Метки текста:

Земство Новгород Олонецкая губерния

Жуков А.Ю. (г.Москва)
Управление заонежскими крестьянскими погостами в конце XV - начале XVII вв. VkontakteFacebook

Территория Заонежских погостов сложилась к концу независимости Новгорода как равнодействующая факторов этнодемографического, колонизационного, природно-климатического, политического и религиозного характера. На самом низовом уровне управления находились погосты, которые управлялись как корпорациями бояр – должностных лиц (скотники и помужники Толвуйской земли), так и отдельными боярами в пределах своих вотчин – «боярщин», – через посельских и ключников. В Выгозерском погосте отмечен староста [1] .

Кроме светских властей, управление осуществлял новгородский архиепископ. Владения кафедры располагались в основном в Олонецком погосте, причем одна часть («Ильинский погост») была в непосредственном подчинении Дома св. Софии, а другая отмечалась в позднейших документах как бывшая «за владыкою», то есть являлась частью фонда государственных земель Новгородской республики, отданной архиепископу в кормление и управлявшаяся поэтому его волостелем [2] .

С вхождением Новгородской республики в состав объединяющегося Русского государства изменились как состав администрации и ее функции, так и сам характер власти. Московский тип управления характеризовался прежде всего подданством всего населения монарху, которое сливалось с налогово–повинностными отношениями, подсудностью и вассалитетом.

Конфискация земель боярства сопровождалась появлением целого массива населенных черносошных земель, верховным собственником и властителем которых являлся великий князь Московский [3] . Для организации управления и обороны Новгородская земля была поделена на пятины, состоявшие, в свою очередь, из двух половин. Заонежские погосты вошли в Заонежскую половину Обонежской пятины.

Практическая работа по организации территории и ее управлению была проведена писцами в конце XV в. «Старое письмо» (до 1496 г.) закрепило результаты «вывода» правящего слоя Новгорода и конфискации его земель, оформило и упорядочило налоговую систему. Ю.К.Сабуров создал своим письмом (1496 г.) материальную основу управления погостами наместниками и волостелями посредством установления для каждой боярщины определенного количества «корма» на их содержание. Он же, по указу Ивана III, в 1495/96 г. устраивал поместную систему в Обонежской пятине, выбирая из присылаемых к нему для этого людей (в том числе пленных иностранцев из-под Смоленска) годных для несения военной службы и наделяя их соответствующим поместьем [4] . В 1584/85 г. писцы Леонтий Аксаков и Афанасий Жеребятичев отделили земли государственного фонда (черносошные, дворцовые и Конюшенного пути) с населением в создаваемый округ Заонежских дворцовых погостов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Кормление было типом и способом государственного управления, при котором кормленщики – наместники и волостели, назначаемые государем или архиепископом, – осуществляли функции управления: проведение в жизнь решений центральной власти, сбор налогов, суд и надзор за исполнением законов, руководство поместной системой и командование ополчением помещиков и посошных людей из черносошных волостей и монастырских вотчин в военное время, контроль за путями сообщения и торговлей. За свою деятельность они получали вознаграждение – фиксированный налог с населения («наместнич и волостелин корм»), судебные пошлины («присуд»), пошлины с торговли и торговцев (таможенные, мытные и др.), собираемые ими самими и их аппаратом – тиунами, доводчиками и другими управленцами.

После отмены кормлений и перехода к самоуправлению – с середины 1550-х гг., – население стало платить в государеву казну в Новгороде налог «за наместнич присуд и его пошлинных людей доходы», «за волостелин корм», – в соответствии со своим бывшим подчинением.

Административно–территориальное деление Новгородской земли было в основном уездно–становым. Территории, на которые распространялась власть наместников, называли уездами, а волостелей – станами. С отменой кормлений термин «стан» стал означать лишь территорию. Наместники и волостели осуществляли свою власть независимо друг от друга, поэтому иногда в официальных документах XVI в. уездами назывались станы: «Выгозерский уезд», «Олонецкий уезд» (стан волостеля Дома св. Софии) [5] .

Пятины и полупятины оставались территориально–административными образованиями в основном поместной системы – губными, военными и фискальными округами.

Особенностью Заонежских погостов было отсутствие в них единого центра управления. Часть земель этих погостов входила в Новгородский уезд, а другая группировалась по станам: северные погосты – Выгозерский, юг Толвуйского (Кузаранда), Шуньгский и, вероятно, Кижский входили в Выгозерский стан; восточные – Водлозерский, Пудожский, Шальский и Андомский – в Водлозерский; южные – Оптинский, Мегорский, Выгегорский, Остреченский, Важенский и Веницкий – в Оштинский [6] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Погост в Ярославичах состоял из поместий [7] , поэтому он, как и все государевы поместные земли в других погостах, был в ведении наместников. С Прикинского погоста по письму 1563 г. брался налог «за наместнич доход» [8] , что говорит о невхождении его в Оштинский стан. Толвуйская вотчина новгородского Николо–Вяжицкого монастыря (северная половина Толвуйского погоста) платила «за пятно и душегубство новгородских наместников», то есть за куплю–продажу лошадей и судебные пошлины по делам об убийствах (расписка 1571 г.). Следовательно, этот монастырь со всей своей вотчиной входил в Новгородский уезд.

Особое место в управлении занимали западные погосты – Олонецкий и Шуйский. В XVI в. их земли были распределены между новгородской кафедрой (западная часть Олонецкого погоста) и дворцовыми ведомствами – новгородским Дворцом и Конюшенным путем, из которых первый управлял обмененными царем у архиепископа в 1551/52 гг. деревнями в Олонецком погосте, а второй – остальными деревнями государевой волости в Олонецком и Шуйском погостах. Земская реформа середины 1550-х гг. принесла изменения: с Шуйского погоста налоги («за конюшего доход») шли уже в казну [9] . Реформа 1584/85 гг. превратила все эти земли во дворцовые, причем дворцовые с 1551/52 гг. деревни стали называться стародворцовыми.

Олонецкий стан как территория государевой волости известен по документам с 1615–1617 гг. (Книга письма и меры кн. П.И.Воейкова и дьяка И.Лговского), но сформировался он, по-видимому, во время дворцовой реформы. Кроме Олонецкого и Шуйского погостов, в него вошли также Кижский и Шуньгский, что фиксируется платежными книгами Заонежской половины 1628/29 гг., тогда как жалованная грамота Палеостровскому монастырю 1550 г. отмечает Шуньгский погост в ведении выгозерского волостеля [10] .

Земская реформа середины 1550-х гг. вывела погосты из-под управления кормленщиков и дворецкого, чьи функции общего управления и суда по тяжким преступлениям теперь перешли новгородским дьякам казны, продолжавшим контролировать и земельный фонд. Население через своих выборных денежных сборщиков, введенных реформой обложения 1554–1556 гг. [11] , собирало казенные налоги, фиксируемые в писцовых книгах и платежницах, копии которых хранились в каждом погосте у старост [12] . Деньги с вотчин собирались подьячими, а с поместий – губными старостами [13] .

Установленный порядок был, однако, нарушен, когда в 1571 г. Торговая сторона Новгорода была включена в опричнину. Вместе с ней туда же перешли восточные пятины – Обонежская и Бежецкая, традиционно, со времен независимости Новгорода, «тянувшие» к его концам, Плотницкому и Славенскому соответственно. Ранее, в 1568 г. восточная часть Водлозерского погоста (земли по Кенскому волоку) была передана в опричный Каргопольский уезд.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Общее управление, суд, взимание налогов осуществлялись теперь опричной администрацией Торговой стороны. Помещики Обонежской пятины были поверстаны, то есть прошли регистрацию с назначением оклада, в Александровой слободе, войдя в состав корпуса опричников (по сведениям из «Новгородской десятни» 1606–1608 гг.) [14] . С упразднением опричнины вернулись к прежнему порядку управления.

С переходом Заонежских погостов (за исключением вотчин и поместий) в разряд дворцовых, из Москвы в них стали назначать управляющих – приказчиков. Их местопребыванием была выбрана Ошта, стан, ставший центром управления всеми погостами. Поэтому приказчик назывался Оштинским или приказчиком Оштинского стана. Известны два наказа – инструкции о его полномочиях и функциях: первый дошел до нас в отрывке и датируется царствованием Б.Ф.Годунова (1598–1606 гг.), а второй – 1612 г. [15] , последний содержит требование «ведать… по-прежнему», а соответствующее место в нем почти дословно совпадает с первым отрывком. Поэтому можно утверждать, что порядок управления погостами сложился уже к началу XVII в.

Приказчику теперь поручалось: сбор всех видов гос. налогов; оперативное руководство («всякие дела делати»); суд над крестьянами и исполнение приговоров; вопросы заселенности – зазыв сторонних крестьян и борьба с их уходами и «выводами»; наблюдение за правильностью выборов должностных лиц в органы самоуправления и за их деятельностью; борьба с нарушителями казенной монополии на спиртные напитки. Особо подчеркивалось, что все без исключения дела должны проводиться приказчиком только с участием представителей населения – священниками, должностными выборными лицами, «людьми добрыми»; самоличные действия, в том числе суд и управа, запрещались.

К 1592 г. относится создание особого административного округа Соловецкого монастыря. В него вошли вотчинные земли самой обители на западном побережье Белого моря, в том числе все волостки в Выгозерском погосте: Сума, Вирма, Сорока, Колежма, Сухнаволок, Нюхча и Унежма. Причиной такого решения правительства послужили агрессивные действия Швеции на севере, вследствие чего содержание воевод с войсками, строительство острогов в Суме и вокруг монастыря, а затем и Кремля (1578–1594 гг.) финансировались монастырем.

Это вызвало ответные шаги и со стороны центральной власти. Льготное обложение, пожалование обители новых вотчин и таможенных доходов сопровождались постепенным выводом монастыря из-под управления и контроля со стороны новгородской администрации и подчинением его непосредственно Москве – Новгородской Чети [16] . Логичным продолжением этой политики стал царский указ от 15 апреля 1592 г., предписавший отделить все его вотчины от Выгозерского стана Новгородского уезда и приписать их к монастырю и его центрам управления – Суме и Кеми [17] . Время подтвердило правильность этой политики: сосредоточив под своим управлением людские и материальные ресурсы, Соловецкий монастырь смог организовать достойную оборону северных окраин страны во втором десятилетии XVII в.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Государственное управление Заонежскими погостами в конце XV – начале XVII вв. и их административная принадлежность были тесно связаны с внутренней и внешней политикой Москвы. На этом примере можно выделить несколько этапов эволюции государственного управления присоединенной Новгородской землей:

  1. 1478 г. – конец XV в. Складывание уездно–становой административной и пятинной военно–поместной систем. В конце XV в. погосты разделяются на станы во главе с волостелями. В Обонежскую пятину верстают первых помещиков.
  2. Первая половина XVI в. (до середины 1550-х гг.). Управление с помощью наместников и волостелей на окраинах. Жалованными грамотами крупным монастырям центр сужает сферу, объем и территорию действия кормленщиков в пользу себя и иммунистов, а губной реформой с конца 1530-х гг. – помещиков и черной волости.
  3. С середины 1550-х по 1580-е, 1590-е гг. Земская реформа отменяет кормления. Оперативное управление осуществляет администрация Новгорода (воеводы и дьяки), контролируя и взаимодействуя с органами местного самоуправления черной волости, помещиками и иммунистами.
  4. 1584/85 г. (Заонежские погосты), 1592 г. (Соловецкий монастырь) – 1617 г. Создание и вывод новых административных образований из-под оперативного управления Новгорода в пользу местных властных структур и переподчинение их напрямую Москве.

// Рябининские чтения – 1995
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 1997. 432 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф