Метки текста:

Воспоминания Кижи

Борис Гущин
Пропавшая икона. Из истории иконостаса Преображенской церкви Кижского погоста VkontakteFacebook

В августе 1926 г. академик И. Э. Грабарь во время своей экспедиции записал об этой иконе: «Царские врата датируются Екатерининским временем. Тогда же написана Троица – местная вкладная икона со Знамением вверху Божьей Матери и Предтечи (ранее найдены в сторожке створки с петлями, а сама Троица резная с закланием агнца найдена в Покровской церкви)».

* * *

Многое о том, о чем я пишу в этом мемуаре, до сих пор неясно, и мои предположения, а точнее – мое видение тогдашних событий развивалось параллельно с некоторыми другими событиями, которые, возможно, никак не связаны с этой дорогой пропажей. А вдруг да...

Поэтому попытаюсь восстановить то, что сохранилось в памяти.

В августе 1968 г. нам с Виолой в Кижах пришлось водить довольно-таки много экскурсий, и поэтому поездке на выходные в Петрозаводск мы очень обрадовались: за квартиру заплатим, в кино сходим, мороженого поедим. Отдохнув таким образом, мы на «Метеоре» вернулись на остров. На причале нам сообщили о пропаже.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Следует пояснить читателям, что местный ряд – нижний ряд иконостаса – отличается от прочих рядов не только разнообразием состава, но и размерами икон. В иконостасе Преображенской церкви в этом ряду стоят иконы, написанные в XVII, первой четверти XVIII и в середине XVIII в. Они различного формата, и, чтобы высота ряда была единой, их обрамляют резными золочеными рамами.

Местный ряд иконостаса Преображенской церкви включает 16 икон, большая часть из которых крупноформатные, с изображением популярных на Русском Севере святых.

Две резные створки были вставлены в среднюю часть иконы «Деяния ветхозаветной Троицы», находящейся в местном ряду иконостаса справа, между иконами: «Собор Пресвятой Богородицы» и «Спас нерукотворный. В раме с клеймами».На погосте все наши столпились у церкви. Вечерняя дежурная по музею Вера громко переругивалась с утренним дежурным Виктором, взаимно упрекая друг друга в нарушении всяческих правил и потере бдительности.

На крыше у одной из главок протискивал свое тело в узкий люк экскурсовод Толя. Протиснулся. Значит, можно было попасть в церковь и таким образом. – Следственный эксперимент,– объяснили нам злые, взволнованные коллеги.

Милиция уже в который раз задавала вопрос директору музея В. И. Смирнову и главному хранителю А. Т. Беляеву: – Скажите, сколько стоит эта икона? – Она бесценна. – Что значит – «бесценна»? Сколько она стоит в рублях или долларах?[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Беда в том, что в 1968 г. кижские иконы еще не были оценены и застрахованы. Поэтому милиция не прочь была бы и не открывать дело, так как пропало нечто, не имеющее оценочной стоимости, иными словами – не стоящее ни копейки. Серьезные аргументы за открытие дела, к счастью, всё же нашлись.

Хотя мне показалось, что милиция в тот момент не особо серьезно отнеслась к краже, причем именно из-за отсутствия денежной оценки.

Конечно, основная моральная нагрузка пала на Веру, так как, скорее всего, икона была похищена в ее дежурство – вечером, а не утром.

Сейчас, по прошествии многих лет, мне вспоминается такое тогдашнее объяснение условий, при которых произошла пропажа. Вечером, уже после 20 часов, ответственный дежурный пришла в церковь и отпустила смотрительницу, но сама почему-то на какой-то период ушла, не закрыв Преображенскую. Через некоторое время дежурная вернулась и заперла дверь на замок, вероятно даже не заходя в интерьер. Возможно, что икону похитили именно в этот период, хотя можно допустить, что и позже, ведь не зря Толя лазил через люк. Как бы то ни было, но утром, открыв церковь, Виктор увидел, что в центре иконы «Троица ветхозаветная с хожением» нет створок резного средника и забил тревогу.

Из всех икон, входящих в иконостас Преображенской церкви, легче всего было похитить именно эти две резные створки размером 29 на 67 см – они свободно, без всякого крепежа вставлялись в центральное сквозное отверстие в иконе.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Когда-то в центре между створками была и основная часть триптиха – резная «Троица», но в иконостасе, собранном в 1950-е гг. В. Г. Брюсовой и Г. М. Жаренковым, этого средника уже не было.

Во время Великой Отечественной войны эти иконы в числе прочих были вывезены оккупантами в Финляндию. На сворках были финские регистрационные номера 4/65 а и 4/65 с. Номер 4/65 в был присвоен самой огромной иконе «Троица ветхозаветная с хожением» (сейчас в каталоге эта икона называется «Деяния ветхозаветной Троицы»), размер которой 141 на 171 см. А резной средник, размером 60 на 60 см, непонятно, вывозился в Финляндию или нет. Во всяком случае, я лично видел его на старой фотографии (вероятнее всего – довоенной), которую нам показывала В. Г. Брюсова во время своего приезда на остров Кижи в 1970-е гг.,– на той фотографии резной средник иконы «Троица ветхозаветная с хожением» был в полном комплекте: средняя часть и две створки. К сожалению, я не спросил у Веры Георгиевны о происхождении этой фотографии, а при последней московской встрече с В. Г. Брюсовой в декабре 2006 г. за два дня до ее трагической гибели я просто забыл об этой иконе.

Возвращаюсь к моему мнению, что милиция все-таки плохо искала пропавшую икону или не искала ее вообще, хотя, может быть, я и ошибаюсь.

По рассказам очевидцев, в тот вечер на рейде у острова стояла какая-то московская яхта, и яхтсмены, по слухам, гуляли по острову допоздна. Яхта ушла, и я считаю, что никто этих москвичей по поводу нашей пропажи не искал и не беспокоил.

* * *[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В общем, резные створки так и не нашлись, а осадок от этой пропажи остался... В 1970 г. мы с Виолой поехали по туристической путевке в Финляндию. На границе из всей нашей группы самый жесткий контроль прошли мы. Таможенники что-то внимательно искали даже в моих ботинках. А на обратном пути никто даже не поинтересовался, что мы оттуда везем. Наши друзья по путешествию, побросавшие со страху перед границей томики Солженицына и газеты с мемуарами Н. С. Хрущева, говорили потом: – Вот кому надо было все принести в купе – Гущиным. Мы отвечали на это цитатой из выброшенного ими Солженицына: – Образование ума не прибавляет.

А створки резной иконы, я думаю, попали к тому, у кого был средник, и сейчас они находятся в границах бывшего СССР, а может быть, и в Финляндии.

Как бы то ни было, но хочется верить в то, что придет время и резная «Троица» в полном комплекте встанет на свое место в иконостасе Преображенской церкви.

2012 г.

// От первого лица (сборник воспоминаний о Кижах)
Составление и редакция Борис Гущин
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 249 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф