Галина Михайловская
«Вижу ищущих свет. Луч красный, луч синий, луч белый серебряный» VkontakteFacebook

А.Т.Яскеляйнен, О.А.Набокова, С.В.Куликов, Дж.Мидлтон, И.М.Архипов. Фото 1990 г.
Е. И. Рерих. Криптограммы востока

Те, кто работал в музее в конце 80 - начале 90 гг, могут вспомнить немало интересного. Жили, конечно, бедненько, но было что-то в этой бедной жизни непреодолимо романтичное, честное, и «грошевой уют» наш был неповторим. После брежневского «застоя» мы оказались на гребне исторических перемен. Странно, конечно, но сейчас это уже история, а в те времена – сама жизнь. Вспомнить хотя бы бурю, вызванную обсуждением проектов реставрации Преображенской церкви. Те, кто выступал против того, чтобы разобрать ее и собрать заново, – спасли церковь от уничтожения. И что интересно, с их позицией приходилось считаться. События внутримузейной жизни отражали общегосударственные, (было дело, и директора избирали всеобщим голосованием), а иногда и опережали их. Об одном таком эпизоде и хочу рассказать.

Воспоминания – вещь необъективная, кто-то другой из участников этого события может описать его по-своему, не так, как запомнилось мне. Детали уходят из памяти, но остаются впечатления, чувства Эта история произошла на фольклорном празднике летом 1990 г Фольклорная группа музея «Кижи» должна была выступать со своей программой и, на правах хозяев праздника, принимать многочисленных гостей – и российских, и зарубежных, а также высокое начальство из Министерства культуры. Наш коллектив, тогда еще абсолютно любительский и совсем юный, возник на энтузиазме, на интересе к северному фольклору, на желании снова запеть, «как бабушки», и донести до людей эту старину. Мы просто жили народной песней, пели, возвращаясь домой в трюме ССП, в застолье, укладывая спать своих детей – может быть, не очень чисто, но с душой. Без преувеличения, эти песни стала частью нашей жизни и большим открытием ддя нас самих. Репетировали по вечерам после работы, на лужайке пред домом в деревне Жарниково.

Всем известно, что Кижи – это место, где можно встретить самых неожиданных людей. Как сказал один из экскурсоводов, те, кого видишь только на экране телевизора, здесь от тебя – на расстоянии вытянутой руки. Так получилось, что гостил в те дни в Жарниково один колоритный иностранец, звали его Джон. Поскольку Джон приехал из Калифорнии, его немедленно прозвали Джон-американец. Он немножко говорил по-русски, одевался в белую вышитую косоворотку, подпоясанную пояском, носил высокие сапоги и картуз. Джон тесно общался с сотрудниками музея и самым активным образом включился в предпраздничный репетиционный процесс, с азартом разучивая кадриль. Тогда я впервые и услышала это название: «Форт Росс». Чтобы стало понятнее, вспомните прекрасную оперу А. Рыбникова «Юнона и Авось», путешествие графа Рязанова в Америку и его романтическую любовь к дочери губернатора Сан-Франциско. Корабль «Юнона» в 1806 г. под командованием лейтенантаН. А. Хвостова достиг Америки, а через шесть лет, в далеком 1812 г., на высоком берегу небольшой бухты недалеко от Сан-Франциско был водружен флаг Российско-американской торговой компании –триколор с имперским двуглавым орлом. Так на берегу калифорнийского залива была основана крепость Форт-Росс, русское поселение на американской земле, продовольственная база, торговый пост и центр пушной торговли.

Сегодня Форт-Росс (Fort Ross) – исторический заповедник. Он расположен на Тихоокеанском побережье Калифорнии в 80 км от Сан-Франциско, а Джон Миддлтон, как выяснилось, являлся президентом исторической ассоциации Форта. По сей день заповедник содержится в идеальном порядке, и церковь, и все здания, построенные когда-то россиянами. До сих пор стоят пушки на бастионах 1812 г, в церкви время от времени совершаются богослужения, а в самом форте проходят фольклорные фестивали. Заканчивая это длинное отступление, позволю себе предположить, что идеи фольклорного движения были, безусловно, близки Джону, и в день проведения фольклорного праздника вместе со всеми участниками фольклорной группы он прибыл на место выступления – на поляну между Кижским погостом и домом Ошевнева Потихоньку стали подтягиваться зрители и гости праздника – фольклорные коллективы: бабушки из заонежский деревень, ансамбли из других городов России, а кроме того, зарубежные – из Финляндии, Норвегии, Швеции. Начался праздник с торжественного шествия по поляне, одна делегация следовала за другой, зрители приветствовали их аплодисментами. И вот тут мы видим, что и финны, и норвеги, и шведы несут свои государственные флаги, перед каждой группой вышагивает знаменосец. Лично я не припомню, чтобы на предыдущих мероприятиях такого рода какая-либо делегация выступала под государственным флагом, и, конечно, у нас его не было. Глядя на торжественных, исполненных достоинства гостей, как-то неловко вдруг стало, б|удго это и не мы принимаем у себя на острове фольклорный праздник, а так, стоим в сторонке, как бедные родственники, сарафанчики ситцевые, пошитые в Доме мод, на головах платочки... И тут на авансцену выходит Джон. Не знаю, откуда он вытащил трехцветный флаг с двуглавым орлом, как мне помнится, из-за пазухи, проворно выдернул из косой изгороди жердь потоньше, насадил флаг на это корявое древко и со словами: «Нет, вы пойдете под российским флагом!» – вручил его нашему руководителю Игорю Архипову. Надо сказать, что теперь национальный триколор можно увидеть повсюду, а мы-то жили еще в СССР! До 25 декабря 1991 г. в Российской Федерации сохранялся флаг 1954 г, красный, с синей вертикальной полосой. Появление на общественном мероприятии под имперским флагом было, мягко говоря, поступком неординарным. На какое-то мгновение мы замерли, а потом будто бы удаль какая-то охватила, взяли флаг и двинули вперед. Вот на этой удалой волне и все выступление прошло. А постановление, в соответствии с которым национальным флагом России стал триколор, Верховный Совет РСФСР утвердил только в августе 1991 г., - в дни путча ГКЧП он был поднят над Белым домом в Москве. Но даже тогда с юридической точки зрения новый флаг не был официальным. Положение об этом государственном символе и его цветах были закреплены в Конституции уже в 1993 г. Вот так и получилось, что наша фольклорная группа вышла выступать под триколором, опережая правительственные решения, и, может быть, это было первое выступление на площадке государственного учреждения, которое прошло под новым старым флагом, ставшим впоследствии государственным.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Флаг российско-американской торговой компании, подаренный Джоном Миддлтоном, до сих пор хранится в деревне Жарниково. Иногда его поднимают на флагшток, и флаг развевается над домом, где и по сей день живут некоторые из тех сотрудников музея, которые в 1990 г вышли на то памятное выступление.

2015 г.

// От первого лица (сборник воспоминаний о Кижах)
Составление и редакция Борис Гущин
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 249 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф