Метки текста:

Воспоминания Кижи

Юрий Горбань
Робот в Кижах VkontakteFacebook

Техническое совещание по пожарной безопасности на Кижском погосте. Фото начала 1980 гг.

Горбань Юрий Иванович, полковник Управления государственной пожарной охраны МВД РК, один из авторов проекта пожарозащиты памятников Кижского погоста.

По линии матери мои родственники из Заонежья, Горожанкины, из бывшей деревни Обельщина близ Сенной Губы. Еще подростком я часто приезжал к заонежским родственникам в Подъельники. Сейчас там сохранилась только часовенка, трогательно приютившаяся под старыми елями – украшение Кижского ожерелья, почитаемое туристами. А тогда в Подъельниках была целая деревня, и на берегу Онего выделялся большой 2 этажный дом Киселевых, в котором летом собиралась вся родня с детворой, выбравшаяся из тесных коммунальных квартир. Помню деда Михея, хозяина дома с бородой волхва и неизменным посохом. Известный художник Коненков, путешествуя по окрестным местам, останавливался в доме Киселевых и оставил на память портрет деда Михея в графике. В 50-е годы еще курсировали колесные грузопассажирские пароходы «Урицкий» и «Володарский», с широкими палубами, высокими трубами; паровые машины в трюмах сверкали медью и важно пыхтели паром. Пароходы подходили к старому причалу, очень близко к погосту – и на таком расстоянии Кижский собор поражал своей величественностью, божественно проникая в самую душу. Тут же на поле у погоста негусто росла северная рожь вперемешку с васильками. Тогда, несмотря на пережитую войну, в Заонежье еще теплилась жизнь, о чем свидетельствовала флотилия маломерных судов и лодок-кижанок, встречающих пароход. 20-й век, как чудовищный каток, прокатился по этим землям, подминая под собой целый мир, созданный поколениями. Только реставраторы – и это их подвиг, смогли сохранить для потомков сказочно прекрасное наследие наших предков.

Позднее, а точнее с 1977 г., когда на Кижском погосте уже шли реставрационные работы, мне, ставшему специалистом пожарной автоматики, приходилось не раз бывать на острове по вопросам защиты памятников деревянного зодчества Запомнилась фраза, вырезанная кем-то, возможно, из реставраторов, прямо на деревянной стене в здании дирекции музея: «Где кто родился, тут тому и Иерусалим». Действительно, и Кижский архитектурный ансамбль, и сам остров, с детства мною почитаемые, стали для меня святыми и судьбоносными.

Деревянные церкви нередко загорались от ударов молний. От человеческой небрежности в 1963 г. сгорела двадцатипятиглавая Покровская церковь в Анхимово, близкая по архитектурной форме к Преображенской церкви в Кижах. После такой утраты смириться с беззащитностью памятников деревянного зодчества было невозможно. Защита всемирно известного архитектурного ансамбля Кижского погоста стала государственной задачей. Этой проблемой в 70-е гг. занимался Всероссийский институт противопожарной обороны (ВНИИПО) МВД России, который смог предложить только традиционные спринклерные оросители, устанавливаемые на наружной поверхности главок в прорезанные отверстия, что и составило основу утвержденного проекта защиты. Категорически против этого проекта выступили реставраторы страны. Изрезанные спринклерами купола, километры железных труб с бесчисленным количеством соединений внутри церкви совершенно не соответствовали принципам, заложенным в строительстве этого деревянного храма, построенного без единого гвоздя и не приемлющего железа. Мнение было одно – нужна другая защита, а от этой защиты памятник погибнет значительно раньше, чем от других своих бед.

Николаем Поповым, работавшим тогда в ГИИ «Спецавтоматика», было предложено для наружного пожаротушения установить по периметру Кижского погоста дистанционно управляемые лафетные стволы. Помню обсуждение этой идеи в кафе «Заречное». «Это абсолютно безнадежное дело, – сказал тогда Валерий Деревенец, зам. директора музея «Кижи».– Ведь проект уже утвержден на всех уровнях, а такой техники с дистанционным управлением нет. Такую технику можно создать, мы уже внедряем промышленные роботы, которые имеют даже программное управление», – поддержал я идею, работая в это время начальником лаборатории автоматики института тракторного производства. Был произнесен популярный тогда тост, как никогда подходящий к данному случаю: «Так давайте выпьем за успех нашего абсолютно безнадежного дела». И этот суеверный шутливо-иронический тост-пожелание (чтобы не сглазить), как талисман, многократно произнесенный в дальнейшем, сопровождал всю эту долгую, с пестрыми событиями, ненадуманную историю.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Позднее в подтверждение правильности принятого решения оказалось, что и в Норвегии для защиты кирх, и в Японии для защиты пагод лафетные стволы используются, но без дистанционного управления. Патентный поиск показал, что лафетные стволы с дистанционным управлением есть, но только на бумаге и, судя по чертежу конструкции, такие стволы реально никогда не собирались. Есть стволы с гидравлическим управлением, но они громоздкие и весят тонну. Для них требовалось наличие масляной гидростанции. Управление осуществлялось золотниками, как в паровозной тяге. Все это заставило вести совершенно новую разработку, которая проводилась в институте тракторного производства. Крутили, вертели и все равно пришли к танковой башне. Ведь у нас все было военизировано, и даже макароны имели калибр 7,62. Как обещалось, оснастили лафетный ствол программным управлением, в планах было установить телеглаз. Провели гидравлические, огневые и климатические испытания в зимнее время. В результате проведенных работ был создан пожарный робот. Он соответствовал промышленным роботам по ГОСТ 25686-85 как автоматическое устройство, на 2 степени подвижности, манипулирующее рабочим органом – стволом, имеющим программное управление.

Разместили пожарный робот на Кижском погосте в наиболее пожароопасном месте. Участники Всесоюзного совещания ведущих организаций страны по пожарной безопасности одобрили принятые решения.

18 июня 1984 г. первый пожарный робот заступил на постоянное дежурство по защите памятников деревянного зодчества на о.Кижи, о чем было сообщение ТАСС («Робот в Кижах», газета «Правда», 19.06.1984 г.). Об этом тогда писалось в журналах «Советский Союз», № 12, 1984 г., «Наука в СССР», № 2, 1985 г. и др. изданиях

Первый пожарный робот стал началом нового направления в пожарной науке и технике – пожарной робототехнике, которая получила признание специалистов пожарного дела и с этих пор стала успешно развиваться.

Два года стоял первый пожарный робот на боевом посту в Кижах – на «горячем пятачке», в центре между иссушенными веками деревянными исполинами: Преображенской и Покровской церквями и колокольней – там, где нельзя быть человеку, когда бушует огненная стихия.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Менялись пожарные смены, а он днем и ночью, летом и зимой нес свою службу, а служить ему надо было 10 лет. Ему часто давали вводные по тушению пожара. Поэт Евгений Евтушенко в стихотворении о Кижах, жалея памятник, беспокоился, что его:

... роботы захлещут, шланги взяв наперевес.С автоматикою – хаос несусветный начался.Раньше церковь рассыхалась.Размокает нынче вся.

Но не пришлось пожарному роботу служить 10 лет. Ему была уготована иная, героическая судьба. Авария в Чернобыле заставила срочно разрабатывать роботы для экстремальных сред – там, где нельзя быть человеку. По телеграмме министра внутренних дел СССР А. Власова первый пожарный робот был демонтирован с Кижского погоста, погружен в вертолет и срочно отправлен в Москву в институт Минсредмаша. Вместе с ним были вызваны разработчики Николай Попов, Юрий Горбань и наладчик Евгений Заваренский. В институте Минсредмаша экстренно, по законам военного времени, готовилась техника для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Перед специалистами из Петрозаводска была поставлена задача в короткие сроки создать устройства на базе пожарного робота для удаления радиоактивных отходов с кровли сооружений Чернобыльской АЭС с использованием гидромеханического воздействия струи. К технике предъявлялись особые условия – это высоконадежная работа под высоким давлением и при высокой радиации. Итогом работ стало создание целой боевой группы пожарных роботов-гидромониторов, готовой к выполнению поставленных задач.

Их поставили с помощью вертолетов на наиболее сложные участки в районе трубной площадки Чернобыльской АЭС, серьезно пострадавшие от взрыва. Управление ими осуществлялось дистанционно операторами по телевизионному экрану из безопасного места. Пожарные роботы заменили человека в угрожающе опасных местах и сделали за него большую работу, сберегая здоровье и жизни многих людей.

Первая пожарная команда роботов была захоронена в чернобыльском саркофаге. Но остались в конструкторской документации их «коды», по которым можно воспроизводить и далее совершенствовать этих появившихся на свет и уже проявивших себя новых созданий: пожарных роботов – «железных огнеборцев».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Работы по совершенствованию пожарного робота продолжались. Он уже приобрел техническое зрение для обнаружения загораний на базе телевизионной камеры, был одобрен специалистами пожарного дела как возможная замена пожарных на опасных для человека участках и удостоен золотой медали ВДНХ в 1987 г.

Крупномасштабная катастрофа на Чернобыльской АЭС и вытекающие из нее последствия вызвали большой резонанс во всем мире. Были созданы устройства, позволяющие с меньшим риском работать в экстремальной зоне. Но все это только для одного объекта, на который смотрит весь мир. А как быть с пожарной безопасностью на других подобных объектах? Эта проблема была поднята в статье «Кого послать в огонь», Ю. Горбань, газета «Правда», 09.03.88 г. По материалам этой статьи была встреча в «Минатомэнерго», после которой, по сути, начался новый этап работ в создании пожарных роботов для машинных залов АЭС, утвержденный Председателем Бюро Совета Министров СССР по топливно-энергетическому комплексу 02.04.88 г. Уже в 1989 г. первая партия пожарных роботов, изготовленных Лабораторией пожарной робототехники, была отправлена на Ленинградскую АЭС. Разрабатывались также проекты защиты с применением пожарных роботов на других АЭС. Наступили 90-е гг., и эти работы были остановлены.

Но работа в Кижах не прекращалась. Был разработан проект комплексной противопожарной защиты Кижского погоста. Совершенствовалась конструкция пожарного робота, который приобрел уже тогда современные черты и был одобрен для установки в Кижах. Работы по проекту, как было принято в 90-е гг., выиграла фирма из Москвы, непосредственную же реализацию проекта осуществлял наш «Инженерный центр пожарной робототехники «ЭФЭР». Вспоминается эпизод. Шел 1997 г. Порвали подводный кабель электроснабжения острова, как раз когда шли работы по сварке пожарного трубопровода по периметру погоста. Работать приходилось в ночное время по резервному питанию от танковых аккумуляторов. Даже во время ночной грозы работы не прекращались. От разряда молнии на одном из концов кабеля образовалась воронка. Все это сопровождалось русской ядреной речью. Присутствующий при этом отец Николай (Озолин) окрестил нас, и на следующий день угостил всех участников этого ночного действа пивом. Работы были закончены, но разразился дефолт, и меня срочно отправили в Москву, чтобы успеть получить то, что осталось от падающего рубля. Все это уже позади. Несмотря на все перипетии, нам удалось создать комплекс для защиты Кижей, который постепенно был укомплектован до проектных параметров и вот уже около 20 лет стоит на защите памятников деревянного зодчества. 18 июня 2014 г. отмечалось 30-летие пожарной робототехники именно с даты создания первого пожарного робота в Кижах. В настоящее время в Петрозаводске работает завод пожарных роботов, который выпускает эту продукцию в возрастающем количестве для всей страны и за рубеж.

2015 г.

// От первого лица (сборник воспоминаний о Кижах)
Составление и редакция Борис Гущин
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 249 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф