Метки текста:

Воспоминания Кижи

Борис Моталев
Воспоминания о Кижах VkontakteFacebook

Моталев Борис Васильевич (1915 — 1991 гг.), руководитель секции реставрации проектной конторы МКХ КАССР, зам. директора музея-заповедника «Кижи» по реставрации и строительству в 1960-е - 1970-е гг.

Я родился в 1915 г. в Кировской области. В 1935 г. закончил Устюгский архитектурный строительный техникум.

Работал в системе Министерства коммунального хозяйства (МКХ).

Работая в проектной конторе МКХ, которая в последние годы (1957 г.) временно вела работы по реставрации памятников архитектуры в республике, полюбились мне старинные постройки, т. е. памятники деревянного зодчества, и я принял решение работать в этой области. Сначала был прорабом ремстройучастка, а потом начальником участка с 1957 г.. Памятники деревянного зодчества шли тогда в ведении Управления архитектуры Совмина КАССР.

В 1967 г. образовался музей «Кижи», куда и передали Ремстройучасток с рабочими, материалами и лошадью Машкой. Вот и все хозяйство.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С июня 1967 г. я был переведен на должность зам. директора музея «Кижи», где и работал до выхода на пенсию в 1977 г.

Строительно–архитектурный участок был небольшой, до 20 человек. В основном местные жители. Все хорошо знали плотницкое дело, были среди них и лодочные мастера, которые шили лодки- кижанки. Все мы были, можно сказать, патриотами этого дела; работать и жить приходилось в очень грудных условиях, на сухом пайке. Необходимо отметить рабочих К. П. Клинова, Б. Ф. Елупова, Н. И. Степанова, П. М. Мотова.

Все работы выполнялись ручным способом, а транспорт – одна Машка. Работа велась по старинке – распиловка продольной и поперечной пилой, был набор и столярного инструмента. В основном, конечно, топор.

Были домкраты до 60 тонн, лебедки, а чаще всего применялись блоки.

Мы занимались реставрацией не только в Кижах, но и на периферии: В Кондопоге, в Кеми, Яндомозере и др.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Работа велась по проектам А. В. Ополовникова, под его руководством выполнялись и обмерные работы. Принимала работу Каталкина Р. И.

Большой вклад в дело сохранения памятников внес, работая мастером, Мышев Михаил Кузьмич, патриот этого дела. Работая с бригадой строителей на жилых объектах еще до реставрации памятников, он получил хорошую закалку и мастерство, а главное, стал организатором строительства и реставрации деревянных построек в Карелии. Он хорошо знал людей, кому что можно доверить. Ему пришлось заниматься перевозкой построек, в первую очередь тех, которым грозила на местах утрата: были перевезены на остров Кижи дома Ошенева и Елизарова, несколько домов в деревню Ямку, ветреная мельница из Волкострова и водяная из Березовой Сельги.

Когда я только приехал, отношение к нам, реставраторам, со стороны партийных и советских органов было плохое, с презрением, такое же и у большинства местного населения. Было время, собирались разобрать церкви. Их поддерживали и председатели колхозов. Наша бригада отстояла, пришлось им уйти восвояси, хотели пилить на дрова.

С большим трудом перевозилась часовня из Кавгоры; приходилось на себе детали переносить через болота, дороги не было – это был героизм рабочих – именно патриотизм и воля старших поколений людей. Внутреннее оборудование было растащено и поломано. Состояние памятников было плохое – крыши протекали, оконные и дверные проемы сняты, печи разобраны, декор разбит и т. д.

На Преображенской церкви лемеха не было, главки покрыты железом, некоторые венцы выпирали из сруба. Кровля представляла гнилые отдельные кусочки. Обшивка была снята по указанию Ополовникова, под железом нашли остатки лемеха, которые были взяты за образцы при восстановлении. На венцах сруба большая гниль. Ее приходилось заменять и ставить коронки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Лемех тесали из осины, которую заготовляли на берегу вплоть до деревни Яндомозеро, и на лошадях везли в Кижи.

Основание дало осадку, и пришлось поднимать домкратами. Иначе грозила авария памятника. Крыльцо полуразрушено. Пришлось заменить тетивы и ступени, площадки. Заменять связанные бревна длиной до 18 м в трапезной было нельзя, могла быть авария. Потеря связи – авария стены.

Вся надежда была на химическую пропитку древесины, которая велась представителями Сенежской лаборатории. Но, со слов работников музея, она не оправдалась. Химические вещества отрицательно повлияли на сохранение древесины.

Представляется, что правы были те, которые ратовали за переборку памятника старым дедовским способом. Другого выхода нет.

Химической пропитке Преображенская церковь не подвергалась.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Но ошибкой было и посадить ее на металлический каркас, который установлен в центре памятника и сделал его недоступным для туристов. В Покровской церкви кроме ремонта кровли и главок (замена лемехов) ничего не делалось, но она тоже находится в аварийном состоянии, видимо, и она должна подвержена переборке.

Для переборки нужно много сделать в качестве подготовки. Этот вопрос надо еще раз хорошо продумать с заготовкой леса и механизмов подъема, рабочей силой.

Использовать документацию Ленинградского инженерно–строительного института.

О недостатках в работе

Должным образом из года в год не решался вопрос с обеспечением лесоматериалами. Для этих целей нужен спецлес, хорошо выстоявший в борах и высушенный, в штабелях, гладкоствольный, смолистый, не подсоченный. А мы получали лес в основном из Ламбасручья, где–то в конце лета, что влияло на его качество, без сортировки и осмотра хотя бы на месте при сплотке.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Отсутствовал автотранспорт, что не позволяло заглянуть в глубину для выбора леса из старых домов.

У нас не было плотничного и столярного инструмента старого образца. Мы не были обеспечены современной подъемной техникой.

Не было жилого дома для строителей. Не было набора и обучения молодых рабочих. К работе привлекались студенты в летнее время.

О ликвидации первого аварийного состояния Преображенской церкви

Когда впервые в 1957 г. я пришел на Преображенскую церковь, понял, что за ней нет постоянного наблюдения нет журнала посещения и т. д. Когда установили геодезическое наблюдение выяснилось, что она движется на восток, на несколько мм в год, сразу все были приняты меры:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В результате принятых мер отклонение памятника на восток прекратилось.

Несвоевременное принятие указанных мер могло привести к аварии, журнал надо было вести постоянно, особенно по Преображенской церкви.

Материалы наблюдения (чертежи, графики и др.) в проекте ЛИСИ стали храниться у гл. хранителя музея.

Вариантов и предложений по у креплению Преображенской церкви было много; все они обсуждались на совещаниях, большинство из них было за сохранение памятника на месте без переборки. Дело, конечно, завидное, но реально не выполнимое. Вся надежда была на применение химической защиты. Когда с этой идеей в Карелию приехал профессор Горшин С. Н., лет 10 тому назад, он был принят в Совмине и обкоме партии, быстро вошел в доверие всех специалистов и работников музея. Он доказывал, с повторной химической обработкой памятники могут сохраняться до 100 лет.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Дело заманчивое. Быстро создали на острове полигон с лабораторией, сделали ванну длиной 7 м для вымачивания старой и новой древесины; т. е все просьбы были выполнены, работали студенты ЛИСИ. Была также внедрена панельная пропитка стен строений, но должных результатов она не дала Сам Горшин молчит, в газетах его не слышно.

Химией занималась реставрационная контора, у нее вся документация.

Что делать дальше с Преображенской церковью?

  1. Установить наблюдение за памятником, его наклоном, не допустить аварийного, опасного состояния, при котором и переборка будет затруднена. Следить за выпучиванием стен (венцов), особенно на восточную сторону. Время не ждет, надо принимать решение одновременно составить кадры, материалы, жилье для рабочих.
  2. Проинвентаризировать весь материал, сгруппировать его, все проекты и протоколы совещаний. Поручить видному деятелю просмотреть все еще раз и грамотно отнестись к накопленной информации и выяснить, что можно использовать для ускорения решения вопроса о сохранении Преображенской церкви.

1990 г.

(Научный архив музея «Кижи». Ф. 1. Оп. З. Д. 1473)

// От первого лица (сборник воспоминаний о Кижах)
Составление и редакция Борис Гущин
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 249 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф