Метки текста:

Древнерусская книжность Монастыри Песенная традиция Соловецкий монастырь

Кручинина А.Н. (г.Санкт-Петербург)
Певческая традиция Соловецкого монастыря VkontakteFacebook

Рукописные нотированные книги, входившие в свое время в состав монастырских библиотек, отразили как общерусские особенности певческой культуры, так и местные, связанные с монастырским уставом, певческой манерой, стилевыми и композиционными особенностями роспевания гимнографических текстов. До недавнего времени внимание исследователей привлекали преимущественно общерусские особенности, и лишь с 80-х годов XX в. появляются работы о местных роспевах, главным образом, в монастырской певческой традиции [1] .

Выполненные на источниковедческом и книговедческом уровнях, они позволяют сделать следующий шаг – выявить собственно музыкальную специфику монастырских роспевов, определить характерные композиционные, ладовые, структурные особенности песнопений, входивших в службы местночтимых святых.

Особый интерес в этой связи представляют песнопения в честь основателя Соловецкого монастыря преподобного Савватия, созданные и культивировавшиеся в крупнейшем центре музыкальной культуры средневековой Руси, каким являлась Соловецкая обитель.

В библиотеке Соловецкого монастыря, хранящейся ныне в Российской Национальной библиотеке [2] , находятся 18 созданных в монастыре рукописных книг, содержащих 31 песнопение в честь преподобного Савватия в составе службы ему, исполняемой 27 сентября [3] .

Повсеместное почитание святого сложилось к середине XVI в., однако самые ранние нотированные списки песнопений в его честь относятся к началу XVII в. [4] , а самые поздние – к началу XVIII в. [5] Среди них песнопения Малой вечерни (стихиры на Господи воззвах, на стиховне и сланики – всего 8 песнопений), Великой вечерни (6 стихир, 4 стихиры на литии, 3 стихиры на стиховне, 3 славника), междупеснии канона утрени (кондак и тропарь), стихира по 8-м псалме, 3 стихиры на хвалите и заключительный славник – всего 31 песнопение, рассредоточенные в суточной службе. Однако ряд собственно музыкальных (ладовых, композиционных, структурных) закономерностей позволяют говорить об особом типе циклической (рассредоточенной) композиции, которым руководствовались соловецкие роспевщики.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Цикл из 31 песнопения создавался постепенно. В начале XVII в. был зафиксирован напев трех славников Великой вечерни [6] . В рукописях 30-х годов XVII в. появляются роспевы стихир на литии и стиховне [7] , в списках середины XVII в. – стихиры Великой вечерни (8-го и 2-го гласов) [8] . И только в рукописях 80-х годов XVII в. зафиксирован полный состав песнопений [9] .

В списках начала XVIII в. количество песнопений резко сокращается, приближаясь к составу начала XVII в.

Песнопения святому Савватию изложены только знаменным роспевом, но разными типами нотации: знаменной (беспометной и, в списках конца XVII в., с киноварными пометами) и нотолинейной (киевское знамя) в списках начала XVIII в.

Литературный текст списков до второй половины XVII в. имеет раздельноречную фонетическую редакцию. Списки второй половины XVII в. содержат помимо раздельноречной еще новоистинноречную фонетическую редакцию, которая подверглась литературной правке, не имеющей, впрочем, принципиального значения для смысла и музыкального воплощения текстов.

Роспевы песнопений, созданные до литературной и фонетической правки, включаясь в корпус роспевов, составленный в конце XVII в., не изменили своего интонационного облика. Аналогичная картина наблюдается с роспевами, созданными до правки в Соловецкой обители в честь преподобных Зосимы, Германа и митрополита Филиппа – интонационный их словарь, гласовая, композиционная специфика заботливо сохраняется. При обращении к песнопениям в честь иных русских святых или к устойчивым певческим книгам, а также отдельным песнопениям наблюдается другая картина – не только литературная, но и фонетическая правка становятся основанием для создания нового роспева, что в ряде случаев подчеркивалось в рукописях ремарками типа «ин», «ино знамя», «ин роспев» [10] . Таким образом, устойчивость роспева песнопений местным святым становится характерной особенностью соловецкой певческой традиции, отражающей стремление сохранить «старину», ту удивительную уравновешенность созданных роспевов с их идеальным соответствием гимнографическому тексту, точным следованием норме монашеского жития: «По ангельскому чину жизни вашей должно быть и пение ваше» (Григорий Синаит).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Роспевы из списков начала XVII в., не отличаясь по интонационному содержанию от роспевов из списков конца XVII в., позволяют рассмотреть сложившийся в концу XVII в. корпус роспевов как некое единство, отражавшее уровень композиторского мастерства соловецких роспевщиков.

Данный цикл роспевов строился по принципу «лествицы», восхождения к небесному архетипу. Смысл цикла – прославление святого – раскрывается через постепенное и поступенное освоение системы осмогласия: от начальных (1-го и 2-го) гласов стихиры Малой вечерни через последование первых четырех гласов стихир на литии к утверждению высшей ступени – «царского» 8-го гласа в заключительном славнике.

8-й гласс оказывается ведущим в гласовой композиции Великой вечерни (стихирами 8-го гласа она начинается и завершается). В композиции всего цикла 8-й глас прерывает поступенное восхождение, как бы напоминая о его цели.

Поскольку система осмогласия, помимо ее собственно интонационных и ритмических закономерностей, представляет собой философскую основу знаменного пения, важно отметить, что в композиции использованы все гласы, за исключением 7-го гласа, «неведомого», «эсхатологического» и невозможного по своему содержанию в службе-прославлении, каковой является служба преподобному Савватию.

Поскольку песнопения представляют собой композиционно рассредоточенный цикл, то они разделяются на микроциклы [11] . Ряд их (стихиры на Господи воззвах, стихиры на стиховне Малой вечерни) организованы по принципу подобия. Их характеризует особо бережное отношение к слову, что и диктует силлабический тип роспева. Однако редкие (по одной в песнопении) фиты выявляют ключевые слова в каждом из микроциклов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Аналогичной функцией в подобных песнопениях обладают и тайнозамкненные попевки.

Основной принцип композиции стихир из подобных микроциклов основан на неравномерном рифмовании строк, создающем особый тип непериодической повторности: ААВСВАД.

Стихиры Великой вечерни, в отличие от Малой, более протяженны и по форме своей подчинены трехчастной конструкции «безыскусной» проповеди. В связи с этим их роспев, отражая смысл текста, более протяжен, включая и фиты, и лица, и тайнозамкненные попевки.

Роспев каждой стихиры достаточно индивидуален, хотя формальные признаки «подобия» – общие начальные и конечные формулы – присутствуют. Этот микроцикл строится по принципу «Преображения» материала от силлабики к большей и большей роспевности, но в пределах одной гласовой модели (в данном случае – 8-го гласа).

Следующий уровень «Преображения» – последование четырех стихир на литии. Каждая из них роспета своим гласом (1, 2, 3, 4-й гласы). Обладая развитым роспевом, сложной музыкально–риторической формой, каждая из них сполна использует музыкальные особенности своего гласа, представляя всю его «тонкость и дробь». Восхождение по гласовой «лествице» завершается в этом микроцикле славником 6-го гласа, самым протяженным гимнографическим текстом, обладающим таким же протяженным мелизматическим роспевом (в нем 5 фит, 2 лица, 5 тайнозамкненных роспевных формул). Это – кульминация цикла, остановка действия, ликования.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

От славника 1-го гласа, замыкающего стихиры на стиховые, начинается своеобразная музыкальная реприза цикла, построенная на основе подобия его начальной части. Новым материалом оказывается стихира по 8-м псалме 5-го гласа. В ней соединяются непериодическая повторность, свойственная начальным стихирам цикла, мелизматический роспев, характерный для завершений каждого из предшествующих микроциклов, и строение роспева по музыкально-риторическому принципу, свойственное начальным песнопениям Великой вечерни.

Наивысшая кульминация интонационного свойства была достигнута в предрепризном разделе, в завершении микроцикла стихир на литии.

В завершении цикла особо важным для роспевщиков оказывается слово, и поэтому заключительные песнопения вновь используют силлабический тип роспева, четкую структуру.

Изложенные наблюдения являются первым этапом в изучении монастырской певческой традиции, создавшей музыкальные произведения в честь своих чудотворцев.

// Рябининские чтения – 1995
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 1997. 432 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф