделал содержательный доклад и провел экскурсию по острову Кижи.

Александр Викторович представлял нашу Карелию в составе делегаций на больших совещаниях в Ленинграде, Риге, где выступал с докладами об архитектурных памятниках Русского Севера.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1965 г. полномочия по охране памятников архитектуры были переданы Министерству культуры КАССР.

Весь свой колоссальный труд по сохранению памятников архитектуры Русского Севера А. В. Ополовников отразил во множестве ночных работ, среди них – две замечательные книги: «Памятники деревянного зодчества КАССР» (1955 г.) и «Русское деревянное зодчество» (1983 г). Эти книги – памятник замечательному человеку, отдававшему все свои силы делу сохранения шедевров деревянного зодчества.

2004 г.

// От первого лица (сборник воспоминаний о Кижах)
Составление и редакция Борис Гущин
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 249 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф