Метки текста:

Воспоминания Кижи

Наталья Мельникова
Здравствуйте, я ваш экскурсовод VkontakteFacebook

Мельникова Наталья Михайловна, ученый секретарь музея «Кижи». В 1984 — 1989 гг. — внештатный экскурсовод.

«Большое спасибо экскурсоводу! Как хорошо, что есть молодые люди, так хорошо знающие историю и культуру нашей страны!»(Из книги отзывов посетителей музея-заповедника «Кижи»)

В 2016 г. Государственный музей-заповедник «Кижи» отмечает свое 50-летие. Несмотря на не столь долгую историю, музеем достигнуты определенные успехи. Целый ряд музейных программ в течение многих лет является востребованным, пользуется вниманием, популярностью и искренней любовью посетителей музея, жителей Карелии. Особую роль и значение в жизни музея все годы его существования играли курсы подготовки экскурсоводов. Курсы являются самой первой образовательной программой музея, самой долгой и, пожалуй, самой успешной. В музейном архиве есть документы, свидетельствующие, что первый набор слушателей на курсы экскурсоводов был осуществлен в 1967 г., на второй год существования музея. На мой взгляд, курсы – образовательный проект с большим педагогическим эффектом. Для профессионального и личностного становления сотен молодых (и не только молодых) людей курсы стали настоящей школой мастерства, общения, подлинного патриотизма

В феврале 1984 г., будучи студенткой 3-го курса историко-филологического факультета Петрозаводского университета, я стала слушателем курсов подготовки экскурсоводов. На курсы я пришла вместе с однокурсницами Викторией Григорьевой и Ириной Ивановой. Как оказалось, этот шаг сыграл исключительно важную роль в моей жизни: Кижи стали для меня судьбой, сыграли огромную роль в профессиональном становлении и в личной жизни.

Занятия проходили в университете, где существовала такая форма дополнительного образования, как факультет общественных профессий, в рамках которого музей и организовывал эти курсы. Занимались так же как и сейчас: два раза в неделю, в вечернее время, как правило, по три лекции. Лекторами выступали сотрудники музея «Кижи» и преподаватели университета. Учиться было интересно. Лекционный цикл был очень содержательным, разнообразным по тематике: история, архитектура, иконопись, народные традиции. Лекторы были хорошо подготовлены: свободно владели материалом, просто и ясно излагали его. Для лекций университетских преподавателей были характерны академичность, масштабность. Лекциям сотрудников музея были присущи конкретность, восторженность и увлеченность Кижами. Среди университетских историков и филологов курсы пользовались популярностью, аудитории всегда были полны слушателей. Занимались мы весь февраль, март, апрель. В начале мая сдавали экзамены, по результатам которых музей набирал студентов на работу.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Экзамены я сдала успешно и на два месяца, июль и август, подписала с музеем договор на работу экскурсоводом. На остров я приехала со своими однокурсницами Викторией Григорьевой, Ириной Ивановой и Еленой Зубениной. Наши контракты с музеем вступали в силу с 1 июля. На остров мы приехали 30 июня рейсовой «кометой», которая прибывала в Кижи в 19.30. Хорошо помню тихий летний вечер. Очарование острова. Предчувствие чего-то нового в нашей жизни. На причале нас встретил Геннадий Юрьевич Бурканов. Как мы потом узнали, он был заведующим отделом реставрации памятников, а в этот день являлся ответственным дежурным по музею. Встретил он нас очень дружелюбно, сразу расположил к себе. Он же на катере привез нас в деревню Жарниково, где жили сотрудники музея. Демократичность и доброжелательность были присущи большинству музейных сотрудников, которые общались с экскурсоводами, принимали участие в работе с ними. Вспоминаю атмосферу открытости, творчества, дружеского участия, царившую в музее в то время. В этой чудесной атмосфере я работала внештатным экскурсоводом все шесть лет, с 1984 по 1989 г.

Экскурсоводы жили в деревне Жарниково (там было общежитие, от которого сейчас сохранились остатки фундамента), а также в деревне Ямка на острове Кижи, в доме-памятнике Мошниковой. Общежитие экскурсоводов располагается в этом доме до сих пор.

Дом музею подарила его владелица Анна Васильевна Мошникова, которая в 1980 гг. работала смотрителем в доме Ошевнева. Очень маленького росточка, бойкая и острая на язык Анна Васильевна была «грозой экскурсоводов», позволяла себе прямо при туристах высказывать свое мнение о наших экскурсиях. Не дай бог экскурсоводу допустить ошибку, «бабка Мошка» могла тут же прервать рассказ – нечего, мол, ерунду говорить. Но даже если у кого и случались такие эксцессы с А. В. Мошниковой, зла на нее не держали, воспринимали как науку, искренне считали, что ей это можно. В праздничные дни А. В. Мошникова надевала народный костюм и садилась за ткацкий стан в доме Ошевнева, преображаясь за работой так, что вызывала восторг и восхищение туристов. Помню, один раз зайдя в дом Ошевнева с группой, в сенях на втором этаже увидела обнимающихся А.В. Мошникову и Татьяну Владленовну Никулину, моего университетского преподавателя (она в свое время также работала в музее экскурсоводом). И слышу, как Анна Васильевна говорит: «Вот, тоже хороший экскурсовод, такой же хороший, как ты, Татьяна, была...». Для меня было счастьем такое услышать.

Первый месяц я жила в Жарниково, а затем перебралась на остров. И там, и там были свои плюсы и свои минусы, свой шарм. Большинство экскурсоводов предпочитали остров: здесь можно увидеть потрясающей красоты закаты и восходы, гулять по всему острову, жить в старинном деревенском доме. Недостаток жизни в Жарниково – большая зависимость от транспорта, а достоинство – особая атмосфера музейной деревни, музейного братства, молодого веселья.

Завтракали и ужинали экскурсоводы в общежитии, готовили сами. А обедали в плавучем ресторане «Кижи», который тогда ничем не отличался от других ресторанов Петрозаводска – вкусная, профессионально приготовленная еда, белые скатерти, официанты, нормальный городской санузел (сейчас на Кижах такой туалет имеется только в доме специалиста на Гоголевском острове). На зимуресторан отбуксировали в Петрозаводск, где он продолжал работать. Судя по всему, у ресторана была хорошая репутация. Например, там всегда обедали иностранные группы, приезжавшие в музей по линии «Интуриста». На острове работал киоск, где продавалась приготовленная в ресторане выпечка. Что касается сотрудников музея, то для них в ресторане готовились комплексные обеды, которые стоили 1 рубль. К слову сказать, проезд на остров на рейсовой «комете» стоил тогда 3 рубля 20 копеек, на экскурсионной «комете» чуть дороже – 3 рубля 50 копеек. Стоимость одного часа экскурсии начинающего экскурсовода составляла 98 копеек.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Работали мы без фиксированных выходных, проводили, как правило, по две экскурсии в день (хотя очень часто приходилось проводить и по 3-4 экскурсии). График прихода теплоходов был такой же, как и сейчас: утром – в 8-9 часов и вечером – в 16 часов. Обычно приходило по 1-2 теплохода, не припоминаю, чтобы тогда к причалу одновременно швартовались по 4-6 теплоходов, как это стало нормой в последние годы. Зато «кометы» шли непрерывно: начиная с 9.15 и далее до обеда через каждые 15-30 минут, иногда бывали и «вечерние» «кометы» (15.45 и 16.45).

У экскурсоводов было принято посещать экскурсии методистов, научных сотрудников или своих более опытных коллег. В летнее время было много лекций, занятий. Мы много читали. На острове в то время была полноценная библиотека. Собирали книги с кижской тематикой. Помню, когда в 1986 г. вышел альбом Вадима Гиппенрейтера «Кижи», который многие сотрудники музея до сих пор считают одним из самых стильных кижских фотоальбомов, на острове он продавался «по списку» штатным сотрудникам и немногим «заслуженным» экскурсоводам. Было очень приятно приобрести это издание в личную библиотеку.

В общежитии много обсуждали экскурсии, замечания методистов, спорили. Много гуляли по острову, старались посмотреть округу. Обязательным было посещение часовни в Подъельниках (в то время учебные поездки туда не организовывались). Из Жарниково в Подъельники ходили пешком (8 км) или плавали на лодке.

Сами топили баню: кто-то брал выходной и топил для всех. В сенокосную страду помогали убирать сено в основной экспозиции. На сенокосе работали и хозяйственная служба, и методисты, и экскурсоводы.

Очень любили музейные праздники: первое воскресенье июля – фольклорный, первое воскресенье августа – праздник ремесел. В эти дни остров преображался. Становился еще более многолюдным от участников фольклорных коллективов, ремесленников. К кижскому разнотравью добавлялось разноцветье стилизованных под «народные» костюмов, этнических мотивов в женских нарядах. Экскурсоводы за честь воспринимали просьбу методистов поработать кураторами фольклорных ансамблей – гостей праздника Денег за это, естественно, никто не получал. Существовала традиция во время музейных праздников на экскурсию надевать сарафан. Нам это нравилось, хотя носили мы его в то время неправильно – не подпоясываясь, что, конечно, являлось грубой ошибкой. Туристам нравилось, если экскурсовод был в сарафане, некоторые даже огорчались, если он был одет в обычную одежду.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На экскурсию меня «выпускала» Марина Федоровна Куликова, методист отдела научной пропаганды. Яркий и интересный человек, чуткий педагог, точно подмечавший достоинства и недостатки экскурсии, методист, умевший дать грамотную рекомендацию, дельный совет. Мои первые экскурсии – это подражание экскурсиям Бориса

Александровича и Виолы Анатольевны Гущиных, которые в 1980-е годы были, пожалуй, самыми сильными экскурсоводами музея. Они не просто много знали о Кижах, но отличались большим артистизмом, умением общаться с людьми. На начинающих экскурсоводов производили впечатление эмоциональность и восторженность В. А. Гущиной, эрудиция и свободное владение материалом Б. А. Гущина, его умение показать причинно-следственную связь событий и фактов, соотнести локальный материал и общерусский. Я очень благодарна М. Ф. Куликовой за совет не копировать стиль и манеру других экскурсоводов, а делать свою экскурсию, беря в пример лучшие черты их экскурсий.

Очень сильное впечатление производили занятия, посвященные иконописи, проводимые реставратором музея Ириной Михайловной Гурвич. Мы жили в атеистической стране. Об истории религии студенты-историки узнавали из курса лекций, который назывался «научный атеизм». И в тоже время главными памятниками музея были храмы. И на остров тысячи людей со всей огромной страны – Советского Союза, ехали прежде всего из-за знаменитых кижских церквей. Тема икон, религии было очень интересна нам, на экскурсиях мы очень хотели рассказывать об иконах. Да и туристы очень часто, даже в первую очередь, интересовались сюжетом иконы, особенностями кижских икон. И вот здесь возникало явное противоречие. Увлечение библейскими сюжетами не поощрялось, методика проведения экскурсий рекомендовала делать акцент на исторические сведения, искусствоведческий анализ. Поэтому занятия И. М. Гурвич вызывали неизменный интерес. Лекции И. М. Гурвич ценили за глубину знаний иконописных сюжетов и образов, общую эрудицию, интеллигентность, за стремление избегать упрощения сложных вопросов. Тихий голос и некоторые особенности дикции зачастую служат серьезным препятствием для восприятия лекционного материала. В случае с Ириной Михайловной это только усиливало нашу сосредоточенность и внимание. Думаю, что именно И. М. Гурвич стала для очень многих штатных и внештатных сотрудников музея примером профессионала высочайшего уровня. Сожалею, что в 1990 гг. И. М. Гурвич вынуждена была уйти из музея, уехать из страны. Помню её горестные слова накануне отъезда в Ново-Валаамский монастырь в Финляндию о том, что никогда ей уже не придется работать с иконами уровня, сопоставимого с уровнем икон из Преображенской церкви.

Зимой-весной 1985 г. я посещала курсы повышения квалификации, которые музей организовывал для экскурсоводов, уже имевших опыт работы на острове. Этот лекционный цикл произвел на меня сильное впечатление. Некоторые темы отличались большой оригинальностью. Помню совершенно блистательную лекцию, посвященную современной японской архитектуре, прочитанную Вячеславом Петровичем Орфинским. Запомнились семинарские занятия, посвященные религиозной тематике, роли церкви в современном мире университетского преподавателя Виктора Николаевича Семеновкера. Восхищала исключительная эрудиция лектора, умение раскрыть тему, четкость, ясность изложения фактического материала. Его лекции произвели большее впечатление и были более интересны, чем лекции по схожей тематике в университете.

На протяжении всей своей достаточно долгой жизни в музее с чувством глубокого уважения и искренней признательности вспоминаю сотрудников отдела научной пропаганды (как тогда назывался экскурсионный отдел), работавшими с внештатными экскурсоводами в 1984 – 1989 гг.: Берту Константиновну Эртте, заведующую отделом, сотрудников отдела Марину Федоровну Куликову, Веру Альбертовну Солоней, Елену Ивановну Бёрнинен. И поныне в музее работает Еалина Александровна Михайловская. С теплыми чувствами вспоминаю своих коллег – внештатных экскурсоводов Марину Каневу, Татьяну Абакумову, Людмилу Фабричнову, Марину Долгушину. Все они были из Петрозаводской (тогда еще филиала Ленинградской) консерватории и вели интересные, какие-то поэтично-музыкальные экскурсии, со своим шармом. Среди экскурсоводов – молодых людей выделялся эрудицией, общительностью, юмором Максим Михайловский. Кстати, принятое в Кижах обращение «барышни» я впервые услышала именно от него. Думаю, именно Максим ввел его в обиход, обращаясь так к девушкам-экскурсоводам.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В среде внештатных экскурсоводов были свои «авторитеты». Например, Регина Калашникова, чья фотография («Кижский экскурсовод») была опубликована в главной газете страны – «Правде». Или Наталья Вербовская, которую после великолепно проведенной экскурсии приехали сватать из далекой Югославии (она так понравилась одной туристке, что та присмотрела ее в жены своему брагу). Регина и Наташа – умницы, красавицы, какие-то светлые в жизни, в них действительно все было прекрасно. Впоследствии обе связали свою судьбу с Кижами. Регина Борисовна много сделала для музея: фольклорный музейный коллектив, Рябининские чтения, часовенные праздники, научные и просветительские темы, посвященные народной культуре и кижским священникам – это ее инициативы и труды, завещанные коллегам. Наталья Васильевна работала заведующей выставочным залом, занималась подготовкой экскурсоводов на итальянском языке. А судьбу свою все-таки нашла не в России, а за границей – в Италии, где живет сейчас с семьей.

В 2014 г., выступая перед студенческой аудиторией, доктор исторических наук, профессор Петрозаводского университета А. М. Пашков, долгие годы читавший лекции по истории Карелии на курсах экскурсоводов, выразил сожаление, что в студенческие годы эти курсы прошли мимо него и он не работал экскурсоводом в Кижах. Он высказал мысль, что для студента-гуманитария такая работа является лучшим университетом. Прекрасная и верная мысль. В 1980-е, мои студенческие годы, для студентов-историков и филологов работать летом в Кижах экскурсоводом было не только престижно и модно, но и важно для личностного и профессионального формирования. Спасибо за это курсам и музею!

2015 г.

// От первого лица (сборник воспоминаний о Кижах)
Составление и редакция Борис Гущин
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 249 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф