Метки текста:

Воспоминания Кижи

Раиса Каталкина
О Кижах и не только. Листая страницы истории VkontakteFacebook

Р.И.Каталкина. Фото 1954 г.

Работа, связанная с охраной памятников архитектуры, эти 16 лет остались в памяти на всю жизнь. Это была работа интересная, ответственная, она не только увлекает, но и завораживает на долгие годы.

Конечно, учитывая те послевоенные годы, было непросто решать серьезные задачи и осуществлять первоочередные работы по сохранению памятников архитектуры. Так как все было связано с выделяемым финансированием. Это были годы тревог, разочарований, надежд на понимание, а когда что–то получалось, конечно, была радость.

Приятно вспомнить, что по жизни мне встретилось много хороших, ответственных, понимающих и профессиональных людей. Конечно, это А. В. Ополовников – человек, посвятивший свою жизнь изучению деревянного зодчества, М. К. Мышев – мастер, большой умелец плотницкого дела, Б. В. Гнедовский – первый автор обмерных чертежей памятников Кижского погоста, которые и послужили основой для обмерных чертежей и проекта реставрации А. В. Ополовникову.

Забегая вперед, скажу, что в созданной Научно–реставрационной мастерской Б. Гнедовский взял на себя руководство проектной группой. Но с ликвидацией мастерской был потерян такой архитектор, который ценил историю Карелии, поднимал вопросы по сохранению памятников Петрозаводска и республики и во всем поддерживал Д. С. Масленникова (бывшего тогда начальником Управления по делам строительства и архитектуры).

Дмитрий Сергеевич Масленников – мой первый руководитель, который был у истоков послевоенных работ по сохранению памятников архитектуры Карелии. При наличии огромных сложных задач по развитию и планировке городов и поселков республики, Д. С. Масленников уделял большое внимание сохранению памятников архитектуры. Когда я в 1949 г. приступила к работе в Управлении старшим архитектором по охране памятников архитектуры и художественной промышленности, Д. С. Масленников поставил передо мной большие задачи по организации работ по сохранению архитектурного наследия. А это – определение объемов первоочередных работ по обследованию памятников, уточнению списков памятников, подлежащих государственной охране, заключению договоров на проектно–сметные работы.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Дмитрий Сергеевич привлекал для консультаций авторитетных специалистов – архитекторов Л. М. Лисенко, Б. В. Гнедовского, А. В. Ополовникова, который и стал автором большого количества проектов обмера и проектов реставрации памятников и в дальнейшем осуществлял авторский надзор за ремонтно–реставрационными работами.

Учитывая заинтересованность А. В. Ополовникова в работе на территории Архангельской области, Сибири и других районах, Д. С. Масленников просил меня находить компромиссные решения при подготовке заданий и договоров на проектные работы, чтобы сохранить А. В. Ополовникова для ведения работ по сохранению памятников Карелии. Учитывая большой объем работ по сохранению памятников, Д. С. Масленников в те непростые послевоенные годы сумел доказать и убедить руководящие инстанции в необходимости создания Научно–реставрационной мастерской (НРМ) и создал ее при Управлении по делам архитектуры.

В составе мастерской была проектная группа, которую возглавил Б. В. Гнедовский, строительная группа, возглавляемая М. К. Мышевым. В штате был художник–реставратор Г. В. Жаренков, который принимал участие в укреплении иконостаса Преображенской церкви под руководством В. Г. Светличной–Брюсовой, кандидата искусствоведения. Иконостас был возвращен из Финляндии и, учитывая его плохое хранение, был в аварийном состоянии.

За Управлением осталась роль заказчика. В общем, все было налажено и организовано. Сделано все своевременно, и в этом большая заслуга Д. С. Масленникова. Работа НРМ шла с нарастающими темпами. Обследовались памятники, устанавливались охранные доски, велись ремонтно–реставрационные работы и работа в архивах с выпиской исторических справок.

Было принято решение о перевозке памятников на остров Кижи в соответствии с ситуационным планом, хотя утвержденного Генплана еще не было. Перевозка памятников с последующими ремонтно–реставрационными работами была экономически обоснована.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Так были перевезены дом Ошевнева, дом Елизарова, церковь Воскрешения Лазаря и еще четыре памятника.

Но это радовало недолго. Д. С. Масленников был снят с работы, причем решение было неожиданным и непонятным. Были собраны подписи ведущих специалистов в защиту Дмитрия Сергеевича, но это не было услышано, и он ушел с работы. Очень было жаль, что республика потеряла такого широко образованного и высококвалифицированного специалиста, заинтересованного и так много сделавшего для развития нашей республики.

Результат этого не заставил себя долго ждать. Вскоре после ухода Д. С. Масленникова НРМ была ликвидирована. Сложившаяся проектная группа была распущена. Вопрос стоял о сохранении строительной бригады. На момент ликвидации мастерской я была назначена временно исполняющей обязанности начальника, так как начальник мастерской Г. Селезнев тоже был снят с работы. Было невероятно тяжело подписывать документы по ликвидации мастерской, осознавая ее огромное значение в сохранении памятников.

Но худа без добра не бывает. Начальником Управления по делам строительства и архитектуры был назначен Р. А. Соломонов, который с пониманием отнесся к моему предложению по сохранению бригады плотников. Согласовал с необходимыми инстанциями решение о принятии бригады плотников в штат Управления, и бригада была сохранена! Работы были продолжены хозяйственным способом. Но в штате Управления не было хозяйственной части, и все вопросы приходилось решать самим – приобретение строительных материалов, организация транспорта. Но М. К. Мышев активно включился в работу, и мы вместе решали все возникающие вопросы.

Время не стояло на месте, и опять было принято новое решение Правительства Карелии: Управление по делам строительства и архитектуры было передано в состав Министерства коммунального хозяйства КАССР. Р. А. Соломонов, обеспокоенный судьбой памятников, внес предложение министру коммунального хозяйства В. И. Вараксину организовать строительную группу по ремонтно–реставрационным работам при проектной конторе «Коммунжил- проект». Предложение было принято, и строительная группа была организована. Возглавил ее Б. В. Моталев, который по–доброму принял бригаду плотников М. К. Мышева.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К этому времени изменилось отношение к памятникам. Увеличилось финансирование, и соответственно, увеличились объемы реставрационных работ. Так были спасены и перевезены в Кижи дом Елизарова из деревни Середка и другие памятники. Но сколько домов было потеряно ранее из–за недостатка финансирования. Разрушенные дома–памятники, расположенные вдоль берега и обозреваемые по ходу движения теплоходов, были разобраны по распоряжению «инстанций».

Вспоминаю еще один момент, который изменил отношение к памятникам в Карелии. Это первое посещение Кижей иностранной делегацией во главе с послом США в России Чарльзом Боленом. То, что мы не могли решить, стало решаться в кратчайшие сроки.

А получилось так. Я была в Кижах – в то время шли работы по покрытию главок Преображенской церкви лемехом. И остров посетил Председатель Совета Министров КАССР И. С. Беляев. Он попросил показать ему памятники. Я с огромным удовольствием проводила его по острову и показала все достояние Кижей. И, конечно, воспользовалась случаем и рассказала и о проблемах, которые не решались. А это небольшое финансирование, отсутствие охраны, противопожарного оборудования. Показала, в каких условиях живет бригада плотников. Рассказала, что тревогу с точки зрения пожарной безопасности памятников вызывает магазин, расположенный вблизи погоста и посещаемый жителями окружающих Кижи деревень. А вопрос о переносе его в Боярщину не решался. Да и причал, расположенный в непосредственной близости от погоста, тоже доставлял беспокойство. Пассажиры, ожидая теплоходы, разводили костры, а охрана в Кижах – один сторож да бригада плотников, когда она там работала. Вопрос о переносе причала в деревню Васильево также не решался.

И. С. Беляев выслушал меня и попросил все изложить в письменном виде и представить ему. По приезде в Петрозаводск я подготовила письмо, изложила все, что считала необходимым и первоочередным, а в конце добавила: «Нужна в Кижах лошадь», – ведь транспорта в Кижах не было. Это письмо подписал начальник Управления Р. А. Соломонов и посмеялся: «Много ты хочешь, еще и лошадь!» Письмо отправили в Совет Министров и стали ждать.

Так получилось, что прошло совсем немного времени, и я опять еду в Кижи готовиться к встрече первой иностранной делегации. А что можно было сделать? Только организовать уборку территории, в том числе у магазина и причала. Все сделали и ждали делегацию. Но приходит неожиданно грузовой катер и – сюрприз! Привозят оборудование для общежития: кровати, постельное белье, одеяла. И, кроме того, прибыла бригада в наше распоряжение. А у нас территория уже убрана. Я говорю: «Надо убрать магазин». Все наличные в магазине продукты, бутылки были вывезены на территорию сельсовета в деревне Боярщина. Магазин был быстро разобран, все убрано, а площадь закрыта дерном с ромашками. Вот так быстро решился многолетний нерешаемый вопрос![текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

А в скором времени был установлен причал–дебаркадер в деревне Васильево, а у Кижского погоста приставали только туристические теплоходы. А лошадь? Да и она появилась в бригаде и стала помогать в перевозке материалов. А самое главное – финансирование на следующий год увеличилось в два раза. Стал решаться вопрос по установке противопожарного оборудования.

В общем, все было хорошо, только я не могла понять, кого благодарить – председателя Совета Министров Карельской АССР И. С. Беляева или первую иностранную делегацию на остров Кижи во главе с послом США в СССР Чарльзом Боленом?

Многое осталось в памяти. Мои путешествия и зимой, и летом. Это и Лычный остров, Яндомозеро, Типиницы, Челмужи, Кемь, Кондопога, Кавгора, Леликозеро и, конечно, остров Кижи и его «ожерелье» – Волкостров, Подъельники, Корба, Кургеницы и др.

С развитием Кижей возникали вопросы организационного порядка. В штате Управления не было экскурсоводов, смотрителей, не было дома для приезжих. Со временем там был организован филиал гостиницы «Северной» на 10 мест. На летний период стали работать экскурсоводами Д. Костромитинов, М. Прасолов.

В общем, подошло время, когда вопросы развития Кижского заповедника нельзя было откладывать. И министр культуры КАССР Л. Н. Колмовский поставил вопрос о передаче памятников архитектуры этому министерству. Это было правильное и своевременное решение, поддержанное Управлением по делам строительства и архитектуры. Переход произошел спокойно, работа продолжалась без остановки. Я была счастлива, что все перешло в хорошие руки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сейчас радует, как изменилось отношение к памятникам архитектуры и истории, как развивается музей–заповедник «Кижи», который уже отмечает 50–летие своей уникальной работы и чей коллектив по праву может гордиться своим вкладом в дело сохранения памятников деревянного зодчества и истории.

Сейчас у музея серьезный период, связанный со сложной и уникальной работой по реставрации Преображенской церкви. Но я уверена, что эта работа будет успешно завершена!

И исполнится мечта – увидеть это возрождение!

2015 г.

// От первого лица (сборник воспоминаний о Кижах)
Составление и редакция Борис Гущин
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 249 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф